Ип является ли юридическим лицом: ИП это физическое или юридическое лицо

Содержание

Тонкости работы юридических лиц и индивидуальных предпринимателей с самозанятыми | ФНС России

16 Республика Татарстан

Дата публикации: 29.10.2019

Издание: ИА «Татар-Информ»
Тема: Самозанятые
Источник:&nbsp https://sntat.ru/ekonomika/ufns-rf-po-tatarstanu-tonkosti-raboty-yurlits-i-ip-s-samozanyatymi/?sphrase_id=7166

Что нужно знать юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям при работе с плательщиками налога на профессиональный доход, как правильно оформить сделку и как лучше рассчитаться, в интервью ИА «Татар-информ» рассказал руководитель Управления ФНС России по Республике Татарстан Марат Сафиуллин.

Самозанятый может работать с юрлицом, если это не его работодатель

Могут ли налогоплательщики Налога на профессиональный доход  работать с юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями?

– Федеральный закон № 422-ФЗ «О проведении эксперимента по установлению специального налогового режима “Налог на профессиональный доход“ в городе федерального значения Москве, в Московской и Калужской областях, а также в Республике Татарстан (Татарстан)» предоставил возможность физическим лицам заниматься предпринимательской деятельностью без государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя с уплатой налога на профессиональный доход по ставке 4% при реализации товаров, работ, услуг физическим лицам и по ставке 6% при работе с юридическими лицами.

Налогоплательщик “Налог на профессиональный доход“  вправе оказывать услуги, выполнять работы, продавать товары юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю при условии, что заказчиками услуг (работ) не выступают работодатели указанных физических лиц или лица, бывшие их работодателями менее двух лет назад.

Как юрлицо может проверить, действительно ли оно имеет дело с самозанятым?

– Действительно, до заключения договора с физическим лицом, являющимся плательщиком налога на профессиональный доход, стоит убедиться в том, что оно им является. Для этого можно запросить у него выписку из приложения «Мой налог». Эта выписка содержит актуальную информацию о регистрации физического лица в качестве плательщика “Налог на профессиональный доход“,

Кроме того, можно самостоятельно проверить факт регистрации на сайте Федеральной налоговой службы:npd.nalog.ru.

Оформление платежных документов при перечислении денег происходит в общепринятом порядке

Каким образом юридическое лицо может оформить сделку с налогоплательщиком Налога на профессиональный доход?

– При сотрудничестве юридических лиц с налогоплательщиками налога на профессиональный доход необходимо руководствоваться нормами гражданского законодательства, в соответствии с которыми сделки можно оформлять устно или письменно, обычным договором или с участием нотариуса. 

Если сделка исполняется немедленно, то договор может быть заключен и в устной форме. В этом случае заключение договора будет подтверждаться уплатой заказчиком денег за оказанные услуги. 

Оформление платежных документов при перечислении денег за товары, работы, услуги юридическими лицами происходит в общепринятом порядке. 

Главное — чек, который подтвердит расходы юрлица

Как происходит расчет между юридическим лицом и налогоплательщиком Налога на профессиональный доход?

– При расчетах исполнитель-налогоплательщик «Налога на профессиональный доход» обязан сформировать и передать компании-заказчику чек, сформированный в приложении «Мой налог». В нем содержатся такие сведения, как наименование товара, работ, услуг и ИНН юридического лица или индивидуального предпринимателя, который является заказчиком услуг. Этот документ и подтверждает расходы юридического лица. 

Передача чека юридическому лицу происходит в момент расчета, если этот расчет произведен наличными денежными средствами или с использованием электронных средств платежа. При других формах расчета чек передается до 9-го числа месяца, следующего за тем месяцем, в котором была произведена оплата.

Официальный сайт Володарского муниципального района Нижегородской области

25.11.2021

В этом нелёгком деле поможет электронный сервис Росреестра «Земля для стройки»

24.11.2021

18 ноября 2021 состоялась рабочая встреча руководителя Управления Росреестра по Нижегородской области Натальи Корионовой с председателем комитета по управлению городским имуществом и земельными ресурсами г. Нижнего Новгорода Светланой Помпаевой

23.11.2021

Для поступления на службу гражданин должен обратиться в военный комиссариат по месту жительства

23.11.2021

Единый государственный реестр недвижимости (далее -ЕГРН) является сводом достоверных сведений о недвижимости, правах на нее и ее правообладателях

22.11.2021

По данным ФГБУ «Верхне-Волжское УГМС» в ближайшие 1-3 часа 22 ноября 2021 г. местами по Нижегородской области и г. Нижнему Новгороду ожидаются усиление северо-западного ветра порывами 13-18 м/с, метель с сохранением ночью 23 ноября

22.11.2021

В рамках Всероссийского дня правовой помощи детям были проведены следующие мероприятия

22.11.2021

Володарские Госавтоинспекторы посетили школы района и провели с детьми профилактическую беседу по правилам безопасности в зимний период

22.11.2021

По состоянию на 22.11.2021 года отмечены следующие тенденции на рынке труда Володарского района:

19.11.2021

С момента подключения всех субъектов РФ к проекту «Электронная регистрация ипотеки за один день» за сентябрь и октябрь 2021 года Росреестр зарегистрировал 141,5 тыс. ипотек менее чем за 24 часа, сообщила заместитель руководителя Росреестра Елена Мартынова

18.11.2021

23 ноября 2021 в 10:00 (по московскому времени) мы расскажем о порядке и формах предоставления сведений (выписках из ЕГРН)

18.11.2021

С 01 октября 2021 года начался осенний призыв граждан на военную службу, который продлится до 31 декабря 2021 года

16.11.2021

Акция «С ненавистью и ксенофобией нам не по пути» будет проведена с 17 по 26 ноября в Володарском районе, направлена на предупреждение и пресечение экстремистской деятельности, формирование у граждан нетерпимости к экстремистской идеологии

16.11.2021

Правом на поступление в Нижегородскую академию МВД России обладают граждане, имеющие образование не ниже среднего общего.
Желающие поступать в академию должны подать заявление не позднее 1 апреля 2022 года.

Кассация проанализировала практику разрешения споров о госрегистрации юрлиц и ИП

Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа представил на своем сайте проект обобщения судебной практики по вопросам применения положений Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Анализируя практику, ФАС ДВО, в частности, отмечает, что исключение юридического лица из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа возможно только при наличии обстоятельств, указанных в статье 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ, и только в отношении лица, фактически прекратившего  свою деятельность.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными действий инспекции по внесению в ЕГРЮЛ записи об исключении недействующего юридического лица —  общества из государственного реестра по решению регистрирующего органа.

Заявитель сослался на нарушение инспекцией порядка, установленного статьями 21.1, 22 Федерального закона от 08.08.2001  № 129-ФЗ, мотивировав требования незаконностью действий регистрирующего органа и нарушением прав и законных интересов общества.

При рассмотрении дела судами выявлено, что инспекция, установив признаки недействующего юридического лица, а именно непредставление обществом налоговой отчетности и неосуществление операций по банковскому счету, приняла решение о предстоящем исключении общества из ЕГРЮЛ. Информация о принятом решении опубликована в журнале «Вестник государственной регистрации».

По истечении установленного законом срока регистрирующим органом внесена запись в ЕГРЮЛ об исключении общества.

Полагая, что действия инспекции являются незаконными, поскольку заявитель фактически не прекращал осуществление своей деятельности, имеет в собственности объекты недвижимости, в пользовании на праве аренды земельный участок, общество обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Суды обеих инстанций, проверяя на соответствие закону оспариваемые действия, пришли к выводу о нарушении регистрирующим органом порядка исключения юридического лица, прекратившего свою деятельность, из государственного реестра и не установили у общества признаков недействующего юридического лица.

Признавая требования общества законными и обоснованными, суды обеих инстанций исходили из следующего.

Согласно пунктам 1, 2, 3 статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ юридическое лицо, которое в течение последних двенадцати месяцев, предшествующих моменту принятия регистрирующим органом соответствующего решения, не представляло документы отчетности, предусмотренные законодательством РФ о налогах и сборах, и не осуществляло операций хотя бы по одному банковскому счету, признается фактически прекратившим свою деятельность. Такое юридическое лицо может быть исключено из ЕГРЮЛ в порядке, предусмотренном данным Федеральным законом. При наличии одновременно всех указанных в рассматриваемой норме признаков недействующего юридического лица регистрирующий орган принимает решение о предстоящем исключении юридического лица из ЕГРЮЛ.

Решение о предстоящем исключении должно быть опубликовано в органах печати, в которых публикуются данные о государственной регистрации юридического лица, в течение трех месяцев с момента принятия такого решения.

Одновременно с решением о предстоящем исключении должны быть опубликованы сведения о порядке и сроках направления заявлений недействующим юридическим лицом, кредиторами или иными лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ, с указанием адреса, по которому могут быть направлены заявления.

Заявления могут быть направлены в срок не позднее, чем через три месяца со дня опубликования решения о предстоящем исключении. В случае направления таких заявлений решение об исключении недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ не принимается и такое юридическое лицо может быть ликвидировано в установленном гражданским законодательством порядке (пункт 4 статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ).

Как установлено судами, сведения о порядке и сроках направления заявлений недействующим юридическим лицом, кредиторами или иными лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением общества из ЕРГЮЛ, с указанием адреса, по которому могут быть направлены заявления, в информации, опубликованной в журнале «Вестник государственной регистрации» о принятии инспекцией решения  о предстоящем исключении общества из реестра, не указаны.

Установив нарушение порядка исключения из реестра юридического лица, признанного инспекцией прекратившим свою деятельность, а также выявив обстоятельства, свидетельствующие о фактическом осуществлении обществом деятельности, предусмотренной его уставом, суды пришли к выводу о незаконности оспариваемых действий регистрирующего  органа.  

Признавая выводы судов правильными, кассационный суд указал, что непредставление обществом налоговой отчетности и неосуществление операций по банковскому счету в рассматриваемом случае само по себе не является бесспорным основанием для исключения общества из реестра при наличии иных признаков, свидетельствующих о том, что юридическое лицо является действующим, поскольку  положения статьи  21.1 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ направлены на исключение из реестра юридических лиц, прекративших свою деятельность фактически.

С полным текстом проекта обобщения судебной практики ФАС ДВО по вопросам применения положений Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» можно ознакомиться здесь.

Исключительное право на товарный знак – право только предпринимателей?

В.А. Корнеев,
кандидат юридических наук,
заместитель председателя Суда по интеллектуальным правам

 

 

«Журнал Суда по интеллектуальным правам», № 26, декабрь 2019 г., с. 100-105

Действующее российское законодательство ограничивает круг субъектов, которые могут обладать исключительным правом на товарный знак, в силу ст. 1478 ГК РФ: ими могут выступать только юридические лица и индивидуальные предприниматели.

Возможно, данное ограничение по кругу субъектов законодатель связывал с основной функцией товарного знака – индивидуализацией товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей (ст. 1477 ГК РФ), которая может осуществляться в процессе предпринимательской деятельности.

Вместе с тем положения ст. 1478 ГК РФ вызывают два взаимосвязанных вопроса – действительно ли в Российской Федерации все товарные знаки принадлежат только юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям и оправдано ли это ограничение как таковое?

Сразу следует отметить, что в любом случае перечень возможных обладателей исключительного права на товарный знак, прямо указанный в законе, исчерпывающим не является, поскольку ими могут быть также Российская Федерация, субъекты Российской Федерации: республики, края, области, города федерального значения, автономная область, автономные округа, а также городские, сельские поселения и другие муниципальные образования, которые в силу п. 1 ст. 124 ГК РФ выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством на равных началах с иными участниками этих отношений – гражданами и юридическими лицами.

К публично-правовым образованиям применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов.

Положения § 2 гл. 76 ГК РФ не исключают возможности принадлежности исключительного права на товарный знак публично-правовым образованиям, поскольку прямо не связывают такую возможность с правом на непосредственное осуществление предпринимательской деятельности.

Больший интерес вызывает невключение в ст. 1478 ГК РФ в перечень субъектов исключительного права на товарный знак физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями.

Видимо, это законодательное решение основывается на положениях п. 1 ст. 23 ГК РФ, в соответствии с которыми гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя. Учитывая, что товарный знак должен использоваться в предпринимательской деятельности, закон ограничивает круг субъектов права на товарный знак лишь субъектами, которые вправе предпринимательской деятельностью заниматься.

Вместе с тем, если причина исключения физических лиц из числа возможных субъектов исключительного права на товарный знак действительно в невозможности им заниматься предпринимательской деятельностью, соблюдается ли эта логика в ст. 1478 ГК РФ?

С одной стороны, эта статья не исключает из круга субъектов права на товарный знак некоммерческие организации, деятельность которых предпринимательской не является.

Некоммерческие организации в силу п. 4 ст. 50 ГК РФ могут осуществлять приносящую доход деятельность, которая для целей индивидуализирующей функции товарного знака может быть приравнена к предпринимательской, но только если это предусмотрено их уставами и лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и если это соответствует таким целям.

Таким образом, могут существовать некоммерческие организации, которые в принципе не могут заниматься приносящей доход деятельностью, но тем не менее вправе быть субъектом исключительного права на товарный знак.

С другой стороны, само по себе обладание исключительным правом на товарный знак предпринимательской деятельностью не является.

С данной точки зрения, положения ст. 23 ГК РФ сами по себе не препятствуют физическим лицам, не являющимся индивидуальными предпринимателями, владеть исключительным правом на товарный знак. При этом товарный знак мог бы использоваться в предпринимательской деятельности лицами, которым исключительное право на товарный знак предоставлено на основании лицензионного договора, или самим физическим лицом – не в предпринимательской деятельности, но способами, доступными для физических лиц (например, путем размещения в сети Интернет, в том числе в доменном имени и при других способах адресации – подп. 5 п. 2 ст. 1484 ГК РФ).

Тем не менее, закон и не исключает из круга возможных правообладателей некоммерческие организации, которые не вправе заниматься приносящей доход деятельностью, но и не включает в круг правообладателей физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями.

Таким образом, идея о возможности обладания товарным знаком только лиц, которые фактически вправе его использовать в сфере предпринимательской деятельности, не выдерживается в тексте ГК РФ.

Кроме того, нельзя не отметить, что несмотря на кажущийся прямым запрет на обладание исключительным правом на товарный знак физическими лицами бывают ситуации, когда субъектами исключительного права на товарный знак могут быть физические лица, не являющиеся индивидуальными предпринимателями.

На практике возможны следующие случаи.

1. При государственной регистрации прекращения физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя (ст. 22.3 Федерального закона от 08 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей») исключительное право на товарный знак не прекращается автоматически и остается принадлежать физическому лицу, более не являющемуся индивидуальным предпринимателем.

В силу подп. 4 п. 1 ст. 1514 ГК РФ правовая охрана товарного знака прекращается на основании принятого по заявлению любого лица решения Роспатента о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в связи с прекращением юридического лица – правообладателя или регистрацией прекращения гражданином деятельности в качестве индивидуального предпринимателя – правообладателя.

При этом, как отмечено в п. 174 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 2019 г. № 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление № 10) [5], в этом случае прекращается исключительное право на товарный знак на будущее время с момента внесения Роспатентом в Государственный реестр товарных знаков записи о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в связи с прекращением юридического лица – правообладателя или регистрацией прекращения гражданином деятельности в качестве индивидуального предпринимателя – правообладателя.

Таким образом, с момента, когда физическое лицо прекратило быть индивидуальным предпринимателем, и до момента, когда Роспатент по заявлению любого лица прекратит правовую охрану товарного знака, исключительное право на товарный знак будет действовать и принадлежать физическому лицу, не являющемуся индивидуальным предпринимателем.

Исходя из действующей редакции ст. 1514 ГК РФ без заявления Роспатент самостоятельно не вправе прекратить правовую охрану товарного знака, даже если получит сведения о государственной регистрации прекращения физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя, например, в рамках межведомственного взаимодействия с налоговыми органами.

Следует также отметить, что факт принадлежности товарного знака физическому лицу, не являющемуся индивидуальным предпринимателем, не препятствует его правообладателю распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

Более того, если такое распоряжение состоялось и на дату подачи в Роспатент заявления о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака на основании подп. 4 п. 1 ст. 1514 ГК РФ исключительное право на товарный знак снова принадлежит юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю, это «исцеляет» товарный знак и в прекращении его правовой охраны должно быть отказано (п. 175 Постановления № 10).

Если законодатель действительно хотел не допустить принадлежности исключительного права на товарный знак физическим лицам, не являющимся индивидуальными предпринимателями, он должен был установить обязанность налоговых органов сообщать в Роспатент о каждом факте государственной регистрации прекращения физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя и корреспондирующую ей обязанность Роспатента по фактам поступления такой информации из налоговых органов по собственной инициативе прекращать правовую охрану всех принадлежащих этому физическому лицу товарных знаков.

Но законодатель этого не сделал.

2. В случае смерти индивидуального предпринимателя – правообладателя исключительное право на товарный знак как право имущественное входит в состав наследства (ст. 1112 ГК РФ). При этом положения части III ГК РФ не исключают наследования исключительного права на товарный знак наследниками, не являющимися индивидуальными предпринимателями.

В пункте 85 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» (далее – Постановление № 9) [4] отмечено, что принадлежавшее индивидуальному предпринимателю исключительное право на товарный знак и знак обслуживания (п. 1 ст. 1484 ГК РФ), унаследованное гражданином, не зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя, должно быть отчуждено им в течение года со дня открытия наследства (за исключением случая, если в течение этого срока он зарегистрируется в качестве индивидуального предпринимателя). До истечения этого срока правовая охрана товарного знака, знака обслуживания по основанию, предусмотренному подп. 4 п. 1 ст. 1514 ГК РФ, не может быть прекращена.

В данном случае Верховным Судом РФ по аналогии применены положения п. 1 ст. 238 ГК РФ, когда по основаниям, допускаемым законом, в собственности лица оказалось имущество, которое в силу закона не может ему принадлежать.

Прямое действие этой нормы исключено п. 3 ст. 1227 ГК РФ, но в данном случае нормой, применяемой по аналогии, восполняется пробел закона, не определяющего последствия наследования исключительного права на товарный знак лицом, не являющимся индивидуальным предпринимателем.

При этом в условиях законодательного пробела, когда и в части III и в части IV ГК РФ отсутствуют специальные правила о наследовании товарных знаков, толкование, данное Верховным Судом РФ, является единственно возможным – с одной стороны, позволяющим не прекращать правовую охрану товарного знака умершего правообладателя до принятия наследства и определения дальнейшей судьбы этого знака, а с другой, – вводящей определенные временные ограничения по моменту, до которого наследники имеют возможность решить, что делать с товарным знаком.

Если законодатель действительно хотел не допустить принадлежности исключительного права на товарный знак физическим лицам, не являющимся индивидуальными предпринимателями, он мог, например, установить правило о том, что унаследовать исключительное право на товарный знак может только наследник, являющийся индивидуальным предпринимателем на дату принятия наследства, а при отсутствии таковых исключительное право на товарный знак прекращается.

Однако законодатель этого не сделал.

3. В силу п. 8 ст. 63 ГК РФ при ликвидации юридического лица оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество этого лица передается его учредителям (участникам), имеющим вещные права на это имущество или корпоративные права в отношении юридического лица, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или учредительным документом юридического лица.

Хотя правилами этого пункта не определяется судьба товарных знаков, принадлежащих ликвидируемым юридическим лицам, нет оснований считать, что исключительное право на товарный знак как имущественное право, входящее в состав имущества, не должно переходить к учредителям.

Соответственно, на основании п. 8 ст. 63 ГК РФ, если учредителем является физическое лицо, именно к нему перейдет исключительное право на товарный знак.

Законодатель (хотя такая возможность у него была) не устанавливает правила о том, что исключительное право на товарный знак при ликвидации юридического лица переходит только к учредителям – юридическим лицам или индивидуальным предпринимателям, а при отсутствии таковых продается с торгов.

Если исключительное право на товарный знак перешло учредителю – физическому лицу, можно применить тот же подход, что закреплен в п. 85 Постановления № 9: считать, что исключительное право, полученное учредителем, должно быть отчуждено им в течение года со дня получения (за исключением случая, если в течение этого срока он зарегистрируется в качестве индивидуального предпринимателя).

Следует отметить также, что в случае если по какой-либо причине исключительное право на товарный знак осталось нераспределенным при ликвидации юридического лица – правообладателя, исключительное право не прекращается автоматически – в случае если исключительное право не перешло к иным лицам правовая охрана товарного знака может быть прекращена на основании подп. 4 п. 1 ст. 1514 ГК РФ по заявлению любого лица.

При этом до подачи такого заявления исключительное право может быть распределено даже после ликвидации юридического лица – в специальном порядке, определенном п. 5.2 ст. 64 ГК РФ.

4. Четвертым возможным случаем принадлежности исключительного права на товарный знак физическому лицу можно считать ситуацию, когда на территорию Российской Федерации распространяется действие товарного знака, зарегистрированного на основании Мадридского соглашения о международной регистрации знаков от 14 апреля 1891 г. [2] и Протокола к нему от 27 июня 1989 г. [3].

В случае если в стране «базовой» заявки («базовой» регистрации) исключительное право на товарный знак может принадлежать физическому лицу, этому же лицу принадлежит исключительное право на соответствующий товарный знак на территории Российской Федерации.

В соответствии со ст. 5 Протокола к Мадридскому соглашению о международной регистрации знаков отказ в расширении на территорию Российской Федерации охраны, возникающей в результате международной регистрации, может основываться только на мотивах, которые в соответствии с Парижской конвенцией по охране промышленной собственности применяются к знаку, заявка на который подана непосредственно в ведомство, уведомившее об отказе. Однако в охране не может быть отказано даже частично только на том основании, что применимое национальное законодательство допускает регистрацию знаков только для ограниченного числа классов или ограниченного числа товаров или услуг.

Парижская конвенция об охране промышленной собственности в ст. 6 quinquies не запрещает государственную регистрацию товарных знаков за лицами, не занимающимися предпринимательской деятельностью.

С учетом этого Роспатент при территориальном расширении правовой охраны товарного знака по международной регистрации статус правообладателя не проверяет.

В силу п. 11 ст. 1483 ГК РФ Роспатент проверяет соответствие товарного знака по международной регистрации только правилам ст. 1483 ГК РФ.

Буквальное прочтение текста ГК РФ приводит к мысли о том, что если не на стадии расширения правовой охраны, то впоследствии – на основании возражения заинтересованных лиц – правовая охрана товарного знака, зарегистрированного за физическим лицом, не являющимся индивидуальным предпринимателем, может быть прекращена.

Так, в силу п. 4 ст. 1512 ГК РФ предоставление правовой охраны на территории Российской Федерации товарному знаку, зарегистрированному в соответствии с международными договорами Российской Федерации, может быть оспорено и признано недействительным по основаниям, предусмотренным п. 2 этой статьи. При этом в силу подп. 3 п. 2 ст. 1512 ГК РФ предоставление правовой охраны товарному знаку может быть оспорено и признано недействительным полностью в течение всего срока действия исключительного права на товарный знак, если правовая охрана была ему предоставлена с нарушением требований ст. 1478 ГК РФ.

Вместе с тем полагаем, что препятствием к прекращению правовой охраны такого товарного знака будет ст. 5 Протокола к Мадридскому соглашению о международной регистрации знаков, ограничивающая основания для отказа в территориальном расширении.

Статья 1512 ГК РФ исходя из своего существа применяется тогда, когда изначально исключительное право было предоставлено неправомерно (в этом суть аннулирования товарного знака с самого начала). С этой точки зрения, если правовая охрана изначально была предоставлена правомерно (как отмечено выше, отсутствие у правообладателя статуса индивидуального предпринимателя не является основанием для отказа в территориальном расширении), то нелогично и последующее оспаривание предоставления правовой охраны товарному знаку по этому основанию.

Представляется, что в отношении товарных знаков по международной регистрации исключительное право не может быть прекращено и на основании подп. 4 п. 1 ст. 1514 ГК РФ.

Значит для этих товарных знаков исключительное право без каких-либо ограничений может принадлежать физическим лицам, не являющимся индивидуальными предпринимателями.

5. Следует отметить, что еще одним – очевидным – случаем, когда исключительное право на товарный знак может принадлежать физическому лицу, не являющемуся индивидуальным предпринимателем, может быть случай ошибки, когда исключительное право на российский товарный знак изначально предоставлено физическому лицу.

Возможность такой ошибки не исключает и законодатель, в подп. 3 п. 2 ст. 1512 ГК РФ предусмотревший специальное основание для признания недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку, зарегистрированному с нарушением требований ст. 1478 ГК РФ.

Вместе с тем на этом основании правовая охрана не прекращается автоматически – она прекращается по результатам рассмотрения возражения, поданного на основании п. 2 ст. 1513 ГК РФ заинтересованным лицом.

Таким образом, пока возражение не подано, Роспатент не вправе устранить допущенную ошибку и правовая охрана товарного знака будет действующей.

Более того, судебная практика исходит из того, что если данная ошибка будет устранена самим правообладателем (например, в результате регистрации в качестве индивидуального предпринимателя или отчуждения исключительного права на товарный знак), то правовая охрана товарного знака оставляется в силе [6].

В заключение необходимо отметить, что целью настоящей статьи не была попытка дать окончательный ответ на вопрос о том, оправдано ли ограничение круга правообладателей товарных знаков в ст. 1478 ГК РФ.

Вместе с тем наличие столь большого числа исключений из простого правила о том, что правообладателем исключительного права на товарный знак может быть только юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, приводит к мысли о целесообразности пересмотра имеющегося ограничения. Дополнительным аргументом в пользу этого может быть уже упоминавшееся правило о том, что само по себе обладание исключительным правом на товарный знак осуществлением предпринимательской деятельности не является.

 



Литература

1. Парижская конвенция по охране промышленной собственности от 20 марта 1883 года, вступила в силу для СССР 1 июля 1965 г. // Закон, № 7, 1999.

2. Мадридское соглашение о международной регистрации знаков от 14 апреля 1891 года, вступило в силу для СССР 1 июля 1976 г. // Публикация ВОИС, № 260(R), 1992.

3. Протокол к Мадридскому соглашению о международной регистрации знаков от 27 июня 1989 г., вступил в силу для Российской Федерации 10 июня 1997 г. // Сайт Всемирной организации интеллектуальной собственности http://wipo.int.

4. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 года № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, № 7, июль, 2012.

5. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 апреля 2019 г. № 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, № 7, июль, 2019.

6. Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 13 марта 2017 г. по делу № СИП-482/2016.

 

Физическим или юридическим лицом является индивидуальный предприниматель

Сегодня предлагаем вашему вниманию статью на тему: «физическим или юридическим лицом является индивидуальный предприниматель». Мы постарались в полной мере раскрыть тему и объяснить все доступным языком. Все свои вопросы вы можете задавать в комментариях к статье. Наш эксперт будет оперативно на них отвечать.

Подробно разбираемся чем отличается физическое лицо от ИП и чем ИП отличается от юридического лица. А также – у кого какие плюсы и минусы

Среди тех, кто не заинтересован данным вопросом, бытует мнение, что к юридическим лицам относятся любые формы предпринимательской деятельности. Будь то общество с ограниченной ответственностью, или индивидуальный предприниматель — всё одно. Юридическое лицо. Но так ли это на самом деле? Ведь существует огромная законодательная база различий как в ведении бизнеса, так и в различных возможностях и ограничениях, которые накладываются на обе эти разновидности коммерческой деятельности.

Поэтому для тех, кто планирует открывать дело и выбирать форму деятельности, важно понять, в чём же на самом деле различия, и как на самом деле правильно говорить о статусе индивидуального предпринимательства.

Самое простое объяснение для обывателя (то есть того, кто просто интересуется этим вопросом, но не связан с ним): ИП — это физическое лицо с правами по ведению бизнес-деятельности юридического лица.

С точки зрения законодательного спектра, ИП называется частным предпринимателем, либо же «предпринимателем без образования юридического лица». Но всё-таки это физическое лицо.

Нет видео.

Видео (кликните для воспроизведения).

Так, индивидуальным предпринимателем может стать почти каждый, но ему придётся выполнять обозначенные законом требования. То есть это будет физлицо, которое строит свою деятельность в границах и предписаниях закона, но при этом не регистрирует юридическое лицо.

Ещё более простым языком:

Живёт некий Иванов Иван Андреевич. Решил он заняться бизнесом, но не захотел создавать какую-либо фирму по типу ООО «Авдруг». Поэтому он регистрируется по правилам и становится ИП Иванов Иван Андреевич. С этого момента он имеет право заниматься коммерцией, но только в рамках законодательных норм и правовых норм, которые регулируют работу тех, кто зарегистрировался как «ипешник». И по-прежнему, он не является юридическим лицом.

Почему нельзя заниматься коммерческой деятельностью, не будучи ИП

  1. Потому что без регистрации предпринимательского права любая деятельность будет признана вне закона (речь напомним, не идёт о юрлицах).
  2. Когда человек регистрируется как ИП, он встаёт на учёт в налоговую и выбирает систему, по которой налоговая будет взимать с него налоги за его коммерческую деятельность.
  3. ИП после регистрации берёт на себя имущественную ответственность за всё, чем он владеет.
  4. Без регистрации ИП не получится нанимать сотрудников к себе на работу. А ИП это может делать в не нарушая законов. Ведь каждому нанятому нужна будет отметка в трудовой книжке.

Но если предприниматель остаётся физическим лицом, то стоит разобраться, что же и под этим термином понимается.

По факту и по букве закона, физическое лицо — человек, имеющий права и обязанности в рамках правового регулирования государственного строя.

  • Идентифицируется системой по ФИО.
  • Не обязан проходить никакой регистрации (кроме получения свидетельства о рождении и паспорта).
  • Имеет право на проведение экономических сделок с физическими и юридическими лицами в плане торговли, биржевой среды, производственных процессов и транспорта.
  • Прибыль, которые получает ИП и средства физлица полностью в их распоряжении относительно дальнейших над ними действий.
  • Никто не обязывает ни физлицо, ни ИП открывать расчётный банковский счёт или вести бухгалтерский учёт.
  • Никто не обязывает иметь печать.
  • ИП и физлицо одинаково отвечают перед законом за содеянные нарушения.
  • Адрес регистрации есть у физлица. У ИП он служит адресом регистрации бизнес деятельности.

Важно! Физлицо без ИП не может вести коммерческую деятельность. И в этом основополагающее отличие. То есть, тот самый Иванов Иван Андреевич не может заняться бизнесом, если он не пошёл и не зарегистрировал себя как индивидуального предпринимателя. Но даже после регистрации, когда он получает дополнительное право заниматься коммерцией, он остаётся в статусе физического лица.

Мы разобрали признаки физических лиц и посмотрели, в чём схожесть и различие между теми из них, кто зарегистрировал право на бизнес. Теперь давайте посмотрим, чтобы уже наверняка представлять себе ситуацию целиком, какие характерные черты есть у юрлиц.

  • Организация, которая будет заниматься бизнесом зарегистрирована и обладает определённым имуществом.
  • У юрлица есть своё отдельное название и адрес регистрации.
  • Отдельная ответственность.
  • Юридическое лицо действует в форме определённого коллектива, который структурирован, разделён на управляющих и подчинённых сотрудников, который действует в определённой формальной сфере прав и обязанностей каждого его члена.
  • Юрлицо имеет право являться в судебном разбирательстве, как истцом, так и ответчиком.
  • Положено вести бухгалтерский учёт, подавать отчётность в ФСН, а также внебюджетные фонды.
  • Юридическое лицо несёт ответственность перед законом за совершённые нарушения исходя из выбранной организационной формы.
  • Юрлицу достаётся право на получение лицензий определённого вида деятельности, недоступного другим формам коммерческой деятельности.
  • Печать — обязательный инструмент ведения деятельности юрлица, также как и расчётный счёт в банковской организации.
Нет видео.
Видео (кликните для воспроизведения).

Примечание: что касается имущественной ответственности, то в случае организации юрлица, его учредители вкладывают в общую «копилку» свои части уставного капитала.

Примечание 2: В судебных разбирательствах юрлицо является представителем всей организации.

  • Необходимость отчётности перед налоговым ведомством.
  • Контролирующие и проверяющие органы устраивают проверочные мероприятия в отношении обеих форм предпринимательства.
  • Имеют право нанимать работников в штат.

Чтобы окончательно понять, почему ИП не является юридическим лицом, можно привести по пунктам следующие характеристики:

Налоги. Платят и те, и другие.

Учёт. Ведут и те, и другие.

Работники в штате. Нанимать могут все.

Расчётный счёт. ИП имеет право. Юрлицо — обязано.

Печать. ИП — имеет право. Юрлицо — обязано.

Штрафы. Обязательны при правонарушениях как со стороны ИП, так и со стороны юрлиц. Однако в случае вторых, они значительнее.

Ответственность. ИП несёт ответственность всем, что у него есть. Юридическое лицо — только в рамках своей доли уставного капитала.

Регистрация. ИП регистрируется просто. Нужен паспорт, заявление и квитанция. У юрлица будут нужны учредительные документы.

Адрес. ИП регистрируется по месту жительства, бизнес ведёт не обязательно там. Юрлицо имеет юридический адрес, который чаще всего совпадает с местом нахождения офиса.

Виды деятельности. У ИП много ограничений на различные сложные виды коммерции. Юридическое лицо может получить лицензию на них.

Распоряжение доходами. ИП сам решает как распоряжаться. При снятии наличных средств со счёта, нужно лишь указать, что это доход предпринимателя. Юрлицо обязано указывать цель — для чего они потом будут использованы.

Как бы ни были похожи две формы предпринимательства, различий всё же больше. Как по количеству, так и по качеству, особенно в сфере обязанностей и ответственности. С другой стороны, индивидуальный предприниматель может воспользоваться своим правом на открытие расчётного счёта, на создание печати и на набор сотрудников. Тогда уровень различий резко сократится.

Плюсы и минусы ИП по сравнению с юридическим лицом

Все эти факторы (как положительные, так и отрицательные) можно вывести из того, что мы с вами определили ранее на основе сравнения двух форм коммерческой деятельности.

Среди явных преимуществ можно выделить:

  • Простота регистрационных действий при открытии ИП (и при закрытии тоже).
  • Спокойное распределение доходов от своей деятельности так, как будет нужно.
  • Отчётность несложная.
  • Офис — необязательное условие. Вы как ИП регистрируйтесь по адресу своего проживания, поэтому можете работать и дома.
  • Существует ряд форм ведения бизнеса, которые нацелены на упрощение обязанностей — ЕНВД, УСН, ПСН.

Недостатки:

  • Ответственность вы будете нести всем личным имуществом, а не только тем, которое относится к действиям ИП.
  • Различные виды деятельности останутся для вас недоступными.
  • Крупнейшие, а чаще всего и самые выгодные партнёры не станут работать с мелкими предпринимателями. Связано это чаще всего с отсутствием платы по НДС.
  • В пенсионный фонд вы всё равно будете платить отчисления, даже если работаете один, или вообще не работаете, но ИП действует.

Мы разобрались чем отличаются простые физические лица, ИП и юридические лица. Отличий, как и сходств найти можно много. Ровно, как и положительных и отрицательных черт у все форм ведения хозяйственной деятельности. И, если снова задаться вопросом, озвученным вначале статьи — является ли ИП юридическим лицом, то с уверенностью можно сказать «Нет».

Индивидуальный предприниматель, это всё то же физическое лицо. Но зарегистрировавшее свою деятельность согласно правилам регистрации и учёта предпринимательской деятельности. И соответственно, приобретшее после этого определённые права и обязанности, которые в свою очередь регулируются отдельными законами и статьями кодексов.

Правовой статус предпринимателя: ИП является физическим или юридическим лицом?

Согласно гражданского кодекса Р.Ф. ИП это физическое лицо, которое имеет право заниматься коммерческой деятельности. Предприниматель отвечает по своим обязательствам всем своим имуществом.

К какой форме бизнеса относится индивидуальное предпринимательство?

Многие не могут разобраться в организационно-правовой принадлежности ИП: это физическое или юридическое лицо? Ответ на данный вопрос обозначен в ст. 23 ГК РФ, согласно которой любой гражданин имеет право заниматься трудовой деятельностью в качестве ИП без образования юридического лица.

Понятие юридического лица трактуется по-другому: это зарегистрированная организация (ООО), имеющая учредителей и уставной капитал. ИП же ведет предпринимательскую деятельность без такового.

Стоит отметить, что индивидуальный предприниматель во многих случаях наделен теми же полномочиями, что и ООО. Например, он может также открывать расчетный счет, заключать договоры и осуществлять практически те же самые виды деятельности, за исключением некоторых из них.

Физическое лицо (ИП)

Юридическое лицо (ООО)

Упрощенный порядок регистрации, минимальная госпошлина

Для регистрации необходимо множество документов, более высокая госпошлина

Отвечает перед Законом своим личным имуществом

Рискует только долей в уставном капитале

Нет необходимости вести бухгалтерский учет и открывать расчетный счет

Постоянный документальный контроль движения денежных средств, обязательное открытие расчетного банковского счета

Распоряжается прибылью по своему усмотрению

Руководитель не имеет права забирать полученную выручку

Не может заниматься любыми видами деятельности

Нет ограничений в видах деятельности

Платит взносы в ПФР, даже если нет прибыли

Есть возможность не платить взносы в ПФР при отсутствии доходов

Нельзя продать бизнес

Нет запретов на продажу бизнеса

Более низкие штрафные санкции

Высокие штрафы в случае обнаружения нарушений по НК РФ

Нельзя привлекать инвесторов

Возможность привлечения инвесторов

Таким образом, у каждой из организационно-правовых форм есть свои плюсы и минусы, и любой действующий индивидуальный предприниматель может зарегистрировать ООО, обратившись в УФНС с документами, но платить налоги и взносы придется за все формы деятельности.

Пример: гражданин, являясь учредителем ООО, занимающейся изготовлением строительных материалов, решает продавать одежду через Интернет-магазин. Для этого он имеет право отдельно открыть ИП, но платить налоги в УФНС, взносы в ПФР и ООМС он обязан за обе организации.

В данном случае, задаваясь вопросом – ИП – это юр. лицо или же обычное физ. лицо? – нужно исходить именно из формы бизнеса, который ведет гражданин. При разрешении судебных споров, заполнении документов, подачи отчетностей от ООО он будет являться юридическим, а от ИП – физическим лицом.

В соответствии с АПК РФ, Арбитражный суд вправе принимать обращения от организаций и индивидуальных предпринимателей при возникновении следующих споров:

  • Экономических: например, о задолженностях.
  • Административных: при ведении не зарегистрированного в законном порядке бизнеса.
  • Организационных: банкротство ООО.
  • Налоговых: неоплата авансовых платежей в установленные сроки.
  • Корпоративных: при причинении убытков, нанесенных соучредителями, учредителями и участниками юридическому лицу.
  • Межнациональных экономических: при неисполнении обязательств компанией, зарегистрированной на территории РФ, в отношении иностранного гражданина, или же наоборот.

При вынесении постановления о наложении штрафных санкций, суд вправе руководствоваться данными и о личном имуществе индивидуального предпринимателя. Если же штраф накладывается на ООО, то арбитраж может учитывать только уставной капитал организации.

Ввиду того, что ИП является физическим, или организация – юридическим лицом, то все конфликты и споры между ними попадают в компетенцию Арбитражного суда и разрешаются только в судебном порядке.

Дополнение

Остались вопросы о нюансах юридического статуса ИП или вам требуется развернутая консультация эксперта по другому вопросу юридическому вопросу? Фабрика манимейкеров рекомендует воспользоваться онлайн-сервисом “Правовед” для получения профессиональной консультации опытного юриста. (Получение первого ответа в течении 15 минут после его публикации).

ИП — физическое или юридическое лицо? Разбираемся в правовом статусе предпринимателя

Правовой статус индивидуального предпринимателя — частая причина возникновения споров.

Индивидуальный предприниматель — это физическое или юридическое лицо?

ИП — физическое лицо, имеющее право вести предпринимательскую деятельность. Индивидуальный предприниматель придерживается предписаний закона, полностью распространяющихся и на юридических лиц.

Если рассматривать ИП в плане того, это частное лицо или организация при переводе денег, то все зависит от того, на какой именно счет отправляются средства. Если счет фигурирует в документах ИП, перевод отправляется на счет организации. При этом не важно, что предприниматель относится к категории физических лиц. Когда перевод осуществляется на личный счет человека, который никак не связан с предпринимательской деятельностью, он выполняется на имя физического лица по стандартной схеме.

Отдельно стоит рассмотреть ситуацию со штрафами, так как правовой статус ИП, а именно это физическое лицо или должностное лицо, часто вызывает сомнения. Если человек зарегистрирован в качестве предпринимателя, он признается должностным лицом, поэтому сумма штрафа при обнаружении нарушений значительно возрастает.

Важно! Если у ИП работают сотрудники, выполняющие обязанности в соответствии с инструкциями, они тоже несут ответственность как должностные лица за нарушения, совершенные в рамках своих компетенций.

Различия между индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами

ИП — это не юридическое лицо, поэтому между этими двумя формами ведения бизнеса есть значимые отличия. Чтобы вам было удобнее разобраться в разнице между правовыми статусами, мы собрали основную информацию о правовых отличиях между ИП и ООО в таблицу

Работники в штате

на усмотрение предпринимателя

в рамках доли уставного капитала

с базовым пакетом документов

базовые + учредительные документы

совпадает с местом проживания

совпадает с местом нахождения офиса

ограничение на отдельные виды деятельности

возможно получение лицензии на все виды деятельности

нет строгой отчетности

требуется указывать цель снятия средств со счета

Если рассматривать вопрос, индивидуальный предприниматель является юридическим лицом или нет, можно смело дать отрицательный ответ. Несмотря на это, человек, наделенный статусом ИП, рискует всем своим личным имуществом, так как оно может быть конфисковано или арестовано при выявленных нарушениях. Например, если вы не будете платить налоги.

ИП выгоднее, ведь для него предусмотрены поблажки со стороны государства в плане налогообложения. Кроме того, вы можете выбирать упрощенные системы — ЕНВД, ПСН, УСН, патент. Но в пенсионный фонд вы будете обязаны делать отчисления, даже если в данный момент не работаете, не имеете наемных сотрудников.

Что ИП, что юрлица имеют право пользоваться услугами удаленных специалистов, в том числе бухгалтеров. Это облегчает процесс отчетности, уменьшает количество ошибок, защищает от нежелательных разбирательств со стороны проверяющих органов, а также экономит ваши деньги на содержание штатных работников. Если вы ранее не прибегали к помощи удаленных экспертов, оцените их работу, воспользовавшись сервисом Главбух Ассистент.

Некоторые виды деятельности недоступны ИП, при этом многие партнеры отказываются от сотрудничества с физическим лицом по причине того, что отсутствует плата по НДС. Это ведет к снижению доходов, отсутствию развития, а часто и к материальным проблемам, ведь чтобы активно развиваться, нужно иметь обширную базу компаний-партнеров.

ИП — это физ. лицо, наделенное большей частью прав юрлица. При необходимости вы можете сменить правовой статус с физического на юридический и наоборот. Для этого достаточно подготовить пакет документов и оформить разрешения в соответствии с законом. Облегчить процесс позволит сотрудничество с аутсорсинговой компанией, помогающей преодолеть трудности, связанные с регистрацией.

Три месяца бухгалтерского, кадрового учета и юридического сопровождения БЕСПЛАТНО. Торопитесь оставить заявку, предложение ограничено.

ИП – физическое или юридическое лицо? Является ли ИП юридическим лицом?

В наши дни все знают аббревиатуру ИП – индивидуальный предприниматель. Но не каждый представляет себе юридический статус этого ИП. Часто задают вопрос: “ИП – физическое или юридическое лицо?”. Попробуем разобраться.

По закону любой коммерческой деятельностью можно заниматься с подтверждением собственного юридического статуса соответственно законодательным актам. Как известно, к предпринимательской деятельности относится любой ее вид, направленный на получение прибыли. В России ею могут заниматься юридические и физические лица.

Как известно, формы юридических лиц – государственные (а также муниципальные унитарные) предприятия и коммерческие организации. Другая категория, которой разрешена эта самая коммерческая деятельность, – индивидуальные предприниматели. В Гражданском кодексе черным по белому прописано: “Индивидуальный предприниматель (ИП) свою деятельность осуществляет без образования ЮЛ (юридического лица)”. Но почему в таком случае все чаще звучит вопрос: “ИП – физическое или юридическое лицо?”. Неужели все дело в нашей вопиющей юридической безграмотности?

Оказывается, не так все просто. Причина возникновения подобных сомнений – в том, что тот же ГК после определения индивидуального предпринимателя практически сразу же сообщает, что к его деятельности применяются те же самые положения и правила, которые регулирует деятельность юридических лиц. Зачастую и налоговые органы предъявляют к предпринимателям требования, аналогичные требованиям к коммерческим организациям. Вот и возникает неразбериха, при которой как сами ИП, так и контролирующие органы, которым те подотчетны, путаются в многочисленных видах и формах отчетности, требуемой с юридических лиц и предпринимателей.

Отстаивать свои права в налоговой инспекции индивидуальным предпринимателем приходится путем долгих жалоб и разбирательств. Некоторая неразбериха царит и в деятельности банков, относящейся к ИП. Не все банки четко сами понимают: ИП – физическое или юридическое лицо? Какие указания применимы к предпринимателям? Из-за этого ИП вынуждены составлять горы ненужных отчетов, постоянно отстаивать свои права и пытаться сменить банк на более лояльный.

Может, все же, ИП – это юридическое лицо? Давайте посмотрим, что именно сближает индивидуальных предпринимателей с юридическими лицами. Главным образом, это вопросы финансовой дисциплины. В наши дни регистрация ИП подразумевает обязанность вести кассовые книги с четким указанием поступления и расхода денежных средств аналогично юридическим лицам. Им вменено в обязанность сдавать налоговую отчетность. Если гражданин, зарегистрированный как ИП, получает доход в качестве физического лица (например, от сдачи или продажи жилья), ему придется подавать две декларации – одну как частному лицу, другую – как ИП с указанием доходов от предпринимательской деятельности.

Налоговая инспекция точно так же проверяет ИП, как юридических лиц. Это же относится и к прочим контролирующим органам. Индивидуальный предприниматель отчитывается перед трудовой и пожарной инспекциями, Комитетом по защите прав потребителей и прочими многочисленными инстанциями.

Индивидуальный предприниматель обладает правом привлекать наемных работников, вносить записи в трудовые книжки. Работающим гражданам не важно, является ИП юридическим лицом или нет. Гражданский кодекс РФ декларирует для всех работающих равные права в сфере трудового законодательства независимо от организационной формы работодателя. Для соблюдения прав сотрудников ИП обязан заключать официальные трудовые договора, платить взносы во все внебюджетные фонды и выплачивать налоги за своих работников.

К слову сказать, ИП имеет право выбрать систему налогообложения, наиболее выгодную для него, что также роднит его с юридическим лицом.

А существует ли какое-то отличие ИП от юридического лица? Существует, и не одно. Общего у индивидуального предпринимателя с физическим лицом также немало. В частности, все доходы ИП может использовать по собственному усмотрению и в любой момент, ни перед кем не отчитываясь. Как известно, в коммерческой организации доходы выплачиваются лишь раз в квартал в форме дивидендов. В этом немаловажном вопросе ИП, без всякого сомнения, пользуется гораздо большей свободой по сравнению с ЮЛ.

С юридической точки зрения регистрация ИП не обязывает его вести бухгалтерский учет и в обязательном порядке открывать для ведения деятельности счет в банке. Такой предприниматель может вести расчет в наличных деньгах (разумеется, соблюдая все нормы законодательства). Хотя на практике в наши дни такое практически не встречается.

Другое важное отличие относится к размеру штрафов, который неизбежно случаются из-за за ошибок в ведении и официальном оформлении документов предпринимательской деятельности. Штрафы за такие нарушения, вольные или невольные, бывают весьма солидными. Штрафные санкции для юридических лиц на порядок больше, чем для лиц физических, к которым в данном вопросе относится ИП.

Как и любое физическое лицо, предприниматель не обязан иметь печать, в отличие от организации. По закону для удостоверения документов ему достаточно подписи. Но нужно отметить, что на практике большинство партнеров индивидуальных предпринимателей с недоверием относится к такой форме регистрации договоров. Большинство ИП рано или поздно заводит собственную печать. Таким образом, данное отличие можно считать довольно условным.

С недавних пор торговлю спиртными напитками могут вести только юридические лица, поэтому многим предпринимателям пришлось срочно зарегистрировать ООО или другие формы юридических лиц. Несмотря на право иметь наемных работников, предприниматель обязан лично вести свой собственный бизнес и на всех документах должна стоять его собственная подпись. Другое лицо имеет право подписи любых документов для ИП только по доверенности. Таким образом, должность директора либо генерального директора в штате сотрудников ИП – абсолютная фикция, ведь согласно закону эти лица имеют право подписи ответственных документов без доверенности.

Предприниматель сохраняет свой статус в случае официального прекращения деятельности. Таким образом, он должен постоянно платить взносы в ПФ (Пенсионный фонд) независимо от наличия доходов, в то время как юридическое лицо в отсутствие деятельности и доходов имеет право уволить весь штат сотрудников или отправить в неоплачиваемые отпуска (и не платить никаких взносов).

Из всего вышеперечисленного становится ясно, что при всех противоречивых и спорных моментах нашего законодательства индивидуальный предприниматель – все же физлицо, а не ЮЛ, что подчеркивается Гражданским кодексом, но в своей деятельности это лицо обязано принять большинство нормативных актов и требований, регламентирующих деятельность организаций, если только нет прямых указаний на исключения из правил для ИП.

Развитие предпринимательской деятельности привело к образованию различных форм бизнеса (ООО, АО и ИП). Начинающие бизнесмены могут легко запутаться в количестве видов организационно-правовых форм для ведения предпринимательской деятельности. При этом не многие знают, в чем отличие между этими хозяйствующими субъектами, а также ИП – это физическое или юридическое лицо? Поэтому попробуем разобраться более детально в этом вопросе.

На основании Гражданского кодекса (ГК РФ) индивидуальным предпринимателем считается физ лицо, которое прошло государственную регистрацию в установленном законом порядке без образования юридического лица.

Путаница возникает из-за того, что в РФ нормативные акты по-разному трактуют закон. Поэтому не всегда понятно, ИП относится к физическим или юридическим лицам? Разночтение следует из оговорки «если иное не вытекает из законов…». Именно эта фраза дает повод для рассуждений кем является ИП, физическим или юридическим лицом.

Дополнительно разная трактовка возникает в связи с тем, что гражданин, который получает статус ИП, наделяется такими же правами как юридические лица. Поэтому многие думают, что ИП считается физическим и юридическим лицом одновременно. Тем более что на практике предприниматель может заниматься любым видом коммерческой деятельности, с целью получения прибыли, кроме тех, что запрещены законом.

Определенная неразбериха также возникает при использовании программных продуктов для ведения бухгалтерии. Программа 1С ИП (физическое или юридическое лицо) не определяет. При вводе предпринимателя как предприятие, возникает ошибка, а ввод ИНН ИП также не позволяет завершить формирование базы. Программный продукт реагирует только на ИНН гражданина.

И все же в России самой распространенной формой бизнеса является ИП. Тогда как в Республике Беларусь (РБ) такой правовой формой служит УП или унитарное предприятие. Это частное лицо, прошедшее регистрацию как юридическое лицо и имеющее право заниматься коммерческой деятельностью. Поэтому вопрос о том, ИП физическое или юридическое лицо в РБ не стоит. Статус предпринимателя четко определяется Законом РБ от 15 июля 2015 года №308-З.

Разобравшись с тем, кто такой ИП (физическое или юридическое лицо), нужно рассмотреть плюсы и минусы работы в статусе предпринимателя. Преимущества ИП:

  • упрощенная процедура регистрации и закрытия хозяйствующего субъекта;
  • возможность распоряжения получаемым доходом в соответствии с собственными нуждами;
  • упрощенный режим налогообложения. Например, предприниматель на УСН освобождается от уплаты НДС, налога на имущество, налога на прибыль;
  • упрощенная схема ведения отчетности о финансовых и хозяйственных результатах. Однако это не освобождает ИП от штрафов за несвоевременную сдачу декларации;
  • проведение общих собраний не требуется, что значительно облегчает процесс принятия решений.

Несмотря на явные преимущества, статус «индивидуальный предприниматель» имеет свои недостатки:

  • есть возможность утраты не только залогового, но и личного имущества, в случае невыполнения обязательств ИП перед банком или другими кредиторами;
  • ограничение в получении некоторых видов разрешений для ведения лицензированной деятельности;
  • нежелание крупных предприятий вести бизнес с предпринимателями, поскольку последние не являются плательщиками НДС;
  • отсутствие возможности осуществления совместной деятельности с другими ИП;
  • возникновение временной нетрудоспособности приводит к появлению правовой незащищенности для работника;
  • отсутствует возможность назначения руководителя. Все вопросы, связанные с финансовой или коммерческой деятельностью должны решаться непосредственно предпринимателем.

Законодатель позволяет предпринимателю стать юридическим лицом. Так как фактически будет действовать две разных правовых формы. Физическое лицо в статусе ИП и организация, учредителем которой является тот же гражданин. При этом регистрация вновь созданной структуры не требует заполнения заявления (форма Р11001) в части внесения информации о ранее оформленном ИП.

Участниками созданного хозяйствующего субъекта могут быть граждане и предприятия. Закон не ограничивает в правах предпринимателя как физическое лицо.

Нестабильная экономическая ситуация в стране нередко приводит к банкротству предприятий. Банкротство юридических и физических лиц (ИП) отличаются друг от друга, но есть и общие признаки:

  • невозможность исполнения требований кредиторов;
  • отсутствие денег для осуществления обязательных платежей по счетам организации или индивидуального предпринимателя.

Различия между процедурой ликвидации заключаются в совершении необходимых действий во время процедуры:

ИП это юрлицо или физлицо? Как отвечает закон и налоговая на этот вопрос.

Правовой статус индивидуального предпринимателя вызывает немало вопросов. В первую очередь, многим не ясно физическим или юридическим лицом с точки зрения законодательства является ИП.
Расскажем в статье, что по этому поводу считает налоговая и как по закону характеризуется индивидуальное предпринимательство.

○ Видео.

С точки зрения законодательства индивидуальный предприниматель не является юридическим лицом. Это следует из определения.

Ст. 11 НК РФ:
Индивидуальные предприниматели – физические лица, зарегистрированные в установленном порядке и осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, главы крестьянских (фермерских) хозяйств. Физические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, но не зарегистрировавшиеся в качестве индивидуальных предпринимателей в нарушение требований гражданского
законодательства Российской Федерации, при исполнении обязанностей, возложенных на них настоящим Кодексом, не вправе ссылаться на то, что они не являются индивидуальными предпринимателями.

В соответствии с этим текстом законодательства индивидуальный предприниматель является физическим лицом, которое ведет коммерческую деятельность. Это вполне однозначно. Однако правовой статус ИП подразумевает некую схожесть со статусом юридического лица. Разберемся далее, в чем схожесть и различия этих понятий.

Физическое лицо – это человек, обладающий правами и обязанностями, в рамках правового регулирования государства. У физлица существуют определенные признаки:

  • Идентификация осуществляется по ФИО.
  • Нет необходимости в прохождении дополнительной регистрации, кроме получения свидетельства о рождении и общегражданского паспорта.
  • Наличие права на осуществление экономических сделок с другими лицами и организациями.

Юридическое лицо – это организация, зарегистрированная в реестре, и имеющая обособленное имущество, которым отвечает по своим обязательствам.

  1. Юридическим лицом признается организация, которая имеет обособленное имущество и отвечает им по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести гражданские обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.
  2. Юридическое лицо должно быть зарегистрировано в едином государственном реестре юридических лиц в одной из организационно-правовых форм.
  3. К юридическим лицам, на имущество которых их учредители имеют вещные права, относятся государственные и муниципальные унитарные предприятия, а также учреждения.

Юридические лица имеют следующие признаки:

  • Наличие регистрации в едином реестре.
  • Определенное имущество в собственности.
  • Отдельное название и регистрационный адрес.
  • Наличие структурированного коллектива с управляющими и подчиненными.
  • Право на получение лицензий на некоторые виды деятельности, недоступные другим формам.
  • Обязательное наличие печати и расчетного счета в банке.

Юридическое лицо несет ответственность за ведение деятельности принадлежащим ему имуществом. Этот признак идентичен ответственности физического лица и ИП.

По сути физическое лицо и ИП имеют множество общих признаков. Однако ведение определенных видов предпринимательской деятельности без регистрации не допускается. Расскажем, в чем сходства и различия между ИП и физическим лицом.

К общим признакам можно отнести следующие факты:

  1. Законодательно ИП и физическое лицо равны.
  2. Это конкретный человек, имеющий ФИО и идентификационный номер.
  3. Место постоянной регистрации совпадает.
  4. ИП может выступать как гражданин при заключении сделок.
  5. Физлицо и ИП вправе проводить хозяйственные операции, заключать сделки, оформлять необходимые документы и совершать юридически значимые действия.
  6. В случае образования долга физлицо и ИП отвечают имуществом, находящемся в их собственности.

С точки зрения законодательства индивидуальный предприниматель – это статус физического лица. Тем не менее, разница между этими понятиями все же есть.

Отличие ИП от физического лица заключается в системе налогообложения доходов и допустимой сфере деятельности. К примеру, физическое лицо, имеющее статус ИП, не может быть наемным работником и одновременно вести предпринимательскую деятельность. Человек, будучи ИП, может быть наемным работником, но в качестве физического лица.

Физическому лицу, не имеющему статуса ИП, не доступны многие виды коммерческой деятельности. Так, например, он не может открыть павильон и продавать там какой-либо товар или заниматься оказанием бытовых услуг населению.

Довольно часто можно встретить отожествление статусов ИП и юридического лица. Это не совсем корректно с точки зрения законодательства, но тем не менее сходства между этими статусами безусловно есть. Рассмотрим в чем общность и различия.

Общность деятельности заключается в следующих факторах:

  • Цель создания – ведение предпринимательской деятельности и получение прибыли.
  • Необходимость прохождения процедуры государственной регистрации.
  • Доступность систем налогообложения – УСН, ЕНВД и т.д.
  • Возможность трудоустройства сотрудников в соответствии с ТК РФ.
  • Могут иметь расчетный счет в банке (для ИП не обязательно).
  • В суде могут быт истцом и ответчиком.

На этом схожесть заканчивается. Рассмотрим, чем отличаются ИП и юридические лица.

Главные отличия заключаются в следующем:

  • ИП – это конкретный человек, юридическое лицо – это организация.
  • Регистрация человека в качестве индивидуального предпринимателя осуществляется по месту постоянного проживания, а юридическое лицо оформляется по юридическому адресу.
  • ИП ведет деятельность самостоятельно, юридическое лицо – это коллектив людей (однако и те, и другие могут быть работодателями).
  • Имущество организации и ее учредителей обособлено друг от друга, ИП в свою очередь отвечает всем своим имуществом, как физическое лицо.
  • ИП не имеет собственного наименования.
  • Юрлицо обязано иметь печать и расчетный счет в банке, для ИП и то, и другое носит рекомендательный характер.
  • Деятельность юридического лица невозможна без наличия уставных документов.

Организации вправе вести коммерческую деятельность в любой сфере, не противоречащей законодательству. Для предпринимателей действуют определенные ограничения.

С точки зрения налогового законодательства индивидуальные предприниматели – это физические лица, обладающие особым статусом. Тем не менее, ФНС предусматривает для ИП льготные системы налогообложения с минимальной отчетностью.

Индивидуальные предприниматели на особом счету. Для них разрабатываются отдельные нормы и правила.

Прямого запрета на преобразование в законодательстве нет, то есть такое допускается. Для этого необходимо обратиться в территориальное отделение ФНС и подать соответствующие документы.

✔ Может ли физическое лицо заниматься коммерцией без открытия ИП или ООО?

Законодательно не допускается ведение коммерческой деятельности без регистрации. Это требуется для целей налогообложения, возможности нанимать сотрудников и беспрепятственно работать и рассчитываться с контрагентами.

Генеральный директор «Центр Геммерлинга» Иван Геммерлинг расскажет о различиях, плюсах и минусах в формах деятельности индивидуальных предпринимателей и юридических лиц.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Опубликовал : Вадим Калюжный, специалист портала ТопЮрист.РУ

Автор статьи: Василий Панасейко

Позвольте представиться. Меня зовут Василий. Я уже более 15 лет являюсь частным предпринимателем. Я считаю, что в настоящее время являюсь профессионалом в своей области и хочу помочь всем посетителям сайта решать сложные и не очень задачи. Все данные для сайта собраны и тщательно переработаны для того чтобы донести в удобном виде всю требуемую информацию. Однако чтобы применить все, описанное на сайте всегда необходима консультация с профессионалами.

✔ Обо мне ✉ Обратная связь Оцените статью: Оценка 4.6 проголосовавших: 8

Эксперт рассказал о тонкостях заключения гражданско-правовых договоров — Российская газета

Взаимоотношения между организациями и физическими лицами в рамках гражданско-правовых договоров имеют свои тонкости. Начнем с вопроса о законности деятельности физического лица. Имеет ли право гражданин без регистрации в качестве индивидуального предпринимателя оказывать услуги, выполнять работы или осуществлять продажу чего-либо юридическим или физическим лицам?

Елена Серова, директор департамента аудита и бухгалтерского сопровождения юридической фирмы «Клифф»

Согласно ст. 2 Гражданского кодекса предпринимательской является деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг, которая осуществляется самостоятельно на свой риск лицом, зарегистрированным в установленном законом порядке в качестве индивидуального предпринимателя. Учитывая это определение, отдельные случаи продажи товаров, выполнения работ, оказания услуг лицом, не зарегистрированным в качестве ИП, не являются правонарушением (конечно, если количество товара, его ассортимент, объемы выполненных работ, оказанных услуг и другие обстоятельства не свидетельствуют о том, что эта деятельность направлена на систематическое получение прибыли).

Что же может послужить доказательством, подтверждающим факт занятия деятельностью, направленной на систематическое получение прибыли? Это могут быть свидетельские показания, расписки в получении денежных средств, выписки с банковских счетов, акты передачи товаров (выполнения работ или оказания услуг), рекламные объявления, документы, подтверждающие закупку товаров и материалов. При этом само по себе отсутствие прибыли по сделкам не влияет на квалификацию правонарушений, так как извлечение прибыли является целью предпринимательской деятельности, а не ее обязательным результатом.

Тогда надо ли регистрироваться в качестве ИП в случае, если физическое лицо сдает в аренду собственное имущество (например, автомобиль или квартиру)? Согласно налоговому законодательству для физических лиц, участвующих в арендных отношениях или сделках по купле-продаже принадлежащего им на праве собственности имущества, не установлена обязанность по получению статуса ИП. Доходы, получаемые физическими лицами от сдачи в аренду или реализации движимого или недвижимого имущества, поименованы в ст. 208 НК как самостоятельный вид доходов, являющихся объектом налогообложения НДФЛ. На основании гражданского законодательства имущество, которое находится в личной собственности гражданина, является материально-вещественной ценностью, действующей в натуральной форме в течение длительного времени, и суть этой ценности не меняется в зависимости от изменения статуса самого физического лица.

Однако позиция налоговых органов в отношении квалификации сдачи имущества в аренду в качестве предпринимательской деятельности в последнее время меняется. Так, в письме от 08.02.2013 N ЕД-3-3/[email protected] ФНС предлагается в каждом конкретном случае оценивать, обладает ли деятельность по сдаче имущества в аренду признаками предпринимательской деятельности. В письме сказано, что о наличии в действиях гражданина признаков предпринимательской деятельности могут свидетельствовать следующие факты: изготовление или приобретение имущества в целях последующего извлечения прибыли от его использования или реализации; хозяйственный учет операций, связанных с осуществлением сделок; взаимосвязанность всех совершаемых гражданином в определенный период сделок; устойчивые связи с продавцами, покупателями, прочими контрагентами.

Вместе с тем, учитывая, что признаки предпринимательской деятельности носят оценочный характер, ФНС подчеркнула, что квалифицировать в соответствии с ними деятельность физического лица по сдаче в аренду собственного имущества возможно только при наличии полной и всесторонней информации обо всех обстоятельствах его деятельности.

Важным аспектом при заключении сделки между юридическим и физическим лицом, является обязанность по исчислению, удержанию и перечислению налога на доходы физических лиц, которая закреплена за юридическим лицом — налоговым агентом. Налоговые агенты обязаны удержать начисленную сумму налога непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате. В НК указано, что уплата налога за счет средств налоговых агентов не допускается. При заключении договоров и иных сделок запрещается включать в них налоговые оговорки, в соответствии с которыми выплачивающие доход налоговые агенты принимают на себя обязательства нести расходы, связанные с уплатой налога за физических лиц.

Если же удержание налога невозможно, налоговый агент обязан письменно сообщить налогоплательщику и налоговому органу по месту своего учета о невозможности удержать налог и его сумме. Одно из исключений ст. 226 НК — выплата доходов физическим лицам по договорам купли-продажи имущества. Граждане, получившие доход от продажи имущества, принадлежащего им на праве собственности и имущественных прав, за исключением случаев, когда такие доходы не подлежат налогообложению, самостоятельно исчисляют налог (подп. 2 п. 1 ст. 228 НК). Поэтому, в отношении доходов, выплачиваемых физическим лицам на основании договоров купли-продажи, организация не признается налоговым агентом, и обязанности по исчислению, удержанию, перечислению налогов в бюджет у нее не возникает. В обязанности налогового агента входит только ведение учета выплаченных сумм по таким договорам и подача справок в налоговые органы по месту учета о сумме выплат по окончанию налогового периода.

Согласно закону N 212-ФЗ, выплаты по гражданско-правовым договорам являются объектом обложения страховыми взносами, но только если договор заключен на выполнение работ или оказание услуг. Договора аренды или продажи имущества не относятся к объектам налогообложения. А вот страховые взносы и взносы от производственного травматизма по гражданско-правовым договорам на выполнение работ, оказание услуг, нужно перечислять только тогда, когда такое условие предусмотрено в договоре. Если его нет, то обязанности по уплате взносов у организации не возникает (ст. 5, 20.1 Закона N 125-ФЗ).

Понятие юридического лица в соответствии с международным правом

« Международное публичное право — это та система права, которая в первую очередь касается отношений между государствами ». [1] Система состоит из субъектов, обладающих правосубъектностью в большей или меньшей степени. « Субъект международного права может быть определен как субъект, способный обладать международными правами и обязанностями и способный защищать свои права путем предъявления международных требований » [2] , хотя некоторые авторы сомневаются в том, что « служит ли доктрина субъектов с полезным назначением любой лонж р ». [3] Традиционно это государство было единственным субъектом международного права. Однако «сегодня принято, что этот предмет распространяется на права и обязанности международных организаций [4] , компаний [5] и физических лиц [6] ». [7]

Широко признано, что признанные и независимые государства обладают неограниченной правосубъектностью. Для государственности четыре требования: постоянное население [8] ; территория [9] ; правительство [10] ; и способность вступать в отношения с другими государствами. [11] Признание государства — важный фактор, указывающий на существование правосубъектности, но не окончательный [12] . Кажется, что большинство подобных государству образований можно отнести к субъектам международного права, однако маловероятно, чтобы широко непризнанное государство было названо таковым. В случае исчезновения состояния [13] , новое, возникающее на его месте, либо продолжит свою предшествующую личность [14] , либо приобретет новую [15] .

В случае федеративных государств центральное правительство обычно несет ответственность за международные отношения, но в некоторых федерациях компонентному государству разрешено вступать в отношения с иностранными государствами. [16] Миниатюрные государства, такие как Монако, несмотря на их очень маленькое население, « были признаны обладающими полной международной правосубъектностью» . [17] Более того, Sui Generis Организация Холли Престола пользуется статусом наблюдателя в Организации Объединенных Наций, включая все права полноправного членства, за исключением голосования и выдвижения кандидатов [18] , она также заключает двусторонние соглашения с другими государствами, такими как конкордаты [19] .Аналогичным образом итальянская судебная система [20] признала Суверенный военный Мальтийский орден госпитальеров в качестве суверенного образования. [21] С другой стороны, территории под кондоминиумом, такие как залив Фонсека, [22] , не являются субъектами международного права. [23]

«Государству Палестина» отказано в статусе государства, поскольку оно не контролирует какой-либо участок земли. [24] Однако освободительные движения, такие как Организация освобождения Палестины, обладают определенной степенью правосубъектности, [25] , которая была признана Судом [26] , а также ООН [27] , которому ООП предоставил статус наблюдателя. [28] Похоже, что принцип самоопределения узаконивает не только подобные движения, но и некоторые группы повстанцев. [29]

Число международных правительственных организаций стремительно росло после Второй мировой войны. Эти органы создаются государствами и наделены определенной автономией для реализации общих целей. [30] Международный суд постановил, что МПО может обладать правосубъектностью [31] .Согласно объективному подходу, [32] может быть признано юридическим лицом, если удовлетворяются определенные требования. [33] После создания юридического лица МПО оно пользуется определенными правами и привилегиями [34] , а также, как в случае Международного совета по олову, [35] может нести ответственность за невыполнение своего обязательства. [36] Хотя международные организации создаются на основе договоров [37] , это общепринятый подход, согласно которому личность такой организации является « объективной и противопоставленной нечленам». [38]

« Ключевым фактором, отличающим международные межправительственные организации, такие как ООН … от международных неправительственных организаций, таких как Amnesty International …, является то, что первые состоят преимущественно из государств (и других межправительственных организаций), тогда как вторые состоят из частных предприятий, хотя действуют более чем в одной стране ». [39] Различные НПО внесли свой вклад в создание международного права, особенно в области прав человека и защиты окружающей среды. [40] В соответствии с резолюцией 1968 года, [41] Экономическому и Социальному Совету ООН разрешено предоставлять консультативный статус таким НПО. [42] Международный комитет Красного Креста, вероятно, самая престижная неправительственная организация. В деле Обвинитель против Симича [43] Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии признал МККК обладающим международной правосубъектностью, аналогичным статусу Организации Объединенных Наций [44] .Его важность также признана в Женевских конвенциях 1949 [45] , согласно которым государства обязаны сотрудничать с МККК во время потенциального конфликта. [46] Более того, согласно некоторым договорам [47] , НПО имеют право предоставлять информацию международным органам, если государство отказывается это делать. [48] С другой стороны, кажется, что в рамках международного правопорядка деятельность лоббистов и групп давления остается их основной ролью. Некоторые авторы утверждают, что даже несмотря на то, что некоторые организации могут даже возбудить дело против государства в национальных судах, [49] , помимо МККК, никакая другая НПО « не признана субъектом международного права». [50] Это может иметь место в первую очередь потому, что действия НПО находятся под контролем государств как основных действующих лиц в международном праве. [51]

[…]


[1] О’Брайен Дж. Международное право (Кавендиш Паблишинг Лимитед, Лондон, 2001 г.), тел. 1

[2] Качоровска А. Международное публичное право (Routledge, Abingdon 2010), 176

[3] Парлетт К. «Индивидуальные и структурные изменения в международной правовой системе» (2012) Кембриджский журнал международного и сравнительного права, Том 1 / Выпуск 3, стр.60-80

[4] Репатриация лиц, получивших травмы на службе в Организации Объединенных Наций (1949 год) ICJ 174; 16 ILR 318

[5] Например, Тексако Оверсиз Петролеум Компани против Ливийской Арабской Республики 53 ILR [1977] 389

[6] Например, Прокурор против Фурунджии 38 ILM 317 [1999] Дело № IT-95-17 / 1-T

[7] О’Брайен Дж. Международное право (Кавендиш Паблишинг Лимитед, Лондон, 2001 г.), тел. 1

[8] Например,«Кочевых племен без каких-либо устойчивых территориальных связей будет недостаточно» (Западная Сахара (консультативное заключение) [1975] ICJ 3, найденный в O’Brien J. International Law (Cavendish Publishing Limited, Лондон 2001) на 140)

[9] Территория не требует точного определения, она также может быть предметом спора между государствами: например, Израиль (найден О’Брайеном Дж. Международным правом (Кавендиш Паблишинг Лимитед, Лондон, 2001 г.), 140)

[10] Однако в Сомали не было правительства в 90-е годы, но она не уступила статусу государства, возможно, из-за презумпции преемственности государства, которая подразумевала, что в какой-то момент в Сомали будет существовать правительство. будущее (Эванс М.Международное право (Oxford University Press, Oxford 2006), 239)

[11] Монтевидео Конвенция о правах и обязанностях государств, статья 1 (1), 1933 год

[12] Тайвань, называющий себя Китайской Республикой, которая удовлетворяет всем критериям государственности и поддерживает отношения с другими государствами, а также является стороной различных международных соглашений, может быть охарактеризована как обладающая частичной правосубъектностью, хотя и не признанная отдельное состояние.(Качоровска А. Международное публичное право (Routledge, Abingdon 2010), стр. 201)

[13] Исчезновение государства никогда не может быть следствием использования незаконной силы, а скорее результатом слияния и присоединения или роспуска. (Шоу М. Международное право (Cambridge University Press, Cambrigde 2003), стр.186)

[14] Например, Российская Федерация обладает правосубъектностью бывшего Советского Союза (например, председатель Совета Безопасности ООН)

[15] Например, после распада Социалистической Федеративной Республики Югославии в начале 90-х годов Сербия и Черногория была вынуждена подать заявку на место в Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций, даже если она назвала себя Федеративной Республикой Югославия.(Резолюция Совета Безопасности 777 1992, цитируется в Dixon M. & McCorquodale R. Cases and Material on International Law (Blackstone Press Limited, London 2000) at 140)

[16] Это можно проиллюстрировать тем фактом, что Украинская ССР и Белорусская ССР финансировали членов Организации Объединенных Наций в 1945 году вместе с СССР, хотя в то время оба составляли неотъемлемые части Советского Союза. Для этого требовалась некоторая ограниченная степень правосубъектности. (Качоровска А. Международное публичное право (Routledge, Abingdon 2010), 192)

[17] Качоровска А.Международное публичное право (Routledge, Abingdon 2010), 179

[18] Резолюция 58/314 Генеральной Ассамблеи 2004

[19] Например, Конкордат между Святым Престолом и Португалией 2004 г.

[20] Скарфо против Суверенного Мальтийского ордена [1957] 24 ILR 1 Римский трибунал

[21] Диксон М. и Маккоркодейл Р. Дела и материалы по международному праву (Blackstone Press Limited, Лондон, 2000 г.), тел. 159

[22] Дело о споре о суше, островах и морских границах (Сальвадор / Гондурас, вмешательство Никарагуа) [1992] ICJ

[23] указ.соч. № 17

[24] О’Брайен Дж. Международное право (Кавендиш Паблишинг Лимитед, Лондон, 2001 г.), 140

[25] Дополнительный протокол I 1977 г. к Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны 1949 г.

[26] Арафат и Салах RDI, 69 [1986] Итальянский Corte di Cassazione

[27] Резолюция 3237 (XXIX) Генеральной Ассамблеи 1974 г.

[28] Кассез А. Международное право (Oxford University Press, Oxford 2001), 76

[29] Ограниченная правосубъектность может быть приобретена некоторыми повстанческими группами, которым государство, против которого они сражаются, предоставило признание войны, в результате чего конфликт регулируется законами войны, такими как Гаагские конвенции 1899 года и 1907 (Международный Кассез А.Международное право (Oxford University Press, Oxford 2001) 67)

[30] Консультативное заключение о законности применения ядерного оружия в вооруженном конфликте Доклады Международного суда [1996], цитируемые в Cassese A. International Law (Oxford University Press, Oxford 2001) at 70

[31] указ. соч. № 4

[32] Принимая во внимание, что индуктивный подход предусматривает, что правосубъектность может подразумеваться на основании полномочий, которыми наделена организация, но она будет обладать правосубъектностью только в том случае, если учредитель этого пожелает.(Эванс М. Международное право (Oxford University Press, Oxford, 2006), стр. 282)

[33] Это должно быть постоянное объединение государств, предназначенное для достижения определенных целей, обладающее административными органами и обладающее властью, отличной от власти государств-членов, в то время как его компетенция должна осуществляться на международном уровне, а не ограничиваться национальными системы только своих государств-членов (Kaczorowska A. Public International Law (Routledge, Abingdon 2010) at 204)

[34] Он имеет право заключать международные соглашения с государствами, не являющимися членами, право на иммунитет от юрисдикции государственных судов, право на защиту своих агентов и служащих в третьих государствах, когда они действуют в своем официальном качестве, а также право на предъявлять международные претензии.(Кассез А. Международное право (Oxford University Press, Oxford, 2001), стр. 74)

[35] Re Международный совет по олову [1988] 3 Все ER 257 (CA)

[36] Эванс М. Международное право (Oxford University Press, Oxford, 2006), 283

[37] Договоры связывают только их стороны (Венская конвенция о праве договоров 1969 года, статья 34)

[38] Эванс М. Международное право (Oxford University Press, Oxford, 2006), 284

[39] Эванс М.Международное право (Oxford University Press, Oxford 2006), 279

[40] Совет Европы признает, что «международные неправительственные организации выполняют работу, имеющую значение для международного сообщества», поэтому установили правила, устанавливающие условия для признания правосубъектности этих организаций, чтобы облегчить их деятельность на европейском уровне ». (Европейская конвенция о признании юридического лица международных неправительственных организаций, CETS No.: 124, преамбула)

[41] Резолюция 1296 (XLIV) Экономического и Социального Совета от 1968 г.

[42] Качоровска А. Международное публичное право (Routledge, Abingdon 2010), тел. 215

[43] Обвинитель против Благое Симича, Милана Симича, Мирослава Тадича, Стевана Тодоровича и Симо Зарича [1999] Дело № IT-95-9-PT

[44] указ. соч. н 42

[45] Конвенция об обращении с военнопленными, статья 81

[46] Эванс М.Международное право (Oxford University Press, Oxford 2006), 324

[47] Например, Конвенция о правах ребенка, статья 45

[48] Эванс М. Международное право (Oxford University Press, Oxford, 2006), 325

[49] Гринпис Инк (США) против Государства Франция, 946 F.Supp. 773 [1996]

[50] Качоровска А. Международное публичное право (Routledge, Abingdon 2010) at 216

[51] Эванс М.Международное право (Oxford University Press, Oxford 2006), 326

Комиссия Организации Объединенных Наций по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) Определение

Что такое Комиссия Организации Объединенных Наций по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ)?

Комиссия ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) была создана в качестве вспомогательного органа Генеральной Ассамблеи ООН (ГА ООН) в 1966 году. Она является основным юридическим органом системы ООН в области права международной торговли.Официальная функция ЮНСИТРАЛ — модернизация и гармонизация правил ведения международного бизнеса. Организация отвечает за содействие развитию международной торговли и инвестиций.

Ежегодные сессии ЮНСИТРАЛ проводятся поочередно в Нью-Йорке и Вене, где находится ее штаб-квартира.

Ключевые выводы

  • Комиссия Организации Объединенных Наций по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) была учреждена как вспомогательный орган ООН.N. Генеральная Ассамблея (ГА ООН) в 1966 году.
  • Организация отвечает за содействие развитию международной торговли и инвестиций.
  • Большая часть сложной сети международно-правовых норм и соглашений, влияющих на сегодняшние коммерческие договоренности, была достигнута в результате длительных и подробных консультаций и переговоров, организованных ЮНСИТРАЛ.
Что такое международная торговля?

Общие сведения о Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ)

С распространением мировой торговли в 1960-х годах национальные правительства осознали необходимость в гармонизированном глобальном наборе стандартов, который заменил бы различные национальные и региональные правила, которые до того момента в значительной степени регулировали международную торговлю.

В ответ на это Организация Объединенных Наций учредила Комиссию Организации Объединенных Наций по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) в 1966 году. Согласно UNICTRAL, большая часть сложной сети международно-правовых норм и соглашений, влияющих на сегодняшние коммерческие договоренности, была достигнута в течение длительного времени и подробные консультации и переговоры, организованные организацией.

ЮНСИТРАЛ исходит из того, что международная торговля приносит ее участникам глобальные выгоды.С ростом экономической взаимозависимости во всем мире ЮНСИТРАЛ стремится способствовать расширению и облегчению глобальной торговли посредством постепенной гармонизации и модернизации права международной торговли.

Через основные области коммерческого права. его мандат включает разрешение споров, международную договорную практику, транспорт, несостоятельность, электронную торговлю, международные платежи, обеспеченные транзакции, закупку и продажу товаров. ЮНСИТРАЛ стремится сформулировать современные, справедливые и согласованные правила таких коммерческих сделок.Его работа включает в себя конвенции, типовые законы и правила, принятые во всем мире; правовые и законодательные руководства и практические рекомендации; обновленная информация о прецедентном праве и актах единого коммерческого права; техническая помощь в проектах правовой реформы; и региональные и национальные семинары по единому коммерческому праву.

Членство в ЮНСИТРАЛ определяется Генеральной Ассамблеей ООН. Первоначальный членский состав состоял из 29 государств-членов ООН; в 1973 году это число было увеличено до 36, а затем снова расширилось в 2002 году до 60 штатов.Государства представляют различные правовые традиции и уровни экономического развития.

Государства-члены намеренно выбраны в качестве глобально представительных, и поэтому 60 государств включают 14 африканских государств, 14 азиатских государств, восемь восточноевропейских государств, 10 латиноамериканских и карибских государств и 14 западноевропейских и других государств. Генеральная Ассамблея ООН избирает членов сроком на шесть лет; каждые три года истекает срок полномочий половины членов. Таким образом, ни одна страна или блок не должны иметь возможности доминировать.

Частью мандата ЮНСИТРАЛ является также координация работы других органов, занимающихся международной торговлей, как в рамках ООН, так и за ее пределами, для улучшения сотрудничества, согласованности и эффективности и предотвращения дублирования.

Организация ООН Определение | Law Insider

Связано с организацией ООН

Субъект хозяйственной деятельности означает физическое или юридическое лицо, коммерческую корпорацию, корпорацию профессиональных услуг, компанию с ограниченной ответственностью, товарищество, товарищество с ограниченной ответственностью, деловой траст, ассоциацию или любое другое юридическое коммерческое лицо, организованное в соответствии с законодательством этого государства или любого другого государства или иностранной юрисдикции;

Дочернее предприятие означает лицо, которое прямо или косвенно контролируется другим лицом и включает в себя дочернее предприятие этого дочернего предприятия;

Дочернее предприятие СП любое Дочернее предприятие Участника группы, которое не является полностью дочерним предприятием, бизнес и управление которым совместно контролируются держателями Акционерного капитала в соответствии с обычными соглашениями о совместном предприятии.

Конечная материнская компания означает субъект, входящий в группу МНП, который соответствует следующим критериям:

За пределами США. Юридическое лицо означает юридическое лицо, не являющееся лицом в США.

Материнская дочерняя компания означает любую дочернюю компанию Материнской компании.

Дочерняя компания партнерства означает Host LP и любое партнерство, компанию с ограниченной ответственностью или другое юридическое лицо, рассматриваемое как партнерство для целей федерального подоходного налога или не рассматриваемое как отдельное юридическое лицо для целей федерального подоходного налога, в котором либо Host REIT, либо Host LP владеют ( или принадлежащие 1 января 1999 г. или позднее) долей, либо напрямую, либо через одно или несколько других товариществ, компаний с ограниченной ответственностью или других организаций, рассматриваемых как товарищество для целей федерального подоходного налога или не учитываемых как отдельное юридическое лицо для целей федерального подоходного налога ( имеет ли Host REIT или Host LP контрольный пакет акций или иным образом имеет возможность контролировать или направлять деятельность такой организации).Несмотря на вышесказанное, термин «Дочерняя компания Партнерства» никоим образом не может рассматриваться как включающая Неконтролируемые дочерние компании или их дочерние компании, Налогооблагаемые дочерние компании REIT или их дочерние компании, или Дочерние компании REIT или их дочерние компании.

Конечная материнская компания означает компанию, которая владеет не менее чем двадцатью шестью процентами (26%) капитала компании-участника торгов или члена консорциума (в зависимости от обстоятельств), а также в Технически оцениваемом и / или финансово оцениваемом субъекте. Организация (в зависимости от обстоятельств) и такая компания-участник торгов или участник консорциума (в зависимости от обстоятельств), а также технически оцениваемая организация и / или финансово оцениваемая организация (в зависимости от обстоятельств) должны находиться под прямым контролем или косвенно под общим контролем такой компании;

Дочерняя компания SPE означает прямую или косвенную Дочернюю компанию Заемщика, которой любой Должник продает, передает или иным образом передает (прямо или косвенно) Портфельные инвестиции, которая не занимается никакой другой материальной деятельностью, кроме как в связи с покупкой или финансированием такие активы, обозначенные Заемщиком (как указано ниже) как Дочерняя компания SPE:

СП Компания означает любое совместное предприятие Заемщика или любой Ограниченной дочерней компании, не являющееся Дочерней компанией.

Дочернее предприятие Компании означает любое Дочернее предприятие Компании.

Государственное учреждение означает этот штат, политическое подразделение этого ГОСУДАРСТВА или агентство, правление, комиссию или департамент этого штата или политическое подразделение этого штата.

Текущее дочернее предприятие означает любое Лицо, в котором Компания на Дату подписки прямо или косвенно (i) владеет каким-либо непогашенным акционерным капиталом или владеет каким-либо капиталом или аналогичной долей такого Лица, или (ii) контролирует или управляет всеми или любой части бизнеса, операций или администрирования такого Лица, а также всего вышеперечисленного в совокупности «Текущие дочерние компании».

Дочерняя компания означает «дочернюю корпорацию», существующую сейчас или в будущем, как это определено в Разделе 424 (f) Кодекса.

Заложенное предприятие означает эмитента Заложенных акций или Заложенной задолженности.

Обязательное лицо означает организацию, уполномоченную Комиссией в соответствии с пунктом (е) подпункта (1) статьи 86 Закона для выполнения Обязательства по покупке возобновляемых источников энергии (RPO) и определенную Комиссией по регулированию электроэнергетики Харьяны (Положения и условия для определения тарифов на возобновляемые источники энергии, Обязательства по приобретению возобновляемых источников энергии и Сертификата возобновляемой энергии), 2017 г. и последующие изменения / дополнения к ним;

Соответствующее дочернее предприятие означает компанию или корпорацию:

Субъект секьюритизации означает Дочернее предприятие компании или другое лицо, созданное для целей квалифицированного финансирования секьюритизации или которое регулярно участвует в финансировании дебиторской задолженности и которому Компания или любая из ее Дочерних компаний передает Активы Секьюритизации, которые определены Советом Директоров Компании или такого другого Лица (как указано ниже) в качестве Субъекта секьюритизации (а) никакая часть Задолженности или любых других обязательств ( условные или иные), из которых (1) гарантируется Компанией или любой Ограниченной дочерней компанией Компании (за исключением гарантий обязательств (кроме основной суммы и процентов по Задолженности) в соответствии со Стандартными обязательствами по секьюритизации), (2) является обращение или обязывает Компанию или любую Ограниченную дочернюю компанию Компании (кроме Субъекта секьюритизации) любым способом, кроме чем в соответствии со Стандартными обязательствами по секьюритизации, или (3) прямо или косвенно подчиняет какое-либо имущество или активы Компании или любой Ограниченной дочерней компании (кроме Активов секьюритизации и связанных с ними активов, как предусмотрено в определении «Квалифицированное финансирование секьюритизации»), условно или иным образом, к их удовлетворению, кроме как в соответствии со Стандартными обязательствами по секьюритизации, (б) с которыми ни Компания, ни какая-либо Ограниченная дочерняя компания Компании не имеют каких-либо существенных контрактов, соглашений, договоренностей или взаимопониманий (кроме условий, которые Компания обоснованно считается не менее благоприятным для Компании или такой Ограниченной дочерней компании, чем те, которые могут быть получены в то время от Лиц, не являющихся Аффилированными лицами Компании), за исключением комиссионных, подлежащих уплате в ходе обычной деятельности в связи с обслуживанием активов секьюритизации, и (c) с которыми ни Компания, ни какие-либо Ограниченные дочерние компании Компании не имеют никаких обязательств Ион для поддержания или сохранения финансового состояния такой организации или для достижения ею определенного уровня операционных результатов.Любое такое назначение Советом директоров Компании или такого другого Лица будет засвидетельствовано Доверительному управляющему путем подачи Доверительному управляющему заверенной копии решения Совета директоров Компании или такого другого Лица, приводящего в исполнение такое решение. обозначение вместе со Свидетельством должностного лица, удостоверяющим, что такое назначение соответствует вышеуказанным условиям.

Существенная внутренняя дочерняя компания означает каждую Отечественную дочернюю компанию (за исключением, для целей определения Дочерних гарантов, любой Затронутой внутренней дочерней компании) (i) которая по состоянию на последний финансовый квартал Заемщика в течение четырех последовательных финансовых кварталов затем закончился, по которому финансовая отчетность была предоставлена ​​в соответствии с Разделом 5.01 (a) или (b) (или, если до даты предоставления первой финансовой отчетности, которая должна быть предоставлена ​​в соответствии с Разделом 5.01 (a) или (b), самая последняя финансовая отчетность, указанная в Разделе 3.04 ( a)) внесла более десяти процентов (10%) консолидированной EBITDA за такой период или (ii) внесла более десяти процентов (10%) совокупных консолидированных активов на указанную дату; при условии, что, если в любое время совокупная сумма Консолидированной EBITDA или Консолидированных общих активов, относящаяся ко всем отечественным дочерним компаниям (за исключением, для целей определения дочерних гарантов, Затронутых внутренних дочерних компаний), которые не являются Существенными внутренними дочерними компаниями, превышает пятнадцать процентов (15%) от Консолидированная EBITDA за любой такой период или пятнадцать процентов (15%) консолидированных общих активов на конец любого такого финансового квартала, Заемщик (или, если Заемщик не сделал этого в течение десяти (10) дней, Административный агент) должен назначить достаточное количество Внутренних дочерних компаний в качестве «Существенных отечественных дочерних компаний», чтобы устранить такое превышение, и такие назначенные дочерние компании будут для всех целей настоящего Соглашения представлять собой Существенные внутренние дочерние компании.

Лицо с ограниченным доступом означает Лицо, в основном занимающееся бизнесом по владению, эксплуатации, управлению, франчайзингу или брендингу тематических парков и других развлекательных заведений, которое в каждом случае конкурирует с Компанией и указано в Приложении B к настоящему документу. поскольку такой список может изменяться Компанией, действующей разумно и добросовестно, время от времени, но не чаще одного раза в двенадцать (12) месяцев, путем доставки письменного уведомления в ZHG не менее чем за сорок пять (45) дней до к такой поправке.

Операционная дочерняя компания означает дочернюю компанию с контрольным участием финансовой

Приобретенная компания означает любой бизнес, корпорацию или другое юридическое лицо, приобретенное Компанией или любой Дочерней компанией.

За пределами США. Дочерняя компания означает любую Дочернюю компанию, учрежденную в соответствии с законодательством юрисдикции, отличной от Соединенных Штатов Америки или любого их штата или округа Колумбия.

Член группы Продавцов означает (i) Продавца и его Аффилированные лица, (ii) директоров, должностных лиц и сотрудников каждого из Продавца и его Аффилированных лиц и (iii) соответствующих правопреемников и правопреемников каждого из вышеперечисленных.

Roll-Up Entity означает товарищество, инвестиционный фонд недвижимости, корпорацию, траст или аналогичную организацию, которая будет создана или сохранится после успешного завершения предлагаемой Roll-Up транзакции.

Исключенное аффилированное лицо означает любое Аффилированное лицо любого Агента, которое участвует в качестве принципала в основном в частном капитале, мезонинном финансировании или венчурном капитале.

LEI в KYC: новое будущее для идентификации юридических лиц

Твитнуть

Настоящим подтверждаю, что я прочитал, понял и принял политику конфиденциальности.Я подтверждаю, что данные, которые я ввел и нажал, могут быть отправлены владельцам социальных сетей, сохранены и обработаны ими в электронном виде.

Фонд Global Legal Entity Identifier Foundation (GLEIF) совместно со специализированным исследовательским агентством Loudhouse провел исследование с целью выявления основных проблем, связанных с идентификацией юридических лиц в сфере финансовых услуг. В ходе исследования было опрошено 102 старших продавца в банковском секторе в Великобритании, США и Германии, изучены проблемы, с которыми сталкивается банковский сектор, когда дело доходит до адаптации новых клиентских организаций, в том числе то, насколько трудоемок процесс адаптации и какая путаница связана с этим. финансовые учреждения, использующие в среднем четыре идентификатора для идентификации клиентских организаций.

Полученные результаты легли в основу исследовательского отчета GLEIF под названием «Новое будущее идентификации юридических лиц», в котором фонд GLEIF излагает свою точку зрения о замене разрозненной информации общепринятым подходом, основанным на широком применении кода идентификации юридического лица (LEI). устранит сложность деловых операций и принесет финансовым компаниям измеримую ценность. Отчет вместе с отдельным документом, детализирующим результаты исследования, доступны для скачивания внизу этой страницы.

Бремя адаптации

Согласно результатам исследования, шесть из 10 (57%) старших менеджеров по продажам в банковской сфере тратят более 1,5 дней в неделю (27% своей рабочей недели) на работу с новыми клиентскими организациями. Исследование также показало, что 50% финансовых учреждений используют в среднем четыре идентификатора для идентификации клиентских организаций. Было показано, что процесс адаптации клиентов, включая комплексную проверку «Знай своего клиента» (KYC), занимал в среднем шесть недель.Такое время, затрачиваемое на адаптацию, создает значительную нагрузку; у продавцов остается меньше времени для работы над своими основными задачами, такими как привлечение нового бизнеса и обслуживание существующих клиентов.

Другие ключевые выводы включают:

  • 57% респондентов согласны с тем, что надежность справочных данных является проблемой.
  • 55% респондентов согласны с тем, что поиск ресурсов для адаптации является проблемой.
  • 55% респондентов согласны с тем, что длительные процессы означают риск потери бизнеса.
  • 61% респондентов согласны с тем, что цифровые технологии еще больше усложнят процесс.

Результаты исследования показывают, что процесс адаптации к новым деловым отношениям в сфере финансовых услуг занимает слишком много времени и требует слишком тщательного администрирования. В условиях глобализированной цифровой экономики проверка личности клиентов, партнеров и поставщиков становится все более сложной и дорогостоящей задачей. Однако рост числа идентификаторов приводит к проблемам, которые необходимо решить, чтобы обеспечить их жизненно важное место в смазке колес растущей глобальной цифровой экономики.

Бремя продолжается даже после того, как клиент установлен. Данные клиентов должны обновляться на протяжении всех деловых отношений. Это включает в себя регулярную проверку информации о визитных карточках и изменения в структуре собственности.

Исследование показало, что суть проблемы заключается в отсутствии стандартизированного подхода к проверке юридических лиц. В результате 54% респондентов согласны с тем, что использование разных юридических идентификаторов для одного и того же юридического лица приводит к несоответствиям при обновлении различных наборов справочных данных.Исследование показало, что 58% опрошенных заявили, что соответствующие справочные данные не актуальны, в то время как 46% заявили, что справочные данные из разных источников несовместимы, а 49% заявили, что один и тот же идентификатор используется для разных юридических лиц.

Привлечение организаций-клиентов к финансовым услугам: фонд GLEIF предлагает стандартизированный путь вперед

Идентификаторы юридических лиц легко получить от множества различных эмитентов, но не обновляются систематически.Организациям нужна более эффективная система идентификации юридических лиц. Некоторые думают, что технологии помогут, но нет единого мнения о том, каким должно быть решение.

GLEIF выступает за то, чтобы компании, предоставляющие финансовые услуги, могли сэкономить время, добиться большей прозрачности и работать более рационально, приняв код LEI для каждой клиентской организации. Банки работают в нескольких юрисдикциях и поэтому нуждаются в общемировом стандарте. Код LEI предлагает предприятиям единый подход к идентификации юридических лиц, который может упростить бизнес-операции.Через Глобальный индекс LEI мы делаем доступным крупнейший онлайн-источник, который предоставляет открытые, стандартизованные и высококачественные справочные данные о юридических лицах. Ни одна другая глобальная и открытая система идентификации юридических лиц не придерживалась сопоставимого строгого режима регулярной проверки данных.

Интеграция LEI в другие методы проверки объектов, включая решения на основе цифровых сертификатов и технологии блокчейн, позволит любому легко связать все записи, связанные с организацией, и определить, кто кем владеет.Став общим звеном, код LEI обеспечит определенность личности при любом онлайн-взаимодействии, облегчая для всех участие в глобальном цифровом рынке.

Для получения дополнительной информации о том, как создать ценность для бизнеса с помощью кода LEI, прочтите совместный технический документ McKinsey & Company и GLEIF «Идентификатор юридического лица: значение уникального идентификатора контрагента».


Соответствующие файлы для загрузки

Международное право

Развитие международного права — одна из основных целей Организации Объединенных Наций.В Устав Организации Объединенных Наций в преамбуле ставит цель «создать условия, при которых могут сохраняться справедливость и уважение к обязательствам, вытекающим из договоров и других источников международного права».

Международное право определяет юридическую ответственность государств в их поведении друг с другом и их отношение к отдельным лицам в пределах государственных границ. Его сфера деятельности охватывает широкий круг вопросов международного значения, таких как права человека, разоружение, международная преступность, беженцы, миграция, проблемы гражданства, обращение с заключенными, применение силы и ведение войны, среди прочего.Он также регулирует глобальное достояние, такое как окружающая среда, устойчивое развитие, международные воды, космическое пространство, глобальные коммуникации и мировая торговля.

Более 500 многосторонних договоры сданы на хранение Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций. Многие другие договоры сдаются на хранение правительствам или другим организациям.

Многие многосторонние договоры принимаются Генеральной Ассамблеей и впоследствии открываются для подписания и ратификации государствами-членами Организации Объединенных Наций.

Комиссия международного права была учреждена Генеральной Ассамблеей в 1948 году с мандатом на прогрессивное развитие и кодификацию международного права в соответствии со статьей 13 (1) (а) Устава Организации Объединенных Наций. Как экспертный юридический орган, его задача состоит в том, чтобы подготовить проекты конвенций по темам, которые еще не урегулированы международным правом, и кодифицировать нормы международного права в областях, где уже имеется обширная практика государств. Работа Комиссии в области уголовного права привела к принятию Статута Международный уголовный суд (МУС).Помимо прочего, он разработал Венскую конвенцию о дипломатических сношениях (1961 г.) и Венскую конвенцию о праве международных договоров (1969 г.).

Договоры и другие международно-правовые документы также разрабатываются специализированными учреждениями Организации Объединенных Наций, такими как Международная организация труда (МОТ), Международная морская организация (ИМО) и Международная организация гражданской авиации (ИКАО) вспомогательными органами Организации Объединенных Наций, такими как Комиссия ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) и Управление Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности (УНП ООН) и многосторонними переговорными органами, такими как Конференция по разоружению.

Чтобы стать участником договора, государство должно конкретным актом выразить свою готовность взять на себя юридические права и обязательства, содержащиеся в договоре, — оно должно «согласиться на обязательность» договора. Обычно это достигается путем подписания и ратификации договора или, если он уже вступил в силу, путем присоединения к нему.

Каждый год ООН проводит мероприятие, посвященное договорам, на котором выделяется группа договоров, как способ побудить государства-члены подписать, ратифицировать или иным образом поддержать эти договоры.

Правовые споры между государствами могут быть переданы в Международный Суд, главный судебный орган Организации Объединенных Наций, который также дает консультативные заключения по правовым вопросам, переданным ему должным образом уполномоченными международными органами и учреждениями.

Международное сообщество давно стремилось создать постоянный международный суд для рассмотрения наиболее серьезных международных преступлений, и в 20 веке оно достигло консенсуса по определениям геноцида, преступлений против человечности и военных преступлений.

В 1990-х годах, после окончания холодной войны, такие трибуналы, как Международные уголовные трибуналы по бывшей Югославии (МТБЮ) и по Руанда (МУТР) была создана для борьбы с безнаказанностью путем судебного преследования преступлений, совершенных в определенные сроки и во время конкретного конфликта.

В 1998 году международное сообщество достигло исторической вехи, когда 120 государств приняли Римский статут — правовую основу для создания постоянного Международного уголовного суда. МУС — независимая международная организация, не входящая в систему Организации Объединенных Наций.Его офис находится в Гааге в Нидерландах.

Постоянное представительство при Организации Объединенных Наций

Основная функция Шестого комитета — рассмотрение юридических вопросов в программе Генеральной Ассамблеи.

Одним из основных пунктов является годовой отчет Комиссии международного права (ILC). Это вспомогательный орган Генеральной Ассамблеи, созданный в 1947 году, который помогает ГА в исполнении ст. 13 Устава Организации Объединенных Наций, в соответствии с которым Генеральная Ассамблея поощряет прогрессивное развитие международного права и его кодификацию.
Шестой комитет также получает и рассматривает доклады других вспомогательных органов Генеральной Ассамблеи по правовым вопросам, а именно:

• «Комиссия Организации Объединенных Наций по праву международной торговли» (ЮНСИТРАЛ), созданная в 1966 году с мандатом содействовать гармонизации и унификации права международной торговли
• «Комитет по отношениям со страной пребывания», созданный в 1971 году для изучения возникающих вопросов. в связи с осуществлением Соглашения между Организацией Объединенных Наций и Соединенными Штатами относительно штаб-квартиры Организации Объединенных Наций
• «Специальный комитет по Уставу Организации Объединенных Наций и укреплению Организации», созданный в 1974 году для рассмотрения предложений Устава и предложения, направленные на улучшение функционирования Организации Объединенных Наций, не требующие внесения поправок в ее текст.

Шестой комитет Генеральной Ассамблеи также занимается другими правовыми вопросами, которые передаются Бюро Ассамблеи на ежегодной или двухгодичной основе. К их числу относится ежегодная резолюция «Меры по ликвидации международного терроризма», в соответствии с которой Генеральная Ассамблея приняла ряд важных международных конвенций по борьбе с терроризмом.

Другие пункты повестки дня Комиссии включают уголовную ответственность должностных лиц и экспертов миссии Организации Объединенных Наций; верховенство закона на национальном и международном уровнях; объем и применение принципа универсальной юрисдикции; отправление правосудия в Организации Объединенных Наций; статус Дополнительных протоколов к Женевским конвенциям 1949 года, касающихся защиты жертв вооруженного конфликта; и меры по усилению защиты и безопасности представительств, дипломатических и консульских представительств.
Шестой комитет также рассматривает Программу помощи Организации Объединенных Наций в области преподавания, изучения, распространения и более широкого признания международного права, а также просьбы о предоставлении статуса наблюдателя в Генеральной Ассамблее.

Также в рамках Шестого комитета проходит «Неделя международного права», во время которой созывается ежегодное собрание юридических советников разных стран. На этой неделе представляется отчет CDI и поддерживается интерактивный диалог со специальными докладчиками Комиссии.Отчеты Международного Суда (МС) и Международного уголовного суда (МУС) также представляются в течение этой недели пленарному заседанию Генеральной Ассамблеи.

Действительно, Шестой комитет не исчерпывает всех юридических вопросов в Организации Объединенных Наций, поскольку определенные правовые области, имеющие большое значение, непосредственно рассматриваются на пленарных заседаниях Генеральной Ассамблеи. Так обстоит дело с пунктом «Мировой океан и морское право» и докладами международных трибуналов, таких как МС и МУС (стоит напомнить, что Римский статут 1998 года, учреждающий Международный уголовный суд, был результатом работы Шестой комитет).Кроме того, многие вопросы, обсуждаемые Советом Безопасности в течение года, имеют юридические аспекты, такие как меры, принимаемые в соответствии с главой VII Устава, режимы санкций, защита гражданских лиц в вооруженном конфликте, специальные уголовные трибуналы или международный терроризм.

Для получения дополнительной информации по вопросам, обсуждаемым Шестым комитетом, а также по международному праву и Организации Объединенных Наций: http://www.un.org/en/ga/sixth/
http://www.un.org/en/ разделы / what-we-do / uphold-international-law /

Пределы законности и Совет Безопасности ООН: Применение модели внезаконных мер к действиям по главе VII | Европейский журнал международного права

Абстрактные

Совет Безопасности Организации Объединенных Наций (СБ ООН) во многих отношениях является уникальным учреждением.Осуществляет законодательную, судебную и исполнительную власть; действует с несколькими юридически обязательными сдержками и противовесами и даже описывается как «не связанная законом». Совет обладает широкими полномочиями по поддержанию международного мира и безопасности, в первую очередь в соответствии с главой VII Устава ООН, и его решения являются обязательными для членов ООН. В то же время некоторые действия Совета были помечены как ultra vires , и было осуждено отсутствие обязательного юридического механизма надзора, который мог бы управлять действиями Совета.Признавая, что существует сложность наложения юридически обязательных сдержек и противовесов в СБ ООН, в этой статье утверждается, что рассмотрение полномочий Совета в соответствии с главой VII как формы чрезвычайных полномочий может помочь пролить свет на ту роль, которую неправовые ограничения могут сыграть в ограничении его полномочий. . В частности, в этой статье используется «модель внезаконных мер» Орена Гросса для концептуализации режима главы VII и ограничений на него. Он показывает, как модель внезаконных мер предлагает описательный отчет о действиях СБ ООН в соответствии с главой VII, а затем основывается на пробелах в применении модели к Совету, чтобы выделить области для разработки более эффективных ограничений, в частности, в областях, которые могут быть пропущены традиционным юридическим анализом.

1 Введение

Совет Безопасности ООН (СБ ООН) во многих отношениях является уникальным институтом. Осуществляет законодательную, судебную и исполнительную власть; 1 работает с небольшим количеством (если таковые имеются) юридически обязательных сдержек и противовесов и даже был описан как «не связанный законом». 2 Совет наделен широкими полномочиями по поддержанию международного мира и безопасности, в первую очередь в соответствии с главой VII Устава ООН, 3 , и его решения являются обязательными для членов ООН. 4 В то же время многие комментаторы обозначили некоторые действия Совета как ultra vires и осудили отсутствие обязательного юридического механизма надзора. 5 Признавая сложность установления юридически обязательных сдержек и противовесов в Совете, в этой статье утверждается, что рассмотрение полномочий Совета в соответствии с Главой VII как формы чрезвычайных полномочий может помочь пролить свет на ту роль, которую неправовые ограничения могут играть в пресечении злоупотреблений власть. В частности, в этой статье используется «модель внезаконных мер» Орена Гросса для концептуализации режима главы VII и ограничений на него. 6 В этой статье показано, как модель внезаконных мер предлагает описательный отчет о действиях Совета в соответствии с главой VII, а затем основывается на пробелах в применении модели, чтобы выделить потенциальные области для развития, в частности, области, которые могут быть упущенным традиционным юридическим анализом. Вторая часть этой статьи знакомит с доминирующими правовыми подходами к ограничению Совета. Третья часть представляет собой краткое изложение теории чрезвычайных полномочий и ее отношение к полномочиям Совета в главе VII.Затем в четвертой части описывается модель внезаконных мер, а в пятой части показано, как эта модель может быть применена к Совету, когда он действует в соответствии с главой VII, и выявляются потенциальные проблемы с ее применением. Наконец, в шестой части излагаются уроки, которые можно извлечь для управления Советом в свете модели внезаконных мер.

Важность модели внезаконных мер для целей данной статьи заключается в ее понимании ограничения использования власти в отсутствие всеобъемлющего правового режима.В частности, с учетом текущих трудностей в осуществлении правового надзора за СБ ООН, 7 модель внезаконных мер показывает, что это не обязательно означает, что Совет неограничен в своих действиях. Модель внезаконных мер также освещает потенциал ограничений, помимо тех, на которые обычно делается упор: судебный надзор Международным судом (МС), 8 вмешательство Генеральной Ассамблеи ООН, 9 судебный надзор муниципальными судами 10 или юридически оправданное неповиновение со стороны штатов 11 — и дает уроки того, как такие ограничения могут быть улучшены.

2 Юридические ограничения действия Совета Безопасности ООН

A СБ ООН и его полномочия

СБ ООН занимает исключительную позицию в международном праве, будучи единственным учреждением, которое может (i) санкционировать применение силы (помимо мер, принимаемых в целях самообороны) 12 и (ii) выносить определения, которые являются обязательными для государств независимо от их прямое согласие или другие договорные обязательства. 13 Его создание воплотило принцип коллективной безопасности в попытке избежать будущих конфликтов масштаба Второй мировой войны за счет кооптации «великих держав» и способности государств вести войну в рамках структур ООН. Устав. 14 Это потребовало тонкого баланса между предоставлением великим державам достаточного стимула для соблюдения режима ООН (в форме их вето в Совете и самого Совета, имеющего в своем распоряжении широкий спектр полномочий) и успокоения других Членам ООН о том, что их интересы по-прежнему защищены (в форме принципов и целей ООН, изложенных в статьях 1 и 2 Устава ООН, и, возможно, ограничений на действия Совета в соответствии со статьей 24 (2)). 15 Историю Совета и дебаты по поводу пределов его полномочий можно рассматривать в свете этой напряженности, озабоченности по поводу суверенитета 16 и, в последнее время, в контексте более серьезных проблем, касающихся прав лиц, подпадающих под действие закона. Действия Совета. 17

«Основная ответственность» СБ ООН — «поддержание международного мира и безопасности». 18 Эта ответственность является предпосылкой того, что Совет должен иметь возможность принимать «быстрые и эффективные меры». 19 С этой целью члены ООН согласились, что, действуя, Совет «действует от их имени». 20 Государства-члены также согласились «принимать и выполнять решения Совета Безопасности», обязательство, которое в сочетании со статьей 103 Устава ООН делает решения Совета обязательными для государств-членов, даже если они непоследовательны. с другими договорными обязательствами. 21 Эти широкие полномочия наделяют Совет неким высшим положением в международном праве, учитывая их беспрецедентный характер и их потенциал связывать даже государства, не являющиеся членами. 22

Согласно статье 39 Устава ООН, Совет Безопасности ООН должен определить, существует ли угроза миру или нарушение мира, или акт агрессии, который оправдывает его вмешательство в соответствии с главой VII. 23 После того, как он принял такое решение, его варианты действий были описаны как «карт-бланш». 24 Хотя Глава VII действительно содержит ряд действий, которые Совет может рассматривать при рассмотрении ситуаций, а именно (i) призыв к сторонам подчиняться требованиям временных членов, 25 (ii) осуществление мер, не связанных с использованием вооруженных сил » 26 и, в конечном итоге, (iii) реализации мер, связанных с применением вооруженной силы, 27 , Совету нет необходимости« принимать меры… в любом конкретном порядке ». 28 Совет скорее имеет широкие полномочия не только в отношении того, когда он может действовать, но также и в отношении того, какие действия он может предпринять. 29 Действительно, единственное явное ограничение Устава ООН на действия Совета содержится в статье 24 (2), которая гласит, что «Совет Безопасности должен действовать в соответствии с целями и принципами Организации Объединенных Наций». 30 Это положение было центральным во многих попытках ограничить полномочия Совета.

B Ограничение Совета Безопасности ООН: правовые нормы и судебный надзор

Статья 24 (2) является отправной точкой большого анализа ограничений на СБ ООН.Эти ограничения обычно пытаются установить, какие правовые нормы применяются к Совету, а затем определить, как правомерность поведения Совета может быть оценена в свете этих правил. 31 Например, Дэвид Швайгман толкует статью 24 (2) как требующую соблюдения таких норм, как права человека, самоопределение и принцип добросовестности. 32 Точно так же Эрика де Вет признает широкие полномочия Совета, но утверждает, что он по-прежнему связан ius cogens и целями и принципами ООН. 33 Хотя не может быть никаких сомнений в том, что сам Устав ООН устанавливает голые рамки границ действий Совета, 34 он также обеспечивает «скудную ясность в отношении конкретных контуров этих ограничений». 35 Текст Устава ООН, как известно, расплывчат, что затрудняет его использование для создания значимого режима, ограничивающего Совет. 36

Другим основным способом обоснования юридических ограничений для действий СБ ООН является ius cogens . 37 Как утверждал Александр Орахелашвили, поскольку государства никогда не могут отступать от императивных норм международного права, это ограничение должно также распространяться на институты, созданные государствами. 38 Таким образом, утверждается, что все международные организации ограничены нормами ius cogens , такими как запрет на применение силы 39 и некоторыми фундаментальными универсальными правами. 40 Хотя, опять же, кажется очевидным, что Совет не может действовать вопреки ius cogens , 41 , установить, какие нормы подпадают под эту разреженную категорию, сложно.Даже если бы было установлено твердое ядро ​​императивных норм, масштабы такого правового режима были бы ограничены или, по крайней мере, оспорены. 42 Таким образом, проект привязки Совета жесткими правовыми нормами все еще находится в начальной стадии. 43 Хотя эти попытки имеют реальные достоинства и потенциал, может пройти некоторое время, прежде чем они станут достаточно сложными, чтобы реализовать свою теорию на практике.

Даже если бы пределы действия Совета были ясны, более сложным становится вопрос, какой орган мог бы выносить решение о действительности действий Совета.Как отмечает Джереми Фарролл, «ключевой вопрос… в том, как обеспечить соблюдение и соблюдение Советом безопасности этих юридических ограничений». 44 Для многих ученых «предпочтительным механизмом является судебный надзор». 45 Однако предложение об институционализированном судебном надзоре Совета — например, Международным Судом — было отклонено во время переговоров по Уставу ООН. 46 Таким образом, попытки подвергнуть Совет судебному надзору сталкиваются с проблемами юрисдикции, особенно если решение должно связывать Совет.Международный Суд по-прежнему остается наиболее многообещающим кандидатом на институционализированный судебный надзор Совета; 47 , однако, его юрисдикция по оспариванию может, в лучшем случае, определять законность действия Совета в том виде, в каком оно применяется между государствами, являющимися сторонами в споре. 48 Его консультативные заключения, хотя и имеют значительный вес, не будут иметь обязательной силы, 49 , и получить такие заключения у Международного суда по политическим причинам сложно. 50 Национальные и региональные суды стали более смелыми при рассмотрении резолюций Совета или, по крайней мере, их выполнения государствами и органами, такими как Европейский Союз (ЕС). 51 Таким образом, они могут также предоставить судебный форум для проверки. Однако, опять же, вопросы юрисдикции здесь означают, что решения этих муниципальных судов не могут связывать Совет. 52 Кроме того, фрагментированный характер муниципального надзора и применяемых правил также может оказаться проблематичным, если такие суды станут более активно вмешиваться в рассмотрение действий Совета. 53 Наконец, помимо судов, сами государства могут ссылаться на правовые аргументы для оправдания невыполнения решений Совета; хотя вопрос о том, будет ли это оправдано законом, является спорным. 54

Это краткое изложение доминирующих подходов к сдерживанию СБ ООН имеет решающее значение; тем не менее, проект в целом полезен с институциональной точки зрения и, вероятно, принесет плоды. 55 Действительно, юридический язык уже играет роль в текущих дебатах о законности действий Совета и является важным фактором при принятии решений Советом. 56 В то же время, однако, история показывает отвращение государств к институционализации правового надзора за Советом. 57 Кроме того, попытки реформ наталкиваются на жесткое сопротивление. 58 Таким образом, признавая ценность правовых норм для ограничения Совета, эта статья предполагает, что (по крайней мере, в отношении его полномочий в соответствии с Главой VII) Совет в настоящее время лучше рассматривать как ограничиваемый в основном неправовыми механизмами.

3 Теория чрезвычайных полномочий и ее применение к полномочиям Совета Безопасности ООН по главе VII

В этой статье под чрезвычайными полномочиями понимаются особые полномочия, предоставленные правительствам и должностным лицам для реагирования на чрезвычайные ситуации, серьезные опасности или угрозы существованию. 59 Такие полномочия обычно составляют часть более крупного режима, который действует в течение определенного периода времени, включает защиту от злоупотреблений, носит исключительный характер и предполагает предоставление ограниченных полномочий. 60 Такие режимы относительно распространены (сейчас и исторически), поскольку государства «разработали конституционные механизмы для защиты себя от угроз своему дальнейшему существованию». 61 Чрезвычайные полномочия часто связаны с «чрезвычайным положением», когда действие обычных законов приостанавливается (по крайней мере частично), а полномочия исполнительной власти расширяются, чтобы справиться с угрозой. 62 Как только угроза исчезла, исключение завершается, и нормальный закон возобновляет свою работу. Как отмечал Гросс, «основной парадигмой классических моделей чрезвычайных режимов является парадигма« правила нормальности, чрезвычайного исключения », которая основана на четком разделении нормальных и исключительных случаев». 63 Таким образом, «исключение» из нормы допускает отступление от некоторых правовых средств защиты, чтобы обеспечить защиту большего блага, в частности, самого существования всего правового порядка. 64

В то же время, однако, чрезвычайные полномочия сами по себе также могут представлять угрозу для основных ценностей и нормального правового порядка. 65 Там, где власть сконцентрирована, а надзор ограничен, возможности для злоупотреблений многочисленны, 66 особенно, когда единственное учреждение определяет как наличие чрезвычайной ситуации, так и объем полномочий, необходимых для реагирования на нее. 67 Кроме того, всегда существует опасность того, что исключительный закон может испортить нормальный правовой порядок или полностью узурпировать его до состояния постоянного «чрезвычайного положения». 68 Это было хорошо сформулировано Карлом Шмиттом (нацистским теоретиком права), который утверждал, что государство не может одновременно справляться с чрезвычайной ситуацией и придерживаться принципа законности из-за власти, которую исполнительная власть осуществляет через исключение. 69 Это противоречие, согласно Шмитту, обнажает лицемерие либеральных демократий и тем самым демонстрирует пределы принципа законности. 70 Ибо, хотя либеральные государства поддерживают свою приверженность верховенству закона, их реакция на чрезвычайные ситуации демонстрирует неспособность закона быть защитником, которым он выступает (действительно, согласно Шмитту, то, что мы видим, является оправданной абсолютной властью. юридическим фасадом). 71

В ответ на этот вызов возникла богатая стипендия (особенно в тени 11 сентября 2001 года), 72 , которая пыталась объяснить, как либеральные государства могут справляться с чрезвычайными ситуациями и реагировать на них, не отказываясь от своих главные ценности. Опираясь на традиции, восходящие к римским временам, 73 ученых пытались совместить приверженность законности и верховенству закона с реальностью чрезвычайных ситуаций и официальной реакцией на экзистенциальные угрозы. 74 Эти попытки принимали различные формы, от усиления исполнительной власти под надзором законодательного органа, 75 до использования судебной власти для надзора за использованием чрезвычайных полномочий, 76 и до попыток взять на себя чрезвычайные полномочия за пределами царство закона и заниматься политикой морального / политического надзора за использованием исключительных полномочий. 77 Все это попытки объяснить, как государства, которые придерживаются верховенства закона, могут реагировать на чрезвычайные ситуации, не жертвуя своими основными ценностями.

В чем же тогда отношение этих теорий к СБ ООН? Этот вопрос получил некоторое освещение в академической литературе. 78 Например, Жорж Аби-Сааб прямо сравнил главу VII Устава ООН с внутренними режимами аварийного питания, 79 , а Джаред Шотт использовал «доктрину чрезвычайных ситуаций как регулирующий идеал для ссылки Совета на главу VII». 80 Как отмечает Аби-Сааб, полномочия Совета в соответствии с главой VII «обусловлены» «конкретной или конкретной ситуацией (ситуациями)». 81 Такой пусковой механизм затем наделяет СБ ООН «исключительными полномочиями» (меры, определенные Советом как необходимые) для «поддержания или восстановления международного мира и безопасности». 82 Эти полномочия являются «исключительными», учитывая, что (i) они являются обязательными для государств-членов ООН; 83 (ii) они превосходят другие договорные обязательства, 84 (iii) Совет уполномочен даже отдавать приказ о применении силы, меру, в противном случае незаконную по международному праву (за исключением вопросов самообороны) 85 и (iv) Совету предоставляется широкая свобода усмотрения в принятии решения о том, какие меры следует принять. 86 Некоторые штаты сами также использовали язык, поразительно близкий к формулировке чрезвычайных полномочий, комментируя действия Совета. 87 Таким образом, хотя здесь показано лишь вкратце, есть веские причины признать аналогию между внутренними чрезвычайными полномочиями и полномочиями Совета в соответствии с главой VII как значимыми, и что теория чрезвычайных полномочий может иметь отношение к пониманию практики Совета в соответствии с главой VII.

Признавая, что Глава VII является формой режима чрезвычайных полномочий или, по крайней мере, допускает «исключительное» использование власти, в данной статье продолжается анализ того, как мы можем лучше всего понять, как этот режим работает на практике, и, в частности, что к Совету были применены ограничения при использовании полномочий в соответствии с главой VII.Приведенный аргумент состоит в том, что для понимания режима, установленного в соответствии с главой VII, нам необходимо выйти за рамки закона. В частности, ограничения Совета лучше всего понять, если рассматривать их в контексте подхода к чрезвычайным полномочиям, основанного на «модели внезаконных мер».

4 Незаконные меры Модель

Чтобы понять модель внезаконных мер, необходимо сначала кратко представить две другие доминирующие категории режимов аварийного электроснабжения, которые Гросс описывает как модель обычного ведения бизнеса и модель приспособления. 88 Обычные модели ведения бизнеса отвергают необходимость в исключении, предполагая, что правительство, ограниченное «нормальным» законом, все же сможет эффективно справиться с любой чрезвычайной ситуацией. 89 Таким образом, они занимаются «абсолютизмом конституционализма». 90 Согласно этим моделям, «нормальный» закон является единственным законом, и он применяется независимо от обстоятельств. 91 Говоря более сурово, конституционный строй вполне может быть соглашением о самоубийстве. 92 И наоборот, хотя модели приспособления предполагают, что к чрезвычайным ситуациям должен применяться нормальный закон, они допускают, что «степень приспособления» также может быть необходима. 93 Такое приспособление может принимать форму конституционных положений об исключениях, 94 поправок к законодательству или создания специальных законов 95 или судов, применяющих различные подходы к толкованию существующего законодательства. 96 И бизнес-модель, и модель размещения основаны на идее о том, что верховенство закона и сам закон могут продолжать применяться во время чрезвычайных ситуаций либо через правовые режимы, разработанные до наступления чрезвычайной ситуации 97 , либо принятие мер реагирования на чрезвычайные ситуации в рамках процесса, регулируемого законом. 98 Таким образом, оба исходят из того, что правители связаны законом, который всегда регулирует их действия, и что правовые институты могут действовать как сдерживающий фактор при использовании чрезвычайных полномочий. 99

Напротив, модель внезаконных мер предлагает, что, хотя «нормальный» закон продолжает применяться во время чрезвычайной ситуации, нарушения закона исполнительной властью или ее должностными лицами могут быть ратифицированы постфактум посредством политических, моральных и неправовой процесс, и такая ратификация (если таковая имеется) аннулирует обычные правовые последствия незаконных действий. 100 Ратификация не устраняет нарушенную правовую норму; действительно, это вообще не меняет правовой порядок. 101 Скорее, он действует, в некотором смысле, как смягчающая защита, освобождая субъекта от юридических последствий его действий из-за преобладающего политического или морального оправдания действия. 102 Без ратификации должностное лицо или орган должны столкнуться со всеми последствиями закона, а также политическими и моральными санкциями, вытекающими из их незаконных и незаконных действий. 103

Прерогатива Локка: действия правительства, выходящие за рамки закона

Модель внезаконных мер берет свое начало в теории прерогатив полномочий Джона Локка. 104 Гросс интерпретирует Локка как сохранение определенных прерогативных полномочий правительства, которые существуют вне закона и могут использоваться только «когда строгое и строгое соблюдение законов может привести к серьезному социальному ущербу». 105 Согласно Гроссу, Локк оправдывает эту «внезаконную» власть тем, что она избегает «расширения полномочий правительства в соответствии с конституцией и наделения исполнительной власти… весьма дискреционной… властью в конституционных рамках». 106 Локк согласился с тем, что закон не может полностью предсказать и учесть все чрезвычайные ситуации, но он сопротивлялся легализации действий, которые в действительности не были связаны законом. Таким образом, его теория прерогативы власти признавала, что правительство может действовать вне закона, но он обусловил его использование, требуя, чтобы оно использовалось только для общественного блага 107 , и рассматривал политическую реакцию (восстание народа) как окончательная проверка его ненадлежащего использования. 108 Важность Локка для модели внеправовых мер заключается в его понимании того, что, хотя правительствам могут потребоваться дискреционные полномочия во время чрезвычайных ситуаций, «легализация» таких полномочий путем включения их в правовую систему опасно расширяет законные полномочия правительства и угрожает превратить исключение в норму.Однако теория Локка также является продуктом своего времени, и ее доброжелательное отношение к правительству отражается в слабых механизмах подотчетности. 109 По мнению Локка, когда правительство обращается к тирании, люди могут воззвать к небу или восстать. 110 Гросс считает это недостаточно сильным стимулом для правительства не злоупотреблять своей властью. 111 Таким образом, он разработал модель Локка с идеей ex post ратификации / отклонения внеправовых действий со стороны общественности, чтобы установить этику политической ответственности за такие действия. 112

B Повышение стоимости злоупотребления властью с помощью Ex Post Обзор со стороны народа

Согласно модели внезаконных мер Гросса, внесудебные действия должностных лиц могут быть оправданы политикой, при которой действие совершается открыто, то есть с полным раскрытием незаконности, и где люди могут выносить приговор по иску после факт. 113 Если люди ратифицируют внесудебный иск, ответственное должностное лицо освобождается от юридической ответственности. 114 И наоборот, если люди отвергают действие и считают его незаконным, должностное лицо сталкивается с полной силой закона. 115 Таким образом, должностные лица сталкиваются со значительным риском при принятии решения о том, предпринимать ли незаконные действия или нет, учитывая отсутствие уверенности в утверждении ex post их действий и возможности юридических санкций (и требований компенсации), если их поведение будет признано необоснованным. 116 Важно отметить, что рассмотрение иска не является юридическим определением, поскольку действие предпринимается вне установленного правового порядка. 117 Ратификация или отклонение, скорее, основано на «этических концепциях политической и общественной ответственности, политической морали и откровенности». 118 Это также может происходить различными способами, включая усмотрение обвинителя, аннулирование присяжных, компенсацию государством, почетные награды, удержание наград, социальное остракизм и помилование исполнительной власти. 119 Кроме того, модель стремится гарантировать, что нормальный правовой порядок сам по себе остается незараженным чрезвычайными полномочиями.Он делает это, сохраняя различие между законностью и легитимностью, поскольку ратификация действия ex post не делает его «законным» в рамках нормального правового порядка, а просто освобождает одного участника от юридических последствий выполнения действия в отношении неуполномоченного лица. -прецендентная основа. 120

C Обобщение внезаконных мер Модель

По сути, модель внеправовых мер может рассматриваться как повторное утверждение формы естественного права для заполнения пробелов в позитивистских правовых порядках. 121 Вместо того, чтобы полагаться на правовые нормы для регулирования аварийной энергетики, поскольку они будут либо слишком ограничительными (и, следовательно, вряд ли будут соблюдаться перед лицом экзистенциальных угроз), либо слишком снисходительными (и, таким образом, приведут к тирании), Модель внезаконных мер призывает народ вынести суждение по поводу использования чрезвычайных полномочий. 122 Люди, осуществляющие свои суждения в свете истинной цели правительства — «общественного блага» Локка 123 — и с учетом ценностей, которые закон пытается воплощать и защищать, 124 применяют то, что можно увидеть. как форма естественного права, определяющая законность действия и, следовательно, его последствия.Положительный закон изолирован от этого процесса и поэтому защищен. 125 Хотя модель внезаконных мер опирается на действия, выходящие за рамки «закона», она делает это в надежде, что ценности, которые закон призван защищать, могут быть поддержаны. 126 Таким образом, позитивный закон рассматривается как инструмент защиты более фундаментальных ценностей. 127 Согласно модели внесудебных мер, люди должны решить, действительно ли какие-либо внеправовые действия защищают эти ценности и, следовательно, должны ли они быть ратифицированы. 128

Разбив модель внезаконных мер на ее составные части, модель можно резюмировать следующим образом:

  • i. Во время чрезвычайных ситуаций будет применяться «тактика чрезвычайных ситуаций…», поскольку «государственные субъекты обычно делают все необходимое для нейтрализации угрозы». 129

  • ii. Явное положение об использовании таких чрезвычайных мер в рамках правовой системы «чрезвычайно опасно», однако из-за «рисков заражения этой системы и манипулирования ею, а также пагубного послания, связанного с легализацией таких действий». 130

  • iii. Таким образом, вместо этого государственные должностные лица могут «действовать вне закона, открыто признавая свои действия». 131

  • iv. Поступая таким образом, такие должностные лица «берут на себя риск, связанный с незаконными действиями». 132 Эти риски включают в себя то, что «люди сами решают, прямо или косвенно… как реагировать… на такие незаконные действия». 133 Люди могут ратифицировать иск и утвердить его ретроспективно или «принять решение о признании виновным в противоправности его действий» и, таким образом, потребовать внесения политических и юридических поправок. 134

Эти четыре элемента будут использованы в следующей части этой статьи, чтобы оценить, применимы ли они в контексте СБ ООН и как они это делают.

5 Применение модели внезаконных мер к Совету Безопасности Глава VII Действия

A Предварительные возражения

Прежде чем рассматривать применение модели внезаконных мер к СБ ООН, необходимо прежде всего разобраться с некоторыми потенциальными возражениями против применимости модели. 135 Во-первых, необходимо признать, что проведение аналогий от внутреннего к международному чревато трудностями. 136 Конечно, идеальное сходство между внутренними и международными институтами или режимами никогда не может быть достигнуто, и, таким образом, любая аналогия обязательно «потерпит неудачу». В случае Совета, например, его положение в рамках международного правопорядка (или даже в системе ООН) не имеет идеального аналога на национальном уровне. Например, Совет по-разному действовал как законодательный, судебный и исполнительный 137 , подрывая любые попытки разделения властей.Однако в свете цели этой статьи, а именно показать, как регулирование власти, предлагаемое моделью внезаконных мер, связано с осуществлением Советом полномочий главы VII, отсутствие полной реализации каждого аспекта модель в том виде, в каком она предусмотрена для внутренних условий, не лишит ее всей актуальности для Совета, но действительно может показать области, требующие улучшения в рамках режима главы VII.

Во-вторых, модель внезаконных мер разработана с целью защиты «нормального» либерально-демократического правового режима от потенциального компромисса в виде «исключения» чрезвычайной ситуации. 138 Каков же тогда «нормальный» порядок, который должен быть защищен применением модели внесудебных мер к СБ ООН? Хотя, конечно, трудно понять, как общий международный правовой порядок можно рассматривать как либерально-демократический режим, нуждающийся в защите, 139 предпосылка о том, что основанная на правилах система международного порядка желательна сама по себе, 140 с учетом ее преимуществ определенности и предсказуемости, может быть достаточно, чтобы оправдать необходимость удержать власть Совета от подрыва режима международных отношений, основанного на законе. 141 Более того, что, возможно, более важно, существует множество внутренних правовых предписаний, которые остаются уязвимыми для вмешательства и, следовательно, требуют защиты от незаконных действий Совета. 142 Не говоря уже о том, что по мере того, как отдельные лица все чаще подвергаются прямым санкциям, 143 и Совет берет на себя изменение муниципальных правовых норм, 144 будет становиться все более необходимым для обеспечения того, чтобы такие лица и приказы имели некоторую степень защиты. защита от неправильного действия.Наконец, эта статья принимает презумпцию, что неограниченная власть сама по себе нежелательна, и, таким образом, использование модели внезаконных мер может помочь уменьшить опасения, что UNSC — это legibus solutus . 145

B Чрезвычайные ситуации повлекут за собой действия, несмотря на правовые ограничения

Модель внезаконных мер основана на убеждении, что правовые нормы не обеспечивают достаточной защиты от злоупотреблений правительства во время чрезвычайных ситуаций. 146 То есть правительства и официальные лица сделают все необходимое, чтобы «нейтрализовать угрозу». 147 Эта склонность институтов к действиям в СБ ООН в некоторой степени снижена из-за наличия права вето у пяти постоянных членов (P5) и необходимости иметь голоса не менее девяти членов Совета для резолюция, которую предстоит принять, 148 , которая требует согласия по идеологическим, географическим и политическим разногласиям. 149 Действительно, в первые несколько десятилетий Совет был относительно бездействующим, и остаются ситуации, которые он не желает или не может разрешить из-за разногласий между его членами. 150 Часто критикуется как недостаток в работе Совета (особенно во время холодной войны), 151 Эта тенденция к разногласиям в Совете по поводу достоинств действий также может рассматриваться как особенность, защищающая его от поспешных решений. 152 Однако, несмотря на политические трудности в достижении согласия между членами Совета, Совет также может действовать и часто будет действовать быстро, особенно когда интересы P5 могут быть продвинуты или не находятся под прямой угрозой.В таких случаях решение Совета может быть на удивление быстрым. 153 Часто быстрый характер этих решений Совета приводит к принятию решений и созданию институтов без достаточного учета их правовых последствий. 154 Таким образом, практика показывает, что склонность к действию, независимо от юридических ограничений, является потенциальной проблемой для Совета.

C Явные правовые санкции на чрезвычайные меры опасны

Когда СБ ООН действует в соответствии с главой VII, можно утверждать, что он вступает в «исключительную» фазу действий, регулируемую ограниченной формой права, отличной от обычного правового порядка. 155 Эта позиция опасна, поскольку она рискует прикрыть фасад юридической легитимности действиям, которые фактически не ограничиваются законом, 156 и «исторические свидетельства опровергают… [веру] в нашу способность изолировать обычные правовые нормы и институты от чрезвычайных ситуаций. правила и полномочия ». 157 Кроме того, если мы признаем, что этот способ действий Совета является «исключительным», мы теряем способность должным образом критиковать это действие с точки зрения закона. Предоставление Совету Устава полномочий определять, что угроза заслуживает использования им полномочий, предусмотренных главой VII, существует также, что делает эту позицию проблематичной. 158 Это будет означать, что орган, осуществляющий исключительные полномочия, приравнивается к органу, который определяет, когда могут быть использованы чрезвычайные полномочия. Это опасная комбинация и рискует подорвать любые претензии на соблюдение законности. 159 Нормативно неуместно рассматривать главу VII как правовой метод, с помощью которого Совет может полностью уйти от действия закона, 160 модель внесудебных мер представляет собой более приемлемую альтернативу.

D Должностные лица и учреждения могут действовать вне закона, не отрицая действия закона

Во избежание осуществления неограниченных полномочий с простой видимостью законности модель внезаконных мер предполагает, что, хотя СБ ООН может «действовать вне законного порядка», такие действия не должны приниматься как происходящие в рамках санкционированных законом, но неограниченных Космос. 161 Вместо этого, нормальный закон продолжает применяться и должен соблюдаться — то есть правовые ограничения, обсуждаемые во второй части этой статьи, остаются в силе (и, фактически, являются важными мерами, по которым можно судить о действиях Совета) . Однако любое внесудебное действие также может быть ратифицировано постфактум и, таким образом, оставаться обязательным, несмотря на его незаконность. Согласно модели это влечет за собой два требования: во-первых, незаконность действия должна быть «открыто признавать [ed]» 162 , и, во-вторых, должна существовать какая-то форма ратификации или отклонения действия «народом». ‘. 163

1 Публичное признание внезаконного характера действия

Что касается первого требования, то внесудебный иск должен быть «открыто, откровенно и полностью раскрыт», чтобы общественность могла полностью рассмотреть его. 164 На национальном уровне существуют опасения относительно того, реалистично ли это требование, предъявляемое к руководителям, то есть признаются ли они когда-либо в совершении противоправных действий. 165 Однако, что касается Совета, есть две причины, по которым это требование не является таким препятствием для использования модели внесудебных мер, и прошлая практика показывает, как это может быть выполнено.Во-первых, действия Совета, по крайней мере, в том, что касается его резолюций, обязательно являются публичными. 166 Решения, принятые Советом, являются публичными документами, и он не может санкционировать или участвовать в «скрытых» действиях. Это означает, что по крайней мере факт предпринятых Советом действий известен общественности и может быть пересмотрен. Во-вторых, хотя сам Совет (в отличие от входящих в его состав государств 167 ) никогда прямо не признавал, что какие-либо его действия были совершены вне закона, некоторые из его членов время от времени выражали озабоченность по поводу законности определенных действий или отмечали прямо, что рассматриваемое действие не соответствовало закону. 168 Пример можно найти в дебатах вокруг Резолюции 1540 (относительно нераспространения ядерного, химического и биологического оружия и требующих определенных действий от государств в соответствии с Главой VII 169 ). В ходе этих дебатов некоторые государства решительно заявили, что у Совета нет правовой основы для принятия резолюции. Например, представитель Индонезии отметил, что:

юридические обязательства могут быть созданы и приняты только на добровольной основе.Любое далеко идущее принятие Советом Безопасности полномочий по принятию глобального законодательства несовместимо с положениями Устава Организации Объединенных Наций. 170

Представитель Пакистана прокомментировал, что «нет никаких оснований для принятия этой резолюции в соответствии с главой VII Устава». 171 Идя дальше, некоторые штаты использовали язык, более близкий к тому, который используется при обсуждении внутренних чрезвычайных полномочий. Например, позиция Швейцарии по резолюции 1540 заключалась в следующем:

В принципе, законодательные обязательства, подобные тем, которые предусмотрены в обсуждаемом проекте резолюции, должны устанавливаться посредством многосторонних договоров, в разработке которых могут участвовать все государства.Совет Безопасности допустимо брать на себя такую ​​законодательную роль только в исключительных обстоятельствах и в ответ на острую необходимость . 172

Филиппины согласились с тем, что разрешение:

отклоняется от проверенных временем способов создания многосторонних обязательств, но моя делегация по существу рассматривает его как исключительную меру для устранения новой и неотложной потенциальной угрозы, не охватываемой существующими договорные режимы. 173

И Алжир отметил, что:

[i] t понимается, что, взяв на себя эту ответственность, Совет Безопасности действует исключительным образом , поскольку, очевидно, Устав не дает ему мандат издавать законы от имени международного сообщества, но просто возлагает на него основную ответственность за поддержание международного мира и безопасности. 174

Эти типы явных отказов Совета Безопасности ООН, имеющих правовое основание для действий (особенно в сочетании со ссылками на то, что действие является «исключительным»), указывают на то, как государства-члены могут использовать обсуждения Совета для обозначения действий как внезаконные и, таким образом, выполняют функцию «публичного признания», предусмотренную моделью внезаконных мер. 175 Хотя это не явное или прямое признание Совета как Совета, их достаточно для выявления проблемных действий, особенно в тех случаях, когда большое количество государств придерживаются аналогичных взглядов.

2 Повышение стоимости внесудебных исков посредством публичной проверки ex Post

Таким образом, заключительный шаг внезаконной модели состоит в том, что внесудебный иск должностных лиц подвергается рассмотрению общественностью, которая может либо ратифицировать иск, либо отклонить его. 176 Это может быть самая проблемная часть применения модели внесудебных мер к СБ ООН. Внутри страны Гросс рассматривает широкий спектр потенциальных способов, которыми могла бы иметь место эта ратификация или отклонение, как описано выше. 177 На национальном уровне отклонение внесудебного иска повлечет за собой применение нормального закона к должностному лицу, предпринимающему иск. Например, должностное лицо, пытавшее подозреваемого, будет подвергаться обычным правилам в отношении пыток, включая уголовное дело и наказание. 178 И наоборот, ратификация смягчит такой исход, так что, хотя действие признано противоречащим закону, оно не подлежит обычному наказанию из-за того, что люди признают его необходимым для защиты ценностей более высокого порядка и находятся в соответствии со своими моральными и политическими взглядами. 179 Неопределенность в отношении того, будет ли внесудебный иск будет ратифицирован или отклонен, «увеличивает стоимость» принятия таких мер и действует как ограничение на использование таких полномочий, так что оно будет использоваться только тогда, когда лицо, принимающее меры, считает это действительно оправдано. 180

Для СБ ООН существует три потенциальных проблемы для применения этого последнего шага модели. Во-первых, хотя общественность на национальном уровне относительно легко определить, не так ясно, кто может ратифицировать или отклонить решение Совета (то есть, кто является «политикой» Совета).Во-вторых, неструктурированный характер международного правопорядка означает, что этот надзор будет расплывчатым и потенциально не будет иметь полномочий, которые ратификация или отклонение имели бы на национальном уровне. 181 В-третьих, несмотря на то, что внутри страны существуют явные последствия нарушения закона, для Совета таких процедур не существует. 182 Таким образом, степень, в которой неопределенность в отношении ратификации приведет к увеличению стоимости внесудебных исков, может быть сомнительной.Каждый из этих вопросов рассматривается по очереди в следующих разделах.

Эти препятствия для применения модели внезаконных мер к использованию полномочий главы VII Совета Безопасности Организации Объединенных Наций являются значительными. В самом деле, можно утверждать, что они непреодолимы при нынешнем устройстве международной правовой системы. Однако следующее исследование демонстрирует две вещи: (1) система в том виде, в котором она сейчас организована, содержит потенциал ограничений, как это представляется в рамках модели внезаконных мер, несмотря на то, что они могут быть в зарождающейся и слабой форме, и (2 ), что потенциал, представленный этими ограничениями, необходимо развивать и совершенствовать, если мы хотим должным образом ограничить действия Совета и реализовать обещание модели внезаконных мер (в отсутствие широкомасштабной реформы системы ООН). 183 ).

(a) Политика СБ ООН

Переходя затем к первому вопросу, СБ ООН имеет как минимум две категории участников, которые prima facie могут ратифицировать или отклонить внесудебный иск. Совершенно очевидно, что государства являются членами Совета и самой ООН. Действия СБ ООН традиционно направлены против государств, и, действительно, в соответствии с Уставом ООН его действия технически обязывают только государства. 184 Таким образом, как на национальном уровне субъекты исполнительной власти могут отклонить или ратифицировать внесудебные действия своей исполнительной власти, так и государства могут ратифицировать или отклонить внесудебные действия Совета. 185 На международном уровне, учитывая, что международное право традиционно создается государствами 186 и что именно государства должны в конечном итоге определять международную законность или иную законность международных актов, 187 эта связь становится еще более ясной. Однако в дополнение к штатам, поскольку Совет все чаще принимает резолюции, которые влияют на права и обязанности отдельных лиц, возможно, 188 человек также были уполномочены принимать решение о приемлемости внесудебных действий Совета.Это также отражает рост в публичном международном праве акцента на индивидуальных правах в противоположность правам государств. 189 Таким образом, у Совета есть как минимум два источника, с помощью которых его неправовые действия могут быть одобрены или отклонены — государства и частные лица. Конечно, хотя здесь они рассматриваются как две отдельные категории, государства также состоят из отдельных лиц, и, таким образом, внутренние процессы могут в разной степени вовлекать национальную общественность в решение государства ратифицировать или отклонить незаконные действие. 190

(b) Методы анализа действий Совета Безопасности Организации Объединенных Наций его политикой

Как же тогда государства и отдельные лица могут выполнять функцию ратификации или отклонения? Без внутреннего механизма выборов, парламентов или других политических институтов, 191 они должны полагаться на более расплывчатую форму общественного контроля за Советом. Этот обзор может принять несколько потенциальных форм.

Начиная с штатов, наиболее заметными способами выражения ратификации или отказа являются: (i) коллективные действия в Генеральной Ассамблее ООН (ГА ООН) 192 и (ii) невыполнение решений Совета. 193 В прошлом ГА ООН играла определенную роль в предоставлении места для комментариев относительно действий Совета. Например, в ответ на множество резолюций Совета о борьбе с терроризмом 194 ГА ООН приняла резолюции, которые также касались терроризма, и ее ответ режиму Совета был охарактеризован как «прохладный». 195 Кроме того, в последующих резолюциях ГА ООН была подтверждена необходимость для государств соблюдать свои обязательства в области прав человека при борьбе с терроризмом, опять же в отличие от режима, установленного Советом, который имеет серьезные проблемы с правами человека. 196 Хотя это и рассматривается некоторыми комментаторами как потенциальный механизм правового надзора, 197 важность такого рода резолюций ГА ООН для модели внесудебных мер заключается в их способности оценивать законность (а не законность) действий Совета и ратифицировать или отклонить такое действие. Таким образом, хотя ГА ООН не имеет законного права в соответствии с Уставом ООН отменять резолюции Совета, она может поставить под сомнение легитимность или мораль действий Совета, предпринятых вне закона на основании его резолюций.

Отдельные штаты (или штаты в региональных группах) также могут сыграть роль в отклонении или ратификации внесудебного действия Совета. 198 Соблюдение внезаконных резолюций, особенно в тех случаях, когда обсуждения в Совете определили эти резолюции как таковые, может рассматриваться как акт ратификации, устанавливающий, что, несмотря на несоблюдение закона, действие было оправданным. И наоборот, невыполнение внеправового решения может рассматриваться как отказ от его легитимности, если такой отказ и его причины публично известны.Например, в 1998 году Организация африканского единства (ОАЕ) приняла резолюцию, в которой отмечалось, что она не будет выполнять резолюции Совета относительно Ливии после взрыва в Локерби:

[O] крыло, поскольку указанные резолюции нарушают статью 27 пункт 3 статьи 33 и пункт 3 статьи 36 Устава Организации Объединенных Наций, а также значительные человеческие и экономические потери, понесенные Ливией и рядом других африканских народов в результате санкций;

ПРИНЯТЬ РЕШЕНИЕ [D]… по моральным и религиозным соображениям и с немедленным вступлением в силу, что ОАЕ и ее члены с этого момента не будут соблюдать санкции, введенные против Ливии; 199

При этом ОАЕ определила, что иск был незаконным, а также что члены ОАЕ не «ратифицируют» внесудебный иск по моральным и религиозным соображениям.Этот пример показывает, как региональные органы и национальные правительства могут публично отклонить незаконные действия вне закона, указав причины, по которым они поступили, в частности, что соответствующие меры противоречат основным ценностям сверх правовых норм, которые были нарушены. 200 Кроме того, повсеместное невыполнение государствами резолюции Совета также может рассматриваться как отказ в рамках модели внезаконных мер, напоминающей первоначальную проверку власти Локка — бунт. 201

В дополнение к комментариям и действиям национальных правительств и региональных органов, муниципальные суды могут осуществлять судебный надзор за выполнением резолюций Совета Безопасности ООН. 202 Хотя суды, несомненно, являются юридическими институтами, по отношению к Совету они не могут выносить обязательные определения в отношении законности резолюций в соответствии с международным правом. 203 Таким образом, для целей модели внезаконных мер они могут выполнять две роли. Во-первых, национальные суды могут указать, когда Совет предпринял внесудебные действия (либо в отношении самой резолюции 204 , либо в силу ее последствий для выполнения 205 ).Во-вторых, национальные суды могут провести тщательный анализ решения — его законности и его влияния на людей — чтобы обосновать отказ или ратифицировать его другими частями государства. Хотя традиционный правовой анализ, как правило, сосредотачивается на том, в какой степени муниципальные суды оценивают действия Совета в свете международного права, 206 в рамках модели внесудебных мер, применение судами внутреннего права также имеет значение. Это связано с тем, что на этапе проверки модели не рассматривается в первую очередь законность действия.Действительно, отсутствие законности — это данность. Скорее, пересмотр — это шанс для государства взять на себя ответственность за внезаконные действия (или нет) на основе основных ценностей, морали и политических идеалов государства, а также того, может ли внелегальный поступок быть оправдан на более высоком уровне. основание. 207 Таким образом, когда муниципальные суды выносят решения относительно противоречий между мерами Совета и основополагающими внутренними правовыми нормами и ценностями, они могут быть решающими компонентами при определении того, следует ли ратифицировать действие или отклонить, и действительно ли государство ратифицирует или отклоняет это действие. .

Таким образом, сила муниципальных судов заключается в их способности предавать гласности соответствующие действия СБ ООН, выявлять общественные ценности, которые могли быть нарушены, и высказывать авторитетные мнения о нарушениях. Хорошим примером этого является канадское дело Абдельразик , где судья Зинн добавил «свое имя к тем, кто рассматривает режим Комитета 1267 как отказ в основных средствах правовой защиты и как несостоятельный в соответствии с принципами международных прав человека» и отметил, что режим санкций Совета по борьбе с терроризмом нарушил « фундаментальный принцип канадского и международного правосудия». 208 Таким образом, Абдельразик можно рассматривать как оценку не только правового статуса Комитета Совета 1267, но и как выражение мнения о соответствии режима основным моральным ценностям, включая идеи справедливости. Эти типы заявлений в сочетании с юридическими заключениями судов могут, таким образом, сыграть роль в ратификации или отклонении внесудебных действий Совета.

Частные лица и организации гражданского общества также могут играть роль в рассмотрении внесудебных действий СБ ООН.Хотя это, конечно, не обычное явление, когда все гражданское общество выражает мнение, что внесудебные действия Совета аморальны или противоречат его основным ценностям, это может быть формой отказа от неправовых действий. История режима санкций Совета указывает на один случай подобного поведения, который имеет место в случае трех шведских граждан, которые были внесены в список лиц, связанных с «Аль-Каидой» Советом. 209 Эти три человека были внесены в список США по обвинению в том, что их валютная компания использовалась террористическими группами для перевода средств. 210 В результате включения в перечень Швеция была обязана заблокировать банковские счета мужчин и ввести на них запреты на поездки и работу. 211 Однако, несмотря на это юридическое требование и надлежащее выполнение Швецией соответствующих санкций, шведское гражданское общество отклонило включение этих лиц в список и, в нарушение санкций, собрало деньги для оплаты своих юридических услуг и нашло работу для одного. мужчин в газете. 212 Эти трое были исключены из списка под давлением Швеции и других сторон в Совете и США. 213 Таким образом, внутреннее несоблюдение как внутреннего законодательства, реализующего действия Совета, так и режима, установленного самим Советом, может сыграть потенциальную роль в оценке действий Совета. Хотя, по общему признанию, в настоящее время роль незначительна, если Совет серьезно превысит свои полномочия и предпримет внесудебные действия, выходящие за рамки приемлемости, такие действия действительно укажут путь к дополнительной форме общественного надзора. 214 Конечно, такие действия должны быть широкими и публичными.Простое индивидуальное несоблюдение режимов СБ ООН является просто незаконным и не может быть достаточным для выполнения надзорной функции, предусмотренной моделью внесудебных мер.

Наконец, при оценке того, был ли ратифицирован или отклонен внеправовой акт СБ ООН, нельзя предполагать, что акты ратифицированы до тех пор, пока не будут отклонены. Хотя презумпция законности явно применима к действиям Совета, 215 простое согласие не обязательно должно рассматриваться как ратификация, если есть признаки отказа внутри государства. 216 Таким образом, хотя многие из способов, предложенных выше как способ продемонстрировать ратификацию или отклонение действий Совета, могут быть слабыми сами по себе, концептуализация требования ратификации для подтверждения внесудебных действий как чего-то большего, чем простое согласие, может служить укрепить способность государств и отдельных лиц отстаивать отказ от таких действий и полагаться на них.

(c) Последствия ратификации или отклонения решения Совета Безопасности ООН

После определения способов, с помощью которых внесудебные действия Совета могут быть ратифицированы или отклонены, возникает вопрос: каковы последствия? Согласно модели внесудебных мер, возможность не ратификации внесудебного иска является ключевым препятствием против злоупотребления властью.Как отмечает Гросс, «модель добавляет элемент неуверенности, нависающий над головой государственного должностного лица, которому необходимо решить, как действовать… [что] увеличивает стоимость внелегальных действий». 217 Однако, чтобы быть реальное ограничение, должна существовать возможность наложения настоящего штрафа или негативных последствий, если внесудебный иск не будет ратифицирован. Как отмечалось ранее, для Совета не существует системы правового надзора, которая могла бы налагать обязательные последствия за нарушение закона. 218 Как тогда можно сказать, что модель внезаконных мер применяет какие-либо значимые ограничения на действия Совета? Как и предполагалось ранее, это одна из наиболее серьезных проблем, с которыми сталкиваются любые попытки рассматривать модель внесудебных мер как сдерживающую действия Совета. 219 В настоящее время практика государств свидетельствует только об одном значимом способе, которым не ратификация внесудебного иска может «поднять цену» Совету, игнорирующего закон, — несоблюдение. 220 В этом разделе также кратко предлагаются два дополнительных возможных метода отказа от ратификации через негосударственных субъектов.

Если государства решают отвергнуть законность внесудебных действий Совета, они также могут не выполнять это решение внутри страны. 221 Потенциальный пример этого можно увидеть в опыте ЕС в деле Kadi , который подтвердил, что суды ЕС могут отменять выполнение резолюций Совета, которые не соответствуют законодательству ЕС, несмотря на международные обязательства государств-членов ЕС. . 222 В этом случае суд постановил, что меры не могут быть соблюдены с юридической точки зрения в соответствии с законодательством ЕС, но последствия несоблюдения будут говорить о способности несоблюдения в целом «повысить стоимость». внесудебного иска.Если это приведет к существенным изменениям в Совете, это может означать, что несоблюдение является более мощным сдерживающим фактором для потенциального применения внесудебных действий. Фактически, в ответ на более ранние региональные события, свидетельствующие о неудовлетворенности контртеррористическим режимом Совета, Совет принял меры для изменения своей программы санкций, включив в нее минимальные методы обзора и надзора за списками. 223

Эта попытка смягчить опасения ЕС указывает на то, что несоблюдение государствами решений СБ ООН — в частности, большими или влиятельными группами государств — может повлиять на принятие решений Советом.По мере того как Совет уделяет все больше внимания угрозам, для устранения которых требуются согласованные на международном уровне действия, важность безупречного выполнения его резолюций на глобальном уровне может только возрасти. Опыт терроризма демонстрирует эту тенденцию. Список санкций — это программа «все или ничего». Если существуют дыры, посредством которых включенные в перечень лица могут получить доступ к фондам или работе через определенные юрисдикции, то эффективность всего глобального режима окажется под угрозой. 224 Таким образом, ответы Совета на эти типы вопросов будут все больше зависеть от полного соблюдения всеми государствами и более уязвимы для более высоких «издержек» не ратификации незаконности в форме несоблюдения.

Также возможно, что отдельные лица могут сделать значимым отказ от ратификации решения Совета Безопасности ООН, например, по:

  • i. внутренние политические санкции правительств, которые поощряют или соблюдают не ратифицированные внезаконные действия 225 — например, граждане членов Совета (особенно члены P5) могут лоббировать свое правительство, чтобы оно не поддерживало незаконные внезаконные действия, и агитировать за внутренние политические изменения, если это не будет учтено 226 или

  • ii.индивидуальное несоблюдение внезаконных действий Совета Безопасности — например, опыт Швеции в описанном выше случае. 227 Такая мера должна выходить за рамки простого индивидуального несоблюдения и основываться на широкомасштабной скоординированной кампании, которая однозначно отвергает соответствующие резолюции как незаконные и противоречащие основным ценностям. 228

Хотя оба этих предложения, по-видимому, требуют некоторого изменения во взаимоотношениях между Советом Безопасности ООН, государствами и отдельными лицами, в настоящее время в существующей системе существует потенциал, позволяющий разработать эти типы надзорных механизмов.Например, по мере роста осведомленности и освещения в средствах массовой информации масштабов контртеррористических санкционных списков Совета гражданское общество и средства массовой информации все чаще начинают сообщать и осознавать потенциальные правовые и моральные проблемы, создаваемые этими режимами. 229 Как будет обсуждаться в разделе рекомендаций ниже, поощрение такого рода отчетности и связи между действиями Совета и широкой общественностью позволит осуществлять надзор, предусмотренный моделью внесудебных мер, для осуществления значимого контроля над Советом. увеличивать.

Наконец, не ратификация внесудебного иска также открывает возможность использования Международного суда для судебного пересмотра закона. 230 Как отмечалось ранее, хотя возможности для получения надзора со стороны Международного Суда над Советом невелики, возможность отрицательного решения Судом Совета, вероятно, будет сильным стимулом против принятия внесудебных действий. 231 Таким образом, модель внесудебных мер поддерживает дальнейшее развитие и укрепление Международного Суда как форума для судебного рассмотрения не ратифицированных действий Совета.Попытка такого пересмотра не только является формой отказа от ратификации, но также может привести к негативной оценке действий Совета и, таким образом, стать способом увеличения затрат на внесудебные действия. 232

Принимая во внимание вышесказанное, СБ ООН сталкивается по крайней мере с некоторыми рисками при совершении незаконных действий. В настоящее время эти риски, по общему признанию, являются слабыми ограничителями и, безусловно, не имеют той непосредственности, которая предусмотрена в формулировке Гроссом модели внезаконных мер. 233 Однако перспектива повсеместного несоблюдения государством или отдельными лицами может быть достаточной, чтобы сдержать чрезмерно возмутительные предложения Совета, 234 , особенно если эти методы будут усилены и признаны как формы надзора.

6 уроков внезаконных мер Модель

Предыдущий анализ положил начало процессу переосмысления управления СБ ООН в терминах, выходящих за рамки просто юридического анализа. Это также показывает, что применение модели внезаконных мер является неполным и что, таким образом, существует опасный потенциал превращения Совета в шмитовского исполнительного органа, действующего в виде исключения. 235 В то же время, однако, эта статья также показала потенциальные возможности, которые можно было бы укрепить и развить для лучшей защиты от злоупотреблений властью со стороны Совета. 236

Во-первых, необходимо повысить уровень осведомленности внутри страны и надзор за действиями Совета Безопасности ООН. 237 То есть, хотя текущая работа Совета является полностью публичной, она еще не привлекла внимание внутренней аудитории, и, таким образом, люди по большей части остаются в неведении о действиях, совершаемых Советом. Подотчетность Совета может возникнуть только при наличии должным образом информированного государства, 238 , таким образом, существование неправительственных групп и групп средств массовой информации, сосредоточенных на содействии доступу к действиям Совета и их осведомленности, может иметь решающее значение для реализации потенциала внезаконных действий. модель мер. 239 Их следует поощрять, равно как и более широкое сообщение о действиях Совета.

Во-вторых, следует поощрять внутренние политические и лоббистские усилия в отношении действий Совета. Рассматривая действия Совета как внутриполитический вопрос, 240 политический состав Совета расширяется, и увеличивается вероятность ратификации / отклонения внесудебных действий Совета. Таким образом, группы гражданского общества и неправительственные организации, выступающие за или против определенных действий, особенно в государствах-членах Совета, также должны поощряться и поддерживаться.Оба эти предложения также могут быть естественным результатом того, что Совет стал более агрессивным во внутренней сфере в целом. Поскольку люди видят, что действия Совета напрямую влияют на их жизнь, вполне вероятно, что они будут больше беспокоиться о Совете как учреждении. 241 В то же время поощрение таких событий поможет осознать, что государство осуществляет надзор за внесудебными действиями Совета.

Важно отметить, что для поддержки и укрепления этих ограничительных механизмов не требуются юридические действия или реформы от имени государства, а, скорее, политические и социальные действия от имени отдельных лиц, гражданского общества и организаций СМИ.Это подчеркивает политический характер проблемы безудержной международной исполнительной власти и необходимость выйти за рамки позитивного права, чтобы исправить его недостатки. 242 Это также проистекает из основополагающей идеи модели внезаконных мер, которая заключается в том, что закон является лишь ограниченным инструментом ограничения власти, 243 и суды являются лишь «одним из многих возможных (де) легитимирующих органов. ‘ 244 Узкий подход к ограничению власти в соответствии с главой VII, сосредоточенный только на законе, упускает из виду более широкие потенциальные политические и моральные возможности для сдерживания Совета.В то время как prima facie противоречит типичным либерально-демократическим / позитивистским взглядам на защиту верховенства закона посредством закона, 245 , признавая, что закон является лишь одним из возможных инструментов защиты ценностей более высокого порядка, модель внезаконных мер помогает нам быть более изобретательным и новаторским в подходе к проблеме необузданного СБ ООН. 246

7 Заключение

Модель внезаконных мер показывает возможный альтернативный способ создания ограничений на использование Советом Безопасности ООН полномочий, предусмотренных главой VII.Хотя предстоит еще много работы по деталям применения модели в Совете — например, по существу «основных ценностей» международного правопорядка — эта статья показала, что основные аспекты модели имеют отношение к Совету и как можно улучшить надзор за действиями Совета. Модель внезаконных мер подчеркивает потенциальные возможности ограничения, которые могут быть упущены при традиционном правовом анализе. В нем подчеркивается инструментальный характер закона, 247 подчеркивает защиту ценностей, лежащих в основе закона 248 , и акцентирует внимание на совершенствовании политических механизмов, управляющих Советом. 249 Привлекая политическую систему к обзору действий Совета, модель также побуждает людей и государства брать на себя этику политической ответственности в отношении действий Совета 250 и подчеркивает идеи легитимности и морали, заполняя пробелы, оставленные позитивным законничеством . 251 Есть надежда, что это приведет к большему рассмотрению Советом необходимости соблюдать закон и, что, возможно, более важно, также соблюдать фундаментальные ценности, которые закон призван защищать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *