Закон о фудтраках – Пошаговая инструкция, как открыть свой фуд-трак

Закон о мобильной торговле может быть принят в апреле 2019 года - Экономика и бизнес

МОСКВА, 4 декабря. /ТАСС/. Законопроект о нестационарной и мобильной торговле будет внесен в Госдуму на этой неделе, закон может быть принят уже в апреле 2019 года. Об этом сообщил директор департамента развития внутренней торговли, системы цифровой маркировки товаров и легализации оборота продукции Минпромторга РФ Никита Кузнецов.

"Правительство его [законопроект] одобрила. Я думаю, что завтра-послезавтра он будет внесен в Думу. Согласно поручению президента, его должны принять до апреля месяца следующего года", - сказал он, выступая на форуме "Малый и средний ретейл в России".

По его словам, это шаг вперед, впервые такое внимание на федеральном уровне уделено малому бизнесу. "Речь идет о том, чтобы люди имели возможность торговать, ставить объекты, фудтраки на законных основаниях так, как положено. Вот этот законопроект направлен на решение ключевого момента - места. Места будут предоставляться на долгосрочных правах с правом продления без торгов. Сейчас бытует позиция, что малый бизнес - это стартап и ты должен поторговать и уйти, но это несправедливо в высшей степени. Законопроект, мы надеемся, поборется", - пояснил Кузнецов.

Версия законопроекта не отличается от первоначальной в базовых вещах, принципы сохраняются, сообщил представитель Минпромторга. "Первый принцип - меняется место, сохраняется бизнес. Второй принцип - принцип продления договора без торгов, третий - рамочные правила по внешнему виду должны быть установлены нормативным актом", - подчеркнул он.

Ранее глава министерства Денис Мантуров сообщил, что принятие закона о нестационарной мобильной торговле позволит реализовать 4,5 млн т сельхозпродукции и создать 250 тыс. рабочих мест. Мантуров отмечал, что, по расчетам Минпромторга, порядка 50 тыс. грузовиков и легкого коммерческого транспорта будет приобретаться предпринимателями для реализации своей деятельности.

О законопроекте

Правительство РФ по итогам заседания 29 ноября одобрило законопроект о совершенствовании правового регулирования организации нестационарной и развозной торговли. Документ закрепляет общие принципы юридического оформления права на размещение нестационарных и мобильных торговых объектов, устанавливает возможность ведения нестационарной или мобильной торговли по заявительному принципу любым хозяйствующим субъектом в местах, признанных общедоступными для размещения таких торговых объектов.

В настоящее время объекты нестационарной торговли в регионах размещаются на различных правовых основаниях и условиях. При этом не учитываются особенности развозной торговли и использования мобильных торговых объектов на базе автотранспортных и других механических средств. На федеральном уровне единообразных подходов в этой части не установлено, что препятствует развитию малого и среднего торгового предпринимательства, отметили в правительстве.

Подготовленный Минпромторгом законопроект уточняет соответствующую терминологию и приводит ее в соответствие с современными требованиями рынка, закрепляет в федеральном законодательстве варианты и общие принципы юридического оформления права на размещение нестационарных и мобильных торговых объектов.

Документом также закрепляется принцип "меняется место - сохраняется бизнес", позволяющий гарантировать предоставление компенсационных мест и сохранение бизнеса, если место размещения нестационарного торгового объекта требуется для государственных или муниципальных нужд. Устанавливается и минимальный срок действия договора на размещение нестационарного торгового объекта - пять лет.

Согласно документу, уточняются требования к схемам размещения нестационарных или мобильных торговых объектов в населенных пунктах, при этом предусматривается возможность общественного обсуждения с местными жителями изменений этой схемы.

tass.ru

корреспондент «Афиши» нелегально торгует уличной едой – Архив

Этот материал впервые был опубликован в июньском журнале «Афиша».


Сходняк

Лева наглый, а Толян все время добавляет «йоу». Мы ни разу не виделись, общаемся только по СМС и телефону. Но как мои будущие сообщники они мне уже ­нравятся. Как мои потенциальные сокамерники — тоже ничего. Нас вряд ли посадят, но думать о завтрашней ­вылазке как о проделке уровня Бэнкси или арт-группы «Война» приятно. Хотя мы собираемся всего лишь продавать бургеры из фудтрака, по московским меркам наши планы находятся вне закона.

В Москве завести фудтрак и работать в нем, соблюдая закон, — это как завести кота и тут же его кастрировать. То есть лишить главного. А в случае с фудтраком главное — возможность свободно перемещаться, без привязки к конкретному месту и следуя за своей аудиторией по городу. Утром напоить горожанина кофе у метро, днем накормить обедом у торгового центра, вечером — подхватить на шумной улице. У нас это так не работает. И все же количество фургонов увеличивается: против 6 машин на прошлогоднем «Маркете городской еды» — 20 участников на «Фестивале фудтраков», который в этом году в Москве провели впервые (организаторы говорят, заявок было 50). Это значит, что владельцы фургонов смирились с тем, что их дорогие кухни со сверкающими боками и ревущими двигателями — не более чем палатки на колесах. Но не все.

Все началось, когда в редакцию просочился слух о нелегально торгующем в центре города фудтраке. Через пару часов впечатление было такое, как будто мы вышли на полицейскую частоту. Его видели там, там, а еще вот там. «Он белый». «Он красный». «В нем продают бургеры». «Там кормят веганов». Показания не сходятся, но поиски продолжаются. Через три дня мне по почте приходит номер: «Контактное лицо — Толян». Моя задача — позвонить и напроситься на нелегальный выезд с этим фудтраком. Что говорить? Как войти в доверие? Я волнуюсь — никогда раньше не вела переговоры с преступниками. Звоню. Объясняю. В ответ слышу:

— Медкнижка-то есть?

— Э-э-э. Есть.

— Окей.


Примечание: закон и уличная еда

Все началось в 1992 году, когда президент России Борис Ельцин подписал указ «О свободе торговли» и тем самым разрешил кому угодно продавать что угодно и где угодно. Под запрет попали только проезжие части, станции метро и территории, прилегающие к зданиям государственных органов власти и управления. В Москву полетели самолеты китайских игрушек. В те годы Лубянская площадь напоминала платформу Марк. Да и все остальные площади тоже. Пытаясь умерить пыл предпринимательства, который не на шутку разгорелся после семидесяти лет советской власти, правила торговли начали понемногу ужесточать. С тех пор у нас концептуально нагруженное законодательство в области уличной торговли и богатый опыт обхода всех возможных ограничений. Так, стоило властям запретить палатки, все киоски встали на кирпичи, к которым приложили колеса-болванки. Как только запретили нестационарные формы, всем прицепам колеса, наоборот, открутили. 

Фудтраки тоже подстраиваются под современные реалии, но уже не физически, а юридически: сегодня им удается существовать максимально легальным образом, пользуясь неоднозначными формулировками закона: они участвуют в маркетах, выступают как кейтеринг, арендуют частные территории — а больше всего полюбили фудтраки торговые центры. Например, «Мега», которая обновляет свои фудкорты и приглашает участвовать в этом фургоны с едой. Самые знаменитые среди организаторов полулегальной торговли в Москве — двое французов, которые несколько лет назад держали недалеко от метро «Улица 1905 года» мобильную блинную: пекли и раздавали блины за пожертвования, чтобы никто не придрался к отсутствию медкнижки, разрешения на торговлю и всех остальных документов, которых у Джонатана и Венсана не было. В итоге они все-таки побывали в участке, но скоро после этого по личному приглашению Сергея Капкова стали раздавать свои блины в саду «Эрмитаж».

На малине

Договариваемся о дате. Единственный вариант, который подходит всем, — 8 мая. Накануне Дня Победы, когда город кишит полицейскими, а нервы у власти на пределе. Следующий вопрос — где? Мне объясняют, что надо искать новую точку, прежние не подходят. «Мы решили больше не использовать генератор, его шум привлекает внимание полиции». В вопросах электричества маленьким кофейным «каблучкам» перемещаться нелегально легче. Они могут работать на газовом оборудовании, что для фудтрака не вариант. А запитаться от генератора невозможно — слишком шумно. И поэтому 95 процентов фудтраков из 100 работает по стационарному подключению. И поэтому нам нужен кто-то, кто сможет одолжить электричество. Еще одно преимущество «каблука» — если его засекли, он быстро собирает вещи и уезжает. Скорее всего, на соседнюю улицу. Для фудтраков, где занято много людей, это не вариант.

Первые, кто приходит в голову, — крафтовый бар «Сосна и липа», — увы, не подходят. На узкой Покровке недостаточно места, чтобы расположить фургон. Предлагаю двор издательского дома Condé Nast — что бы кто ни говорил, между подписанием полос редактору Vogue может понадобиться сочный бургер. Звоним насчет аренды парковочного места — к сожалению, все они заняты. Наконец соглашается помочь Craft Republic в Малом Гнездниковском переулке — полуподвальный бар с крафтовым ­пивом в пяти шагах от Кремля. «Начинаем в семь вечера. Но до этого приезжай помогать с заготовками. И не забудь шапочку, без нее работать нельзя!» Своей целомудренностью нарушители начинают меня раздражать.

На карте, которую мне присылают, отмечено место встречи, и я с удивлением обнаруживаю, что это Сколково. Мы встречаемся в местном гипермаркете, где в меня на скорости въезжает продуктовая тележка: «Чур ты катаешь!» — говорит Лева. В тележке — три вида сыра, банка хрена, распечатанный список продуктов в таблице и десятка три разных средств от тараканов. «А это зачем?» — спрашиваю. «Знакомый получил в пользование столовую при заводе — размером в четыре этажа. Это его заказ — ­готовится начать в ней работать». Закупив продукты, мы отправляемся на этот самый завод. В еще одну, другую столовую на его территории, поменьше, точнее, совсем крохотную. Через ее окно видно, что снаружи стоит фудтрак. «Это наша база и постоянное место стоянки автомобиля», — объясняет Лева. На фудтраке — принт, изображающий то, что в рекламном слогане описали бы как «яркий взрыв фруктов и овощей», и надпись «Вагон еды». Снизу приписка «кейтеринг». Я ожидала увидеть не прилизанный коммерческий вагончик, а развалюху с граффити на кузове. Отличная маскировка.

Шарабан

Лева — владелец фудтрака — родился в Магадане и прежде, чем заняться едой тут, в Москве, успел поработать в Штатах в ресторане, где бургеры подают за 15 секунд. Его основная обязанность заключалась в том, чтобы заворачивать приготовленный фастфуд и класть его в пакет. Недавно Лева оставил бизнес, связанный с фотографией, и купил фургон, чтобы сделать из него автомобиль для путешествий и сперва уехать в Карелию на пару месяцев. Сам фудтрак — минивэн 1996 года, которому фактически подарили вторую жизнь. «Он пережил лобовое столкновение, замену коробки передач и двигателя. Когда его я регистрировал в ГАИ, меня спросили: «Зачем тебе это, чувак?»

Планы изменились. Появился партнер, который дал денег на переоборудование машины: время было нестабильное — и он решил вложиться рублем. Peugeot Boxer в фудтрак переоборудовали в Белоруссии. «Сам автомобиль стоил около полумиллиона, работы — намного дороже. Самое сложное — укрепить кузов, после того как в фудтраке проделают окна, то есть, по сути, удалят важные элементы несущей конструкции. Механики называют процедуру добавления ребер жесткости «костоправ». В Белоруссии, как и на Украине, торговля с фудтраков разрешена, они там их штампуют десятками, поэтому знают, как это все круто сделать. Два месяца назад мы начали работать — выезжать на фестивали и частные мероприятия. Мы зарегистрировали ИП, у нас появились склад, кухня, наемные рабочие, закупки, отчетность, документация. Появился шеф-повар Дима, который работает в Lavkalavka на Остоженке и ставит всю кухню. Это на самом деле большой труд: чтобы поторговать четыре часа, нужно ­потратить десять-двенадцать часов на подготовку».

— Если у вас есть бизнес, связанный с фудтраком, то зачем выезжать в город и торговать нелегально? С чего это вдруг? Кто-нибудь из вас говорит «Поехали в центр!» — и вы просто так, ради развлечения едете?

— Да, так и происходит. Иногда еще после меро­приятий у нас остаются продукты, и мы едем их допро­давать. А иногда в пятницу вечером или в выходные мы выезжаем в город для собственного удовольствия. Дважды были на Покровке, потом стояли на Чистых прудах. Когда мы продавали на Покровке, с нами был один наш пессимистичный знакомый, который включил секундомер и каждые полчаса, которые нам удавалось продержаться, выкрикивал что-то типа: «Три-и-идцать мину-у-ут!» В итоге мы там простояли довольно долго, но в какой-то момент подошел дэпээсник и говорит: «Здравствуйте, кто здесь главный? Пойдемте». Я ему такой: «Может, сэндвич?» А он мне: «Не-не, пойдем-пойдем». И меня начали по-хорошему убеждать уехать, чтобы не искать приключений на свою жопу. Денег не взяли. Колу и сэндвич я им сам дал. И сказал: «Хорошо, давайте я проеду с вами». Мне было просто интересно, что они на это скажут. И мне кажется, они просто не знали, что сказать. Они свою задачу выполнили и довольны, а брать какого-то чувака с фудтраком и куда-то его везти…»


Примечание. Фудтраки: на чем выезжать 

Что касается альтернативных вариантов, подойдет саньлуньчэ, трехколесный велосипед-повозка. Распространен в Шанхае, где его используют для заработка мигранты, которые не тянут дорогую аренду помещений. Они продают с саньлуньчэ уличную еду, а в случае, если ими заинтересуется полиция, имеют возможность быстро укатить за угол. Эту идею подхватил австрийский проект Dong Dong. Две девушки построили свой собственный саньлуньчэ, чтобы продавать в нем китайскую еду, — как оммаж всем эмигрантам. Мобильность они используют не для того, чтобы убежать от полиции, а чтобы занимать даже самые узкие тротуары и другие труднодоступные на автомобиле места в городе. Примеры нужно брать и со Стамбула, где уличная еда — лендмарк, а опыт в этой области огромен. Там среди прочего часто встречаются стеклянные лотки-домики на колесах: что-то среднее между фудтраком и киоском. Из них обычно продают национальное блюдо пилав — рис с распаренным фундуком, но можно продавать и традиционную русскую кашу. И не забывайте про УАЗ-452, который в народе называют «батон», — уже одно это выдает в нем настоящий фудтрак советского автопрома. Так что в кузов — духовку, на бок — вывеску «Монастырская выпечка», и никто не посмеет усомниться в праведности ваших намерений.

Мандруха

На МКАД — нереальное количество постов ДПС. Я думаю о том, что никто из них и не предполагает, что мы везем заготовок на 120 бургеров и разве что не на Тверской собираемся их продавать. Кругом реют праздничные триколоры. Я представляю, что и над нами реет флаг, очевидно, что пиратский. Но даже если бы флаг у нас и был, он бы едва заметно колыхался — мы едем ужасно медленно. «Ты не имеешь права двигаться на фудтраке со скоростью потока, ты всегда будешь медленнее него», — говорит Лева, — он неманевренный и в повороты должен входить на 40 км/ч. Быстрее никак. Иначе по салону летают двадцатипятикилограммовый гриль, мармиты, титаны и бойлеры. Даже ножи отскакивают от магнитов. И конечно, дверцы холодильника должны быть зафиксированы».

На месте нас встречает Толя — бывший журналист и пиарщик, который занимается развитием фудтрака, — он сегодня на гриле. Встречают и те, кто прочитал о наших перемещениях в фейсбуке. Минуты уходят на то, чтобы уговорить перепарковать «ягуар» с идеально подходящего нам места у окна, протянуть провод к фудтраку, включить электричество, прикрепить кабельную капу, ­организовать рабочее пространство внутри фудтрака, расставить заготовки, замешать соус. Торжественный момент — то, как в семь часов вечера мы открыли окно фудтрака, — последнее, что я отчетливо помню до половины первого ночи. Я стою на сборке: булка снизу, соус-свекла-огурцы, салат-помидор-капуста, лук-котлета, снова соус, булка сверху, упаковать, отдать. Тем вечером мы приготовили и продали около ста бургеров. Приходили друзья, иностранцы заглядывали с вопросом, как часто мы тут бываем. Кто-то спросил, есть ли у нас лицензия, а я, похолодев от ужаса, спросила: «Какая?» «Отличный ответ!» Так продолжалось весь вечер. Приходили из бара напротив — «Все твои друзья», сначала негодовали и говорили что-то про отнятую аудиторию, потом вроде внутренне с нами примирились и заказали бургер. Мы подпрыгивали под Дэвида Боуи так, что фудтрак скакал на месте. Малый Гнездниковский в тот вечер гудел и напоминал Никольскую улицу начала 2000‑х и Козицкий переулок в Будапеште. Но иногда кто-то кричал: «Полиция!» — и становилось тревожно. Что было бы, если бы нас тут поймали? Фудтрак — это дыра в законодательстве. Я знаю, что юристы готовят для «Вагона еды» шпаргалку: что отвечать в случае, если у полиции возникнут вопросы. Уверена, что с тех пор, как было принято 26‑е постановление о размещении нестационарных торговых объектов, многие владельцы фудтраков держат подобные листки наготове. Постановление не содержит прямого запрета на осуществление нестационарной торговли с колес. Зато и акта, который бы ее регулировал, не существует. Но мы-то существуем — странно.

Дербанка

Половина первого ночи. Закрываем фудтрак. Не по просьбе полиции, а потому что закончились все котлеты. Пять с половиной часов нелегальной торговли под боком у Кремля прошли незаметно для правоохранительных органов. На углу здания реет флаг «С Днем Победы!». Действительно, думаю я, это победа, и, собираясь прощаться со всеми, говорю:

— Всегда бы так!

— А ты знаешь, — отвечает Лева, — я, вообще-то, против легализации фудтраков. Представляешь, какие это будут толпы? Как много места в городе займут все эти машины? Ужас! И ведь все передерутся между собой. А какое будет качество еды? Нет, нам это совсем не нужно.

Дюжина фуд-фестивалей этого сезона, которые стоит посетить

01

Большой фестиваль «О, да! Еда!», 27–28 июня, парк Горького

Неужасное проявление фестивального мейнстрима: мастер-классы, лотки и стенды со всякой снедью, кулинарные битвы, музыка. Среди участников — масса звезд, включая Мухина, Зотова, Березуцкого (Сергея). За вход просят символические 300 р., билет лучше купить заранее, чтобы не стоять в очереди. Подробнее: msk.odaeda.me

02

«Ламбада-маркет», 28 июня, «Стрелка»

«Ламбада» — это маркет одежды, но пищевая секция здесь настолько обширная, что может спорить числом (и качеством) с иными фуд-фестивалями. Помимо регулярных участников (No Crepe, «Даблби», Williamsburg/Ferma, Pho, «Едим стоя» — всего под 30) там будут люди из киоска Foody, который стационарно размещен в «ЭМА», и паровые баны из магазинчика «Точка/Калашный, 9». Подробнее — в событии на фейсбуке.

03

Здоровой фудкорт на фестивале Outline, 4–5 июля, КМЗ

На Outline еда — последнее, о чем думают его посетители, однако команда «Армы» старается обеспечить их не только духовной пищей. Главными звездами фудкорта на прошлогоднем фестивале были Burger Brothers — котлетки продавались неплохо, но в этом году фудкорт будет строго про полезную еду. Никакого мяса, рыбы и птицы — только веджи-бургеры, вегетарианские гиросы и фреш-бары. Подробнее — в событии на фейсбуке.

04

Stay Hungry Sports Ground, 5 июля, БЦ «Красная роза»

Переехавший с июня на июль и с Трехгорки во двор офисного центра «Красная роза» спортивный маркет Stay Hungry. Из интересного: новый проект Slice Данилы Антоновского из Chop-Chop, автора знаменитой Metball Company, вечно прекрасные десерты Injir, а также уйма спортивных развлечений — от игры в классики до ретроаэробики. Подробнее — в событии на фейсбуке.

05

Foodiez Weekends, 11–12 июля, 8–9, 22–23 августа, 12–13 сентября, Музей Москвы

По мотивам довольно успешного фестиваля Foodiez of Moscow, прошедшего в конце мая в парке «Красная Пресня», несколько выходных во второй половине лета во дворе Музея Москвы будут проходить своеобразные спин-оффы. У каждого уикенда будет своя тема, приглашенный промоутер и музыкальный бар — хедлайнер. Ну то есть «Симачев-бар» будет точно.

06

«Городской маркет еды», 18–19 июля, Музей Москвы

Ежемесячный проект Анастасии Колесниковой — самой пламенной евангелистки уличной еды, девушки, ради одной которой стоило бы изобрести слово «гастроэнтузиаст». Настя дает возможность участвовать в своих маркетах не только профессионалам, но и новичкам. Так что на ее события иногда ходят ресторанные инвесторы — ищут потенциальных звезд стритфуда, ну или просто талантливых поваров. Подробнее — в событии на фейсбуке.

07

Пикник «Афиши», 25 июля, Коломенское

Не можем не помянуть в этом списке фудкорт на Пикнике «Афиши». Выступление Hot Chip в Коломенском можно закусывать бургером от Brgrvdk — людей, которые начинали с блога про котлеты и водку и превратились в кулинарный проект. Концерт Кайзы заедайте деликатесами от «Укулелешной», ну а после Найка Борзова стоит подкрепиться кроличьими котлетами от фермерского хозяйства «Усадьба Княжичи». Подробнее — picnic.afisha.ru.

08

Национальный праздник еды «Вкусная страна», 25–26 июля, ВДНХ

Это, можно сказать, кульминация летних фудмаркетов: во «Вкусной стране» надо заплатить только за входной билет (взрослые —1000 р., дети — 500 р.) — и есть бесплатно! Если брать в разумение готовность русских людей есть без денег даже блины с лопаты, то на ВДНХ стоит ожидать действительно невиданный аттракцион. Подробнее — в событии на фейсбуке.

09

Burger Battle, 1 августа, Бадаевский пивзавод

К девушкам из объединения Stay Hungry с идеей провести бургер-битву обратились люди из Novikov Group. Задумка вполне логичная, коль скоро котлеты с булками остаются главной уличной едой в Москве последние пару лет. Пока подробности неизвестны, но ключевые участники — это бородачи из Burger Brothers, бородачи из Ferma/Williamsburg и бородачи из новиковской бургерной «Фарш».

10

Фестиваль фудтраков, 1 августа, ВДНХ

Апрельский Фестиваль фудтраков Насти Колесниковой войдет в гастрономические хроники как подвиг — причем и посетителей, и кулинаров. В этот день в Москве разразился снег. Накопив опыта за лето и поучаствовав с автокухнями в чужих фестивалях, Колесникова проводит сиквел мероприятия на ВДНХ. На прошлом побывал Кибовский — по логике вещей на этом стоит ждать Сергунину или даже Собянина. Подробнее — в событии на фейсбуке.

11

Фестиваль варенья, 13–23 августа, улицы и площади города

Гастрономическая революция, как ее понимает Департамент товаров и услуг, — это циклопический праздник с вареньем из арбузной корки и зеленых помидоров, с моченой морошкой, с павлинами на Манежной площади и рэпером Эйконом на Лубянке. Подробностей о фестивале 2015 года нет, но понятно, что будут и перекрытия, и очереди из сердобольных бабуль, и варенье, которым на 10 дней зальет весь центр Москвы.

12

Фестиваль «Вкусная Москва», 19 сентября, парк «Сокольники»

Еще один проект компании RMK (Foodiez of Moscow, «О, да! Еда!» и «Вкусная страна»), чьи амбиции, кажется, посягают на монополизацию жанра летнего фуд-фестиваля. В сентябре они закрывают сезон «Вкусной Москвой», которую курируют кулинарные историки Ольга и Павел Сюткины. Очевидно, крен будет в русскую гастрономию — все эти сбитни, шанежки, расстегаи, сет-меню «как в «Яре» и площадка «Кремлевской столовой». А дегустации будут подкреплены мощной просветительской программой. Подробнее — tasty.moscow.

daily.afisha.ru

Вся правда о фудтраках • Retrailer

Последние 4 года тема фастфуда в крупных городах нашей страны начала приобретать совершенно иную форму. Появилась новая ветка развития этой индустрии — фудтраки. Сразу хочется отметить, что тема за рубежом не нова. В старом, равно как и в новом свете, такая практика получила ширикое распространение. Фудтраки можно увидеть в большом количестве как на фестивалях, так и в людных городских местах. Законодательная база торговли едой с колес там давно сформирована и проблем с законом никто не испытывает, был бы спрос. В России же дело обстоит иначе. Приготовление еды и продажа ее с колес на городских улицах запрещена. В законодательстве отсутствует такое понятие как фудтрак. Да что там, даже нормального русского слова этому виду техники и торговли еще никто не подобрал. Пока вот так просто, фудтрак. Но даже такие препоны со стороны государства не мешают этой тематике развиваться и превращаться из сомнительного хобби в полноценный вид бизнеса. Итак, обо всем по порядку.

Что такое фудтрак?

Фудтрак — это симбиоз автомобиля (или прицепа к нему) и полноценной кухни. Для сотрудников ГИБДД — это транспортное средство, для которого на дорогах общего пользования действуют все правила ПДД. Для роспотребнадзора, налоговой, пожарников и других контролирующих органов, фудтрак — объект нестационарной торговли.

Фудтраки можно так же разделить на заводские и самодельные. В Европе и Америке, где данная индустрия наиболее развита, существуют целые заводы, производящие такие мобильные кухни под разные нужны. В России же из-за малой распространенности и дороговизны, фудтраки по большей части представляют некий хенд-мэйд из бывших в употреблении автомобилей или прицепов к ним и такого же кухоного оборудования, собранных воедино на задворках города. Но из-за стремительного развития новомодного направления, так же появляются и отечественные производители.

Зачем нужен фудтрак?

Для вас фудтрак может быть

retrailer.ru

ФУДТРАКИ. ЕДА НА КОЛЕСАХ

Поэтому, с одной стороны, идет смена формата выездной работы, с другой, мы понимаем, что рано или поздно лед тронется и мы сможем активно пользоваться фудтраками и в городской среде».

Руководитель партнерских проектов компании «Чайхона № 1» Наталья Авдеева отмечает, что ужесточение требований к уличной торговле стало поводом для того, чтобы эту нишу стали осваивать профессиональные операторы. «Мы помним, как выглядела уличная и мобильная торговля еще пять лет назад, – говорит Наталья Авдеева. – Стихийные застройки, низкое качество обслуживания и продаваемого продукта. Сейчас требования к уличной и мобильной торговле необычайно высоки. Поддержать такое качество, единый стандарт производства и обслуживания в любой точке города мелким игрокам непросто, высокие требования и новые возможности именно для крупных ресторанных сетей делают эту нишу привлекательной». Кроме того, увлеченность крупных ресторанных сетей фудтраками вполне укладывается в общий тренд демократизации. И более того, крупный бизнес давно смотрит в мобильную сторону. По словам Натальи, серьезным бизнесменам потребовалось время, чтобы придумать и сконструировать фудтраки, которые подходили бы для работы в российской действительности, для чего нужно было учесть тысячи факторов, включая климат, расстояния, требования законодательства. По мнению Натальи, то, что сейчас мы наблюдаем как тренд, есть результат титанической работы по выведению на рынок абсолютно нового направления торговли.

Есть и еще одно объяснение популярности ниши у крупных сетей – возможность и наличие ресурсов для того, чтобы занять всю нишу хотя бы в отдельно взятом городе Москве. «Город ставит четкие рамки: если вы хотите торговать с вагончика, докажите, что это будет безопасно. У ресторанных сетей есть сформированная политика пищевой безопасности, стандарты, опыт успешно пройденных проверок, наработанные связи с представителями Роспотребнадзора и прочими организациями, регулирующими деятельность предприятий общепита, – объясняет Наталья Авдеева. – При этом город не понимает, как строить отношения с новичками на рынке. Взять отдельную автокофейню, разливающую кофе стоящим в пробке автомобилистам. А если сотрудника, бегающего по проезжей части со стаканами, собьет машина? Есть риск, что тогда формат вообще запретят, не разбираясь в причинах. Серьезная мобильная торговля – это не фестиваль, когда определяется день и место. Это взаимодействие с городом, у которого много требований. Думаю, гастроэнтузиасты должны объединяться под какой-то эгидой, чтобы иметь своих представителей для решения вопросов с властями».

Впрочем, те, кого называют гастроэнтузиастами и кто, собственно, и приложил немало усилий для популяризации фудтраков, сегодня тоже подходят к вопросу организации своей работы с более профессиональной стороны. Одни по финансовым причинам, вторые из соображений комфорта. «За прошедшие годы выросло доверие людей к мобильной торговле, – рассказывает основатель сети мобильных кофеен Coffee2go Слава Донин. – Рынок развивается на наших глазах вместе с культурой потребления уличной еды. Раньше стритфуд ассоциировался только с шаурмой, затем появились кофейни, теперь все переходят на еще более цивилизованный формат – фудтраки. Я думаю, что крупные компании идут в эту индустрию потому, что они стараются быть везде, пробовать себя в разных бизнесах, и они имеют для этого ресурсы. Мы запускаем проект «Ща поем» с хот-догами и кофе. Простая арифметика: зарабатывать на обеденных перерывах можно больше, чем просто на продаже кофе. Человек не купит себе больше одного напитка. Чем больше предложение, тем выше средний чек. С другой стороны, в кризис все начинают экономить, поэтому спрос на недорогую и качественную еду растет». В данный момент у компании один фудтрак, еще два появятся к лету. В Москве и регионах работает более 70 мобильных кофеен, проданных компанией Coffee2go, большая часть работает под родным брендом.

Проект «Счастье есть» стартовал как поп-ап-кафе, заявил о себе на нескольких маркетах еды. Затем создатели кафе решили, что им нужен более цивилизованный формат работы и остановили свой выбор на фудтраке. «Есть разница – работать на открытом воздухе или в помещении, оборудованном с максимальным соблюдением норм СЭС», – говорит управляющий партнер «Счастье есть» Павел Туманов. Помимо обеспечения комфорта, фудтрак может сыграть роль переходного этапа от энтузиазма к серьезному бизнесу. «Мы бы открыли стационарное кафе, – рассказывает Павел Туманов. – Но

restorator.chef.ru

С какими трудностями можно столкнуться при размещении фудтрака в городе?

Зия, добрый день.

Сегодня торговля с фудтраков попадает под действие ФЗ № 381 «О нестационарной торговле».

Хотел узнать вообще можно ли фудтрак ставить в таких местах.

Зия

Статья 10. Особенности размещения нестационарных торговых объектов

 1. Размещение нестационарных торговых объектов на земельных участках, в зданиях, строениях, сооружениях, находящихся в государственной собственности или муниципальной собственности, осуществляется в соответствии со схемой размещения нестационарных торговых объектов с учетом необходимости обеспечения устойчивого развития территорий и достижения нормативов минимальной обеспеченности населения площадью торговых объектов.

ПРАВИЛА
ВКЛЮЧЕНИЯ НЕСТАЦИОНАРНЫХ ТОРГОВЫХ ОБЪЕКТОВ,
РАСПОЛОЖЕННЫХ НА ЗЕМЕЛЬНЫХ УЧАСТКАХ, В ЗДАНИЯХ, СТРОЕНИЯХ
И СООРУЖЕНИЯХ, НАХОДЯЩИХСЯ В ГОСУДАРСТВЕННОЙ СОБСТВЕННОСТИ,
В СХЕМУ РАЗМЕЩЕНИЯ НЕСТАЦИОНАРНЫХ ТОРГОВЫХ ОБЪЕКТОВ

  

1. Настоящие Правила определяют порядок включения нестационарных торговых объектов, расположенных на земельных участках, в зданиях, строениях и сооружениях, находящихся в государственной собственности (в федеральной собственности или в собственности субъекта Российской Федерации) (далее — объекты), в схему размещения нестационарных торговых объектов, утверждаемую органом местного самоуправления, определенным в соответствии с уставом муниципального образования (далее — орган местного самоуправления), в порядке, установленном уполномоченным органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации (далее — схема размещения). 

2. Включение объектов в схему размещения осуществляется органом местного самоуправления по согласованию с федеральным органом исполнительной власти или органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации, осуществляющими полномочия собственника имущества. 

3. Включение объектов в схему размещения осуществляется в следующих целях:
а) достижение установленных нормативов минимальной обеспеченности населения площадью торговых объектов;
б) размещение нестационарных торговых объектов, используемых субъектами малого или среднего предпринимательства, осуществляющими торговую деятельность;
в) формирование торговой инфраструктуры с учетом видов и типов торговых объектов, форм и способов торговли;
г) повышение доступности товаров для населения. 

4. Для включения объектов в схему размещения орган местного самоуправления направляет в органы, осуществляющие полномочия собственника имущества, заявление о включении объектов в схему размещения (далее — заявление). 

5. В заявлении указываются следующие сведения:
а) нормативы и фактические показатели минимальной обеспеченности населения площадью торговых объектов на территории муниципального образования;
б) цель использования объектов, включаемых в схему размещения;
в) виды объектов, планируемых к включению в схему размещения;
г) планируемые сроки размещения объектов. 

6. Орган, осуществляющий полномочия собственника имущества, рассматривает поступившее заявление в течение 30 рабочих дней и принимает решение о согласовании включения объектов в схему размещения или об отказе в таком согласовании. 

7. О принятом решении орган, осуществляющий полномочия собственника имущества, в письменном виде сообщает органу местного самоуправления, направившему заявление.
8. Основанием для отказа в согласовании включения объектов в схему размещения является отсутствие неиспользуемых земельных участков, зданий, строений и сооружений, находящихся в государственной собственности, а также установленные законодательством Российской Федерации ограничения в их обороте.
9. Внесение изменений в схему размещения осуществляется в порядке, предусмотренном пунктами 4 - 6 настоящих Правил для включения объектов в схему размещения. 

10. Схема размещения, а также вносимые в нее изменения подлежат опубликованию в порядке, установленном для официального опубликования муниципальных правовых актов, а также размещению на официальных сайтах органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации и органа местного самоуправления в информационно-телекоммуникационной сети Интернет.

Таким образом Вас сперва необходимо написать заявление, на которое администрация даст ответ, можно или нет размещать на выбранном Вами месте.

pravoved.ru

С прицепом

Именно у них есть связи в регулирующих органах, и именно их заинтересованность в деле легализации мобильной торговли может дать развитие всей теме на уровне принятия решений. В конце концов создав для всех будущих и потенциальных, маленьких и больших участников рынка какие-то более или менее понятные правила игры. Так или иначе, а в середине ноября Федерация рестораторов и отельеров организовала рабочую встречу для обсуждения вопросов, связанных с разработкой законодательства, регулирующего мобильную торговлю. Во встрече приняли участие представители компаний Ginza Project, «Воккер», «Чайхона № 1», ГК «Ноев ковчег» и другие компании, профессионально занимающиеся в том числе изготовлением фудтраков и мобильной торговлей. Что это даст в итоге? «У города появилась заинтересованность в развитии мобильной торговли, – отвечает исполнительный директор ФРиО Максим Санкович. – В середине ноября Сергей Собянин встречался с представителями отрасли, ему показали несколько мобильных концепций, в том числе компаний Ginza Project, «Чайхоны № 1». Говорят, мэру понравилось, направление было поручено заместителю мэра Наталье Сергуниной. Почему именно сейчас началось активное обсуждение? Видимо, предприниматели устали биться поодиночке: куда встать, где и как работать. Я не могу гарантировать, что ФРиО однозначно решит все проблемы предпринимателей, но мы будем заниматься созданием технического регламента и стандартов для осуществления деятельности фудтраков. Обязательно будем привлекать представителей профильных организаций, чтобы понимать, готовы они идти нам навстречу или нет. Например, для обсуждения процесса подключения фудтраков к электросистемам пригласим людей из МОЭСК. Понятно, что сами мы не принимаем законы, но обязательно будем участвовать в их обсуждении».
На базе ФРиО создана рабочая группа, которая займется определением общих стандартов работы для участников мобильной торговли и подготовкой нормативных документов для города, сформулирует регламент для регистрации новых участников мобильного движения, примет участие в определении локаций для ведения торговли с помощью фудтраков, определится с вопросами инфраструктуры для обслуживания фудтраков. «Москва будет регулировать мобильную торговлю самостоятельно, не на федеральном уровне, – объясняет детали Дмитрий Жуков. – Город в целом сказал нам «да». Но чиновники могут только рассказать, где мы можем стоять, а где нет, как подключаться к электричеству и т.д. Задача города – сделать жизнь комфортной, чтобы пешеходы могли пройти к метро, чтобы автомобили могли проехать. Конечно, город опасается, что если просто разрешить мобильную торговлю, то предприниматели, преследуя свои интересы, не будут учитывать городские. Поэтому работа должна быть совместной. Мы, как игроки рынка, понимаем, что разные виды мобильной торговли должны по-разному регулироваться. Одно дело – полностью автономный фудтрак, второе – прицеп, третье – автокофейня. Наконец, нам нужно решить вопрос привязки фудтраков к земле. Смысл мобильной торговли в том, что машина может перемещаться за трафиком по городу. Если мы привяжем машины к одному месту, то получим 1990-е годы и тонары. Наша задача – понять, как организовать работу и не привязать фудтраки к локациям. Разработанные документы будут переданы в департамент торговли и услуг, а затем и вице-мэру для согласования и утверждения». В числе прочих вариантов эксперты озвучивают возможность разрешить фудтракам торговать на территориях, предназначенных для стоянок, – тогда перемещаться по городу будет проще.

restorator.chef.ru

О движении фудтраков, Новости партнеров на Restoranoff.ru

Летом в Москве в шестой раз за полтора года прошел фестиваль фудтраков: на ВДНХ собрались пятнадцать «вагоновожатых» - вагончиков с уличной едой. В апреле на фестивале было еще больше участников – двадцать восемь, так как другое место проведения в рамках того же ВДНХ позволяла развернуться более масштабно. Такой формат фестиваля уличной еды появился в России относительно недавно: первым по-настоящему гастрономическим событием стал летом 2012 года вагончик «Дары природы» Ивана Шишкина, шеф-повара кафе Delicatessen.

Тем временем в Америке и Европе, как водится, все давно придумали до нас, а в 2014 году на волне популярности даже успели снять фильм «Повар на колесах» со Скарлетт Йоханссон, Дастином Хоффманом и Софией Вергара – о приключениях шеф-повара ресторана высокой кухни, бросившего все и уехавшего свободно колесить по штату в собственном фургончике с кубинскими сэндвичами. История «Даров природы» несколько иная: свое первое лето вагончик работал на фестивалях, маркетах еды и городских праздниках, остальное время простаивая на Трубной у ресторана Tapa de Comida (сейчас на этом месте находится кафе «Юность» той же команды). Оказалось, что законно торговать на одном месте, особенно в парках, у нас не так-то просто и уличной точке с едой нужно пройти немало административных кругов ада для получения разрешения находиться на заветном месте. С тех пор прошло уже четыре года, а ситуация кардинально не поменялась: на данный момент все еще не принят закон, регламентирующий работу фудтраков.

Вагончик с едой – это, по сути, нестационарная точка торговли, а о таких объектах в нашем законодательстве ничего не сказано, а значит нет соответствующих норм и правил, по которым он должен работать, как должен быть оборудован и так далее. На сегодняшний день в Москве фудтраки могут законно работать только на фестивалях, ярмарках и мероприятиях. Постоянно стоять вагончик может только на частной территории, а на территории города – не может, сразу «попросят». Именно поэтому фестивали фудтраков столь популярны – это одна из немногих возможностей и для участников, и для посетителей получить удовольствие от уличной еды на колесах. Так в 2015 году фестивали посетили более ста тысяч гостей и было продано более пятидесяти пяти тысяч порций различной уличной еды.

Несмотря на все особенности и сложности, фудтраки продолжают появляться в Москве: сейчас по городу разбросано около 50 кухонь на колесах. Отдельное дело – найти подходящую машину: многие фудтраки это самодел из разных машин, хотя стали появляться и промышленные производители. Например, свой первый фудтрак для проекта Gyros for Heroes ребята пригнали аж из Германии.

Фудтраки, как любой формат уличной еды, хорош еще и тем, что на нем легко протестировать свои идеи и понять, насколько востребованным будет продукт у реальных потребителей – прежде чем вкладываться в открытие пускай и маленькой, но стационарной точки. Так сделали и ребята из Gyros for Heroes, сделав сначала вагончик с гирос – греческим стритфудом, а потом запустили еще одну концепцию – Burger Heroes, в основе которой, как очевидно из названия, лежали бургеры, и после обкатки открыли стационарную бургерную на Белорусской.

Но если вы думаете, что фудтраки – формат для новичков, то вы сильно ошибаетесь. Чего только стоит пример нью-йоркского ресторатора Денни Мейера: с небольшой тележки на колесах, почти три года торговавшей бургерами и хот догами в парке Мэдисон Сквер, началась история Shake Shack. Стритфуд с морепродуктами двухзвездочного мишленовца Морено Чедрони Aniko в итальянском городке Сенигаллия на Адриатике начинался именно с фудтрака, когда у шефа уже была одна звезда. А лондонский ресторатор и шеф Марк Хикс открыл фудтрак под названием Fishdog, где подает сендвичи с рыбными палочками и считает их роллс-ройсом в своей категории британской уличной еды. В разное время фудтраки запускали также Ален Дюкасс и Джейми Оливер.

Традиции уличной еды стали живой формой народной культуры и значимой характеристикой местной самоидентификации гастрономически развитых стран. Это, к тому же, полная противоположность единообразию промышленного производства и глобализации еды, неизбежно настигнувшего весь мир в двадцатом веке. Так, во Франции в 2012 году известный журналист, гастрономический консультант и преподаватель гастрономической школы «Ферранди» Себастьен Рипари вместе с шеф-поваром парижского ресторана Sur Mesure (две звезды Мишлен) в отеле Mandarin Oriental Тьерри Марксом создает Ассоциацию защиты уличной еды и фонд «Уличная еда в движении», помогая продвигать этот формат на новом уровне. Как и в России сейчас, во Франции четыре года назад уличная еда сталкивалась с похожими проблемами: с одной стороны, властями развитие этого формата не стимулировалось, таким образом лишая возможности эффективно развиваться нишу с огромным экономическим потенциалом. С другой, уличная еда была зажата между стереотипным фастфудом и традициями французского кулинарного наследия. За время существования ассоциации многое было сделано в тесном контакте с местными органами власти, стимулируя развитие формата уличной еды с потенциалом создания до пятидесяти тысяч рабочих мест по всей Франции в течение ближайших двух лет.

«Сейчас наступил момент, когда мы как рынок накопили достаточно собственного опыта, чтобы понимать все сложности происходящего, с одной стороны, и при этом готовы воспользоваться международным опытом коллег из других стран, - делится Елена Меркулова, Генеральный директор выставки PIR Expo, в рамках которой запланирована конференция о перспективах развития фудтраков в России. – Именно поэтому мы пригласили Себастьена Рипари поделиться своим уникальным опытом создания благоприятных условий для уличной еды и влияния на законодательные основы этой непростой для регулирования области. Мы уверены, что его выступление станет вдохновением для участников выставки и позволит совсем скоро увидеть новых героев на будущих фестивалях – и на улицах российских городов.»

Всех неравнодушных к движению фудтраков приглашаем на конференцию 18 октября в Крокус Экспо (пав. 3, Зал 15, Франчайзинг talks).

Билеты в продаже !

Опубликовано:
03/10/2016

restoranoff.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *