Чего не хватает россии – ЧЕГО НЕ ХВАТАЕТ РОССИИ?

ЧЕГО НЕ ХВАТАЕТ РОССИИ?

Летописец Нестор, один из авторов «Повести временных лет», пишет о начальной Руси так: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет, приходите княжить нами». Спустя столетия 350 топ-менеджеров, чиновников, исследователей подготовили доклад о развитии России, представленный в Давосе 24 января 2014 года. Остановимся на сделанном ими выводе: все сценарии для нашей страны один другого хуже. Несмотря на то, что в подготовке принимали участие и российские эксперты, оставим эти выводы на их совести. Подобных предсказаний было великое множество.  Россия как развивалась, так и развивается, что-то теряя и находя вновь, тормозя и ускоряясь, и мы абсолютно убеждены в том, что она вновь обретет место, достойное великой державы.

Однако следует задать вопрос: все ли есть у России, чтобы не только сохраниться, но и обеспечить развитие важнейших направлений – экономики, социальной политики, безопасности? Не будем комментировать конструкционную слабость перечисленного, это известно большинству общества. К тому же президент России В.В. Путин в Указе от 7 мая 2012 года №596, в Послании Федеральному собранию от 12 декабря 2013-го обозначил среднесрочные цели социальной и экономической политики государства – создание и модернизация 25 млн рабочих мест, удвоение производительности труда к 2020 году, преодоление отметки в 75 млн квадратных метров ежегодного ввода жилья к 2016 году.

Если во внешней политике, в обороне и безопасности происходят заметные позитивные сдвиги, то в экономике и социальной политике идут обратные процессы.

Возникает второй вопрос: способно ли правительство Д.А. Медведева обеспечить безусловное исполнение заданных президентом целей? Авторы уже обращались к этой теме в статье «Чего не хватает России? Д. Медведев расписался в несостоятельности правительства». («Советская Россия». 15 октября 2013 г., №117). Ответ на вопрос однозначный – нет. Приведем пример, имеющий прямое отношение к затронутой в статье теме.

Правительство России 17 октября 2013 года одобрило «Стратегию развития внутреннего водного транспорта Российской Федерации на период до 2030 года». Заявленная цель стратегии – удвоение внутренних водных перевозок к 2030 году, может быть достигнуто и без запланированных расходов по причине их падения с 580 млн тонн в 1989 году, до 140 млн тонн в 2012-м. Цель, которая за такой срок и стоимость достигает только половину того, что недавно обеспечивалось государством, нич­тожна.

«Стратегия» не предусматривает комплексного развития коммуникаций и гидроэнергетики при попутном использовании водных ресурсов для мелиорации зон рискованного земледелия, сельского хозяйства, защиты от наводнений, торфяных пожаров и т.п.

Смешивая в кучу водные пути, флот и перевозки, «Стратегия» игнорирует тот факт, что водные пути сообщения и транспорт совершенно разные вещи, и предполагает «потешное» повышение пропускной способности внутренних водных путей, но не развитие их сети.

Развитие водных путей – задача государства, а перевозки дело граждан, предпринимателей. Государство, учитывая природные и социально-экономические реалии, пожелания и перспективы, планирует улучшение и развитие водных путей и ставит граждан в известность о габаритах водных путей и судопропускных сооружений, о сроках их осуществления. Граждане и бизнес на этой основе строят свои суда, планируют и осуществляют перевозки. Ничего подобного в «Стратегии» нет.

«Стратегия» игнорирует природные и технические реалии внутренних водных путей. Такие пути в России есть только в составе единой глубоководной системы, но и она перестала быть единой (нет единства габаритов судопропускных сооружений) и глубоководной. Поэтому в мире доля водного транспорта составляет от 10% во Франции до 32% в Китае. В России эта доля упала до 1%.

Отсюда следует третий вопрос: что делать?

Главный путь сохранения и развития России как суверенного государства лежит в области не просто ускоренного, а прорывного, инновационного развития, с опорой на разработанные с учетом всех ресурсов и возможностей плановые параметры. Отправной точкой должен быть признан факт, что любое инерционное или догоняющее развитие обрекает страну на поражение по давосскому или иному варианту. И еще: в соответствии с Конституцией Российской Федерации, только государство способно задать движение строительству коммуникаций, путей сообщения, гидроэнергетики. Именно пути сообщения и коммуникации послужат надежными скрепами нашей великой страны.

Коммуникации и энергетика

Зададимся вопросом: почему Россия отстает в производительности труда от экономик передовых стран в несколько раз?

Искать ответ нужно не в отдельно взятом производстве, а в анализе затрат отечественной экономики в целом. Разве станочник на верфях Гамбурга по своим нормативам выработки в разы опережают своих коллег из Североморска, Калуги, Екатеринбурга, Самары? Конечно нет. Технологические нормы выработки их идентичны. Строители масштабных олимпийских объектов в Сочи, вероятно, даже опережают в производительности труда строителей из Марселя, Неаполя или Афин. За счет чего же образуется такой критический разрыв?

Любой опытный управленец, производитель реальных товаров и реальной продукции скажет: издержки на транспорт и электроэнергию. Россия не является мировым лидером в количестве транспорта, однако она является им по расходам на транспорт – он съедает почти треть всего энергетического баланса страны. Да еще попутные затраты на освещение и отопление производства. Россия северная страна, холодная, и световой день в зимний период короче, чем в Европе или США. Промышленные города Севера США – такие, как Чикаго, расположены на широте субтропических и вечнозеленых курортов Сочи, Сухуми, Батуми. Даже северная канадская Оттава – это широта самого южного в России, изобильного Краснодарского края. Это не оправдание. Вопрос в источниках энергии. Почему-то в России упорно продолжают генерировать электроэнергию путем сжигания дорогостоящего угля, мазута, газа и получать еще более дорогую электроэнергию. Не обращается внимание на естественные ресурсы, ведь энергия падающей воды бесплатна. Не нужно покупать углеводороды, не нужно их утилизировать, не нужно тратиться на экологические программы по ликвидации последствий загрязнений окружающей среды. Тем более технически возможный и экономически обоснованный потенциал рек позволяет генерировать дешевую электроэнергию на реках России в 10 раз больше, чем сегодня производится всеми ГЭС страны.

Кроме этого, комплексное освоение потенциалов рек обеспечивает и новые пути сообщения. К примеру, Рейн–Майн–Дунай работают не только как важнейшие транспортные пути и служат для мелиорации сельхозпроизводства, но и производят основные объемы электроэнергии. На них построено 57 плотин с ГЭС и судопропускными сооружениями. Напомним, эти реки сопоставимы с российскими реками Окой, Клязьмой, Камой. В результате продуманного подхода в освоении водных ресурсов внутреннее промышленное и сельскохозяйственное производство обеспечено дешевыми перевозками, водоснабжением и стабильным энергообеспечением. Отсюда низкая себестоимость и конечная цена продукции.

Инновации. Планирование

Важно понимать, что инновация – это не только процесс нововведений на действующих технологиях. Когда за счет некоторых усовершенствований или установки дополнительных устройств и приспособлений увеличивается производительность труда или качество изделий. Для России инновации – это радикально-взрывные, принципиально новые, пионерские технологии, которые включают в себя открытия, коррелирующие на гранях наук, и предлагают существенные изменения общепринятых технологий.

Западные корпорации, хорошо осведомленные об интеллектуальных активах российской науки, организовали в стране мощную систему выявления и присвоения новейших разработок. Работа ведется под прикрытием международных организаций, которые устраивают различные конкурсы с присуждением международных грантов. Такая деятельность является исключительно диверсионной и подрывной. Чтобы претендовать на получение гранта, необходимо направить работы в эту организацию. Представляете, какой капитал страны стекается так называемым экспертам? Избранную работу оценивают на копейки. Цена гранта несколько тысяч долларов. Прочие разработки, возможно, более значимые, остаются в их распоряжении. Остается сделать то, в чем они сильны, – запатентовать и получить право собственности. Стоимость первичного пакета возрастает в миллионы долларов. А в том случае, если идеи преобразуются в действующие технологии, то капитализация исчисляется миллиардами. Поэтому в США, инициаторе, по сути, воровских технологий, оборот нематериальных активов достигает 50%, а, к примеру, в той же России 0,3%. Большинство открытий, зарегистрированных в США, имеют российское происхождение или корни. Российские мозги идут за бесценок. Эффективность вложений России в инновации по сравнению с американцами почти в 120 раз ниже.

Инновации в своем первичном значении не являются деньгами, также не являются классическим потребительским товаром. Инновации в иерархии реальных ценностей расположены выше их. Вся современная мировая экономика возникла благодаря использованию инноваций. Деньги и ресурсы играли исключительно вспомогательную роль инструментов. Внедрение инноваций позволило родиться новым товарам и продуктам, а также новым количествам новых денег. Инновации, и только они, рождают новое качество жизни людей. Помноженные на достойную систему управления, инновации делают страну сильной, богатой, образованной и конкурентоспособной.

Инновационные проекты в стране име­ются. Потребители инновационных продуктов имеются. Специалисты, способные внедрить инновации, пока еще имеются. Мотивации к внедрению у авторов – разработчиков и промышленников, также име­ются. При этом нет никаких механизмов пробуждения и запуска в действие этих спящих возможностей. Нужно разрушить устоявшиеся мифы, отбросить все стереотипы и включить логику, здравый смысл и национальный эгоизм. Товар, который реально может принести новые деньги, может пользоваться не меньшим спросом, чем сами деньги. 

Зададимся простым для всех вопросом: почему все банки мира могут торговать деньгами, но не могут оперировать истинными капиталами-инновациями, позволяющими на их основе делать не только кратные прибыли, но и улучшать качество жизни граждан? Почему банк вместо денег не может торговать и управлять инновациями, изобретениями, открытиями, патентами, ноу-хау? Банк управлять деньгами может, а инновациями, которые не только делают, но и кратно приумножают эти самые деньги, не может?

В советский период существовало несколько взаимно дополняемых органов управления, которые регулировали не только социальные и экономические процессы, но и внедряли научно-техническое перевооружение промышленности. Госплан СССР, Госснаб СССР, министерства, Государственный комитет по науке и технике, Академия наук, отраслевые НИИ и даже структуры, занимающиеся научно-технической разведкой, и многие другие. Сегодня все наоборот – никакая из систем государственного управления не занимается такой деятельностью. Все отдано на откуп бизнесу и монетарным, рыночным отношениям. Какой-то выраженной государственной политики в переходе страны на инновационный путь развития не просматривается. Частные компании никогда не смогут выйти из сложившихся противоречий с населением страны. Одни хотят покупать качественный и недорогой продукт, вторые, движимые наживой, продают максимально дорого. 

Фонды и банки, имеющие в названии слово «инновационный», на практике такими не являются. Любой инновационный банк – это разновидность обычного коммерческого банка с прописанными в его уставе задачами по финансированию и кредитованию венчурных проектов, внедрению изобретений и новшеств, направленных на повышение уровня производства.  Инновационные банки, как все остальные, с выгодой торгуют деньгами, в противном случае они давно должны были исчезнуть. 

Инновационное предложение об инновационном банке

Суть предложения заключается в создании государственного органа планирования и управления инновационным развитием с условным названием «Государственный инновационный банк «Россия». За ним закрепляются функции анализа и планирования, оценки и управления инновационным развитием всех отраслей и полномочия по принуждению к внедрению. Такой орган может быть ведущей силой по обороту и внедрению имеющихся идей и открытий, первооткрывателем новых коммуникаций не только внутреннего, но и внешнего инновационно-денежного движения.

Примером может служить Банк России (ЦБ), который выступает как особый публично-правовой институт, обладающий исключительными правами денежной эмиссии и организации денежного обращения. Он не является органом государственной власти, вместе с тем его полномочия по своей правовой природе относятся к функции государственной власти, поскольку их реализация предполагает применение мер государственного принуждения.

Государственный инновационный банк «Россия» может выступать как государственный институт по организации процессов стратегического и индикативного планирования в сфере производственной экономики и несет ответственность за исполнение утвержденных параметров инновационного экономического развития. Права, обязанности и ответственность могут быть определены законом «О Государственном инновационном банке «Россия».

Государственный инновационный банк «Россия» дает экспертную оценку самой инновации, которая будет иметь свою конкретную стоимость и может быть использована при получении кредита, в качестве ликвидного залогового инструмента;

Государственный инновационный банк «Россия» несет ответственность за надежность экспертной оценки инновации и может приобретать на нее право собственности путем выкупа у владельца и с его согласия;

Государственный инновационный банк «Россия» не может непосредственно сам участвовать во внедрении инноваций, а только способствует разработчикам инноваций во внедрении и/или продвижении до потенциальных потребителей.

Авторы, владельцы разработок, производственные предприятия, кредитные организации и все участвующие в процессе впоследствии только выиграют от такой интеграции, которую способен обеспечить новый государственный орган.

Мы привыкли к тому, что аукционные дома Европы и Америки торгуют предметами искусства: картины и скульптуры известных мастеров, старинные раритеты раскупаются быстро и за большие деньги, причем на этих торгах необязательно присутствовать покупателю. Вся информация о выставляемых на торги предметах, месте проведения, сроках и условиях торгов выходит через интернет заранее, чтобы покупатель смог тщательно обдумать, взвесить все за и против и принять для себя решение.

Государственный инновационный банк «Россия» на своих внутренних и зарубежных площадках может организовать постоянно действующие аукционы с предварительной презентацией инновационных разработок. Все представленные на аукцион инновации имеют оформленную надлежащим образом юридическую защиту, содержат экспертное заключение и оценку, подготовленную специалистами и утвержденную авторитетными учеными.  Такого продвижения инноваций пока также нет в мировой практике. Россия может выступить пионером в этом инновационном начинании. Это позволяет государству приобрести дополнительно высокодоходное направление, громко заявить о достижениях отечественной науки, активировать незадействованные потенциалы и политическое уважение со стороны мировой научной общественности.

Масштабный, управляемый процесс оборота инноваций с вовлечением в него научной и промышленной элиты страны, с использованием директивных способов принуждения неизменно даст положительный результат. Мультипликативный эффект от введения в гражданский оборот интеллектуальных продуктов предполагается не просто ощутимым, а выраженным ускорителем развития всех звеньев оборонных, промышленных, экономических и социальных сфер.

Важным условием успешности проекта является обеспечение двухуровневого процесса.

Первый уровень – научно-технические открытия.

Второй уровень – производственно-технические достижения.

Задача, стоящая перед банком, заключается в создании бесперебойного сквозного цикла продвижения инновационного продукта: «Открытие – правовая защита – экспертиза и оценка – внедрение и реализация – результат».

Следует сразу обозначить природу собственности инновационного банка. Такого уровня организация, располагающая крупнейшими научными активами, может принадлежать только государству, главной задачей которого будет проведение политики национальных интересов. Это вовсе не означает, что не будет желающих образовать некий пул или консорциум. Вероятны многочисленные претенденты с крупными финансами и желанием участвовать. Не исключаем и даже предполагаем проявление интереса со стороны Китая, США, большинства европейских стран и др. В рамках отдельных направлений и по конкретным проектам возможно сотрудничество с иностранными государствами и их национальными компаниями. Но, как предполагается, совместного экономического и хозяйственного сотрудничества быть не должно. При этом доступ в хранилище Государственного инновационного банка «Россия» должен быть надежно закрыт и охраняем.

В короткий промежуток времени экономика страны получает еще одну отрасль и дополнительные миллиардные обороты.

Физические лица – авторы разработок, на основе заключенных договоров передают их банку для продвижения и продажи, аналогично существующей рознице. Только вместо денег банк принимает в оборот инновационные активы и изобретения. Все интеллектуальные активы, принятые банком, оформляются как беспроцентный депозит, а в случае нахождения приобретателя собственник оплачивает банку комиссионные проценты.

Другой вариант: владелец (правообладатель) не отдает проценты банку, а изначально оплачивает услуги по поиску приобретателя.

Третий вариант: владелец (правообладатель) предлагает покупателю (приобретателю) за изготовление определенной партии инновационных технических продуктов передачу этого права.

Вариантов взаимовыгодных отношений между тремя участниками процесса множество. Банкиры знают и другие варианты построения взаимоотношений между банком, правообладателем-клиентом и приобретателем. Возникающие сложности в оценке этого актива легко устранимы при квалифицированном экспертном рассмотрении. Сегодня большинство банков в своей структуре имеют кредитные комитеты или кредитные службы. Специалисты этих служб изучают и оценивают любой бизнес-план, проект или программу, в том числе с инновационным содержанием. Отобранные в персональном порядке специалисты-профессионалы без длительной переподготовки, совместно с представителями Академии наук могут выступать в качестве государственных экспертов-оценщиков. Этот процесс дает развитие совершенно новой и современной профессии – менеджера по инновациям и менеджера по оценке инноваций, а высшей школе – сигнал в необходимости подготовки таких специалистов.

Какие направления могут быть востребованы в среднесрочной и стратегической перспективе? На этот вопрос должно ответить государство в лице президента Российской Федерации. По нашему мнению, ответ должен заключаться в постановке долгосрочных государственных целей. Следует предположить, что они могут быть выражены в следующем: здоровье человека, его трудоспособное долголетие с настроем на рождение детей; коммуникации и средства связи, снижение нагрузки на окружающую среду, оборона и безопасность, экономия энергоресурсов и новые виды энергии. Каждое из этих направлений предполагает опору на многие отрасли экономики. Все это развивается на базе отечественных производств и территорий.

Целевые задачи формулируются масштабно – превышение уровня обычной конкурентоспособности продукции. 

И еще важный элемент при постановке задач – развитие должно учитывать демографический провал и кратно опережать убыль населения.

Амбициозно? Да. Возможно? Да. Опыта решения задач такого уровня нет ни у кого в мире? Да.

Структура Государственного инновационного банка «Россия»

В Государственном инновационном банке «Россия» аккумулируется огромная масса тщательно отобранных инновационных продуктов. Структура банка построена по отраслевому принципу, состоит из функциональных отраслевых департаментов.

Каждый департамент курируется членом наблюдательного совета – представителями РАН и заместителем председателя банка.

Департамент системного анализа;

Департамент стратегического и индикативного планирования;

Департамент оперативный – приобретение и отчуждение инновационных продуктов;

Отраслевые департаменты – машиностроение, химия, нефтехимия, металлургия, геология, оборона и др.

Департамент медицины возглавляет академик, представитель Российской академии медицинских наук (РАМН).

Департамент сельского хозяйства возглавляет академик, представитель Российской академии сельскохозяйственных наук (РАСХН).

Департамент образования возглавляет академик, представитель Российской академии образования (РАО).

Наблюдательный совет возглавляет первый заместитель председателя правительства РФ или другая персона, соответствующая статусу председателя банка «Россия».

Наблюдательный совет – постоянно действующий орган без «свадебных генералов».

В составе наблюдательного совета Государственного инновационного банка «Россия» академики – члены Российской академии наук, министры или их первые заместители, прикомандированные специальным распоряжением правительства, технические специалисты минобороны, ФСБ, минобразования и науки России, представители других министерств, ведомств, научных учреждений по согласованию. Присутствие в составе наблюдательного совета одного из руководителей Роспатента обязательно.

Государство передает банку в полное распоряжение накопленный, прошедший предварительную экспертную и оценочную комиссию имеющийся научный актив. Любая проектная разработка, в соответствии с принадлежностью, проходит предварительное рассмотрение в департаменте. Подготовленный департаментом и оформленный соответствующим образом отчет-заключение с присвоением квалификационного статуса направляется на утверждение наблюдательному совету.

Члены наблюдательного совета дают добро на подготовленное экспертами заключение и его квалификационный статус. Инновационный продукт поступает в оперативную часть банка для включения в гражданский оборот. Интеллектуальная капитализация банка сделает его ведущим игроком не только в международном банковском сообществе, но и глобальной фигурой влияния на мировые научно-технические и экономические процессы.

Наблюдательный совет имеет право отклонить утверждение отчета – заключения и/или его квалификационного статуса, по различным основаниям, например в случае выявления инновационного продукта с возможностью двойного назначения или значения исключительно оборонного. Наблюдательный совет оставляет их на стратегические нужды государства, дает рекомендации правительству о необходимости его приобретения. Государство может и должно выступать в роли приобретателя инновационного актива для нужд обороны, безопасности, космических проектов и др.

Банк, представляющий особую отрасль, реагирует на индустриальные инновации и оперативное включение их в процесс исполнения. Федеральным законом «О Государственном инновационном банке «Россия» ему делегированы достаточные полномочия для применения директивного управления с механизмами воздействия в инновационной сфере на все объекты инновационной политики.

Объем научной информации в мире удваивается каждые 10–15 лет, а современная наука охватывает 15 тыс. дисциплин, которые делятся на фундаментальные и прикладные, естественные и общественные науки. Первоочередным базовым элементом для банка представляются технические науки. Инновационное высокотехнологическое производство должно рассматриваться как производное от естественной и живой природы и продолжает эксплуатироваться по ее законам. Накопленный общественный научный капитал при соответствующей политике приведет к интеллектуальному цунами. Допускаем возможность открытия в недалеком будущем условий, при которых человеческая мысль будет наделена способностью производить ее же собственное содержание. Например, по принципу считывания и передачи информационных данных и сигнальных импульсов от человека к компьютеру, через их соответствующую обработку, моделирование и дальнейшую передачу в процессинговый центр для воплощения в конкретный результат.

Инновационный продукт

Специалисты банка в сотрудничестве с научными работниками Российской академии наук, разрабатывают специальный тематический классификатор. В классификаторе научных дисциплин выделено три отрасли научных знаний: естествознание; социально-гуманитарные (обществознание) и технические науки, каждая из них в свою очередь образует систему взаимосвязанных и взаимодополняемых научных дисциплин.

Классификатор состоит из разделов. К примеру, медицина и здравоохранение, технологии по отраслям, экология и окружающая среда, оборона, энергетика, коммуникации. Каждый из разделов делится на подразделы. Например, раздел медицина состоит из подраздела подготовки кадров, подраздела новых технологий в диагностике, подраздела новых фармакологических препаратов, подраздела новых методик лечения и т.п. Каждый из подразделов в свою очередь состоит из отделов. Классификатор также представляется наблюдательному совету на рассмотрение и утверждение.

Полагаем, что участие столь уважаемой российской структуры РАН в продвижении интеллектуальных продуктов не заденет ее достоинства. Напротив, активация легального оборота обеспечит дополнительные ресурсы в бюджет академии, сделает прозрачными все интеллектуальные и денежные потоки в этой сфере, даст детонирующий импульс к продвижению инноваций в практическое народно-хозяйственное использование.

Станут маловероятны такие случаи, когда за 2 млн долларов специалисты научно-исследовательского института «Машэкспорт» продавали за рубеж секретную информацию с 1998 по 2003 год, которая могла быть использована при создании ракетных средств доставки оружия массового поражения. Или другой случай. Директор Красноярского теплофизического центра Красноярского государственного технического университета В.В. Данилов приговорен к 14 годам лишения свободы за передачу китайцам секретных разработок по защите искусственных спутников Земли от солнечного излучения. По оценке ФСБ, благодаря полученным сведениям Штатами ориентировочно на 15 лет был сокращен срок создания военно-космических систем.

Можем предположить, что черный рынок растет, обороты теневых сделок весьма значительны, российская наука и промышленность теряют миллиарды. Важнейшие технологии, в том числе оборонного значения, уходят, как мы видим, по дешевке. Вопрос должен рассматриваться в контексте безопасности государства.

Банкиры научились неплохо ориентироваться в продвижении услуг. Используют весь набор экономических и социально-психологических инструментов для привлечения и закрепления своих клиентов. Их опыт, подкрепленный знаниями об интеллектуальных продуктах, с привлечением дополнительных специалистов из научной среды может обеспечить полезный успех. Категорически нельзя рассматривать деятельность Государственного инновационного банка «Россия» как обычной торгово-закупочной системы. Это центр планирования, формирования, сопровождения, реализации и внедрения научных достижений. В задачу банка включается целый комплекс дополнительных услуг. Любой потребитель должен знать, что его приобретением становится не только документально оформленный интеллектуальный продукт, но и дополнительный пакет возможных услуг – от консультаций и разработки оптимальных вариантов внедрения инновации, дальнейшего научно-технического сопровождения производственного процесса до проведения новых исследований и подготовки предложений на внедрение дополнительных инноваций.

Государственный инновационный банк «Россия» направлен в первую очередь на решение внутренних целевых задач национальных государственных проектов в промышленности, обороне, социальной сфере и др. Для этого необходимо создание сети территориальных управлений в регионах. К развитию территориальных управлений должны быть привлечены региональные научные центры и отделения РАН, региональные торгово-промышленные палаты (ТПП). Все эти структуры на местах известны, обладают значительным авторитетом, имеют практически сходные цели и сопряженные задачи, удачно вписываются и взаимодополняются. Региональные отделения инновационного банка «Россия» разрабатывают и создают доступные большинству информационные каналы с полной базой разработок (кроме закрытых тем). Проводится активная пропаганда новейших интеллектуальных продуктов. Обеспечивают постоянный контакт с институтами, творческими коллективами, авторами.

Следует обратить особое внимание на селективный и поштучный отбор инновационных продуктов для продвижения и продажи на внешних рынках. С этой целью Государственный инновационный банк «Россия» открывает за рубежом собственные филиалы-отделения с предоставлением права открытия, ведения счетов и прочими правами и ответственностью в соответствии с утвержденным уставом (федеральным законом). Торговые представители российских посольств за рубежом или сами посольства подключаются к процессу в директивном порядке, проводят на своих или специально выбранных площадках организационную подготовку для зарубежных филиалов-отделений инвестиционного банка, обеспечивают проведение регистрации, в соответствии с действующим в стране законодательством. Посольства, торговые представительства Российской Федерации за рубежом на основании заключенных с филиалом-отделением банка договоров непосредственно участвуют в продвижении и продаже инновационных продуктов.

Естественно, далеко не всякой структуре по силам подобная деятельность. Банк, оснащенный лучшими специалистами, самыми передовыми информационными технологиями, при научной, академической поддержке, исключительно государственной принадлежности способен активировать «спящие» потенциалы. Да еще с огромной выгодой для страны. Вместо безработицы и сокращения рабочих мест у граждан появится широкий выбор профессий, вялотекущие темпы роста показателей  обернутся ростом выпуска новых видов продукции и существенным увеличением зарплат, доходная часть бюджета получит прибавку за счет обновленных и новых предприятий. Финансовые затраты, предполагаемые на переход экономики в инновационное направление, будут покрыты кратными прибылями в относительно короткие сроки.

Мы, авторы, отдаем себе отчет в том, как по-разному может быть воспринято наше предложение, не надеемся только на положительную реакцию, но убеждены в одном: временной зазор для принятия мер весьма ограничен, внедрение предложенной модели не несет рисков, но польза от нее стране и обществу очевидна.  

Л.Г. ИВАШОВ, Е.А. ГУСАРОВ

www.sovross.ru

Чего не хватает современной России?

13.08.2018 | Общество1787

Война облачается в различные формы, временами, ей удается создавать иллюзию своего отсутствия, но она не останавливается ни на миг. В настоящий момент подавляющее число жителей нашей страны отчетливо осознает это. И не мудрено, ведь об этом говорит историческая практика. Вторая мировая, «холодная», афганская, обе чеченские, нынешняя санкционная, как элемент экономической и т.п. Увы, война неотъемлемый атрибут жизни государства. Уже в древности осознание этого факта имело место. Так в известном трактате «Искусство войны» Сунь-цзы указывает «война – это великое дело для государства, это почва жизни и смерти, это путь существования и гибели. Это нужно понять». Так что, хотим мы того или нет, но вопрос выживания в условиях войны это вопрос сохранения не только государства, но и в целом ряде случаев национальной идентичности и своей цивилизации.

Что необходимо для того чтобы выстоять? Ответ на этот вопрос необычайно сложен. Задолго до нас государи и политические деятели ставили его перед собой. В упомянутом выше трактате, в максимально сжатой форме приводится ответ на него.

Сунь-цзы отмечает «Поэтому в ее (войны) основу кладут пять явлений [ее взвешивают семью расчетами и этим определяют положение] … Первое – Путь, второе – Небо, третье – Земля, четвертое – Полководец, пятое – Закон. … Кто из государей обладает Путем? У кого из полководцев есть таланты? Кто использовал Небо и Землю? У кого выполняются правила и приказы? У кого войско сильнее? У кого офицеры и солдаты лучше обучены? У кого правильно награждают и наказывают? По этому всему я узнаю, кто одержит победу и кто потерпит поражение». Оставим ответ на этот не простой вопрос специалистам, и поговорим лишь об одном явлении, которое Сунь-цзы ставит на первое место.

Первое — Путь. «Путь – это когда достигают того, что мысли народа одинаковы с мыслями правителя, когда народ готов вместе с ним умереть, готов вместе с ним жить, когда он не знает ни страха, ни сомнений». Как достичь этого единства? Периодически в условиях открытой агрессии такое состояние возникает естественным путем, победа над внешним врагом становится общей целью. Наш народ обладает особой способностью в подобных условиях сливаться в монолит, ввиду чего, как показывает историческая практика, конфронтация с Россией в горячей фазе дело хлопотное и малоперспективное. Поэтому нынче нас пытаются одолеть в иной способ, подорвав экономически и разложив изнутри, опираясь на так называемую мягкую силу. В рамках такой войны необходимого для выживания страны единения народа не происходит. Путь, а вместе с ним возможность выстоять, в условиях когда воздействие на страну идет в долгую, отсутствует. В этих обстоятельствах роль пути способна выполнить лишь социальная идея (идеология) объединяющая общество.

Подобная точка зрения может показаться не заслуживающей внимания, но не будем спешить с выводами. Давайте вспомним, что первым сделали наши «партнеры» в период распада Советского Союза? Они вынули из страны идеологический стержень. Более того, их советники, подсуетившись, сделали все, чтобы общая для страны идеология была конституционно под запретом. Задайтесь вопросом — для чего? Обратите внимание, Китай пошел по другому пути. Он не создал новую идеологию, не сумел, но и не отказался от старой, реставрировав ее определенным образом.

О необходимости новой социальной парадигмы говорят давно, понимая ее значение для выживания и развития страны. Последние наиболее яркие высказывания по этому поводу сделаны Владимиром Соловьевым при выступлении в Совете Федерации: (смотрите в восьмой минуты)

А также Никитой Михалковым в передаче Владимира Соловьева.

Но нужны не разговоры, а результат, в первую очередь потому что общегосударственная идеология сопряжена с внятной внутренней политикой, отсутствие которой наблюдается уже довольно давно. В этом плане показательно и то, что подавляющее большинство политических партий в России, находящихся в правовом поле, имея программу и устав, не опираются на какую либо идеологию, представляя собой общественные объединения вокруг яркой личности, претендующей на ту или иную нишу во власти. Роль идеологии в этих партиях играет система мировоззрения их лидера.

Обратите внимание, не смотря на существующий спрос, наличие в стране огромного числа людей с учеными степенями в области: философии, социологии, политологии и т.п., необходимая стране идеология отсутствует. Почему? Ответ на этот вопрос заслуживает отдельного разговора. В результате, как факт, приходится констатировать, что обществу легче генерировать инновации в технической сфере, чем в социальной.

Хотим мы того или нет, но идеология, способная объединить народ, по своему значению не менее важна чем подготовленная армия и талантливые полководцы. В отсутствии ее страна похожа на персонажей известной всем басни «Лебедь, щука и рак». Крупный бизнес тянет в одну сторону, госчиновники решают свои, а не государственные задачи, а народ занят элементарным выживанием.

Прежде чем предложить нечто, что в ходе доведения до ума может стать искомой социальной инновацией, следует понять каким требованиям она должна соответствовать. Важнейшую информацию об этом дает определение «Пути» приведенное Сунь-цзы. Идеология только в том случае станет способной привести мысли правителя и народа к одному знаменателю, если будет соответствовать интересам всех слоев, групп и классов общества. Эту роль не в состоянии выполнить идеология представляющая интересы одного пусть даже самого многочисленного класса. В многонациональной стране на это не способна национальная идея. Ровно как с этим при наличии многих религиозных конфессий не способно совладать отдельное религиозное течение. К сказанному следует добавить, что искомая идея должна быть доступна для понимания людей вне зависимости от уровня образования, раз уж ее цель объединить всех членов общества. И в довершении ко всему она должна быть научно обоснована.

Исходя из требований, которым вынуждена соответствовать искомая социальная парадигма, решить такого рода задачу на первый взгляд весьма не просто. Но, как ни странно, озвучить подход способный привести к желаемому не сложно. Для этого следует взглянуть на страну как на подверженный эволюции социальный организм, классы которого представляют его различные органы столь же необходимые для нормального функционирования как органы человеческого организма. Подобная точка зрения покажется забавной и не более, если под ней в качестве основы не окажется экономическая теория показывающая каким образом формируется данный социальный организм, по каким законам протекают внутри него обменные процессы и чем определяется ход его эволюции. То есть если подобный взгляд на общество будет опираться на экономический фундамент совсем также как марксизм, в основе которого лежала разработанная классиком политическая экономия.

Если бы наработок упомянутой экономической теории не существовало, затевать весь этот разговор не имело бы смысла. Возникли они не на пустом месте, а как результат переосмысления экономических основ марксизма. Забавно, но ключевое утверждение классика — что обмен равенство, положенное в основу анализа товара, теории стоимости и прибавочной стоимости не подтверждается практикой. На деле обмен сделка описываемая системой неравенств, выгоду из которой извлекают оба контрагента. Этот иной отправной пункт рассуждений приводит к совершенно иным выводам, в том числе и в социальной сфере. Основной из них — справедливое общество следует строить опираясь на различные способности людей выполнять те или иные виды деятельности а, не путем достижения всеобщего равенства.

Тем кому подобный подход покажется не реальным предлагаю заглянуть внутрь себя. В нашем теле органы и их клетки выполняют различные функции, но при этом служат целому, вне которого не существуют. Причем обладают различной значимостью и получают не равные количества энергии на свое функционирование, но получают ровно столько сколько необходимо для выполнения отведенной для них роли в обеспечении нормальной жизнедеятельности и развития всего организма. В случае же нарушения оптимального обмена веществ в итоге страдает весь организм, в котором развиваются соответствующие возникшим диспропорциям заболевания.

Как одно из следствий при таком подходе, в отличие от марксизма, речь идет не о том какие классы должны существовать, а какие нет, должно оцениваться то как они работают на социальный организм. Если, к примеру, капитал, работая на страну, создает рабочие места, обеспечивая людей более высокой зарплатой, чем такие же предприятия государственной формы собственности, выплачивает больше налогов в бюджет он должен поддерживаться и поощряться. С другой стороны деятельность тех его представителей кто высасывая средства из социального организма как паразит выводит их за рубеж, уклоняется от уплаты налогов, нарушает законодательство, задерживая выплату заработной платы, должна жестко пресекаться. Да и в целом экономика страны должна обеспечивать не получение максимальной прибыли представителей одного класса обслуживая их интересы, а служить удовлетворению разумных потребностей как отдельных граждан так и общества-организма в целом. Классы же должны уходить в небытие лишь в том случае если они выполнили свою роль в ходе эволюции социального организма.

Осознание того что страна есть социальный организм позволяет собрать воедино уже существующие ответы на злободневные вопросы современности которые пока не имеют общего фундамента. Так финансовая система страны и Центробанк как ее орган представляющие значительную часть этого организма должны служить ему, при этом подчинение их неким внешним структурам не то что не допустимо оно не мыслимо. Системы воспитания и образования любого уровня обязаны быть нацелены на воспроизводство духовно и физически здоровых клеток социального организма и соответствовать задачам его функционирования и развития, при этом они не должны подстраиваться под навязываемые из вне стандарты, ломая тем самым свой генотип, свой социальный днк. Внешне управляемые структуры внедрившиеся в организм и пытающиеся влиять на экономические процессы, процессы воспитания и образования привнося чуждые нам ценности, действие которых нацелено на разложение моральных устоев общества должны ликвидироваться, не взирая на вой западных «партнеров». Тоже следует сказать об агентах внешнего влияния из числа наших граждан укоренившихся во властных структурах.

В полной мере разработать социальную концепцию способную стать искомой идеологией, равно как выстроить необходимый под нее экономический фундамент одному человеку не под силу. Найти верную исходную точку и начать двигаться в правильном направлении, уже можно считать большой удачей. Полагаю, что мне это удалось, хотя полностью не уверен. Но поскольку в настоящий момент не встретил иных подходов, способных решить упомянутую задачу решился изложить свою точку зрения, пока в предельно сжатой форме. Даже если она ошибочна и критикуя ее некто сможет выработать стоящую концепцию, буду полагать что потратил время не зря.

Игорь Крым

Фото: NaumB / shutterstock.com

Источник: politikus.ru



russkievesti.ru

С вещами на выход: чего не хватает технологическим стартапам России | Технологии

Начиная с кризиса 2014 года российская венчурная индустрия изо всех сил пытается сохранить лицо. Оптимисты называют затянувшийся период «стабилизацией», а пессимисты пишут «некрологи», утверждая, что рынка просто нет, настолько он мал и слаб. И спорить с ними достаточно сложно. Российскому венчуру уже более 20 лет (если считать от даты образования Российской ассоциации венчурных и прямых инвестиций), а он все еще в зачаточном состоянии, особенно в сравнении с альтернативными сегментами вложения капиталов. Рынок прямых инвестиций как минимум раз в 10 раз больше, облигационных займов — в 1000 раз, кредитования — наверно, в 10 000 раз.

В поисках позитива

Но оптимистов все равно намного больше как со стороны стартапов, так и продолжающих раздавать деньги фондов. Позитивное настроение изо всех сил поддерживает государство, которое продолжает искать, какие меры поддержки помогут придать венчурному рынку новое ускорение. В прошлом году «трендом сезона» стали корпоративные фонды, создаваемые в госкорпорациях по указанию президента. На них возлагаются большие надежды, но насколько они оправданны?

Большинство таких фондов создается в парадигме «найти перспективный проект и выдать ему денег», которая уже много лет не работает в нашей стране. Кроме этого, при создании таких фондов часто смешиваются стратегические и финансовые цели инвестирования: с одной стороны, инвестируемая компания должна создавать продукт, необходимый для бизнеса корпорации, так, чтобы его внедрение в бизнес-процессы привело к синергетическому эффекту. При этом корпоративный фонд должен еще и окупить свои инвестиции, что, как известно, происходит только через выходы (продажу доли) проекта. Как совместить обе цели в рамках одной структуры? Большой вопрос.

Главная проблема

Если не корпфонды, что может стать для венчурной индустрии эффективным реанимационным средством и вдохнуть в нее новую жизнь? Единственный выход — это, простите за тавтологию, выходы, покупки подрастающих инновационных компаний стратегическими инвесторами. Сегодня в России рынка выходов нет. По данным того же отчета, количество выходов за год выросло с 5 до 11: «потрясающее» число в масштабах целого государства! Причина сложившейся ситуации — ограниченное число местных стратегов, помноженное на изоляцию России на международном уровне, что сдерживает и без того не самый большой интерес западных корпораций к нашим инновациям.

Увы, в российской корпоративной действительности нет установки на развитие через поглощения, в отличие от многих западных стран, где корпорации покупают технологические бизнесы, чтобы ускорить свой собственный рост и повысить капитализацию. Отдельные примеры в лице «Яндекса», Mail.ru Group, Сбербанка и ряда других рыночных структур, к сожалению, погоды не делают, да и вряд ли их стратегию роста можно назвать агрессивной с точки зрения поглощений. Стратегов и сделок катастрофически мало по сравнению с количеством проектов. На ум приходит лишь два примера корпораций, методично развивающихся за счет M&A, — это 1С и совсем молодой холдинг Talent Tech, входящий в состав «Севергрупп».

Можно до бесконечности сохранять оптимизм и подкармливать рынок деньгами, но, пока результаты его деятельности никем не востребованы, все инициативы и увеличение масштабов инвестиций не имеют смысла. Это, по сути, то же самое, что до бесконечности накачивать неработающий проект деньгами в надежде, что финансовая подкормка заставит изначально ущербный механизм вращаться. Если в механизме отсутствует шестеренка, отвечающая за покупку инвестируемых компаний, запускать этот механизм снова и снова не имеет смысла.

Зачем нужны стартапы

Есть ли шанс изменить ситуацию и как-то всерьез простимулировать рынок? На мой взгляд, таким катализатором могло бы стать появление компании, стратегия роста которой опиралась бы в основном на покупку и интеграцию в свой состав других бизнесов. Возможно, именно это является сегодня самой важной точкой приложения усилий.

На международном рынке таких корпораций достаточно много. Например, согласно базе M&A сделок Merger, компания из Швеции Atlas Copco AB поглощает 7—10 компаний ежегодно, а всего за время своего существования купила около 100 стартапов на общую сумму более $2 млрд. А компания Bunzl plc из Лондона, занимающаяся аутсорсингом и дистрибуцией, из 106 своих приобретений 92 сделала за пределами своего локального рынка, осуществив тем самым международную экспансию более чем в 20 стран.

Появление в нашей стране игрока, запрограммированного на интенсивный рост через покупку, могло бы привести сразу к нескольким позитивным последствиям.

Во-первых, это продемонстрирует рынку «волю свыше» и задаст вектор мышления для остальных игроков. Рынку нужен market maker — тот, чей пример уважаем, показателен и заразителен. Но очень важно, чтобы это были не покупки ради покупки — для галочки, а взвешенные приобретения с последующей адаптацией и интеграцией в основной бизнес. Только достижение бизнес-целей как основная причина сделки по поглощению может стать позитивным примером для остальных.

Во-вторых, такой пример вдохнет новую жизнь в предпринимательскую активность и заставит многих стартаперов увеличить обороты, чтобы посоревноваться за перспективного стратега с коллегами по цеху.

В-третьих, такая корпорация может стать кузницей кадров для рынка стратегов, тех, кто не только умеет грамотно делать M&A сделки, но и, что значительно важнее, интегрировать купленные бизнесы в основной.

Потенциальные кандидаты

Кто может стать таким примером с учетом критерия весомости и заметности бизнеса, а также возможности применения государственного «рычага»?

Группа кандидатов №1: ВТБ24, Сбербанк и ряд других «государственных» в последнее время банков.

Группа №2: «Ростелеком», «Транстелеком» и ряд других телеком-компаний с госучастием.

Группа №3: как это ни странно звучит, это ведомственные ИТ-«дочки» больших государственных структур уровня ФНС или Минстроя.

Группа №4: конгломераты нескольких игроков рынка, такие, например, как АО «МФ Технологии» — совместное предприятие «Мегафона», Газпромбанка, госкорпорации «Ростех» и USM Holdings, для развития цифровых услуг и реализации проектов в сфере цифровой экономики.

Каковы факторы успеха такого начинания?

— Наличие установки — та самая «воля свыше». При этом установка должна не только не противоречить бизнес-стратегии, а более того — сама бизнес-стратегия должна опираться на внешнее руководство к действию. То есть компания должна осознанно двигаться по пути приобретения внешних проектов для своего роста и их последующей интеграции в собственный бизнес, понимая ценность подобного пути.

— Наличие харизматичного лидера, который готов вложить в этот процесс все свои силы и душу в придачу, чтобы не за медаль, а для потомков. Мы знаем в нашей стране несколько примеров, когда такой лидер меняет компанию до неузнаваемости и обеспечивает ей фантастический рост.

— Команда, которая имеет достаточно опыта и знаний для интеграции приобретаемых проектов в основной бизнес компании.

В качестве стимулирующей меры таким компаниям могут быть предоставлены определенные льготы для компенсации рисков, в том числе неудачи с адаптацией приобретенных технологий в своей бизнес, и другие.

Сюжет, возможно, немного фантастичен, но с учетом сложившейся ситуации и ежегодной динамики (по ряду показателей — отрицательной) все остальные сценарии еще менее жизнеспособны.

www.forbes.ru

О проблемах роста. Чего не хватает российской экономике для ускорения | Финансы и инвестиции

Нет в докладе никаких критических слов и по поводу повышения НДС, хотя, казалось бы, это наиболее спорное экономическое решение, имеющее негативное влияние на рост экономики, как минимум в краткосрочной перспективе. Сам Всемирный банк считает, что повышение ставки НДС может привести к снижению располагаемых доходов населения примерно на 1%.

Главная область неопределенности в прогнозе — это все, что связано с производительностью. Основной рецепт экономического роста в России — не инвестиции, как на том настаивает правительство, а усилия по повышению совокупной факторной производительности. Решения правительства в этой сфере выглядят крайне неубедительными, что делает прогноз до 2025 года скорее целевым сценарием, а не реальной траекторией развития.

Всемирный банк оценивает совокупное влияние увеличения темпов роста производительности всего лишь в 2 процентных пункта (п. п.) к потенциальному объему производства в период 2020-2028 годов, в то время как совокупное воздействие пенсионной реформы составляет около 3-4 п. п., а увеличение инвестиций — 4% (сценарий роста инвестиций ВБ взял из прогнозов Минэкономразвития).

Потенциальный рост экономики наиболее чувствителен именно к динамике производительности. Это широко известный факт среди экономистов. Так, в экономике США за последние 100 лет рост производительности обеспечил более половины прироста ВВП. По оценкам Всемирного банка, российская экономика не является исключением, и именно улучшение показателей производительности могло бы обеспечить максимальное повышение темпов роста ВВП.

Но откуда в текущих условиях взяться ускорению производительности? Во-первых, замедление ее роста — это глобальный феномен, наблюдаемый уже не одно десятилетие. Сейчас ни одна серьезная международная конференция по макроэкономике не проходит без обсуждения этой проблемы. И ответа на вопрос о причинах наблюдаемых процессов до сих пор нет. Понятно, что глобальный тренд затрагивает и российскую экономику.

Во-вторых, меры по стимулированию роста производительности, предлагаемые правительством, очевидно, выглядят неубедительными. Всемирный банк тем не менее закладывает определенный рост производительности в базовом сценарии, заявляя, что этому «будут способствовать развитие конкуренции и адресные меры, связанные с человеческим капиталом, которые будут направлены на формирование социоэмоциональных навыков, а также навыков XXI века».

Я опущу вторую часть этого тезиса, которая, на мой взгляд, из разряда «мы за все хорошее против всего плохого», но вот его начало — про конкуренцию — является критически важным. В программах правительства действительно очень много говорится про инвестиции, хотя о конкретных проектах мы ничего не знаем, но при этом вообще не упоминаются демонополизация экономики, создание конкуренции в различных отраслях, увеличение частного сектора и приватизация.

О каком повышении производительности можно вообще рассуждать, если мы видим тренды, которые скорее снижают уровень конкуренции во всех сферах? Чудес не бывает, и если государство уже много лет держит курс на увеличение своего присутствия в экономике и не намерено его менять, то закладывать в прогноз гипотезу о существенном росте производительности как минимум сомнительно.

В отношении демографических трендов Всемирный банк не питает иллюзий, но тут особых заблуждений нет и у правительства. Эти тренды развернутся естественным образом во второй половине следующего десятилетия, что и обеспечит общее ускорение экономики и повышение потенциального роста.

Таким образом, нельзя сказать, что прогноз Всемирного банка как-то кардинально противоречит ожиданиям российского правительства. И эти ожидания в целом получают поддержку международных финансовых институтов, которые, как и российский экономический блок, в значительной мере мыслят в терминах сохранения стабильности.

www.forbes.ru

Ученые попытались ответить на вопрос, чего россиянам не хватает для счастья — Российская газета

Счастье, всегда говорили нам, «это когда тебя понимают». Будь оно действительно так, социологи имели бы возможность разом осчастливить все население страны. Такой масштаб науке, увы, не под силу. Зато ученые Института социологии РАН попытались дать максимально подробный ответ на вопрос, что россиянам сейчас нужно и чего не хватает для счастья.

Сделано это было в рамках шестой волны беспрецедентного по масштабам мониторинга общественного мнения граждан при поддержке Российского научного фонда (РНФ, проект N 14-28-00218). В массовых опросах по репрезентативной общероссийской выборке приняли участие 4 тысячи человек от 18 лет и старше — жители всех регионов страны, представители всех социально-демографических групп нашего общества.

За околицей

Заканчивается в России кризис или он пока в самом разгаре? Руководящие персоны утверждают, что дела постепенно налаживаются, эксперты дают разноречивые прогнозы, от оптимистических до довольно мрачных. А граждане… Они просто живут здесь и сейчас и волей-неволей вынуждены к кризису приспосабливаться в меру сил и возможностей. Опросы зафиксировали пик негативных настроений весной 2015 года, когда люди поняли, что все происходящее — всерьез и надолго. Треть населения отметила тогда, что обычное ее психологическое состояние — тревога и озабоченность. Намного лучше эмоциональный фон с тех пор не стал. Однако такой настрой граждан не перерос ни в затяжную депрессию, ни в желание немедленно строить баррикады и строить новый мир на руинах старого, как это случилось ровно век назад. Первые же признаки того, что ситуация стала улучшаться, сказались и на общественном самочувствии. К маю 2017 года число людей, которые испытывают если не эмоциональный подъем, то хотя бы спокойствие и уравновешенность, достигло 54%. Тревогу при этом ощущал каждый пятый (20%), раздражение и агрессию — 12%, апатию и безразличие — 14%. Социологи отмечают, что число людей, подверженных крайним формам недовольства, остается на уровне 10-13% и не растет.

Самый популярный, хоть 
и не слишком эффективный метод борьбы с кризисом — выращивать что-то на приусадебном участке и экономить на покупных продуктах

А что такое для среднего россиянина счастье? Не лишним будет поинтересоваться, благо респонденты в предмете разговора явно разбираются. Не зря же 77 процентов граждан называют свою жизнь «счастливой», хоть многие (57%) и с оговорками.

Счастье для россиян — это прежде всего их молодость. Наибольшая доля однозначно счастливых людей — 29% — встретилась социологам среди молодежи в возрасте от 18 до 30 лет. Уже в следующей возрастной когорте доля оптимистов стремительно сокращается: среди тех, кому от 31 до 40 лет, их уже 20%, в группе пожилых людей — всего 15%.

Второй фактор — где человек живет. Как ни странно, но чем дальше от столиц, тем счастливчиков находится больше. В мегаполисах тех, кто «безусловно счастлив», — 13%, в областных центрах — 18%, в райцентрах — 20%, а на селе и в поселках городского типа — целых 25%. Правда, не будем делать выводы насчет прелестей «родной природы» и красот «малой родины». Дело во многом в том, какие у людей ожидания и насколько они выполнимы. В мегаполисах темп и образ жизни совсем иной, амбиции и запросы гораздо выше, чем в провинциях. Но с душевным равновесием и умением жить с собой в ладу у провинциалов дело обстоит лучше, чем у обитателей «каменных мешков».

Третье слагаемое — материальный аспект. Говорят, что «счастье за деньги не купишь». Возможно. Но спокойствие и уверенность в завтрашнем дне — безусловно. Неудивительно, что абсолютно счастливыми чувствуют себя 42% богатых россиян, 19% людей со средним достатком и лишь 7% малообеспеченных. Несчастье и богатство идут рука об руку лишь в 7 процентах случаев, подавляющее большинство людей, которых не тревожат финансовые трудности, вполне довольны своей жизнью. И наоборот — 48% бедных граждан хронически несчастны. На жизнь люди фактически смотрят сейчас через отверстие в своем кошельке, материальный достаток стал универсальным мерилом успеха и образа мыслей человека, делают вывод социологи.

Ну и, безусловно, мы бы не были жителями России, если бы не тревожились о судьбах Родины. Тут тоже действует закономерность: если человек сам по себе счастлив, то и ситуацию в стране он оценивает в целом благожелательно. Если нет — видит вокруг сплошной негатив. Кстати, по результатам последовательных волн массовых опросов число оптимистично настроенных граждан постепенно растет. В мае 2017 года их насчитывалось почти треть — 31%. Мало меняется количество тех, кто видит вокруг предпосылки для скорой «катастрофы» — 6-13%, не выше. Более тревожной выглядит другая цифра: больше половины россиян (53%) называют ситуацию в стране «напряженной, кризисной» и пока не видят причины свое мнение кардинально менять.

Не забудьте выключить телевизор

Социологи заметили любопытную вещь. Люди гораздо сильнее «болеют за судьбу страны», чем лично за себя. Вернее, свою собственную жизнь могут оценивать вполне благожелательно, а вот про страну в целом скажут так, что станет «сердцу тревожно в груди». Ситуацию во всей России «от Калининграда до Чукотки» считают нормальной и спокойной меньше трети респондентов (31%), в своем собственном регионе — 46%, на уровне муниципального образования (то есть в родном городе, поселке или административном округе) — 52%. Так происходит еще и потому, что люди сейчас имеют множество источников информации, первый и главный из которых — телевидение. СМИ ежедневно формируют представление об общероссийских событиях, и вал негатива на обывателей обрушивается нешуточный. На их собственной улице или в доме жизнь гораздо спокойнее, поводы для тревоги, возмущения или страха она дает сравнительно редко.

Для счастья человеку нужно «уверенно смотреть в будущее». И это россиянам удается невзирая на кризис. Когда люди оценивают уже прожитые годы, их ответы расцвечены всеми оттенками негатива — о переменах к худшему говорят 44% (правда, полугодом раньше таких было 51%, год назад — 69%). Но от будущего ждут позитивных сдвигов 24% россиян, еще 39% думают, что ничего принципиально не изменится. За полгода снизилось с 40% до 37% число тех, кто в ближайшее время предсказывает стране «трудные времена». Правда, о бурном оптимизме говорить не приходится. Люди просто переходят от мрачного настроения к более уравновешенному. За два года почти вдвое (с 22% в марте 2015 г. до 39% в мае 2017 г.) выросло число тех, кто в виде прогноза на будущее дает ответ «ничего не изменится». Это еще не подъем, это — посткризисная реальность, заключают исследователи.

Как сами?

Со страной понятно, а «сами-то вы как?» Как давно уже заметили социологи, практически все последние 20 лет большинство россиян (не менее 58%) оценивают свою собственную жизнь как «удовлетворительную», то есть дают ей некую среднюю оценку — вне зависимости от того, что происходит вокруг, кризис на дворе или так называемые «тучные годы». Правда, в последнее время несколько снизилось число тех, кто считает свою жизнь «хорошей», — с 35% до 28%. Живущих, по их мнению, «плохо» в России 5-7% от общего числа опрошенных.

И снова чем респонденты старше, тем больше они склонны к меланхолии и пессимизму. Среди молодых людей до 30 лет 41% полагает, что жизнь складывается хорошо, в когорте 31-50-летних — 28%, старше пятидесяти — лишь 17%. Добавляет радости богатство, отнимает — бедность. Тем не менее пословица «не в деньгах счастье» у наших сограждан популярности не теряет. Нужны бывают особо мощные финансовые потрясения вроде кризиса 2008-2009 года, чтобы в стране резко выросло число неудовлетворенных своей жизнью. Даже во время последнего кризиса количество оценок «плохо» увеличилось лишь на 3 процентных пункта.

Россияне устали мириться с «постоянными временными трудностями», планка 
их притязаний повысилась

Правда, самым точным индикатором общественных настроений становится оценка «хорошо» по отношению к жизни конкретного респондента. Самой низкой с 2011 года эта цифра была на пике кризиса в 2015 г. (28%). В октябре 2016 г. так думали уже больше трети опрошенных. Но едва эксперты решили, что ситуация нормализуется, а люди к кризису адаптировались, как весна 2017 года преподнесла сюрприз: уровень оценок «хорошо» вновь откатился на «пиковый» уровень — 28%. Жить стало хуже? Скорее, дело в другом: россияне устали мириться с «постоянными временными трудностями», планка их притязаний повысилась. То, что казалось нормальным в трудные времена, на выходе из кризиса кажется неприемлемым.

Внешнее напряжение медленно, но постоянно накапливается, и данные опросов это подтверждают. Когда люди оценивают свои возможности общаться с друзьями, лечиться и учиться, отдыхать во время отпуска и т.д., они постоянно говорят о том, что «стало хуже». Причем отступление идет по всем фронтам в среднем на 2 процентных пункта. Россияне менее довольны отношениями в семье (56% вместо 62% еще полгода и год назад), жилищными условиями (39%), своим питанием (37%), одеждой (29%), состоянием здоровья (27%), возможностью реализовать себя в профессии (25%), экологической обстановкой вокруг (24%), ситуацией на работе (22%) и возможностью свободно выражать свои политические взгляды (24%). Такое общее снижение тонуса — результат в первую очередь усталости от затянувшегося кризиса и отсутствия возможности хоть что-то предпринять для смягчения его последствий. Тем более что 42% считают «существенным» тот урон, который им нанесли последствия финансовых катаклизмов, «катастрофическим» — 9%. Сравнивая свою жизнь до кризиса с сегодняшним днем, 50% говорят об ухудшении ее общего уровня, 37% — об уменьшении зарплаты, 36% жалуются, что не могут получать необходимую медпомощь и покупать лекарства. 37% кризис заставил пересмотреть свои надежды и ожидания, сделав поправку на негатив.

Проверка на прочность

Остается ли у россиян запас прочности? Пока да, но он явно не беспределен. Кризисы уже не сбивают нас с ног так, как это бывало в 90-х годах или в 2008-м. Но, с другой стороны, именно в этот раз падение реальных доходов населения оказалось самым длительным за всю новейшую историю России. Люди экономят на покупке одежды и обуви (47%), на отдыхе и турпоездках (44%), на продуктах (35%), отказываются от крупных покупок вроде компьютера, мебели или машины (39%), реже ходят в театры или кино, фитнес-клубы и рестораны (31%), забывают про хобби (15%) и так далее. Лишь каждый девятый (11%) экономить так и не привык и только собирается «что-то придумать», а у десятой части семей доходы пока достаточны, чтобы не сокращать привычные траты. Правда, если раньше люди экономили в первую очередь на еде, то сейчас «тренд» несколько другой и сместился в сторону материальных потребностей и еще оставшихся приятных излишеств. Отрадный факт: резко сократилось количество тех, кто не может позволить себе новую одежду или обувь. Возможно, влияние кризиса на повседневную жизнь становится все-таки менее острым, чем прежде.

Лишь треть граждан не предпринимала никаких усилий, чтобы поправить свое материальное положение. Эта группа, кстати, остается почти неизменной во все кризисные времена. Половина таких россиян просто не нуждается ни в чем, а остальные рады бы что-то сделать, но не имеют возможности. Прочие граждане пытаются «крутиться» в меру сил. Самая типичная, хоть и не слишком эффективная антикризисная тактика борьбы, — выращивать что-то на дачном или приусадебном участке. Так поступает треть всего населения России (32%). В благополучном 2014 году копал картошку и сажал огурцы лишь каждый пятый.

Около четверти опрошенных весной 2017 года искали возможность дополнительного заработка. От случая к случаю это удавалось 18 процентам, однако лишь 6% устроились на вторую-третью работу по совместительству. Людям достаточно часто приходится брать взаймы деньги у родственников и друзей и просить их о помощи (по 10%). Но с учетом того, что хоть какие-то сбережения есть лишь у трети граждан, на близких особо рассчитывать сложно. Неудивительно, что 41% населения имеет сейчас непогашенные долги и кредиты. Уровень долговой нагрузки россиян постепенно нарастает.

Вера и правда

Чего мы в итоге хотим, реформ или стабильности? Согласно данным прежних опросов, с конца 90-х годов все меньше россиян выступало за существенные перемены в стране (69% в 1999 г. и 28% в 2012-м). Сейчас за перемены выступают 44% граждан, за стабильность — 56%. По сравнению с весной 2014 года число тех, кого сегодняшнее положение не устраивает, возросло в полтора раза, а «лежачим камнем» люди согласны быть все реже (минус 14%). Более активна, как водится, молодежь, рассудительны и опасливы старшие.

Вопрос лишь в том, кто эти сдвиги, с точки зрения россиян, способен осуществить — причем в интересах народа, а не «власти», которая отделяется в массовом сознании от граждан все большей пропастью (об этом говорят сейчас 36% респондентов). Доверие у россиян вызывает все та же «державная триада» — президент (72%), Российская армия (67%), православная церковь (51%). В рейтинге за ними следует Российская академия наук (43%), губернаторы и общественные правозащитные организации (по 36%). Дальше провалы. Совет Федерации, Госдума, судебная власть и политические партии — в самом конце списка. Впрочем, подобная картина наблюдается уже не первый десяток лет и к ней в общем-то все привыкли. Кому действительно стоит сейчас задуматься о своей роли в обществе, так это телевидению. Опросы зафиксировали резкое падение доверия к главному каналу официальной пропаганды с 44% в 2014 г. до 35% в 2016-2017 гг. Печатным СМИ треть населения по-прежнему доверяет, хоть и не берет их слова полностью на веру.

Но кризис вообще научил людей трезво и рационально смотреть вокруг и не поддаваться излишним иллюзиям. Урок нелегкий, но на будущее он явно пригодится.

Инфографика РГ / Александр Смирнов / Екатерина Добрынина

Комментарий

Итоги опроса комментирует академик РАН, директор Института социологии РАН Михаил Горшков.

Михаил Константинович, так все-таки счастливы россияне или не очень?

Михаил Горшков: Мы очень хотим быть счастливыми. И это позволяет не терять оптимизма даже в самые трудные времена. Сейчас эмоциональный фон в обществе довольно быстрыми темпами приближается к предкризисному уровню. Судя по данным опросов, население современной России больше склонно верить в будущее, чем зацикливаться на трудностях прошлого. Но есть одна важная вещь, которую власть обязательно должна осознавать. В обществе нарастает противоречие между тем, что люди слышат в СМИ и с официальных трибун, и их личным опытом, между декларациями и реальной жизнью. В некоторых аспектах она стала хуже, чем раньше. Ослабевают социальные связи между людьми, а это верный признак накопления внутреннего напряжения в обществе. Очень остро стало чувствоваться противоречие между властью и народом (причем люди не видят особой разницы между «чиновниками» и «олигархами», поскольку те и другие имеют власть и деньги). Даже разрыв между бедными и богатыми отошел сейчас на второй план, равно как и вечное сопоставление Москвы и провинции.

Может ли это, как предсказывают некоторые эксперты, вылиться в массовые протесты?

Михаил Горшков: 71% граждан уверены, что массовые протесты сейчас маловероятны или невозможны. На баррикады Россия не пойдет. Но и безмолвствовать не станет. Мы сейчас наблюдаем некоторое снижение социальной напряженности «по месту жительства» граждан, но при этом — явственный запрос на перемены для всей страны. Думаю, что по мере приближения выборов рост политической активности жителей страны не заставит себя ждать, и власти придется вступать с людьми в активный диалог. Опыт «прямой линии» президента показывает, что порой лишь первое лицо государства оказывается в силах оправдать доверие граждан.

А чего люди больше всего сейчас хотят?

Михаил Горшков: Последствия кризиса — это не только рост цен и снижение доходов. Он ударил по самому важному компоненту «человеческого капитала» — по возможности «инвестировать в будущее». Вкладывать средства в собственное здоровье и медобслуживание для детей, получать качественное образование, полноценно отдыхать. Наиболее обеспеченная часть населения раздражена тем, что ей пришлось сменить «стилевую модель» своей жизни. Даже если «не щи пусты, а бриллианты мелки» — это сильно бьет по самооценке. Поэтому главное, чего люди хотят, — это нормально зарабатывать, чувствовать себя в безопасности, не экономить на чем-то насущном и иметь возможность выбора в том, что для них особенно важно. Сами по себе потребности людей всегда опережают возможности их реализации, это нормально. Опасно другое. Когда люди хронически недовольны ситуацией буквально во всех сферах своей жизни, завышенные ожидания могут стать причиной всплесков социального недовольства — и отчасти мы это видим уже сегодня. Даже при том, что нынешний кризис гораздо меньше травмировал общественное сознание, чем предыдущие катаклизмы. Власть должна очень внимательно прислушиваться к таким «сигналам снизу». Тем более что эффективные механизмы для разрешения противоречий между управляющей элитой и остальным населением в стране так и не сложились, институты гражданского общества также не пользуются у граждан особым доверием.

Современная Россия находится в состоянии временной передышки: кризис, похоже, идет на убыль, появилась надежда на постепенное улучшение ситуации, жить стало немного легче. Однако в перспективе маятник может качнуться и в другую сторону, и к этому надо быть готовым и обществу, и власти в равной степени.

rg.ru

В России выяснили, чего людям не хватает для счастья

Открытие может помочь бороться с депрессией в будущем

Группа специалистов, представляющих Томский политехнический университет, в сотрудничестве с нидерландскими коллегами из Гронингенского университета нашла одну из причин депрессии и в целом явления, которое исследователи обозначили как дефицит счастья. По мнению ученых, дело может быть в дисбалансе между двумя древними моделями поведения, одна из которых подразумевает стремление к чему-то, а другая — желание чего-либо избежать.

Специалисты отмечают, что, в некоторой степени, на поведение человека влияет не только кора головного мозга но и структуры, унаследованные людьми от древнейших позвоночных. Эти структуры позволяют сформировать два основных типа поведения — поисково-вознаграждающее и стресс-избегающее. Первое подразумевает необходимость активно стремиться к чему-то, необходимому для комфортного существования, будь то пища, удобная для проживания территория или достойное место в социальной иерархии. Второй же механизм, напротив, помогает спрятаться от всего, что было бы опасно, причинило бы дискомфорт или каким-то иным образом помешало человеку или животному.

Специалисты предполагают, что в обычной ситуации между двумя вышеописанными механизмами должно существовать некоторое равновесие, и нарушение его может быть причиной возникновения дефицита счастья и, как следствие, появления серьёзных психических расстройств. В частности, исследователи обратили внимание на то, что у людей с клинической депрессией значительно «перевешивает» механизм избегания.

Специалисты отмечают, что представленные ими выводы вполне вписываются и дополняют существующие представления о природе депрессии. Специалисты надеются, что полученные ими выводы в перспективе помогут разработать более эффективные методы борьбы с этим и другими психологическими заболеваниями, причём речь может идти как о новых методах психотерапии, так и о способах фармакологические воздействия на структуры, отвечающие за базовые механизмы поведения.

www.mk.ru

Чего не хватает иностранцам, после посещения России…..

Газета « RUSSIA BEYOND THE HEADLINES» провела опрос среди иностранцев , побывавших в России и спросила, чего им больше всего будет не хватать после возвращения домой.

1.ЕДА

Scott Brauer, 34 года, фотограф фриланс в Бостоне США, 4 поездки в Россию

«Мне больше всего не хватает русской кухни. Пельмени, чёрный хлеб, блюда на основе смородины, морс, сушки, шашлык. Мне также нравятся кафе на открытом воздухе, я люблю покупать что нибудь в парках или на набережной рек, какой-нибудь десерт или напиток.»

Joe Crescente, 38 лет, писатель и креативный директор в Content COLAB в Портланде США. 14 поездок в Россию

«С первой своей поездки я полюбил пельмени и шаурму (кебаб). Я попробовал практически все виды пельменей (сибирские, свиные, говяжьи, рыбные, китайские…) со всевозможными немыслимыми соусами (сметана, специи, карри, майонез, сойя…). Они заслуживают своей репутации основного русского блюда для холостяков. Что касается шаурмы, ничего нет лучше этой закуски после долгой вечерней вылазки. В первый свой год пребывания в России , я не мог вернуться к себе, без того чтобы не съесть одну-две шаурмы»

2. ТРАНСПОРТ

Благодаря огромности страны , большим расстояним и социалистической планификации, Россия разработала комфортабельную и относительно недорогую транспортную систему и метро. Ей легко пользоваться, особенно если вы знаете русский алфавит.

Alberto Caspani, 39 лет, журналист из Милана, Италия, 10 поездок в Россию :

«Мне не хватает хорошо развитого в России железнодорожного сообщения, пунктуальности поездов и обаятельного сервиса проводниц.»

Peggy Lohse, 27 ans,журналист (ка) и блоггер из Дрездена, Германия, 11 поездок в Россию

» Мне нравится, что метро, автобус или маршрутки не имеют конкретного расписания, но в большинстве случаев ходят каждые 5 минут»

Scott Brauer, 34 года, фотограф фриланс из бостона. США, 4 поездки в Россию

«Мне не хватает московского метро. Оно такое быстрое, практичное и красивое.»

3.ИНТЕРНЕТ И МОБИЛЬНАЯ СВЯЗЬ

Россияне в больших городах привыкли к тому, что у них бесплатное Wi-Fi в транспорте, в автобусах, вагонах метро, в кафе, аэропортах, библиотеках, университетах, в хостелах и других местах. Мобильный интернет стоит сравнительно недорого в России по сравнению с США.

Lyndon Poskitt, 38 лет, инженер. Англия, 3 поездки в Россию :

«Мне не хватает дешевой мобильной связи, деревенских мужиков и простой еды.»

4. МАГАЗИНЫ ОТКРЫТЫЕ 24 /7 и ГОРОДА, КОТОРЫЕ НИКОГДА НЕ СПЯТ

В каком бы большом российском городе вы не жили, вам всё доступно 24 часа в сутки 7 дней в неделю : магазины и аптеки, кинотеатры, доставка еды, печать фото, фаст фуд и коммерческие галереи.

Peggy Lohse, 27 ans,журналист и блоггер из Дрездена, Германия, 11 поездок в Россию :

«Как только я покидаю Россию, больше всего мне не хватает, помимо снега, русского языка и грибов, пульса жизни русских городов. Мне не хватает магазинов ,открытых все дни недели, некоторые даже ночью. В Германии после 20 часов обычно нет ни одного человека на большинстве улиц . В России народ повсюду в любое время, и не только в Москве и Санкт Петербурге. Но и в таких небольших городах ,как Петрозаводск или Томск, Тверь, и даже в полярной деревне Игарки.»

5. ОБЩЕНИЕ

Andras Karpati, 30 лет, венгерский бизнесмен, 15 поездок в Россию :

«Чего мне больше всего не хватает, это необыкновенной гостеприимности росссиян и их дружелюбия. Огней Москвы, освещающих город 24/7 и 365 дней в году и чувства , быть окружённым людьми, которые любят свою страну настолько искренне и страстно, что вряд ли такое можно увидеть где либо ещё в мире.»

Ajay Kamalakaran, 37 лет, журналист и блогер из Мумбаи, Индия, 12 поездок в Москву

Русский юмор. Нужно правда немного времени, чтобы к нему привыкнуть, но как только вы начинаете понимать культурные нюансы, вы наслаждаетесь им. Не смотря на то ,что улыбка незнакомым людям не является частью культуры русских, красивые девушки, видя ,что я иностранец , мне улыбаются.

Источник: nnm.me

interesnosti.mediasole.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о