Сколько мусороперерабатывающих заводов в россии – Сколько в России мусороперерабатывающих заводов? | Актуальные вопросы | Вопрос-Ответ

Содержание

Самые крупные мусороперерабатывающие заводы России

На каждого жителя России в среднем приходится по 400 кг различных отходов в год. К счастью, не весь этот мусор остается не утилизированным и ложится мертвым грузом на нашу планету, часть его перерабатывается.

На территории страны действует около 240 комплексов, которые перерабатывают мусор; 50 комплексов по сортировке отходов и где-то десяток мусоросжигательных. Конечно, этого мало, тем более что трудно отыскать комплексы с полным циклом переработки. Но давайте же узнаем побольше об экологических спасателях – о мусороперерабатывающих заводах Российской Федерации.

Новокузнецкий мусороперерабатывающий завод

Этот завод в Кемеровской области заработал в 2008 году. Расположен он в Новокузнецком районе (отсюда и название) недалеко от села Кругленькое. Цикл представлен следующим образом: отходы сортируются, вторсырье отправляется на переработку, а остальной мусор подлежит захоронению. Полигон рассчитан на эксплуатацию в течение 75 лет.

Посмотрите также — 8 самых больших свалок мира.

Курский мусороперерабатывающий завод

Долгожданным событием для Курска стало открытие в ноябре 2013 года сортировочной линии нового предприятия по переработке отходов, расположенного в Чаплыгино. Сортировочный процесс включает в себя сочетание ручного и машинного труда. За 1 час на линии можно переработать до 25 тонн мусора.

<pмусоросортировочный p=»»>

Мусоросортировочный завод «Чистый город»

В Красноярске этот проект был реализован крупной компанией «Сибагропромстрой». За год там перерабатывают около 730 тысяч тонн бытовых отходов. Несмотря на современное оборудование, часть сортировочной работы также выполняется вручную. Отобранное вторичное сырье прессуется, формируются тюки, и все это направляется на переработку, прочий мусор утилизируют на собственном полигоне.

Также можете посмотреть — Как проходит процесс захоронения твердых бытовых отходов.

Оренбургский мусороперерабатывающий завод

Знаменательным событием для Оренбурга стал запуск первого завода по переработке мусора. Произошло это в январе 2014 года. В год он способен принять и переработать до 250 тыс. тонн отходов. Примечательно и другое, он рассчитан для утилизации не только бытовых отходов, но и таких опасных, как ртуть, медицинские отходы.

Оборудован новый завод и перолизной установкой, которая позволит превращать мусор в энергию. Сортировка осуществляется вручную, не поддающиеся переработке отходы отправляются на полигон, где уплотняются при помощи специального катка.

Загляните также — Как проходит переработка макулатуры.

Московские мусороперерабатывающие заводы

Вокруг столицы расположено несколько заводов по переработке мусора, которые позволяют частично решить проблему больших объемов отходов, накапливаемых в Москве. Так, с 1975 года работает ГУП «Спецзавод №2», который занимается термической переработкой мусора (сжиганием). Его изначальная мощность – 75 тыс.т/год, после реконструкции она была увеличена до 130 тыс.т/год.

С 1983 года то работает, то нет, достаточно спорный в экологическом плане ГУП «Спецзавод №3», мощностью 200 тыс. т. твердых бытовых отходов в год.

С 2003 года функционирует ГУП «Мусоросжигательный завод Руднево». Согласно с проектом его мощность составляет до 230 тыс. тонн отходов в год.

theecology.ru

Мусорные богатства России :: Общество :: Газета РБК

В России нет заводов по переработке мусора полного цикла, и это серьезный недостаток с точки зрения иностранных инвесторов

Фото: из личного архива

Сегодня на территории России, по данным крупнейшего участника рынка твердых бытовых отходов (ТБО) — госкорпорации «Ростехнологии», скопилось свыше 31 млрд т неутилизированных отходов. Ежегодно их количество увеличивается на 60 млн т. Министерство природных ресурсов страны подсчитало, что на каждого жителя страны приходится по 400 кг отходов в год. А среднестатистическая российская семья из четырех человек выбрасывает около 150 кг разного рода пластмасс, порядка 100 кг макулатуры, около 1000 стеклянных бутылок.

Впрочем, корень мусорной проблемы не столько в постоянном росте объемов ТБО, который можно считать издержками цивилизации, сколько в неумении этими отходами грамотно распорядиться. По тем же данным, не менее 40% всего скопившегося в стране мусора — это ценное вторичное сырье. В переработку же поступает лишь около 7—8% отходов, а остальное вывозится на полигоны.

А вот картинка из свалочной жизни столицы: по информации московского департамента природопользования и охраны окружающей среды, в 2011 году в главном городе страны образовалось примерно 2,9 млн т ТБО, в переработку из них попало менее 1% — только 27,6 тыс. т. Причем более всего переработчиков заинтересовала макулатура (24 тыс. т). Гораздо менее востребованными оказались пластиковые бутылки (1,53 тыс. т) и стекло (1,05 тыс. т).

Наша страна вновь проходит мимо больших денег: сегодня проекты по мусоропереработке — это мировой тренд, интересный как бизнесу, так и инвесторам. Мировой мусорный рынок — то есть рынок сбора, вывоза, переработки и утилизации ТБО — оценивается в 120 млрд долл. В России переработка отходов, по разным подсчетам, может стоить от 2 млрд до 3,5 млрд долл. в год.

Сфера инвестиций в мусоропереработку считается, во-первых, весьма перспективной по причине высокого спроса на продукцию мусороперерабатывающих заводов. Во-вторых, низкорисковой — ввиду твердых тарифов от муниципалитетов. Поэтому иностранные фонды и компании, традиционно очень консервативные в отношении нашей страны, регулярно заявляют о готовности финансировать строительство в России мусороперерабатывающих предприятий.

Этот интерес понятен: у нас эта отрасль находится в самом начале своего развития. В России действуют лишь 243 мусороперерабатывающих и 50 мусоросортировочных комплексов, а также 10 мусоросжигательных заводов. Этого явно недостаточно для того, чтобы справиться с грандиозным объемом ТБО. Следовательно, любое новое мусороперерабатывающее предприятие будет иметь хорошую окупаемость: ориентировочно от двух до пяти лет.

К тому же в России нет заводов по переработке мусора полного цикла. Отечественные проекты до сих пор ограничивались покупкой промышленных прессов, которые спрессовывают мусор для дальнейшей укладки на полигоне. Такой подход означает полную зависимость экономики в данной сфере от тарифа. Возможность же получения выручки от продажи вторсырья, на которую в первую очередь рассчитывают иностранные инвесторы, практически никак не реализовывается.

В этом и состоит ключевое отличие отечественной экономической модели в сфере мусоропереработки от европейской: в Европе высокие экологические требования делают размещение ТБО на полигоне самым дорогим способом утилизации отходов, а их переработка является серьезным и весьма доходным бизнесом. В России все происходит точно наоборот: дешевле всего складировать мусор на полигонах или сжигать его.

В Москве данные способы применяются в 85—100% случаев. И при этом московский регион уже столкнулся с проблемой отсутствия мест для захоронения ТБО: подмосковные леса завалены мусором. Этот процесс, как и умножение несанкционированных свалок по всей стране (в ряде регионов их доля достигает 40%), можно остановить, только изменив в корне государственный подход к проблеме мусора и создав полноценную инфраструктуру мусоропереработки.

Министерство природных ресурсов России планирует запретить сжигание несортированного и пригодного к переработке мусора. Данный запрет, несомненно, станет первым шагом к формированию цивилизованной системы обращения с ТБО. Вторым и еще более важным фактором должны стать четко выверенные действия по мотивации россиян к первичной сортировке отходов.

Менталитет наших соотечественников сегодня — одно из самых непростых препятствий на пути к созданию в стране мусороперерабатывающей инфраструктуры. В Москве все попытки внедрить систему раздельного сбора ТБО провалились: специальные контейнеры для стекла, бумаги и пищевых отходов подавляющим большинством населения попросту игнорировались. Можно, конечно, ввести новые штрафы — но выстроить процесс отслеживания нарушений не удастся. Принцип кнута здесь неуместен: россиянам нужна продуманная система мотивации.

Изобретать колесо, впрочем, не потребуется: Европа все давно придумала за нас, отказавшись от мусоропроводов в пользу размещения возле жилых домов специальных раздельных контейнеров для сбора стекла и металла, бумаги и пластика. А для того чтобы отходы попадали строго по назначению, необходимо проработать экономическую сторону вопроса.

Ведь что происходит сегодня? Действующее законодательство относит сбор и вывоз ТБО к понятию «содержание жилого помещения». Сэкономить на данной услуге жильцы вряд ли откажутся. Один из вариантов: сдавать мусор сортированными контейнерами спецпереработчикам, реально снижая свой мусорный тариф.

Кроме того, нужно повышать экологическую культуру населения в принципе. Причем делать это комплексно, охватывая все возрастные категории, начиная от детсадовцев и заканчивая пенсионерами — людьми, выросшими в другой стране, где вопрос мусора еще не стоял так остро.

 

www.rbc.ru

Новейшие мусороперерабатывающие заводы появятся в России через три года

Фото: РИА Новости/ Сергей Ермохин

Для полного решения «мусорной» проблемы России могут понадобиться десятилетия — к такому мнению пришли участники «круглого стола» в пресс-центре «Парламентской газеты». Они отметили, что прошедший 2017-й — Год экологии — пока принёс весьма скромные результаты. Тем не менее эксперты убеждены, что с отравляющими жизнь горожанам мусорными полигонами можно покончить уже в ближайшее время.

С владельцев полигонов особый спрос

В некоторых регионах, в основном с городами-миллионниками, проблема утилизации бытовых отходов обострилась именно в 2017-м. Яркий пример — полигон Кучино в Московской области. В Подмосковье сегодня вывозят ежегодно восемь миллионов тонн столичных отходов, и из-за этого полигоны стремительно расширяются. Это вызывает протесты не только местных жителей, живущих вблизи таких свалок, но и самих москвичей, страдающих от едкого запаха. Полигон в Кучино, который, как установило МЧС, и стал источником удушливого запаха в недавнем прошлом, уже почти год как считается закрытым по распоряжению губернатора Андрея Воробьёва. Территория свалки накрыта специальной плёнкой. Однако это, скорее, полумера.

Геннадий Подгородецкий. Фото: ПГ/ Игорь Самохвалов

Без работ по рекультивации почвы процесс горения с выделением сероводорода будет продолжаться, считает заместитель главного редактора журнала «Экология и промышленность России» Геннадий Подгородецкий. «Активное выделение сероводорода говорит о том, что температура в очаге горения свалки сейчас достигает 300-400 градусов. Через год она поднимется до 700 градусов. При такой температуре начинают выделяться диоксиды, которые стократ опаснее для здоровья, чем сероводород. Фактически мы имеем дело с экологической катастрофой», — предупредил эксперт.

Острая ситуация с отходами в Подмосковье уже позволила некоторым экологам говорить о провале реформы отрасли по переработке твёрдых бытовых отходов. Однако с таким мнением согласны далеко не все. «Реформа начата, и она идёт. Много сделано верных шагов, например, в большинстве регионов определены региональные операторы по вывозу и переработке ТБО. Однако уже сейчас понятно, что без поправок в законодательстве не обойтись», — заметил первый заместитель председателя Комитета Госдумы по экономической политике Борис Пайкин.

Борис Пайкин. Фото: ПГ/ Игорь Самохвалов

По его мнению, необходимо повысить ответственность владельцев полигонов твёрдых бытовых отходов. Во-первых, запретить расширять площади свалок. Во-вторых, обязать уже имеющиеся под полигонами земли привести в соответствие с экологическими требованиями. «Провести отсыпку, проложить гидроизоляцию, ведь свалки отравляют не только воздух, но и находящиеся вблизи водоёмы. На полигонах необходимо ставить сортировочные линии и прессы для производства брикетов», — сказал Борис Пайкин. Фактически это будет означать, что на полигонах станут возникать мусороперерабатывающие предприятия первого уровня переработки, на которых рассортированный мусор будет превращаться в брикеты. «Их захоранивать намного безопаснее, да и едкого запаха они не издают», — отметил депутат.

С тем, что продвигаться в реформе надо пошагово, согласен и член научного совета Института проблем безопасности и устойчивого развития Николай Шевченко. «Проблема действительно назрела. Каждый год свалки в России увеличиваются на пять миллионов гектаров, — замечает эксперт. — Но именно поэтому наскоком эту проблему и не решить. Рассчитывать, что завтра в каждом районе появятся высокотехнологичные мусоросжигательные заводы — утопия, потому что это слишком дорого».

Николай Шевченко. Фото: ПГ/ Игорь Самохвалов

Задачей первого этапа реформы эксперт считает использование безотходных технологий: «В советское время такие технологии имелись, но сосредотачивались они в основном на предприятиях химпрома. Бытовала поговорка: химия не знает отходов». К отрасли переработки ТБО, по мнению эксперта, это применимо в той же мере. Брикеты из переработанной пластмассы, стекловолоконных изделий, картонажных и биоматериалов, которые будут получать на мусороперерабатывающих заводах первого уровня могут быть использованы в производственных циклах промышленных предприятий по производству стекла, пластмассы, бумаги. Со стороны государства потребуется поддержка предприятий, которые заняты переработкой ТБО. «Полигонам надо разрешить торговать брикетами вторичной переработки. Тогда это превратится в доходное производство», — считает Николай Шевченко.

Сначала научимся сортировать

На днях власти Подмосковья отрапортовали о начале региональной программы по строительству четырёх перерабатывающих заводов, использующих японские технологии. «Этим технологиям не меньше 20 лет, -отметил член Комитета Госдумы по оборонеПавел Дорохин. — По сути они представляют собой мусоросжигание и проблему если и решат, то ненадолго». России же, по его мнению, следует ориентироваться на новейшие бездымные технологии термической переработки мусора. Стоят они дорого. «Цена перерабатывающего комплекса — примерно сто миллионов евро», — подчеркнул парламентарий.

Павел Дорохин. Фото: ПГ/ Игорь Самохвалов

Однако главное препятствие на пути строительства предприятий по переработке ТБО — даже не цена. «Эти технологии рассчитаны на раздельный сбор мусора. В одну печь идёт пластик, в другую — биоотходы, в третью — стекло. У нас пока такого сбора практически нигде нет, поэтому новое оборудование пока просто не сможет работать в наших условиях», — констатировал депутат. Однако, по его мнению, большую роль здесь может сыграть недавно вступивший в силу закон о раздельном сборе мусора. Павел Дорохин уверен: на то, чтобы привить населению культуру обращения с отходами уйдёт не менее трёх лет. Поэтому строительство высокотехнологичных предприятий переработки ТБО — это всё-таки задача второго этапа.

www.pnp.ru

В России до 2024 года должны построить 200 мусороперерабатывающих заводов — Экономика и бизнес

МОСКВА, 20 декабря. /ТАСС/. Как минимум 200 мусороперерабатывающих заводов должны быть построены в России до 2024 года. Об этом заявил президент России Владимир Путин на ежегодной большой пресс-конференции.

Во время мероприятия журналист ГТРК «Южный Урал» Яна Сконесная спросила главу государства, как можно решить проблему с утилизацией и сортировкой мусора и можно ли использовать мировой опыт в этом вопросе.

«Мы должны построить до 2024 года 200 перерабатывающих заводов. Я не знаю, хватит ли этого, но хотя бы 200 мы должны сделать», — сказал он.

Путин отметил, что в целом ситуация сложная. «Мы никогда этим не занимались. Десятилетиями с советских времен просто сбрасывали мусор в ямы. Никто не занимался никакой переработкой, [разве что] минимально, точечно», — пояснил президент.

По его словам, ежегодно в России образуется порядка 70 млн т мусора. «С развитием промышленности, в том числе товаров широкого потребления, количество мусора только увеличивается. В Тихом океане целые острова [плавают], пластик скапливается в этом месте» — сказал он.

Первоочередные задачи отрасли

Путин выделил две первоочередных задачи в области обращения с мусором: ликвидацию незаконных свалок и строительство индустрии переработки. Он также добавил, что в России должны создаваться условия для раздельного сбора бытовых отходов. «Государство в лице регионов, затем муниципалитетов должны создавать условия раздельного сбора мусора и последующей утилизации», — сказал президент.

«Я понимаю людей, которые выступают против строительства заводов. Вы упомянули международный опыт — надо, чтобы этот опыт был у нас использован в лучших его вариантах. У нас сейчас это получается», — продолжил глава государства.

Некоторые экологи и граждане возражают против строительства даже мусоросжигающих и мусороперерабатывающих заводов, отметил он. «Надо, чтобы эти заводы были качественные и эффективные. Чтобы на них не экономили на фильтрах, а это самая дорогая часть заводов переработки и сжигания», — добавил президент. В качестве примера он привел Токио, где почти в центре города стоит мусоросжигательный завод, и благодаря хорошим технологиям, его работа не приводит к проблемам.

tass.ru

Переработка мусора (ТБО) в России

Сегодня по данным государственной корпорации «Ростехнологии», являющейся крупнейшим участником рынка мусоропереработки в стране, на территории России скопилось более 31 миллиардов тонн неутилизированных отходов. И их количество ежегодно увеличивается более чем на 60 миллионов тонн.

Министерством природных ресурсов России было подсчитано, что на каждого россиянина приходится по 400 килограммов отходов в год. Ну а среднестатистическая российская семья, состоящая из четырех человек, выбрасывает за год около 150 килограмм разного рода пластмасс, примерно 100 кило макулатуры, и около 1000 стеклянных бутылок.

Однако, корень мусорной проблемы в России заключается не в постоянном увеличении объемов ТБО, а скорее в неумении властей этими отходами грамотно распорядиться. Данные, имеющиеся у компании «Ростехнологии» свидетельствуют, что не менее 40% от всего накопившегося в стране мусора представляет собой ценное вторичное сырье. Однако в переработку поступает всего лишь около 7—8% бытовых отходов, а остальной мусор просто вывозится на полигоны.

В связи с этим можно утверждать, что наша страна сегодня снова проходит мимо больших денег, поскольку сегодня проекты по мусоропереработке являются мировым трендом, который интересен как бизнесу, так и зарубежным инвесторам. Мировой мусорный рынок сегодня оценивается примерно в 120 млрд долл. А в России переработка отходов, по подсчетам различных компаний, может приносить от 2 до 3,5 миллиардов долларов в год.

Сегодня сферу инвестиций в мусоропереработку можно считать, во-первых, весьма перспективной в виду высокого спроса на вторичное сырье, получаемое на мусороперерабатывающих заводах. Во-вторых, она считается низкорисковым бизнесом — ввиду твердых тарифов на утилизацию ТБО от муниципалитетов.

По этой причине иностранные фонды и компании, которые традиционно очень консервативны в отношении нашей страны, постоянно заявляют о своей готовности финансировать строительство мусороперерабатывающих предприятий в России.

Этот интерес со стороны зарубежных компаний вполне понятен: у нас данная отрасль сегодня находится в самом начале развития. По состоянию на сегодняшний день, в России функционирует только:

  • 243 мусороперерабатывающих заводов.
  • 50 мусоросортировочных комплексов.
  • 10 мусоросжигательных заводов.

Само собой, их явно мало для того, чтобы суметь справиться с грандиозными объемами ТБО, образующимися в нашей стране. Следовательно, каждое новое мусороперерабатывающее предприятие в России будет иметь хорошую окупаемость: примерно от двух до пяти лет.

Помимо этого в России нет заводов, которые осуществляют полный цикл переработки мусора. Большинство отечественных проектов до сих пор ограничиваются покупкой промышленных прессов, необходимых для спрессовывания мусора для его дальнейшей укладки на полигоне. И вполне естественно, что возможность получения выручки от продажи полученного из мусора вторсырья, на которую прежде всего рассчитывают иностранные инвесторы, у нас практически никак не реализовывается.

Именно в этом и заключается ключевое отличие отечественной схемы мусоропереработки от европейской. Принятые в Европе высокие экологические требования сделали размещение ТБО на полигонах самым дорогим и невыгодным способом утилизации отходов, в то время как их переработка является весьма серьезным доходным бизнесом. В России же все происходит с точностью наоборот: дешевле всего оказывается складировать мусор на полигонах либо сжигать его.

Как решить проблему утилизации мусора в нашей стране.

Рассмотрим данную проблему на примере столицы. Московский регион еще несколько лет назад столкнулся с такой проблемой как отсутствие мест для захоронения ТБО: многие подмосковные леса уже просто завалены мусором. Данную проблему, как и проблему увеличения числа несанкционированных свалок по всей территории страны (в ряде регионов доля несанкционированных свалок достигает 40%), является возможным остановить, только кардинально изменив государственный подход к мусорной проблеме и создав полноценную инфраструктуру переработки ТБО.

Министерство природных ресурсов России в ближайшем времени планирует запретить сжигание несортированного мусора, пригодного к переработке. Данный запрет, безусловно, станет первым шагом, необходимым для формирования цивилизованной европейской системы обращения с ТБО. Однако вторым, куда более важным фактором обязаны стать четко выверенные действия, мотивирующие россиян к первичной сортировке бытовых отходов.

Менталитет наших соотечественников является одним из самых сложных препятствий на пути к развитию в стране полноценной мусороперерабатывающей инфраструктуры. Все опыты по внедрению системы раздельного сбора ТБО в Москве провалились: специальные контейнеры для пищевых отходов, бумаги и стекла подавляющим большинством москвичей попросту игнорировались. Можно, конечно, решить эту проблему методом штрафов, но выстроить четкий процесс отслеживания нарушений попросту не удастся. Принцип кнута в данном случае неуместен: россиянам нужна четко продуманная система мотивации.

Впрочем, изобретать колесо нам не потребуется: Европа уже давно все придумала за нас, заменив мусоропроводы на раздельные контейнеры для сбора стекла, пластика, металла и бумаги. А для того чтобы каждый вид отходов попадал строго по назначению, там была проработана экономическая сторона вопроса.

Действующим законодательством сбор и вывоз ТБО относится к понятию «содержание жилого помещения», и эту услугу оплачивают жильцы. Можно поднять в разы тарифы на данную услугу, и предложить людям альтернативу. Сэкономить жильцы вряд ли откажутся. А альтернативным способом можно предложить людям сдавать мусор сортированными контейнерами переработчикам, реально тем самым снижая свой тариф на вывоз мусора. Данная мера позволила бы реально решить проблему мусоропереработки в России.

  • Комментарии к статье
  • Вконтакте

ztbo.ru

Переработка мусора в России: особенности, требования и интересные факты. Мусоросжигательные заводы в россии список работающие

Самые крупные мусороперерабатывающие заводы России

На каждого жителя России в среднем приходится по 400 кг различных отходов в год. К счастью, не весь этот мусор остается не утилизированным и ложится мертвым грузом на нашу планету, часть его перерабатывается.

На территории страны действует около 240 комплексов, которые перерабатывают мусор; 50 комплексов по сортировке отходов и где-то десяток мусоросжигательных. Конечно, этого мало, тем более что трудно отыскать комплексы с полным циклом переработки. Но давайте же узнаем побольше об экологических спасателях – о мусороперерабатывающих заводах Российской Федерации.

Новокузнецкий мусороперерабатывающий завод

Этот завод в Кемеровской области заработал в 2008 году. Расположен он в Новокузнецком районе (отсюда и название) недалеко от села Кругленькое. Цикл представлен следующим образом: отходы сортируются, вторсырье отправляется на переработку, а остальной мусор подлежит захоронению. Полигон рассчитан на эксплуатацию в течение 75 лет.

Посмотрите также — 8 самых больших свалок мира.

Курский мусороперерабатывающий завод

Долгожданным событием для Курска стало открытие в ноябре 2013 года сортировочной линии нового предприятия по переработке отходов, расположенного в Чаплыгино. Сортировочный процесс включает в себя сочетание ручного и машинного труда. За 1 час на линии можно переработать до 25 тонн мусора.

Мусоросортировочный завод «Чистый город»

В Красноярске этот проект был реализован крупной компанией «Сибагропромстрой». За год там перерабатывают около 730 тысяч тонн бытовых отходов. Несмотря на современное оборудование, часть сортировочной работы также выполняется вручную. Отобранное вторичное сырье прессуется, формируются тюки, и все это направляется на переработку, прочий мусор утилизируют на собственном полигоне.

Также можете посмотреть — Как проходит процесс захоронения твердых бытовых отходов.

Оренбургский мусороперерабатывающий завод

Знаменательным событием для Оренбурга стал запуск первого завода по переработке мусора. Произошло это в январе 2014 года. В год он способен принять и переработать до 250 тыс. тонн отходов. Примечательно и другое, он рассчитан для утилизации не только бытовых отходов, но и таких опасных, как ртуть, медицинские отходы.

Оборудован новый завод и перолизной установкой, которая позволит превращать мусор в энергию. Сортировка осуществляется вручную, не поддающиеся переработке отходы отправляются на полигон, где уплотняются при помощи специального катка.

spbbuilding.ru

«Все равно сожжем или закопаем». Почему в России переработка мусора — непопулярный бизнес?. Нижний Новгород


С 1 января в России стартовала так называемая «мусорная реформа». В каждом субъекте РФ появились региональные операторы, которые отвечают за своевременный вывоз отходов из контейнеров и транспортирование их до полигона. Также в ближайшее время на плечи этих компаний по распоряжению Владимира Путина ляжет обязанность развивать бизнес по сортировке и переработке мусора.


В Нижегородской области, как выяснил DK.RU,  недостаточно мусороперерабатывающих заводов. Однако под Балахной работает первый в России экотехнопарк  —  комплекс, который занимается обработкой, утилизацией и обезвреживанием отходов. Проект запустила в 2018 г. ГК «Реал-Инвест».


Мы поговорили с директором по развитию компании Артемом Патриным о том, оправдала ли реформа ожидания мусоропереработчиков и с какими проблемами сталкиваются представители отрасли.


 — У нас реформа началась менее скандально, чем в некоторых других субъектах РФ. В таких городах, как Саратов, Волгоград или Челябинск, она спровоцировала настоящий «мусорный» коллапс. Региональные операторы подумали, что как только получат право собирать отходы с огромной территории, то смогут делать что захотят и устанавливать какие угодно тарифы. Но почти сразу столкнулись с тяжелейшими логистическими проблемами, которые не смогли быстро решить. Ведь мусор должен кто-то доставлять на полигоны, и за этим кем-то необходим глаз да глаз. У нас в области все обошлось, так как транспортные компании сильные: мусор возить умеют и хотят.


Почему же нижегородцы жалуются на реформу? На мой взгляд, дело тут не в плохой работе представителей бизнеса. К переменам оказались не готовы муниципалитеты. Ведь именно в их обязанности входит содержание контейнеров и контейнерных площадок. И даже когда регоператор готов выполнять свою работу по вывозу отходов, он не может отправить мусоровоз к месту, где не стоят баки.


Еще одна серьезная проблема в регионе — дороги. Вернее, их отсутствие. В городах еще ничего, а в области в целом и частном секторе — беда.


В деревни чистят дорогу только тогда, когда пенсию привозят или кто-то торговать продуктами приезжает. В частном секторе такая же проблема. Многие транспортные компании закупили иномарки и теперь проехать не могут. Выясняю, как же раньше мусор оттуда забирали? И оказывается, что мимо домов дедушка на тракторе с телегой проезжал и забирал пакеты. И люди говорят жалостливо: «Давайте оставим как было! Трактор…Тележка…Или тележка и лошадь». Вот такой вот откат на два века назад…


Но мы, конечно, как люди, причастные к мусоропереработке, ожидали, что реформа будет заключаться не в том, чтобы поставить новые контейнеры и вывозить их побыстрее. И даже не в сортировке мусора. России необходима система переработки отходов.



Причем не только тех, которые сейчас в теории перерабатываются. К проблеме давно стоит подключить предпринимателей, которые производят упаковку. Например, продукты Tetra Pak пока нецелесообразно перерабатывать, так как из этой упаковки не выделишь полезных фракций. Но вопросы у нас не к одному предприятию. Сейчас существует около 60 видов пластика, но из них человечество умеет перерабатывать лишь 20. Допустим, собрали мы отходы, отделили от органики то, что можно переработать, и продали. А что с остальным пластиком делать? Его все равно придется либо сжигать, либо захоранивать. То есть вредить экологии.


В Японии и Германии идет борьба с такими отходами. Там стараются упорядочивать виды этикеток и бутылок, чтобы перерабатывать как можно больше. В России же нереально много видов ПЭТ-бутылок. А сколько этикеток разных делают! Не говоря уже о том, какие вещества используют для приклеивания этикеток к бутылкам. Иногда кажется, это не просто клей, а военные секретные наноразработки — настолько  крепко держит! В то время как в Японии, например, когда переработчики обдают этикетки воздушной струей, они сами снимаются. Там люди фундаментально подошли к проблеме.


В Нижегородской области ГК «Реал-Инвест» создал экотехнопарк во многом потому, что два года назад мы увидели японские экотехнопарки. Но у японцев систематизация всего на порядок выше, чем в России. Представьте: нам показали территорию размером с Автозавод в Нижнем Новгороде, где все предприятия связаны энергетически. В России, к сожалению, о такой инфраструктуре пока можно только мечтать. Да и юридически экотехнопарков до сих пор не существует, нет закона, который регулировал бы рынок. «Реал-Инвест» все упорно считают индустриальным парком, который решил зарабатывать с минимальным вредом для экологии.


Сейчас в рамках проекта работает предприятие незаконченного цикла: мы получаем ПЭТ-хлопья из пластика. Но, надеюсь, уже скоро начнем делать из хлопьев конечный товар в виде упаковочных материалов.



Стоит отметить, что до этого года федеральная власть в России все-таки мотивировала производителей к более экологичному подходу к утилизации своей продукции. Руководствам компаний говорили, что у них три пути: либо платите квази-налог, либо у себя на производстве создавайте систему переработки, либо с переработчиками взаимодействуйте. И мы по стеклу и ПЭТу сотрудничали с компанией «Балтика». Они за свой счет нам докупали сортировочные линии, контейнеры. Планы были грандиозные: «Реал-Инвест» рассчитывал в Нижнем Новгороде установить около 6 тыс. контейнеров для ПЭТ-бутылок.


Но в этом году появилась инициатива ввести для всех предприятий экологический налог. И производители сказали переработчикам, что если его введут, то сотрудничество закончится. И уже министерство финансов будет решать, попадут ли собранные государством деньги к предпринимателям в мусороперерабатывающей отрасли.


В то время как мусоропереработка — занятие довольно затратное. Люди не всегда это понимают. Они почему-то думают, что любая реформа должна привести к снижению тарифов. Но это неправда. При создании хорошей системы переработки отходов тарифы неизбежно поползут вверх из-за сложной системы логистики.


ПЭТ практически ничего не весит, несмотря на объемы. И если не возить его мусоровозом, то ты ничего не заработаешь. Причем желательно как можно быстрее спрессовать бутылки, чтобы увеличить их количество в машине и, соответственно, вес. Везти их куда-нибудь далеко, за 30 км от Нижнего Новгорода, на сортировку до того же полигона «МАГ-1» под Дзержинском невыгодно. Сортировка должна происходить в том же районе, где собрали бутылки. Ну, и настоящая головная боль для переработчиков — это смешение полимеров с органикой. Отделять одно от другого — очень дорогой и долгий процесс.


Пока в этот бизнес в целом войти непросто. Создание заводов по переработке в России — огромная административная нагрузка. Сейчас иногда, чтобы ларек поставить, нужно пройти все круги ада, а тут представьте себе, завод с максимально современным оборудованием построить! Вдобавок сортировочных заводов и полигонов в стране не хватает.


Наше предприятие по мусоропереработке во многом выживает благодаря тому, что его финансируют другие производства. Кроме того, у нас своя электроэнергия.


Мне кажется, что в Нижегородской области бизнес уже не сможет инвестировать в такие проекты без государственной поддержки. Будем надеяться, что федеральные и региональные власти все-таки сдержат обещания и помогут развить эу отрасль в стране.


Недавно была создана публично-правовая компания «Российский экологический оператор» — федеральный оператор по обращению с отходами. На встрече с министром экологии РФ Дмитрием Кобылкиным нам сказали, что это не новый хлыст для отрасли, а структура, которая будет помогать предпринимателям, желающим заниматься переработкой отходов, выступать соинвестором на этом рынке. Правду ли нам говорили — время покажет.


В то же время во второсырье заинтересованы многие компании. ПЭТ-хлопья очень востребованы на предприятиях по производству строительных материалов. К примеру, «Фройденберг» в Заволжье делает из них нетканое волокно. Но когда я поговорил с руководителем, выяснилось, что с 2006 г. они ни килограмма в Нижегородской области не закупили. Из-за того, что мы в России не можем выстроить инфраструктуру, они закупают сырье в Казахстане, Белоруссии, Польше и Чехии. Это бред! В наших интересах сделать все возможное, чтобы сломить эту тенденцию.


Источник фото: архив Атрема Патрина

nn.dk.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о