Инвестиции в микрофинансовые организации отзывы: Инвестиции в МФО — рейтинг 2020 года. Стоит ли инвестировать в МФК? Как вложить деньги в МФО?

Содержание

Выгодные инвестиции до 14,5% годовых

Высокие процентные ставки по инвестициям

Как получать прибыль от имеющихся денежных средств? В условиях нестабильной экономики сделать правильный выбор непросто. Вклады в банке приносят мизерные проценты, которых едва хватает, чтобы компенсировать инфляцию. Инвестиции в бизнес – способ, при котором можно с высокой долей вероятности понести убытки. Сложно предугадать, какие направления будут наиболее перспективными и прибыльными в ближайшие несколько лет. Лучшее решение – инвестиции в микрофинансовые организации с впечатляющими финансовыми показателями.

«Быстроденьги» — выгодные и надежные инвестиции для каждого

Компания «Быстроденьги» предлагает индивидуальным предпринимателям, физическим и юридическим лицам стать партнерами и получить источник пассивного дохода. Инвестируя в «Быстроденьги», вы получаете гарантированные и своевременные выплаты процентов, которые по величине значительно превышают предложение банков.
Доход зависит от суммы инвестиционного займа и срока перечисления процентов.

Инвестиции в «Быстроденьги» — это:

  • Вложение от 500 000 для юридических лиц, от 1 500 000 для физических лиц и Индивидуальных предпринимателей на срок от полугода до трех лет.
  • Лучшие процентные ставки – до 14,5%.
  • Гарантированный доход. Разместив средства под высокий процент, вы получаете стабильные выплаты каждый месяц или единовременное перечисление в конце срока.
  • Надежная МФО, инвестиции в которую регулируются законодательством. Компания «Быстроденьги» состоит в государственном реестре МФО, имеет лицензию Банка России, которая гарантирует добросовестное исполнение организацией взятых на себя обязанностей.
  • Доверие – основа партнерства. По вашему требованию мы предоставляем финансовые отчеты.
  • Персональный консультант. Менеджер ответит на возникающие в период сотрудничества вопросы.
  • Прозрачность финансовых операций. Рассчитать конечную сумму с учетом статуса лица, периода выплаты процентов, суммы инвестиций и срока можно, воспользовавшись сервисом «Калькулятор»
  • Безупречная репутация, подтвержденная отзывами инвесторов.
Инвестировать деньги в МФО «Быстроденьги» выгодно. Высокие процентные ставки – гарантия сохранности и преумножения финансов! Узнать больше

Как заработать более 20% годовых

Ставки по депозитам сейчас не на самом высоком уровне. По данным НБУ, на 8 мая по 3-месячным депозитам физлиц банки в среднем предлагали 11,25% годовых. Средняя доходность по вкладам на 12 месяцев составляла 11,68% годовых (Украинский индекс ставок по депозитам физлиц). Это временное снижение ставок, но ситуация такова, что на данном этапе депозит стал, скорее, эффективным механизмом защиты сбережений от инфляции, нежели источником получения повышенного дохода.

Тем же, кто хочет заработать, придется рискнуть и поискать альтернативные инструменты для инвестиций.

Например, доходность свыше 20% годовых предлагают компании, которые работают с потребительскими долгами. Это возможно благодаря высокой стоимости таких кредитов. Одна из них — Simple Invest — недавно появилась в разделе «Бонус от «Минфина».

Редакция выясняла, как работают такие инвестиции.

Мировой опыт

Инвестиции в сферу небанковского кредитования еще в новинку для Украины, но на других рынках такая модель уже давно успешно работает.

Примерами могут послужить площадки P2B и Р2Р кредитования, успешно работающие в мире. Первый P2Р сервис — Zopa — появился в Великобритании 15 лет назад и до сих пор отлично себя чувствует. За время своей работы компания выдала кредиты на сумму более £3,55 млрд.

Согласно оценкам Foundation Capital, к 2025 году объем мирового рынка p2p-кредитов может вырасти до $1 трлн.

Похожие сервисы уже появились и в Украине. Это, например, такие компании как Finhub и MoCash. Первая успешно организовала сервис взаимного кредитования между физлицами, когда одни люди инвестируют временно свободные деньги, а другие — могут использовать их как заемные средства без участия банка. Вторая — предоставила возможность частным лицам финансировать предпринимателей и их бизнес-проекты, самостоятельно решая, какому заемщику и на какие цели дать деньги в долг по заранее оговоренной ставке.

Чего еще действительно не было в Украине, так это возможности инвестировать в рынок уже выданных кредитов. Хотя в мире эта индустрия набирает обороты. Самый известный проект — глобальный маркетплейс по инвестированию в кредитный рынок — Mintos, который был создан в 2015 году. С его помощью МФО из разных стран, включая Украину, суммарно привлекли свыше 5 млрд евро. В сделках участвовало более 289 тыс. инвесторов из 66 стран. Среди украинских МФО платформу Mintos используют Alex Credit, SOS Credit, E-cash, Finko.

Аналог подобного сервиса появился в Украине — компания Simple Invest. Она была основана в 2019 году двумя украинцами: IT-специалистом Сергеем Толмачом и экспертом по кредитованию Сергеем Халемендиком. Компания вошла в ТОП-50 техностартапов 2019 года по версии MC.today. Теперь ее бизнес набирает обороты.

Кредиты нарасхват

В Украине рынок небанковского кредитования активно развивается. Кредиты физлицам и бизнесу выдают финансовые компании, ломбарды, кредитные союзы. Тем не менее, онлайн-площадка Simple Invest сконцентрировалась на работе с микрофинансовыми организациями (МФО). И не случайно. В прошлом году украинские МФО нарастили объем кредитования на треть. По данным Нацкомфинуслуг, сумма займов, которую выдали финансовые компании, почти достигла 80 миллиардов гривен. В этом году, не смотря на карантин и кризис, спрос на микрокредиты продолжил расти.

МФО кредитуют на короткий срок и под высокую ставку — в среднем 1–1,5% в день. Ставка 400-600% годовых может выглядеть страшно, но если деньги нужны на короткий срок — 1–2 недели, то итоговая стоимость займа оказывается подъемной для заемщика.

Значительный спрос на микрокредиты заставляет компании расширяться. Как следствие, растет их потребность в оборотных средствах. Чтобы привлечь деньги, МФО начинают использовать технологии, уже успешно опробованные в других странах. Такие онлайн-площадки как Simple Invest позволяют им пополнять оборотные средства за счет продажи прав требования по выданным займам.

Как стать инвестором

Simple Invest — это маркетплейс, на котором встречаются продавцы займов и частные лица, готовые вкладывать деньги.

Процедура очень простая.

Чтобы стать инвестором, нужно:

1. Зарегистрироваться на сайте Simple Invest и получить доступ к личному кабинету.

2. Заполнить паспортные данные для договора.

3. Внести деньги через интернет-банкинг или кассу банка.

4. Через месяц деньги с процентами вернутся на карту.

«Продукт несложный и не требует глубоких финансовых знаний. Размещая депозит в банке, вкладчик не обязан вникать в то, как он работает, в суть внутренних нормативов банка. То же принцип действует и здесь. Инструмент, который предлагает Simple Invest, в использовании похож на депозит», — рассказывает соучредитель Simple Invest Сергей Толмач.

Сколько можно заработать

Инвесторы покупают права требования по займам не напрямую у МФО, а через Simple Invest. Компания берет на себя обязательство мониторить портфель микрофинансовых организаций и отбирать для продажи только качественные займы. Она также следит за платежной дисциплиной должников и начисляет доход. За управление портфелем Simple Invest берет комиссию, а инвесторам выплачивает фиксированный доход — 23% годовых в гривне.

Как и в случае с депозитом в банке, с суммы дохода нужно заплатить 18%-ный налог плюс 1,5% военного сбора. Функции налогового агента выполняет Simple Invest. Компания оплачивает налоги с дохода клиента в момент вывода денег, а затем предоставляет инвестору подтверждающие документы.

Как управляют рисками

Микрокредитование — рисковый вид деятельности. В портфелях некоторых МФО процент проблемных займов превышает 40%. Во время кризиса этот показатель может еще вырасти.

Качество портфеля зависит от того, насколько тщательно МФО отбирает заемщиков. Поэтому Simple Invest выкупает права требования по займам, которые выдают только лидеры рынка. Суть в том, чтобы сотрудничать с компаниями, которые удерживают низкий уровень проблемной задолженности по своим портфелям кредитов.

«Мы вели переговоры о выкупе кредитных портфелей с десятком МФО, но для начала остановились на CashUp. Компания работает на рынке четвертый год. У них сильная экспертиза в отсеивании плохих заемщиков с помощью собственного скоринга. Поэтому она имеет один из лучших показателей возврата займов среди конкурентов», — рассказывает соучредитель Simple Invest Сергей Халемендик.

За время работы на рынке CashUp выдала свыше 100 тыс. кредитов на сумму более 200 млн грн. По состоянию на конец октября 2019 года кредитный портфель МФО превышал 16 млн грн.

По словам Сергея Халемендика, Simple Invest проводит аудит деятельности CashUp каждые 3 месяца. Кроме того, Simple Invest по договоренности с CashUp в реальном времени отслеживает портфель займов, права требования по которым идут на продажу, и покупает только те, по которым нет просрочки.

Портфели для инвесторов формируются из большого количества займов. За счет этого снижается риск того, что в них сконцентрируются дефолтные кредиты. В Simple Invest заявляют, что выплачивают инвесторам 23% годовых вне зависимости от итогового качества кредитного портфеля — компания берет эти риски на себя.

Юридические нюансы

Работу маркетплейса Simple Invest обеспечивают два юрлица — ООО «Симпл инвест» и его технический партнер – ООО «Контрольный фактор». Обе компании официально зарегистрированы в Украине.

«Симпл инвест» владеет интернет-площадкой сервиса и обеспечивает ее работу. «Контрольный фактор» является комиссионером, который заключает с клиентами договоры, выкупает на их имя права требования по займам МФО и выплачивает доход.

Как это работает изнутри

1) МФО присоединяется к платформе Simple Invest и предлагает на продажу свой кредитный портфель.

2) Частные лица, которые хотят купить права требования по кредитам онлайн-МФО, также подают заявки на площадке.

3) ООО «Контрольный фактор» заключает с частными лицами договор комиссии. На его основании инвесторы вносят средства, а «Контрольный фактор» выкупает на их имя права требования по кредитам онлайн-МФО.

4) Все хлопоты по сбору задолженности с заемщиков и контроль за их платежной дисциплиной берет на себя ООО «Контрольный фактор». Через срок, указанный в договоре, компания возвращает инвестору деньги с процентами.

5) ООО «Симпл инвест»:

  • Обеспечивает работу онлайн-платформы для инвесторов и МФО.
  • Контролирует работу технического партнера — ООО «Контрольный фактор».
  • Cледит за качеством кредитных портфелей, зарегистрированных на площадке МФО.

Доступные инвестиции

Для покупки прав требования по займам не нужно обладать значительным капиталом. Платформа Simple Invest позволяет вкладывать от 1 тыс. до 100 тыс. гривен. Минимальный срок инвестирования — 1 месяц. И это важное преимущество для инвестора. Короткий срок вложения дает больший контроль над средствами — есть ежемесячная дата выхода из инвестиции без потери доходности. Предусмотрена также возможность продлить срок сотрудничества и реинвестировать прибыль.

Деньги также можно вывести досрочно. В этом случае вкладчик потеряет начисленные проценты, но это нормальная практика, которая также работает и на рынке банковских депозитов до востребования.

Вложив в права требования по кредитам 100 000 гривен и продлевая договор в течение года, можно заработать чистый доход около 20,6 тыс. гривен (с учетом уплаты налогов и сборов). Это гораздо больше, чем банки сейчас платят по депозитам.

Подобные инвестиции не стоит рассматривать как единственно возможный инвестиционный инструмент. Да, он позволяет заработать почти в два раза больше, чем гривневый вклад в банке. Тем не менее, он не обладает теми же гарантиями, что банковские депозиты. Вложения в договора займов могут быть хорошим дополнением к портфелю инвестиций, в котором будут присутствовать депозиты и другие инструменты для получения пассивного дохода. Таким образом можно сбалансировать риски и увеличить доходность. Инвестиции в рынок долгов подходят для этого как нельзя лучше.

Решения Банка России в отношении участников финансового рынка

Все сегменты

Лицензионные меры

Контроль процедур восстановления платежеспособности

О реорганизации негосударственного пенсионного фонда

О введении запрета

О прекращении паевого инвестиционного фонда

О снятии ранее введенного запрета

Квалификационные аттестаты

О результатах проверок некредитных финансовых организаций

О вступлении в СГП

Контроль процедур восстановления платежеспособности

Лицензионные меры

Ведение реестров

Контроль процедур восстановления платежеспособности

Ведение реестров

Об обращении в суд о признании банкротом

Лицензирование

Допуск на финансовый рынок

Регистрационные действия

Запрет операций

Аккредитация организаций

Ведение реестров

Квалификационные аттестаты

Лицензирование

Меры реагирования

Об эмиссии ценных бумаг

Регистрационные действия

Ведение реестров

Ведение реестров

Лицензионные меры

Государственный контроль за приобретением акций

О продлении срока устранения нарушения

Аккредитация

Аккредитация информационных агентств

Предписания

Контроль процедур восстановления платежеспособности

Предписания

Внесение в реестр

Исключение из реестра

Ведение реестров

Передача страхового портфеля

Центр Инвестиций — условия займа с отзывами и адресами офисов

от 0.22%

от 1 000 до 3 000

от 1 до 29 дней

ООО МКК «Центр Инвестиций» зарегистрирован в государственном реестре МФО под номером 65133203003696

Полное наименование: Общество с ограниченной ответственностью Микрокредитная компания «Центр Инвестиций»
ИНН:
ОГРН: 1132373001683
Юридический адрес: 353200, Краснодарский край, Динской р-н, ст. Динская, пер. У. Громовой, д. 7а

Компания Центр Инвестиций числится в государственном реестре МФО под номером 65133203003696 и имеет официальное юридическое название Общество с ограниченной ответственностью Микрокредитная компания «Центр Инвестиций» и имеет представительства в 8 городах России.

Основные условия займов в компании Центр Инвестиций:

  • процентная ставка(переплата) от 0.22%;

Центр Инвестиций — отличное решение ваших финансовым проблем!

По нашим данным офисы Центр Инвестиций работают в 8 городах России.

Показать все города Свернуть список городов

от 0% до 1%

от 2 000 до 30 000

от 7 до 30 дней

Первый займ под 0% для новых клиентов (при условии возврата займа в срок)

от 0% до 0.99%

от 100 до 30 000

от 7 до 21 дней

Первый займ 0% при условии оплаты займа в срок мгновенно на карту!

от 0% до 1%

от 3 000 до 50 000

от 5 до 180 дней

Первый займ до 20 дней бесплатно. Далее 1%

от 0.9% до 1%

от 1 500 до 15 000

от 5 до 33 дней

Ставка — от 0,9% в день. Единовременное погашение займа. Выйдите на старт своих новых финансовых возможностей!

Ценные бумаги и некредитные финансовые организации Программы для автоматизации учета в инвестиционных и управляющих компаниях, ПИФах, депозитариях

Некредитные финансовые организации

Несмотря на то, что российский финансовый рынок сравнительно молодой по общемировым меркам, история его развития достаточно насыщена. За почти 30 лет, с 1991 года, сменилось несколько эпох приватизации, рынка облигаций и рынка акций.

Сменялись стадии взаимоотношений участников рынка и потребителей. От периода, когда профессиональным организациям приходилось буквально доказывать свою надежность и эффективность, плавно перешли к периоду признания и доверия. Во многом это стало возможно благодаря развитию высокотехнологичных систем, позволяющих наладить взаимодействие между всеми участниками рынка.

Не меньшее влияние на поведение участников рынка оказывает регулятор. Если в самом начале становления финансового рынка отсутствовало какое-либо регулирующее законодательство, то в последние годы наметилось ужесточение политики Центрального Банка (ЦБ) и саморегулируемых организаций в отношении некредитных финансовых организаций (НФО).

Свидетельство того — новые требования, которые обязаны соблюдать все организации. Например, ставший обязательным в 2018 году XBRL-формат сдачи отчетности, с помощью которого планируется повысить достоверность передаваемой информации. Или новые законодательные акты, которые призваны противодействовать недобросовестным действиям на финансовом рынке. ЦБ издал одноименную концепцию, которая должна встать на страже защиты интересов клиентов НФО, а также самих организаций. В основе всех требований ЦБ — прозрачный инфообмен между всеми сторонами. 

В связи с этим ни одна НФО сегодня уже не может работать без оперативного получения и обработки информации, поступающей из различных источников. Своевременные и достоверные отчеты необходимы для принятия управленческих решений и для повышения эффективности деятельности в целом. Кроме того, отчитываться нужно не только внутри компании, но и перед клиентами и регулятором.  

Именно поэтому оптимизация бизнес-процессов и подготовки отчетности — важнейшие задачи всех НФО. Помочь решить обозначенные задачи могут специализированные учетные программы. 

Главный критерий выбора системы автоматизации — возможности по обработке и анализу данных, удобный вид представления информации и количество поддерживаемых видов учета.

Компания «1С-Рарус» имеет большой опыт в области разработки и внедрения решений в отрасли некредитных финансовых организаций. Линейка решений представлена несколькими продуктами, учитывающими специфику деятельности каждого сегмента отрасли:

  • «1С-Рарус: Некредитная финансовая организация, редакция 1» автоматизирует бухгалтерский и налоговый  учет некредитных финансовых организаций, в том числе профессиональных участников рынка ценных бумаг, управляющих компаний ПИФ, микрофинансовых организаций и кредитных потребительских кооперативов. Предоставляет возможность вести учет на едином плане счетов с учетом требований отраслевых стандартов бухгалтерского учета (ОСБУ) для НФО.
  • «1С-Рарус:Бэк-офис, редакция 5» подходит для автоматизации внутреннего учета профессиональных участников рынка ценных бумаг, в том числе кредитных организаций (банков). Продукт поддерживает ведение учета по дилерской и брокерской деятельности, доверительное управление активами. Программа позволяет вести внутренний учет и получать отчетность в соответствии с последними нормативными актами Центробанка.
  • «1С-Рарус:Депозитарий, редакция 2» предназначен для автоматизации депозитарного учета организаций, работающих на рынке ценных бумаг. Продукт позволяет вести учет и получать отчетность в соответствии с последними нормативными актами ЦБ РФ для депозитарной деятельности. 
  • «1С-Рарус:Паевые инвестиционные фонды, редакция 2» используется для автоматизации учета открытых, интервальных и закрытых паевых инвестиционных фондов всех видов. Программа позволяет вести учет и получать отчетность пиф в соответствии с последними нормативными актами Центробанка.
  • «1C-Рарус:Учет ценных бумаг, редакция 3» для «1С:Бухгалтерии 8» разработан для автоматизации бухгалтерского и налогового учета на рынке ценных бумаг в соответствии с принципами РСБУ. Решение используется профессиональными участниками рынка ценных бумаг, имеющими лицензию профучастника на осуществление деятельности по доверительному управлению ценными бумагами для ведения учета по клиентам ДУ, не являющимися некредитными финансовыми организациями. Также может быть использовано другими организациями, осуществляющими куплю-продажу ценных бумаг, для которых этот вид деятельности не является основным.

Для всех перечисленных решений (за исключением «1C-Рарус:Учет ценных бумаг, редакция 3») предусмотрен XBRL-модуль.

Использование современных автоматизированных систем на платформе «1С:Предприятие 8» помогает финансовым компаниям профессионально организовать текущую оперативную деятельность, легко и удобно вести бухгалтерский и налоговый учет, получать различную аналитическую информацию для принятия важных управленческих решений.

Микрозаймы: ведущие некоммерческие организации и кредиторы SBA в 2022 году

Микрозаймы — это кредиты для малого бизнеса, которые по определению являются небольшими — во многих случаях менее 50 000 долларов США. Многие также имеют короткие сроки погашения и низкие процентные ставки.

Микрозаймы могут хорошо подойти владельцам бизнеса, которые не могут претендовать на традиционное финансирование, в том числе основателям стартапов и людям с ограниченной кредитной историей. Эти кредиты также обычно выдаются некоммерческими организациями, ориентированными на миссию, которые сосредоточены на кредитовании женщин, цветных людей и других малообеспеченных слоев населения.

Микрозаймы могут поддерживаться Управлением по делам малого бизнеса США или выдаваться микрофинансовыми организациями с альтернативными моделями кредитования. Многие микрокредиты обслуживают только определенные штаты или регионы.

Если вы хотите получить микрозайм, обратите внимание на некоторых кредиторов. Обратите внимание, что в дополнение к кредитам многие из этих кредиторов предоставляют бесплатное или недорогое обучение и бизнес-коучинг, чтобы помочь предпринимателям развить знания и навыки.

Посмотреть варианты кредита

с Fundera через NerdWallet

Микрокредиты SBA

The U.S. Администрация малого бизнеса поддерживает недорогие государственные кредиты для малого бизнеса через сеть частных кредиторов. Программа микрозаймов SBA предлагает кредиты на сумму до 50 000 долларов США для малого бизнеса. По данным Исследовательской службы Конгресса, его средний кредит составляет около 14 400 долларов США с процентной ставкой 6,5% по состоянию на январь 2021 года.

Вот некоторые ведущие кредиторы микрокредитов SBA. Если в вашем районе их нет, веб-сайт SBA может помочь вам найти ближайший к вам микрокредит.

Преследование

Размер микрокредита: 10 000–50 000 долларов США.

Процентные ставки: до 9,125%.

Наличие: Нью-Джерси, Нью-Йорк и Пенсильвания.

Преследование обещает решение по микрокредитам SBA в течение двух рабочих дней и финансирование в течение пяти рабочих дней для соответствующих предприятий. Чтобы получить право, вам потребуется два или более лет в бизнесе, два или более сотрудника, положительный или безубыточный денежный поток и годовой доход более 120 000 долларов США, среди других требований.

CDC Small Business Finance

Размер микрозайма: от 20 000 до 50 000 долларов США.

Наличие: в некоторых округах Калифорнии.

CDC Small Business Finance ​предлагает микрокредиты, предназначенные для новых или начинающих предприятий. Эти кредиты могут быть использованы для оборотного капитала, приобретения бизнеса, покупки оборудования и многого другого; вам не нужно предоставлять залог для утверждения. Обратите внимание, однако, что CDC Small Business Finances выдает микрозаймы только в определенных округах Калифорнии.

Accompany Capital

Размер микрокредита: 500-50 000 долларов США.

Доступность: Нью-Йорк.

Бывший бизнес-центр для новых американцев, Accompany Capital предоставляет микрокредиты беженцам и иммигрантам, владельцам малого бизнеса в Нью-Йорке. Минимального кредитного рейтинга нет, но вам понадобится положительный денежный поток и все необходимые лицензии. В дополнение к этим микрокредитам, Accompany Capital также предоставляет кредиты на создание кредита на сумму до 2000 долларов США и проводит обучение тому, как улучшить свой кредитный рейтинг.

Жюстин Петерсен

Размер микрозайма: 500–50 000 долларов США.

Процентные ставки: 7,25%-11%.

Наличие: Миссури, восточный Канзас, а также южный и центральный Иллинойс.

Джастин Петерсен, базирующаяся в Сент-Луисе, предлагает микрокредиты SBA на сумму до 50 000 долларов США, а также необеспеченные кредиты на сумму до 3 000 долларов США. У Джастин Петерсен также есть программы микрозаймов через партнерское финансовое учреждение развития сообщества и Министерство сельского хозяйства США.

Community First Fund

Размер микрокредита: до 50 000 долларов США.

Процентные ставки: 7% и выше.

Наличие: Восточная Пенсильвания, южный Нью-Джерси и северный Делавэр.

Community First Fund — микрокредитная организация SBA, работающая в районе Филадельфии. Как и большинство микрокредиторов SBA, он предоставляет владельцам бизнеса капитал, а также коучинг и другую поддержку. И, как некоторые кредиторы SBA, он также предлагает альтернативные формы финансирования, такие как программа кредитования Affinity Group, где члены сообщества собираются вместе, чтобы получить финансовое образование и небольшие кредиты на строительство.

Другие некоммерческие микрокредитные организации

Многие микрофинансовые организации также предлагают небольшие кредиты вне программы микрокредитования SBA.

Некоторые из этих микрокредитных организаций действуют так же, как кредиторы SBA, указанные выше, с аналогичными кредитными лимитами и процентными ставками. Другие, в том числе Kiva и Grameen, опираются на международный опыт микрофинансирования, чтобы представить альтернативные модели кредитования, основанные на социальных сетях и многом другом.

Accion Opportunity Fund

Размер микрозайма: от 5000 до 100 000 долларов США.

Процентные ставки: 5,99% и выше.

Доступность: по всей стране.

Фонд возможностей Accion, входящий в состав глобальной некоммерческой организации Accion, предоставляет ссуды для малого бизнеса компаниям с опытом работы не менее одного года и годовым объемом продаж в размере 50 000 долларов США. Когда вы подаете заявку на получение микрокредита, Accion представит вам несколько предложений, все с разными условиями и процентными ставками, и вы сможете выбрать то, которое лучше всего соответствует вашим потребностям. Accion также предлагает бизнес-коучинг и наставничество.

LiftFund

Размер микрозайма: 23 427 долларов США — это средний размер кредита LiftFund в 2020 году.

Процентные ставки: Не указано.

Наличие: Алабама, Арканзас, Флорида, Джорджия, Кентукки, Луизиана, Миссисипи, Миссури, Нью-Мексико, Нью-Йорк, Оклахома, Южная Каролина, Теннесси и Техас.

Компания LiftFund из Сан-Антонио предлагает кредиты для малого бизнеса предпринимателям в 14 штатах, в основном на юго-востоке. Заемщики также могут посещать групповые занятия и получать индивидуальные консультации от бизнес-тренеров.

Pacific Community Ventures

Размер микрокредита: до 250 000 долларов США.

Процентные ставки: 4,25%-13%.

Наличие: Калифорния.

Pacific Community Ventures ​является кредитором по развитию сообщества, который предлагает кредиты на сумму до 250 000 долларов США малым предприятиям в Калифорнии. Вы должны быть в бизнесе как минимум год и, в идеале, быть прибыльным в течение шести месяцев. У большинства заемщиков есть по крайней мере один сотрудник, и нет минимального кредитного рейтинга.

Kiva США

Размер микрокредита: до 15 000 долларов США.

Доступность: по всей стране.

Kiva U.S. является частью Kiva, некоммерческой организации, работающей более чем в 80 странах. Чтобы получить беспроцентный микрозайм в размере до 15 000 долларов США через Kiva U.S., заемщики должны подать заявку на предварительную квалификацию, а затем пригласить друзей и членов семьи одолжить это предприятие. Это помогает установить кредитоспособность заемщика. Как только это происходит, Кива открывает кредит людям, которые помогают собрать желаемую сумму. В общей сложности процесс сбора средств может занять около восьми недель, а на погашение кредита у заемщиков есть до 36 месяцев.

Grameen America

Размер микрозайма: в среднем 4500 долларов.

Наличие: В 18 городах США.

У Grameen America нетрадиционная система кредитования: заемщики должны сформировать группу с четырьмя другими женщинами, которым они доверяют. Затем эта группа вместе участвует в финансовом обучении. После этого каждый участник открывает сберегательный счет и получает микрокредит для создания собственного малого бизнеса. Женщины встречаются еженедельно, чтобы произвести выплаты и получить постоянное образование.

Другие варианты заимствования

Многие микрокредитные организации SBA также предлагают альтернативные формы финансирования, такие как программа кредитования Affinity Group от Community First Fund и кредиты на создание кредита от Accompany Capital.

Если микрозайм не обеспечит вам достаточного финансирования, узнайте, можете ли вы претендовать на другие виды бизнес-кредитов, например, на традиционный срочный кредит или кредитную линию для бизнеса. Сравните такие факторы, как процентные ставки и время финансирования, чтобы найти то, что подходит для вашего бизнеса.

Если вы ищете капитал, но не знаете, с чего начать, подумайте о том, чтобы сначала связаться с кредитором в вашем районе, а затем изучить варианты финансирования.

Бывший штатный сотрудник NerdWallet Бенджамин Пиментел участвовал в написании этой статьи.

Может ли Impact Investing избежать неудач микрофинансирования?

Индустрия импакт-инвестиций быстро растет, и многие в этой области отмечают этот факт. Но масштабируется ли правильная модель? Импакт-инвесторы могут извлечь уроки из истории микрофинансирования — отрасли, которая находилась на аналогичном этапе 15 лет назад.В этом случае масштабирование отрасли за счет принятия финансового рынка стало преобладающей заботой и стремлением перед вопросами «Действительно ли это работает для сокращения бедности и при каких обстоятельствах это работает лучше всего?» были полностью даны ответы. Чтобы импакт-инвестирование избежало тех же ловушек, инвесторы должны следовать нескольким принципам: вовлекать сообщества в проектирование, управление и владение предприятиями; обеспечить, чтобы те, кто управляет учреждениями и структурирует транзакции, добавляли больше ценности, чем извлекали; и сбалансировать риск и доход между инвесторами, предпринимателями и сообществами, чтобы все были в выигрыше.Обеспечение того, чтобы индустрия импакт-инвестиций следовала этим механизмам, может замедлить рост, особенно потому, что это потребует инвестиций в инфраструктуру и более тесных отношений с сообществами-бенефициарами. Но осторожный подход может быть оправдан для достижения социального воздействия, для достижения которого была создана отрасль.

Индустрия импакт-инвестиций быстро растет, и многие из нас в этой области отмечают этот факт. В 2010 году JP Morgan прогнозировал, что в этом десятилетии будет задействовано до 1 трлн долларов инвестиций, что окажет влияние на инвестирование в два раза больше официальной помощи в целях развития в менее развитые страны мира (по определению Организации Объединенных Наций), предполагая исторические уровни помощи. остается постоянным с 2010 г.Многие из нас начинают предвидеть день, когда мы сможем отказаться от прозвища «воздействие» и просто предположить , что инвестиции учитывают социальные и экологические факторы.

Но правильно ли мы масштабируем модель? Как мы можем убедиться, что расцветающее движение инвестиций воздействия — особенно когда оно начинает вытеснять традиционную помощь — действительно приводит к улучшению результатов для людей и сообществ, которым оно должно приносить пользу?

Импакт-инвесторы за последнее десятилетие в основном сосредоточились на доказательстве того, что импакт-инвестиции могут достигать «рыночной ставки» или выше профиля доходности.Создание чего-то невероятно прибыльного, конечно же, привлечет внимание финансовых рынков и, таким образом, повысит шансы на эффективное масштабирование.

Однако часто элементы, которые делают что-то прибыльным, работают вразрез с теми, которые максимизируют положительное социальное воздействие. Поэтому важно признать, что если мы рассчитываем расширить инвестиции воздействия, основываясь в первую очередь на их прибыльности, мы должны ожидать получить именно то, что мы намеревались создать: инструмент, который максимизирует прибыль по сравнению с воздействием.

На мой взгляд, погоня за масштабом должна сопровождаться лакмусовой бумажкой, чтобы убедиться, что мы оказываем равно масштабное влияние таким образом, чтобы это было подотчетным и преобразующим для сообществ-бенефициаров.

Импакт-инвестирование может извлечь уроки из истории микрофинансирования — предоставления займов и других финансовых услуг бедным — отрасли, которая находилась на аналогичном этапе 15 лет назад. В этом случае отрасль достигла финансового масштаба, в то время как влияние в масштабе в значительной степени осталось позади.К счастью, у импакт-инвесторов есть возможность мыслить более творчески в течение следующего десятилетия, если они учатся на прошлых ошибках в микрофинансировании.

Уроки микрофинансирования

В частности, о микрофинансировании ведутся два основных спора, которые имеют отношение к индустрии импакт-инвестиций.

Во-первых, помогает ли микрофинансирование людям, и если да, то насколько? В зависимости от того, с кем вы говорите о микрофинансировании, это либо решение глобальной бедности, заслуживающее включения в основной список прав человека, либо полное ограбление глобальной бедноты, которое служит только для того, чтобы сконцентрировать больше ресурсов в руки богатых.Длинный ряд исследований не смог убедительно доказать эту точку зрения ни для одной из сторон. Тем не менее, вопрос важно задать.

Во-вторых, должно ли микрофинансирование приносить деньги, и если да, то сколько? Одна школа мысли утверждала, что для того, чтобы микрофинансирование могло масштабироваться, привлекать и поддерживать коммерческий капитал, необходимо показать, что оно может достичь рыночных норм прибыли. Другие считали, что если это действительно социальное вмешательство, то, возможно, оно не должно приносить деньги, кроме того, что позволяет учреждениям поддерживать себя, особенно если владельцами этих учреждений являются в основном богатые люди, не входящие в обслуживаемые сообщества.

Если исходным пунктом в определении успешного масштабирования является определенная ожидаемая прибыль для инвестора, то хвост, скорее всего, будет вилять собакой с точки зрения предлагаемых финансовых услуг и того, кто в конечном итоге получит выгоду. Например, многие микрофинансовые учреждения продвигали кредиты гораздо больше, чем они поощряли сбережения, поскольку кредиты приносят гораздо более высокую прибыль, а в случае с некоторыми менее добросовестными учреждениями людям было категорически запрещено открывать сберегательные счета, если они не принимают тоже в кредит.Приоритет прибыльности над воздействием может также привести к тому, что учреждение будет предоставлять деятельность и услуги в соответствии с тем, какие из них являются наиболее прибыльными, а не те, которые лучше всего поддерживают бедных людей и в конечном итоге устраняют бедность.

Масштабирование микрофинансирования за счет принятия на финансовом рынке стало преобладающей заботой и стремлением отрасли до появления вопросов «Действительно ли это работает для сокращения бедности и при каких обстоятельствах это работает лучше всего?» были полностью даны ответы. Предположение стало следующим: «Микрофинансирование работает, так что давайте масштабировать его», не осознавая того, как масштабирование за счет приоритизации прибыли может изменить природу отрасли и иметь последствия для людей, которых обслуживают.

Первые сторонники микрофинансирования хотели доказать, что это коммерчески жизнеспособный продукт, заслуживающий места в портфеле инвестора наряду с недвижимостью и фондовым рынком. К 2010 году им это удалось. Compartamos Banco, мексиканская микрофинансовая организация, в значительной степени принадлежащая Accion International, смогла провести первичное публичное размещение акций в 2007 году с оценочной стоимостью в 1,5 миллиарда долларов, что предполагает 250-кратный доход от первоначальных 6 миллионов долларов, вложенных акционерами-основателями, что примерно в 100 раз больше. % годовой доход в течение восьми лет.Это было одно из самых прибыльных IPO в мире за год, когда на рынке царил хаос из-за кризиса ипотечного кредитования.

В 2010 году в Индии микрофинансовая организация SKS также провела IPO, которое принесло миллионные прибыли — наряду с впечатляющим количеством скандалов и интриг. В обоих случаях большое количество акций (а в случае с Compartamos большинство акций) принадлежало некоммерческим организациям, которые, по-видимому, вкладывали эту прибыль в дальнейшие разработки.

Во всем мире, около 38 миллиардов долларов инвестиций и 624 миллиона «бенефициаров» позже, микрофинансирование действительно выросло как отрасль. Но пока отрасль развивалась, ей было труднее оправдывать свою популярность идеей, что она на самом деле помогает бедным людям. Исследование 1998 года, проведенное Марком М. Питтом и Шахидуром Р. Кхандкером, которое вызвало воодушевление по поводу влияния микрофинансирования на бедность, позже было дискредитировано Дэвидом Рудманом, известным ученым-исследователем в этой области, как основанное на ошибочной методологии.Кроме того, Grameen, банк, основанный Мухаммадом Юнусом, который был пионером микрофинансирования, опубликовал в 2010 году обзор литературы наиболее тщательно проведенных рандомизированных контролируемых испытаний того времени. В отчете делается вывод, что «в совокупности эти три исследования показывают, что микрофинансирование оказало влияние на инвестиции и результаты бизнеса, , но не оказало влияния (положительного или отрицательного) на более широкие показатели бедности и социального благополучия » (курсив мой). Единственное положительное влияние, согласно исследованию, заключалось в том, что люди, которые уже имели более высокие доходы и устоявшийся бизнес, смогли воспользоваться доступом к финансовым услугам.

Как эти проблемы относятся к воздействию инвестиций? Прежде всего, нам нужны механизмы, обеспечивающие масштабирование воздействия наряду с финансовой отдачей. Эти механизмы должны включать три принципа, предложенных некоммерческой организацией Transform Finance: привлекать сообщества к разработке, управлению и владению предприятиями; обеспечить, чтобы те, кто управляет учреждениями и структурирует транзакции, добавляли больше ценности, чем извлекали; и сбалансировать риск и доход между инвесторами, предпринимателями и сообществами, чтобы все были в выигрыше.

Многие организации уже придерживаются этой практики. Например, LendStreet помогает потребителям с крупной задолженностью погасить свои кредиты таким образом, что большая часть экономических сбережений передается потребителям. Организация Working World, которая предоставляет ссуды кооперативам, принадлежащим рабочим в США и Латинской Америке, гарантирует, что те, кто вложил свой собственный капитал и принял на себя высокий уровень личного риска, получили справедливую экономическую выгоду вместе с инвесторами.

Обеспечение того, чтобы индустрия импакт-инвестиций следовала этим механизмам, может замедлить рост, особенно потому, что это потребует инвестиций в инфраструктуру и более тесных отношений с сообществами-бенефициарами.Но, на мой взгляд, один из ключевых уроков микрофинансирования заключается в том, что когда мы объединяемся как отрасль для достижения цели, мы можем ее достичь — нам просто нужно мудро выбирать наши цели.

Пропаганда более осторожного подхода к масштабированию иногда может показаться врагом добра — тяжелая роль в отрасли, где все мотивированы идеей делать добро и хотят масштабироваться. Я надеюсь, что, создавая новые модели, ориентированные на преобразующие социальные изменения, и также смогут масштабироваться, мы сможем реализовать наши самые большие устремления в этой области.За последнее десятилетие мы доказали, что инвестиции в воздействие могут максимизировать финансовую отдачу — возможно, следующее десятилетие должно быть направлено на максимизацию воздействия.

Микрозаймы – выход в эпоху безденежья? | Мировые новости

Когда в 2013 году тайфун Хайян опустошил центральные Филиппины, Бернадет Кабусог была одной из многих людей, чья жизнь перевернулась с ног на голову. Ее приусадебный участок был разрушен, а вместе с ним и главный источник пропитания ее семьи. «Это было самое тяжелое время в нашей жизни, — вспоминает она.«Все наши овощи были уничтожены. Нам действительно нужна была помощь».

Кабусог последовала совету соседки из своей деревни в сельской провинции Себу и обратилась в Ламак, местный сельскохозяйственный кооператив. Ламак одолжил ей около 450 долларов на повторную посадку салата, огурцов и помидоров, что позволило ей отсрочить половину выплаты до тех пор, пока она снова не встанет на ноги. «Я был так благодарен, что они были там, чтобы помочь мне. Я чувствовала, что у Бога все-таки есть цель для меня», — говорит она.

Семь лет спустя Кэбусог только что погасила свой пятый кредит Ламаку в размере 1900 долларов, которые пошли на удобрения и другое сельскохозяйственное оборудование.Она продает свою продукцию через кооператив и нанимает двух человек. Часть денег поможет финансировать заработную плату дополнительных рабочих, которых она планирует нанять в этом году.

В то время как ее ссудой управлял Lamac, средства поступили от Lendwithcare, одного из нескольких некоммерческих сайтов микрофинансирования, где мелкие инвесторы могут помочь предпринимателям в развивающихся странах путем предоставления ссуд на основе краудфандинга.

Bernadeth Cabusog Фотография: CARE International

Миллионы людей в развивающихся странах зависят от микрозаймов, чтобы собрать средства для развития бизнеса или просто остаться на плаву в трудные времена.А благодаря цифровым платформам, смартфонам и свободно перемещаемому глобальному капиталу все большее число людей в богатом мире используют свои деньги, чтобы вывести других из бедности.

Примерно за десятилетие своего существования некоммерческие микрокредитные организации превратились в крупный бизнес. Согласно данным за 2018 год, Kiva, лидер рынка в Силиконовой долине, инвестировала около 158 млн долларов США (120 млн фунтов стерлингов) 639 000 кредиторов в более чем 400 000 заемщиков.

Более скромно, но не менее впечатляюще, Lendwithcare предоставила в общей сложности 27 миллионов фунтов стерлингов 127 000 заемщиков.Его недавние цели финансирования включают пекаря в Эквадоре, который хочет заменить миксер, вышивальщицу в Пакистане, которая хочет запастись тканью, и таксиста в Руанде, который надеется купить новый мопед. разница в бедных сообществах.

Традиционные микрокредиторы считают, что использование больших данных станет ключом к снижению стоимости займов в развивающихся странах. бесплатно.Когда (а иногда и если) кредит возвращается, кредиторы могут снять свои первоначальные инвестиции, но большинство в конечном итоге возвращает их в новый проект.

Микрофинансирование было задумано как решение проблемы бедности в мире, предлагая людям в развивающихся странах надежный доступ к кредитам и другим финансовым продуктам. Но спустя 15 лет после того, как идея прижилась, вопрос, который постоянно преследует отрасль, заключается в том, работает ли она на самом деле.

Судя по некоторым показателям, крайняя бедность сокращается.Согласно самым последним оценкам ООН, в 2015 году 10% населения мира жили за чертой крайней бедности, установленной Всемирным банком в 1,90 доллара в день, или ниже — по сравнению с 16% в 2010 году и 36% в 1990 году. отнести к последствиям микрофинансирования? Сектор микрофинансирования превратился в финансового гиганта: общий объем кредитов в 2018 году, по оценкам Всемирного банка, составил 112 миллиардов долларов США для 120 миллионов заемщиков.

Но д-р Филип Мадер, научный сотрудник Института исследований в области развития, который подробно изучает этот сектор, говорит, что, хотя микрофинансирование создало больше финансовых продуктов в развивающихся странах и поощряло щедрость со стороны богатого мира, нет четких доказательств. что микрозаймы в среднем помогают людям выбраться из бедности.

«Всегда будут выдающиеся люди, для которых кредит был единственным прорывным фактором, но большинство людей просто не являются естественными предпринимателями», — говорит Мадер. «Они делают это, чтобы выжить, и в конце следующего года они окажутся там, где были раньше. Некоторым людям тоже будет хуже. Кредиты рискованны. Это важно учитывать».

Это мнение признает Аджаз Ахмед Хан, старший советник по микрофинансированию в Care International, зонтичной организации Lendwithcare.«Я был вовлечен в этот мир в течение 30 лет, но я никогда не был убежден, что какая-то одна вещь является панацеей», — говорит он. «Бедность слишком сложна, чтобы одно простое вмешательство могло все исправить».

Предприниматели в Бангладеш, выплачивающие микрокредиты. Фотография: Карен Касмауски/Getty Images/Science Faction

Kiva – самый изящный из веб-сайтов микрофинансирования, предлагающий умопомрачительно глянцевый каталог проектов, отсортированных по разным категориям, странам и атрибутам, иллюстрированных предысторией и фотографиями.Понятно, что это чувство связи между кредитором и заемщиком является большой частью побуждения инвестировать.

Но на самом деле часто бывает гораздо сложнее — это может быть не так очевидно для кредитора. На самом деле, подобно Cabusog и Lendwithcare, заемщики и сайты краудфандинга подключаются через местные партнерские микрофинансовые организации (МФО), которые выполняют основную работу по оценке кредитоспособности и управлению кредитами. Чтобы заплатить за это, большинство МФО взимают проценты с заемщиков, часто по совершенно разным ставкам.

Кроме того, многие кредиторы были удивлены, обнаружив, что деньги, финансируемые через Lendwithcare или Kiva, часто уже находятся в кармане заемщика, одолженного местной МФО задолго до того, как цель кредита была достигнута. Для этого есть веские практические причины, объясняет Кэти Гис, директор Kiva по партнерским инвестициям. «Часто у заемщиков есть срочная финансовая потребность, например, приобрести скоропортящиеся товары для перепродажи», — говорит она. «Поэтому для предпринимателей ждать два или три месяца, пока Kiva отправит эти деньги партнеру [МФО], на самом деле было бы бесполезно.

Тем не менее, реальность такова, что во многих случаях индивидуальные инвестиции кредитора просто направляются в общий портфель МФО-партнера, а не напрямую заемщику. И Kiva, и Lendwithcare заявляют об этом мелким шрифтом на своих сайтах, причем Kiva, в частности, обвиняли в том, что в прошлом она была недостаточно ясной. Просто это не так просто, как может показаться на первый взгляд.

Краткое руководство
В чем преимущество?
Show

Вы когда-нибудь задумывались, почему вы так мрачно смотрите на мир — даже в то время, когда человечество никогда не было таким здоровым и процветающим? Может быть, это потому, что новости почти всегда мрачны, фокусируясь на противостояние, катастрофа, антагонизм и вина?

Это сериал — противоядие, попытка показать, что надежды много, пока наши журналисты рыскают по планете в поисках пионеров, первопроходцев, лучших практик, невоспетых героев, идей, которые работают, идей, которые мощь и инновации, время которых, возможно, пришло.

Читатели могут рекомендовать другие проекты, людей и достижения, которые мы следует сообщить, связавшись с нами по адресу [email protected]

Спасибо за ваш отзыв.

В конце концов, разве это имеет значение? Голди Чоу, директор Kiva по воздействию, говорит, что чувство связи является ключом к желанию дать взаймы. «Kiva — это платформа для демократизации импакт-инвестиций, — говорит Чоу. «Когда вы заходите на сайт, он выглядит очень просто, очень чисто и очень легко. Но дело в том, что для управления кредитами в размере 150 миллионов долларов, которые мы выдаем каждый год, у нас должны быть действительно обременительные системы, рычаги и процессы мониторинга.”

В то время как работа, выполняемая местными МФО, как правило, необходима и требует затрат, злоупотребление служебным положением некоторых операторов также омрачает отрасль. Недавнее расследование Guardian в отношении программы микрофинансирования, проводимой в Сьерра-Леоне крупнейшей в мире неправительственной организацией Brac, показало, что ее сотрудники не в полной мере объясняли кредиты заемщикам или гарантировали, что они могут позволить себе платежи.

Отдельно в прошлогоднем отчете Licadho, одной из ведущих правозащитных организаций Камбоджи, освещались многочисленные случаи наживы МФО на заемщиков.В нем подробно описывается широко распространенная безрассудная практика кредитования со стороны местных кредитных инспекторов, когда они предлагали кредиты клиентам, которые явно были не в состоянии их погасить, и на которых затем оказывалось давление, чтобы продать землю, чтобы погасить долг. Выяснилось также, что по крайней мере миллион камбоджийских заемщиков были вынуждены предложить свои земли или дома в качестве залога МФО.

Недавние цели финансирования Lendwithcare включают водителя мототакси в Руанде, который надеется купить новый мопед. Фотография: Агентство Анадолу/Getty Images

Kiva и Lendwithcare заявляют, что принимают строгие меры, чтобы не подвергаться воздействию такой плохой практики.Хан говорит, что МФО-партнерами Lendwithcare, как правило, являются НПО и кооперативы, и его визиты для должной осмотрительности обычно длятся от семи до десяти дней, включая полный обзор политики и процедур. «Иногда, несмотря на все исследования и посещения стран, мы решаем не продолжать», — говорит он, приводя в пример недавние визиты в Танзанию, Гватемалу и Египет.

На своем веб-сайте Kiva заявляет, что не будет сотрудничать с организациями, взимающими необоснованные процентные ставки, и требует от партнеров на местах полностью раскрывать свои ставки.«Kiva сотрудничает только с организациями и микрофинансовыми учреждениями, у которых есть социальная миссия по обслуживанию бедных, не имеющих доступа к банковским услугам и недостаточно обслуживаемых», — говорится в сообщении.

Если проблему часто воспринимают мошеннические МФО, можно ли было бы обойтись без них? Примерно в 2006 году Джулии Курния пришла в голову эта мысль, когда она работала в небольшой неправительственной организации в Сенегале, когда воочию увидела, насколько дорогими могут быть микрозаймы для заемщиков.

«Мы открыли микрофинансовый банк и наняли кредитного специалиста, — вспоминает она.«Ему придется ездить по деревням и собирать деньги. Это было очень дорого по сравнению с небольшим размером кредита. Но даже при том, что мы старались быть как можно более экономными — я был там в качестве волонтера — мы никогда не могли снизить эксплуатационные расходы ниже примерно трети стоимости кредитов».

В результате Курния основал Zidisha, службу однорангового кредитования, которая полностью исключает посредников, используя дешевые услуги денежных переводов по мобильному телефону для прямой связи заемщика с кредитором.Заемщики платят Zidisha комиссию в размере 5%, чтобы покрыть ее операционные расходы, но это все. С момента основания в 2009 году он одолжил около 16,7 млн ​​долларов более чем 380 000 участников.

Кредит микрофинансирования помог Марии Джафон начать свой бизнес по продаже обуви во Фритауне, Сьерра-Леоне. Фотография: Jake Lyell/Alamy Stock Photo

Zidisha использует алгоритмы для оценки потенциальных заемщиков на предмет риска дефолта и возможного мошенничества: «Это главная проблема, которую мы должны решить как интернет-сервис, у которого нет людей на местах», — говорит Курния. .Она признает, что отсутствие МФО для посредничества может привести к более высокому риску дефолта, хотя она говорит, что Зидиша предлагает кредиторам гарантию до 1000 долларов.

Традиционные микрокредиторы считают, что использование больших данных станет ключом к снижению стоимости займов в развивающихся странах. Kiva использует технологию блокчейна в Сьерра-Леоне для создания онлайн-базы данных идентификаторов, чтобы соискатели кредита, не входящие в официальную банковскую систему, могли подтвердить свою кредитную историю, и надеется распространить систему на другие страны в случае успеха.

«Со стороны многие люди предполагают, что экономическая активность в небанковском мире минимальна», — говорит главный стратегический директор Kiva Мэтью Дэви. «На самом деле там очень активный финансовый сектор. Проблема в том, что вся деятельность в этом секторе никогда не дает вам кредита, когда вы переходите к формальным финансовым услугам».

Тем не менее, остается вопрос: действительно ли микрофинансирование достигает цели избавления людей от бедности? Как и в случае с различными моделями предоставления кредита, ответ сложен.«Вообще говоря, я согласен, что это трудно доказать», — говорит Хан. Он отмечает, что Lendwithcare пытается дополнить свои кредиты рядом других финансовых услуг, включая сбережения и обучение, чтобы влияние не ограничивалось только кредитами.

В течение последних пяти лет Lendwithcare пыталась измерить влияние своей работы в сотрудничестве с Портсмутским университетом. Было обнаружено, что в Пакистане, например, доход семьи с низким доходом, которую он поддерживает, вырос на 30.7% с 2015 года. Результаты выглядят обнадеживающими, но даже здесь, по словам Хана, к ним следует относиться с осторожностью, поскольку Ahuwat, ее партнер МФО в Пакистане, не взимает проценты по своим кредитам в соответствии с исламской практикой. «Результаты в Зимбабве, где экономическая ситуация сложная, были очень неоднозначными», — признает он.

В конце концов, филантропическое инвестирование в этой форме является лишь одним из ряда вариантов, открытых для людей, желающих помочь уменьшить бедность, включая просто пожертвование денег нуждающимся или на добрые дела.

«Нет ничего, что могло бы помочь каждому, кто живет в бедности, найти выход», — говорит Гис из Kiva. «Денежные переводы подходят для одних людей, кредиты подходят для других. Я считаю, что самым сильным аргументом в пользу подхода Kiva является то, что мы используем деньги, которые не предназначены для благотворительных пожертвований».

Как отмечает Мадер, люди должны понимать, чего они хотят достичь. «Если люди хотят пожертвовать напрямую кому-то, есть сайт под названием givedirectly.org. Если они хотят убедиться, что кто-то усердно работает, чтобы иметь шанс на сокращение бедности и развитие, но только после выплаты процентов посреднику-кредитору, тогда да, используйте Kiva.

«Я не хочу никого обвинять в том, что я дал кредит. Но я очарован тем, насколько хорошо Кива и другие сумели продать идею о том, что лучший способ сделать это — финансировать индивидуальных предпринимателей с помощью кредитов, а не работать над более широкими изменениями на уровне сообщества».

На Филиппинах Бернадет Кабузог уже планирует свой следующий кредит. Она надеется использовать его, чтобы забетонировать дорожку на своей земле и купить мотоцикл, который значительно сократит время, которое она тратит на поездки в кредитный офис и обратно в городе.

«Каждый день я вижу разницу», — говорит она. «До кредитов все было так тяжело. Теперь у нас комфортная жизнь».

Грэм Сноудон, заместитель редактора Guardian Weekly

Эта статья является частью серии статей о возможных решениях некоторых из самых сложных проблем в мире. Что еще мы должны охватить? Напишите нам по адресу [email protected]

Кива не совсем то, чем кажется

[Обновление: Мэтт Флэннери, генеральный директор и соучредитель Kiva, ответил на этот пост в качестве приглашенного блоггера.Kiva также изменила свой сайт, и я стал вести блог.]

Этот пост настолько длинный, что нуждается в кратком изложении.

Резюме/Краткий рассказ

Kiva — это новаторский, быстрорастущий сайт микрокредитования от человека к человеку. Это работает следующим образом: Кива публикует фотографии и истории людей, нуждающихся в кредитах. Вы отдаете свои деньги Киве. Кива отправляет его в микрокредит. Кредитор делает кредит человеку, которого вы выбираете. Он или она обычно погашает. Вы получаете свои деньги обратно без процентов.Это как eBay для микрокредитования.

Ты знал это, верно? Угадайте, что: вы ошибаетесь, как и диаграмма Кивы. Менее 5% кредитов Kiva выплачивается после того, как они перечислены и финансируются на сайте Kiva. Буквально сегодня, например, Kiva выставила на продажу ссуду для Phong Mut в Камбодже, и на момент написания этой статьи было собрано только 25 долларов из необходимых 800 долларов. Но вам не нужно беспокоиться о том, получит ли Фонг Мут ссуду, потому что она была выплачена в прошлом месяце. И если она не выполнит свои обязательства, вы можете не услышать об этом: посреднический микрокредит MAXIMA может покрыть ее, чтобы сохранить высокую ставку погашения, указанную в Kiva.

Короче говоря, связи между донорами и заемщиками, созданные Кивой, частично вымышлены. Подозреваю, что большинство пользователей Kiva этого не осознают. Тем не менее, Kiva гордится своей прозрачностью.

Истина скрыта у всех на виду

Спешу умерить эту критику. То, что Kiva делает за кулисами, должно делать . Представьте, если бы Kiva действительно работала так, как думают люди. Фонг Мут обращается к кредитному специалисту MAXIMA и устраняет все препятствия, связанные с одобрением, доказывая, что у нее есть хороший план для кредита, хорошие рекомендации и т. д.Сотрудник MAXIMA говорит: «Я думаю, что вы заслуживаете кредита, и у MAXIMA есть капитал, чтобы его выплатить. Но вместо того, чтобы дать вам кредит, я собираюсь сфотографировать вас, записать вашу историю, перевести ее и разместить на веб-сайте. американском веб-сайте, и в течение следующего месяца мы увидим, считают ли американцы, что вам следует взять кредит. Время от времени заглядывайте ко мне». Это было бы неэффективно, то есть аморально растрачивало бы благотворительные деньги. И это было бы унизительно для Фонг Мута. Вместо этого MAXIMA сделала ее фотографию и историю, дала ей кредит, а затем загрузила информацию в Kiva.MAXIMA ссудит деньги, полученные от Kiva, кому-то еще, кто может никогда не появиться на kiva.org.

Более того, то, как на самом деле работает Кива, скрыто от глаз. В правой части страницы Фонг Мут вы можете увидеть, что MAXIMA одолжила ей деньги 8 сентября и разместила ее на Kiva 21 сентября. Таким образом, хотя Kiva питает недоразумение, технически она ничего не скрывает.

И, наконец, в защиту Kiva, ее поведение является символом сбора средств в микрофинансировании и благотворительности в целом и, в конечном счете, связано с человеческими слабостями.Люди делают пожертвования отчасти потому, что это заставляет их чувствовать себя хорошо. Предоставление бенефициару лица и построение для нее истории, в которой донор помогает написать следующую главу, открывает кошельки.

Удовольствие дарить

Наша чувствительность к историям и лицам искажает то, как мы жертвуем, то есть то, что делают благотворительные организации и как они продают себя. Что, если лучший способ помочь в некоторых местах — это поддерживать сообщества, а не отдельных лиц? Делать дороги, а не давать кредиты? Чтобы внести свой вклад в фонд готовности к стихийным бедствиям, а не просто реагировать на последнее землетрясение? И как далеко должны зайти некоммерческие организации, искажая информацию о том, что они делают, чтобы финансировать это? Это не простой вопрос: что, если честность уменьшит финансирование?

Большой урок состоит в том, что благотворительные организации, за которыми мы наблюдаем, те, чья реклама достигает нашей сетчатки, являются пережитками дарвиновского процесса отбора, управляемого нашим собственным разумом.Реальное предприятие eBay под названием MicroPlace конкурирует с Kiva; но MicroPlace более откровенна в отношении реальной сделки. Его страница для образца заемщика Филадельфо Сотело предлагает вам «инвестировать в организацию, которая помогла Филадельфо Сотело: местный фонд Desarrollo» (FDL). Эта честность, вероятно, является одной из причин, по которой MicroPlace сильно отстает от Kiva. Кто захочет нажимать на значок FDL, когда можно нажимать на человеческое лицо?

Николас Кристоф однажды написал в Твиттере, что он «Только что выдал новый микрозайм на www.kiva.org женщине из Никарагуа.Отличная терапия: мне всегда хорошо». Мы не должны чувствовать себя виноватыми из-за того, что дарим удовольствие. Это не должно быть просто поеданием брюссельской капусты. Действительно, Кристоф мог бы утверждать, что способность Kiva.org доставить пользователю удовольствие — это его величайшая заслуга. сила, потому что это вовлекает людей в опыт, который расширяет их кругозор, рассказывает им о глобальной бедности и побуждает их вносить деньги, которые они иначе могли бы потратить на картофельные чипсы.

Тем не менее, мы должны взять на себя ответственность за то, как заканчивается наше стремление к этому удовольствию.Конечно, лучше инвестировать в такое учреждение, как FDL, не требуя от него расходов на размещение фотографий и историй каждого заемщика. Исторически сложилось так, что микрокредиторы стремились охватить миллионы людей, сокращая расходы до минимума. Конечно, для нас было бы лучше пожертвовать таким образом, чтобы микрофинансовые организации могли направить больше своей ограниченной энергии на помощь бедным людям в их нелегкой судьбе, а не на то, чтобы мы чувствовали себя хорошо.

Я не знаю полного ответа на эту загадку, это противоречие между необходимостью привлечения доноров и эффективной работой.Тем не менее, тонкое притворство вызывает у меня беспокойство, возможно, потому, что добрые намерения так часто идут наперекосяк. Если благотворительная организация скрывает, как она работает, должны ли мы доверять ее заявлениям о ее влиянии?

Длинная версия

Моя жена Май слышала, как кто-то сказал, что миру нужны и драматурги, и критики — если больше драматургов. Я дорожу этим наблюдением, потому что, как должно быть ясно из этого блога, я критик. Я могу засвидетельствовать, что быть критиком может быть тяжело, особенно когда драматурги, которых ты критикуешь, живы.Утешение думать, что я нужен миру.

Но это наблюдение также помогает мне ценить драматургов. Это люди, которые создают вещи, которых не было, люди, которые немного безумны в том смысле, что путают фантазию и реальность. Они видят что-то мысленным взором и верят, что могут воплотить это в реальность. Именно потому, что я не такой, как они, я испытываю некоторый страх перед драматургами-провидцами. Как сказал Стив Джобс, самые умелые, страстные и удачливые из них «оставили брешь во вселенной».(Один из первых сотрудников описал сверхъестественную способность Джобса создавать поле искажения реальности, которое изменяло восприятие наблюдателями технологических возможностей.) Без драматургов мы могли бы до сих пор жить в пещерах. По крайней мере, у нас не было бы айфонов.

У нас также, вероятно, не было бы Grameen Bank, BRAC и десятков других успешных микрофинансовых организаций (МФО), созданных целеустремленными провидцами. И у нас не было бы Kiva, веб-сайта микрокредитования, основанного Мэттом Флэннери и Джессикой Джекли.

С другой стороны, без критиков — аналитиков, стремящихся понять мир, а не изменить его, — мы, возможно, не овладели бы электричеством. Так что они нам тоже были нужны, чтобы добраться до айфонов. Критики и драматурги — это инь и янь. Конечно, эти две сущности существуют внутри каждого из нас.

Критики, кажется, разлагают дело на количества и понятия, в то время как драматурги, кажется, говорят и, возможно, думают больше в картинках и рассказах. (Или я тут преувеличиваю?)

История Кивы

Как и большинство инноваций, Kiva не совсем нова.Скорее, это гениальный сплав старых идей. Одним из них является спонсорство детей, которое организация «Спасите детей» впервые запустила в 1940 году. Семья в богатой стране ежемесячно отправляет 10 или 20 долларов определенному ребенку в бедной стране через благотворительную организацию. Взамен семья получает фотографию и обновление не реже одного раза в год. Когда мне было около восьми лет, моя семья спонсировала Констанс, гречанку примерно моего возраста, через «Спасите детей». Я помню, как смотрел на ее торжественное лицо на двух последовательных черно-белых портретах, пытаясь оценить, насколько она выросла за год.

В 1990-х годах в Соединенных Штатах спонсорство детей резко возросло, в основном благодаря группам с такими названиями, как Христианский детский фонд, Children International и Childreach (теперь Plan International). Затем разоблачение в Chicago Tribune в марте 1998 года привело к его краху (спасибо Тиму Огдену). Начиная с 1995 года редакторы и репортеры газеты спонсировали дюжину детей в таких странах, как Гватемала и Мали. Потом репортеры разыскали детей:

Годовой обзор четырех ведущих спонсорских организаций, проводимый The Tribune…обнаружили, что несколько спонсируемых детей…получили мало обещанных пособий или вообще не получили их вовсе. Несколько других время от времени получали мешанину из раздаточных материалов, таких как зубная паста, мыло и кастрюли. Некоторым досталась одежда и обувь, которые часто не подходили по размеру.

Больных детей иногда осматривали и лечили, но не всегда.

Один ребенок, 12-летняя малийская девочка, спонсируемая организацией «Спасите детей», умерла вскоре после того, как ее спонсировали, хотя благотворительная организация продолжала принимать деньги от ее имени в течение почти двух лет после ее смерти.Последующее расследование, проведенное Save the Children, показало, что по крайней мере две дюжины других спонсоров отправляли благотворительные деньги от имени мертвых детей в Мали в течение разных периодов времени, в двух случаях до пяти лет.

Это было нечто большее. Кловер и Джон Диксон из Беллингема, штат Вашингтон, получили фальшивые новогодние письма от ребенка из Западной Африки, который погиб в результате аварии с ослиной повозкой. Спонсорские разносчики рассылали душераздирающие призывы внести дополнительные пожертвования в размере 25 долларов на дни рождения, Рождество, Пасху и специально созданный Международный день объятий.Компания Childreach провела катастрофический эксперимент в Эквадоре с новой интервенцией под названием «микрокредитование». Местные рабочие присвоили средства; в знак протеста заемщики сожгли кредитные документы.

Напряжение между опытом и реальностью

Несомненно, здесь действовало какое-то навязчивое шарлатанство. Но проблема была глубже: противоречие между созданием психологического опыта связи, которая собирала деньги, и реалиями борьбы с бедностью. Зачастую самым справедливым и эффективным способом помочь бедным детям является создание объектов для всего сообщества, таких как школы, клиники и колодцы.Часто благотворительные организации заключают контракты с местными жителями на строительство таких объектов. Часто что-то идет не так из-за коррупции, невезения или высокомерия посторонних, которые думают, что знают, что сработает. В лучшем случае благотворительные организации учатся на неудачах. Все эти факторы разрывают связь между даянием и благом, спонсором и ребенком. Но признание этого поставило бы под угрозу базу финансирования:

«Для части населения не будет ничего другого, что могло бы достичь этих людей так, как это делает спонсорство детей», — говорит Чарльз МакКормак, президент Westport, Conn.Save the Children, старейшее и самое известное спонсорское агентство страны.

Как выразился МакКормак, «ужасно много людей, которые подпишутся на личное человеческое существо, не подпишутся на хорошо».

«[Благотворительные организации] пристрастились к этому, потому что, если они остановятся, они потеряют свою идентичность как «Спасите детей», — говорит Майкл Марен, ветеран агентства по оказанию помощи в Африке и автор книги «Дорога в ад». критически относится к частным организациям по оказанию помощи иностранным государствам, включая Save the Children.

«Это их фишка», — говорит Марен. «Они это придумали. Это их проблема. Уловка-22 в том, что единственный способ собрать деньги — это спонсорство, но это не путь к развитию. Шоу — это большая часть того, что они делают. Так что, говорят, давайте продолжайте шоу, но постарайтесь найти способы сделать его лучше».

В течение года после выхода серии Tribune генеральный прокурор штата Миссури наложил ограничения на Children International, в то время как некоммерческая зонтичная группа InterAction взяла на себя обязательство разработать набор добровольных отраслевых стандартов.Многие изменения правил касались того, насколько четко благотворительные организации раскрывали свою деятельность.

Мэтт Флэннери написал историю первых двух лет работы Kiva для журнала Innovations Массачусетского технологического института в 2007 году. Два года спустя он написал вторую часть в том же периодическом издании. Аутентичный разговорный голос Флэннери делает обе статьи читабельными и привлекательными. Когда он рассказывает свою собственную историю, он производит впечатление доступного человека с видением, страстью и действием.

Флэннери рассказывает, как еще один ингредиент Kiva, микрокредит, впервые смешался в его сознании со спонсорством детей.Соответственно, это произошло, услышав историю:

Однажды вечером [Джессика] пригласила меня послушать приглашенного докладчика на тему микрофинансирования, доктора Мохаммеда [ sic ] Юнуса. Доктор Юнус выступил перед аудиторией из тридцати человек и поделился своей историей основания Grameen Bank. Это было мое первое знакомство с этой темой, и я подумал, что это отличная история от вдохновляющего человека. Для Джессики это был скорее призыв к действию, на котором сосредоточились ее жизненные цели.

Несколько месяцев спустя Джессика уехала в Восточную Африку, чтобы провести «оценку воздействия» для Фонда сельского предпринимательства, который интенсивно работает с бедными фермерами, предоставляя гранты (не кредиты) и обучая их, чтобы помочь им начать бизнес.В ходе работы Джессики были собраны данные о показателях бедности среди участников, задававших «такие вопросы, как «Вы принимаете сахар с чаем?» и «Вы спите на матрасе?». Пара поддерживала связь по телефону. Затем пришло озарение:

Когда в наш телефонный разговор вошли слова «Спонсировать бизнес», это вызвало целую цепочку идей. Мы оба выросли, спонсируя детей в Африке через нашу церковь и семьи. Почему бы не распространить суть этой идеи на бизнес? Однако вместо пожертвований мы могли бы сосредоточиться на кредитах.Это казалось достойным, интеллектуальным и справедливым продолжением, которое привлекало нас на данном этапе нашей жизни. Вместо отношений благотворителей мы могли бы исследовать партнерские отношения. Вместо бедности мы могли бы сосредоточиться на прогрессе.

Вскоре после этого Мэтт присоединился к Джессике в Африке. Он принес свою видеокамеру, которая олицетворяла собой третий ключевой компонент Kiva — информационные технологии. «Я планировал потратить большую часть своего времени на создание короткометражного документального фильма о малом бизнесе.Я также намеревался исследовать жизнеспособность нашей новой идеи.»

Вернувшись в Соединенные Штаты, Мэтт и Джессика начали свой впечатляющий переход через пустыню в погоне за своим видением. Она обратилась в сеть за советом и поддержкой. Он создал веб-сайт в нерабочее время и в конце концов уволился с работы. Вместе они составили бизнес-план.

Когда сайт был готов, нам понадобились заявки на получение кредита в Африке для размещения на сайте. Тут-то и появился наш друг Мозес. Мозес Оньянго — пастор в Тороро, Уганда, у которого Джессика осталась после моего отъезда.Мозес является лидером сообщества в Тороро и хорошо подключен к Интернету. Мы были в тесном контакте в течение прошлого года, и Моисей был готов разместить и управлять кредитами семи предпринимателей в своем сообществе….

После того, как Моисей разместил семь компаний, сайт был готов к работе. Мы разослали электронное письмо нашему списку приглашенных на свадьбу и стали ждать, что произойдет. Мы отправили электронные письма примерно 300 людям, и все семь предприятий получили финансирование за выходные. Это было в апреле 2005 года, и мы собрали 3500 долларов за несколько дней.Мы были потрясены; все работало.

Тут же Kiva столкнулся с проблемой спонсорства — в настоящее время это модель «от человека к человеку» (P2P): необходимость найти и опубликовать достаточно историй, чтобы не отставать от спроса. Это мгновенно привело к мошенничеству, хотя Мэтт Флэннери не знал об этом, когда писал двухлетнюю историю. Как он рассказывает в своей четырехлетней истории, стипендиат Kiva (доброволец), посланный в Уганду, обнаружил, что Моисей сочинял множество историй об отдельных заемщиках простым способом, из цельного куска ткани.Фланнери летал в Уганду:

Я провел две недели, организуя операцию по зачистке. Мы наняли бухгалтеров и юристов. Я провел часы с Моисеем, пытаясь выяснить, что именно произошло. Он очень извинялся, но наши разговоры ни к чему не привели. Деньги растворились в череде неудачных вложений и в новом доме. У Моисея была растущая семья. Его нового сына назвали в мою честь: Мэтью Флэннери Оньянго.

Замечательно, Кива обнародовала информацию:

…. мы предупредили наших пользователей, что не все их средства дошли до предполагаемых получателей…. Реакция нашей пользовательской базы была красноречивой. В подавляющем большинстве они поблагодарили нас за нашу честность и вложили свои возмещения обратно в кредиты другим МФО на сайте. Они закрепили важный урок: по возможности будьте полностью прозрачными. Прозрачность приносит огромные долгосрочные дивиденды.

Если вы управляете организацией и планируете скрывать ценную информацию от своих клиентов, просто не делайте этого.Есть миллион причин скрывать информацию. Юристы предупредят вас об обязательствах. Маркетологи будут проповедовать о запятнании бренда. Инвесторы будут поощрять вас выглядеть больше и лучше, чем вы есть. По большей части это просто усталое и устаревшее мышление.

Работать прозрачно — это отличный способ обеспечить ответственность организации за свои действия. Прежде чем действовать, спросите себя: были бы вы в порядке, если бы вам пришлось рассказать об этом всей своей пользовательской базе? Вы бы гордились, если бы ваши действия были описаны на первой полосе New York Times? Это отличные тесты, которые я часто использую для проверки решения.

Фланнери описывает «фабрику историй». Ведение одной из них — сбор и публикация историй — налагает значительные расходы на МФО, но, очевидно, компенсируется низкой процентной ставкой 2% 0% (наконечник шляпы Бен Элбергер), которую Kiva взимает с капитала:

Находясь в Камбодже, я своими глазами увидел, как сложная МФО размещает контент на сайте. Это целая операция….

В полевых условиях кредитные специалисты носят с собой анкеты Kiva вместе с множеством других кредитных документов.Когда они приезжают в деревню, они собирают женщин и рассказывают им о возможности подать заявку на кредит. Если женщина решает подать заявку, кредитный специалист записывает информацию на бумаге — часть для сайта Kiva, часть для других деловых целей. Анкета Kiva запрашивает информацию, которая интересует кредиторов. Например, сколько у вас детей? И как кредит повлияет на вашу семью? Все это делается на местном языке — кхмерском. Они также фотографируют заявителей.

Вернувшись в отделение, кредитный инспектор вводит данные в компьютер и отправляет информацию — через Yahoo! Посланник — к координаторам Kiva в штаб-квартире в крупном городе.Координаторы Kiva, как правило, молодые, хорошо разбирающиеся в Интернете мужчины, которым платят несколько тысяч долларов в год. Это желанная работа, и около десяти из них сейчас работают в Пномпене. Мы обучаем их искусству синтеза анкеты Кивы в удобочитаемое повествование; затем они целыми днями пишут рассказы и загружают фотографии.

В детстве я писал письма [спонсорским] детям Африки и Южной Америки, которые были на несколько лет моложе меня. Я представлял, как мои письма доставляются в хижину с соломенной крышей на другом конце планеты.Это разожгло мое воображение и дало мне ощущение связи. Через Kiva мы можем дать часть этого новому поколению детей.

Сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что транзакция оказалась не такой простой, как я думал. Было задействовано множество посредников, что придавало опыту определенное качество производства. Кроме того, это было дорого. Предоставление опыта спонсорства детей часто обходилось так же дорого, как и само спонсорство детей. В Kiva тоже не все так просто, как кажется…

Предыстория

инновации пригласили Сэма Дейли-Харриса, который играл ключевую роль в обучении американцев микрофинансированию и входит в консультативный совет Kiva, чтобы прокомментировать четырехлетнюю ретроспективу Фланнери.Высоко оценивая «глубокий вклад Кивы в области микрофинансирования и международного развития», он беспокоился о транзакционных издержках и отметил еще одну проблему:

…в представлении о том, что в момент финансирования кредита клиент в Кении или Камбодже получает свой микрозайм именно в этих долларах, все еще есть доля обмана. Действительно, есть реальные люди, получающие настоящие кредиты для открытия или развития реальных предприятий, но если клиент из отдаленной деревни соответствует требованиям для получения кредита, МФО вряд ли заставит этого клиента ждать, пока кредиторы Kiva вложат последние 25 долларов.Другими словами, ссудные средства взаимозаменяемы, и более крупная МФО на веб-сайте Kiva будет использовать ссуды Kiva в качестве одного из важных источников своего кредитного пула, но на самом деле это не те точные доллары, которые идут этому конкретному клиенту.

Как я уже отметил выше, Сэм прав. На самом деле я написал небольшую программу в Excel для извлечения данных из kiva.org. Это показывает, что в сентябре 2009 года только 4,3% кредитов были выплачены после того, как пользователи Kiva полностью профинансировали их через сайт. И, вероятно, некоторые из них местный кредитор уже обязал сделать до того, как их профинансировали пользователи Kiva.А в новом отчете о том, что происходит с инвесторами, когда крах микрофинансовых организаций, Даниэль Розас подсчитал на основе данных kiva.org, что банкротство всего трех кредитных организаций стало причиной 93% всех дефолтов Kiva на сегодняшний день. Без сомнения, многие из 90 159 заемщиков 90 160 этих учреждений добросовестно выплачивали долги во время краха. И наоборот, если заемщик не выполняет свои обязательства, кредитор часто покрывает его, чтобы поддерживать хорошую репутацию на Kiva. Таким образом, получите ли вы свои деньги обратно как пользователь Kiva, в значительной степени зависит от платежеспособности кредиторов, а не заемщиков.

Престижность за прозрачность

Кива заслуживает похвалы за то, что мы с Розасом достаточно прозрачны, чтобы извлекать такие данные. Но я задавался вопросом, сможет ли Kiva стать микрокредитом «Спасите детей P2P», достаточно ответственным первопроходцем, которого подражают и обгоняют менее щепетильные актеры, которые тянут всю отрасль вниз по грязному склону к торгашеству. Поэтому я проверил MYC4, Wokai и Babyloan (девиз: «микрокредиты, отличные истории»; и нет, он не выдает кредиты младенцам: он французский).К моему удивлению, они были более честными в отношении отношений P2P, которые они (кажется) выстраивают. Вот Babyloan на приятном несовершенном английском:

Примечание: Babyloan работает как платформа рефинансирования, а не как система прямого финансирования. Может случиться так, что МФО уже «авансировала» микрокредит предпринимателю, когда вы оформляете социальный микрокредит онлайн. Действительно, поскольку мы все еще находимся на этапе запуска, особенно для сезонных проектов, мы не хотели ставить реализацию проекта «зависимой» от доброй воли и кликов пользователей Интернета.Babyloan — это не микрофинансовое реалити-шоу! Однако мы ограничиваем время финансирования проекта, чтобы не создавать слишком большую разницу во времени между проектом и вашим микрокредитом, поэтому ваши деньги действительно используются для финансирования проекта. После задержки максимум в 3 месяца мы отправляем все деньги, даже если финансирование не было завершено пользователями Интернета. МФО завершит финансирование.

Итак, эти сайты представляют собой механизмы рефинансирования. Связанные с Kiva микрокредиты выдают кредиты, а затем «продают» их Kiva и ее пользователям.Можем ли мы спасти концепцию P2P, заметив, что кредиторы выдают свои кредиты , ожидая рефинансирования на Kiva? Да, но только частично. Kiva ограничивается предоставлением не более 30% капитала любого кредитора. Таким образом, кредитор выдаст как минимум три кредита за каждый, который он решит опубликовать на Kiva (спасибо отцу Молли).

Конец

Kiva предоставляет микрокредиты и микрочипы для спонсорства детей. Как и в спонсорских благотворительных организациях, здесь все основано на историях: они вдохновляют нас и добиваются успеха, рассказывая их.В результате он действует в клещи между стремлением дарителя к личным связям и затратами и ограничениями, которые налагаются на бизнес по обслуживанию бедных. На самом деле Киву можно рассматривать как гениальное решение этого старого напряжения. Технологии снизили стоимость передачи историй и изображений.

Действительно, P2P-связи Kiva более надежны, чем у спонсоров детей 15 лет назад. Можно предположить, что люди на фотографиях действительно получают микрокредиты. Следуя по стопам Tribune , Николас Кристоф без особого труда разыскал одного из своих заемщиков, кабульского пекаря.

С другой стороны, соединение P2P платное, одностороннее и частично синтетическое. Пекарь был удивлен этой встречей, потому что никогда не слышал о Кристофе. Со своей стороны, Кристоф может быть удивлен, узнав, что большая часть кредитов Kiva, которые он помогал финансировать, были выплачены до того, как он увидел их на Kiva. И стоимость сбора рассказа пекаря, перевода его на английский язык, его фотографии и загрузки ее через ненадежное подключение к Интернету все еще может быть значительной по сравнению с небольшими кредитами и большими потребностями в Афганистане.

Насколько это плохо?

Неужели так ужасно, что Кива скромно вводит в заблуждение, чтобы собрать деньги на дело, которым она увлечена? Нет. Но как критик предлагаю такие баллы:

  • Как я уже говорил в связи с процентными ставками по кредитам, критерием раскрытия информации является то, понимают ли люди сообщение. Технически, вы видите на сайте Kiva, что большинство кредитов выплачиваются до того, как они финансируются. Но страница «Как работает Kiva» производит противоположное впечатление, и мой случайный опрос пользователей Kiva выявил распространенное непонимание.После скандала с Tribune спонсорские организации приняли стандарты раскрытия информации, среди прочего, чтобы «сохранить и защитить доверие спонсоров и других доноров, обеспечив точность и прозрачность информации каждой [детской спонсорской организации]». подход к спонсорству детей и способ использования его спонсорских средств». В этом отношении Kiva нарушает заявленный идеал прозрачности и игнорирует урок из своей семейной истории.
  • Кива может бояться, что полная честность подорвет рост.Если так, то они могут быть правы. Но я настроен оптимистично в отношении того, что Kiva совершит и переживет прыжок веры в своих пользователей. Так что возьмите это интересное, маленькое лицемерие, как верблюжий нос под палаткой, путь к более широкой теме того, как наше поведение в качестве доноров вознаграждает благотворительные организации за искажение и искажение самих себя. Почему Kiva преуспела в микрофинансировании, а не в проектах на уровне сообществ, таких как строительство скважин и школ? Такая конструкция отклонялась бы от конструкции P2P. Почему она преуспела в кредитовании, несмотря на давнюю идею о том, что такие услуги, как сбережения, не менее ценны и менее опасны? Потому что только хорошо регулируемые учреждения должны держать чужие деньги; создавать их сложно, они не являются ни фотогеничными, ни атомизируемыми в P2P.
  • И почему Кива, как и большинство других сборщиков микрокредитов, преуспела, мифологизируя силу микрокредитования? Вы уже знаете: рассказывание историй работает. На самом деле, самая вводящая в заблуждение вещь на сайте kiva.org — это не запутывание последовательности, на которой останавливался этот пост, а гладкое изложение упрощенной истории о микрокредитовании. В этом Кива нет ничего необычного. Все заемщики являются «предпринимателями», хотя мы знаем, что бедняки часто используют кредиты для оплаты еды или учебы. Между тем, как я обнаружил за последний год, данные о влиянии микрокредитов на бедность и расширение прав и возможностей довольно неоднозначны.«Kiva позволяет вам кредитовать конкретного предпринимателя, давая им возможность вырваться из бедности». Какая часть слогана домашней страницы основана на реальности?
  • Кэрол Адельман, среди прочего, утверждала, что частная благотворительность во многих отношениях превосходит государственную помощь, потому что она более гибкая и подлежит проверке рынком. Но мы видим здесь, что у всех нас, как у частных благотворителей, тоже есть свои иррациональности. Поэтому частная помощь не может полностью заменить государственную помощь. Без сомнения, лучше всего делать что-то из каждого, стремясь улучшить оба.

Микрофинансирование: хорошо для бедных?

В 2005 году Организация Объединенных Наций объявила год Международным годом микрокредитования. В то время, когда требования финансовой доступности набирали силу, декларация вывела микрофинансирование с периферии финансов и предложила примерно 2,5 миллиардам человек возможность «развивать процветающий бизнес и, в свою очередь, обеспечивать свои семьи, что ведет к сильным и процветающая местная экономика».

В то время было широко распространено мнение, что сокращение крайней бедности будет практически невозможным, если большинство бедняков не смогут делать сбережения или не иметь доступа к кредитам.Мелкие кредиторы почти не входили в основной финансовый сектор. Их ссуды были ограничены суммой менее 200 долларов под высокие проценты. Негибкость коммерческих банков означала, что микрофинансовые организации (МФО) давали единственную надежду на финансовую доступность беднякам всего мира. Тогда Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан признал это, заявив, что микрофинансирование может быть «оружием против бедности и голода».

Десять лет спустя у мира появилась возможность оценить, действительно ли микрокредитование «меняет жизнь людей к лучшему», как выразился г-н– утверждал Аннан. В июле этого года ООН проведет Третью международную конференцию по финансированию развития в Аддис-Абебе, Эфиопия. Хотя на конференции будет обсуждаться весь спектр эффективных и действенных механизмов мобилизации ресурсов для развития, микрофинансирование, вероятно, станет одной из ключевых тем.

Время имеет решающее значение, поскольку вклад микрокредитов в достижение Целей развития тысячелетия, набора глобальных контрольных показателей для государств-членов ООН, срок действия которых истекает в 2015 году, был минимальным.ЦРТ будут заменены предлагаемыми Целями в области устойчивого развития (ЦУР), которые будут одобрены на саммите мировых лидеров в сентябре 2015 года в штаб-квартире ООН.

Можно утверждать, что микрофинансовое движение имеет жизненно важное значение для повестки дня в области развития. Успех движения в такой стране, как Бангладеш, где насчитывается 20 миллионов микрозаемщиков, показал, что микрофинансирование может вытащить миллионы людей из крайней нищеты.

Китай, который за одно поколение стал второй по величине экономикой в ​​мире, также доказал, что микрофинансирование может помочь предприятиям процветать.До 2005 года Китай не разрешал МФО. Десять лет назад правительство начало экспериментировать с микрофинансированием как инструментом сокращения бедности, а в 2005 г. разрешило коммерциализацию микрофинансирования. Это открыло шлюзы для ресурсов, которые помогают бороться с бедностью и стимулировать рост предприятий в сельских районах, где сосредоточено большинство из 400 миллионов человек в стране, живущих менее чем на 2 доллара в день. С момента утверждения микрокредита отрасль выросла в геометрической прогрессии.

В странах Африки к югу от Сахары правительства теперь ценят влияние микрофинансирования и приняли благоприятные законы, поощряют инвестиции, открыли отрасль для иностранного капитала и улучшили механизмы контроля для защиты клиентов. Рост отрасли является свидетельством высокого спроса на микрокредитование.

«Микрокредитование является эффективным катализатором борьбы с нищетой в Африке. Людям нужен доступ к капиталу, чтобы развивать свой неформальный и формальный бизнес, который предлагает им регулярный доход и позволяет им вести достойную жизнь», — говорит Мадс Кьяер, исполнительный директор MYC4, онлайн-платформы в Дании, которая помогает людям ссужать деньги небольшим компаниям. предприятий в странах Африки к югу от Сахары.Средний кредит составляет около $ 150 в месяц.

Рост микрофинансирования в Африке с 2000 года вдохновляет. Данные Microfinance Information Exchange, некоммерческой организации, которая отслеживает отрасль, показывают, что с 2002 по 2012 год отрасль расширилась более чем на 1300%. За этот период валовой кредитный портфель резко увеличился с 600 млн долларов до 8,4 млрд долларов. Количество клиентов микрофинансовых организаций или вкладчиков резко возросло с 3 миллионов до 20 миллионов, а число активных заемщиков увеличилось с 3 миллионов до 7 миллионов.

В таких странах, как Бенин, Руанда, Сенегал и Танзания, микрофинансирование стало спасательным кругом для людей с низким доходом, которые в основном заняты в неформальном секторе. В Бенине, где треть населения живет менее чем на 1,25 доллара в день, выживание крестьянских фермеров, предприятий пищевой промышленности и мелких торговцев полностью зависит от микрокредитов. Это даже вынудило правительство присоединиться к сектору, создав Национальный фонд микрофинансирования, который специально предназначен для борьбы с бедностью в сельских районах путем предоставления небольших кредитов.В Руанде рост микрофинансового сектора опережает рост официального банковского сектора.

«Микрофинансирование не получает того признания, которого оно заслуживает, но оно является спасательным кругом для людей, находящихся у основания пирамиды», — говорит Джеймс Мугамби, управляющий директор Premier Kenya, микрокредитной организации, работающей с клиентами по всей Восточной Африке.

Несмотря на впечатляющий рост микрофинансирования в Африке, его влияние на борьбу с бедностью остается относительно незначительным, говорят некоторые критики. Промышленность по-прежнему обслуживает небольшую часть населения и предлагает дорогие и краткосрочные кредиты.Таким образом, его воздействие в значительной степени коснулось основных домашних хозяйств, где небольшие кредиты дают семьям возможность получать регулярный доход через малые предприятия, оплачивать такие расходы, как плата за обучение, инвестировать в домашний скот или покупать солнечное освещение, среди прочего.

«Микрокредитование — неэффективный способ сокращения бедности», — отмечает Анил Карнани из Школы бизнеса Росса при Мичиганском университете в США. «Лучший способ сократить бедность — создать широкие возможности трудоустройства, подходящие для бедных.Лучший двигатель для этого — малые и средние предприятия, а не микропредприятия».

Аддис-конференция

Таким образом, третья Международная конференция по финансированию развития столкнется с беспрецедентной задачей раскрытия чахлого потенциала микрофинансирования, чтобы гарантировать устойчивое воздействие. Примечательно, что это происходит в то время, когда индустрия микрофинансирования находится на перепутье. Сегодня микрофинансирование рискует быть уничтоженным во многих странах Африки к югу от Сахары, поскольку коммерческие банки корректируют свои бизнес-модели, чтобы приспособиться к мелким вкладчикам и заемщикам.Но, вероятно, самая большая угроза для МФО исходит от телекоммуникационных компаний, которые ориентируются на клиентов микрокредиторов с помощью мобильного банкинга.

В новом отчете Всемирного банка говорится, что мобильный банкинг стал в Кении панацеей от расширения доступа к финансовым услугам. Отчет «Измерение финансовой доступности во всем мире» показывает, что ошеломляющие 75% населения Кении пользуются банковскими услугами, причем большинство из них через мобильные телефоны. Мобильный банкинг в настоящее время считается более жизнеспособным, чем микрофинансирование. «Мобильный банкинг поможет бедным изменить свою жизнь», — сказал Билл Гейтс, один из самых богатых людей в мире, имея в виду M-Pesa, продукт мобильного банкинга в Кении.

По словам г-на Кьера из MYC4, конференция в Аддис-Абебе должна изучить узкие места, которые мешают микрофинансированию полностью реализовать свой потенциал в борьбе с бедностью. «Микрофинансирование — это инструмент, без которого Африка не может обойтись, — говорит он. «Что нам нужно, так это новые и инновационные способы и бизнес-модели, чтобы сделать его более привлекательным».

Одним из возможных способов спасения угасающей привлекательности микрофинансирования является капитализация. В своем нынешнем виде большинство МФО в Африке сильно недокапитализированы.Многие работают чуть выше порога, установленного регулирующими органами. В результате недостаточной капитализации МФО вынуждены распределять риски, предлагая многим людям только небольшие кредиты по абсурдным процентным ставкам.

Направление капитала в микрофинансирование, чтобы кредиторы могли предоставлять более крупные кредиты по более низким ставкам и с длительным сроком погашения, облегчило бы для отрасли эффективный вклад в сокращение бедности. В то время как естественными источниками капитала являются доноры и частные инвесторы, отрасль также может использовать дешевый капитал, которым владеют суверенные фонды благосостояния и пенсионные фонды.К концу 2013 года совокупные активы суверенных фондов по всему миру составляли 5 триллионов долларов.

«Есть ресурсы, которые могут быть предоставлены МФО, но существует потребность в надлежащем контроле», — отмечает г-н Кьяер.

Другой потенциальной стратегией является изменение основной цели микрокредитования. Традиционно микрофинансирование воспринимается как быстродействующий магазин для экстренных внутренних займов. Более устойчивым подходом было бы изменить образ мышления отрасли, чтобы она стала источником средств для предприятий, которые имеют потенциал для расширения и трудоустройства большего числа людей.

Продвижение микрокредитов в качестве инструмента развития во все более скептически настроенном мире во время встречи в Аддис-Абебе может оказаться непростой задачей. Однако неспособность убедить заинтересованные стороны в необходимости микрофинансирования для борьбы с бедностью может привести к самоубийству для отрасли. Крайне важно отметить, что рост микрофинансирования за последнее десятилетие был в значительной степени обусловлен доброй волей, в основном со стороны партнеров по развитию и Норвежского Нобелевского комитета, который присудил Нобелевскую премию мира 2006 года Мухаммеду Юнусу и банку Grameen Bank за предоставление кредитов предпринимателям. бедны, чтобы претендовать на традиционные банковские кредиты.

Международные коммерческие инвестиции в акции микрофинансовых организаций | Родригес Монрой

Аннотация

Цель: Целью данного документа является обзор вариантов финансирования для микрофинансовых организаций (МФО), определение размера вкладов международных инвесторов в капитал МФО и, в частности, МФО, котирующихся на фондовых биржах, анализ характеристик эти подмножества финансового мира и изучить эволюцию фондовой биржи некоторых зарегистрированных МФО в условиях финансового кризиса.

Дизайн/методология/подход: Поскольку академическая литература по котируемым акциям МФО практически отсутствует, большая часть информации была получена из Всемирного банка, годовых отчетов перечисленных МФО, фондовых бирж и из документов по исследованиям акций.

Выводы и оригинальность/ценность: Микрофинансовые организации имеют несколько общих характеристик, которые делают их устойчивым бизнесом, и те немногие МФО, котирующиеся на фондовых биржах, похоже, показали лучшие результаты во время финансового кризиса.Микрофинансирование можно рассматривать как один из новых рубежей расширения мировой банковской индустрии.

Практические последствия: В настоящее время у международных коммерческих инвесторов очень мало возможностей для инвестирования в акции микрофинансирования. Большая часть собственного капитала МФО финансируется на местном уровне или благодаря местному государственному сектору. Листинг МФО на фондовой бирже должен подтолкнуть МФО к более профессиональному управлению, большей прозрачности и лучшему управлению.

Социальные последствия: Микрофинансовые организации предоставляют кредиты микропредприятиям в бедных странах, у которых нет других альтернативных источников внешнего капитала для расширения своей деятельности.Если бы глобальные инвесторы могли легко инвестировать в зарегистрированный капитал МФО, эти учреждения расширили бы свои кредитные портфели и улучшили бы свое управление, часть населения, живущего в бедных районах или с более низким доходом, могла бы улучшить свой уровень жизни.

Оригинальность/стоимость: Количество микрофинансовых организаций, которые профессионально управляются, как коммерческие банки, все еще невелико, и еще более мало МФО, котирующихся на государственных фондовых биржах. Поэтому опубликованная литература по характеристикам и эффективности листинговых акций микрофинансовых организаций крайне ограничена.Но активы микрофинансирования быстро растут, и МФО должны будут размещать свои акции на фондовых биржах, чтобы поддерживать это расширение.


Ключевые слова

Микрофинансовые организации, микрокредиты, финансовые учреждения, акционерный капитал, фондовая биржа


Как микрофинансирование может адаптироваться и процветать

Положительным моментом пандемии COVID-19 стало время остановиться и задуматься над вопросами, которые мы, возможно, раньше считали само собой разумеющимися. В начале кризиса CGAP решила сосредоточиться на поддержке микрофинансового сектора в качестве одного из своих приоритетов, полагая, что этот сектор, вероятно, столкнется со значительными трудностями.Со временем стало очевидно, что экономический спад не будет сильным разовым потрясением, а скорее чередой цикличных кризисов, которые будут разыгрываться в течение месяцев и даже лет, поскольку сбои и неопределенность, вызванные Пандемический поток через мировую экономику. По мере того, как мы приближаемся к осени 2020 года, акцент смещается с неотложных потребностей в ликвидности и ликвидации ущерба на создание более сильного и устойчивого сектора микрофинансирования в будущем. Когда речь идет о восстановлении по принципу «лучше, чем было», в качестве решения рефлекторно предлагается необходимость оцифровки.Но мы редко изучаем, почему это может быть решением, или что потребуется, чтобы более полно перевести микрофинансирование в эпоху цифровых технологий. Он также обходит стороной некоторые неудобные разговоры о бизнес-модели микрофинансирования и ее долговечности в эпоху цифровых технологий.

Я бы предположил, что традиционное микрофинансирование уже давно нуждалось в решении проблем, связанных с цифровыми технологиями: пандемия просто ускорила этот процесс. В этом эссе я объясню, почему, по моему мнению, стоит инвестировать в цифровую трансформацию традиционного микрофинансирования и почему для сектора крайне важно серьезно отнестись к трансформации.Я также расскажу о проблемах цифровой трансформации и предложу несколько идей о возможностях, которые предоставляет цифровая технология. Наконец, я расскажу о роли различных игроков в инклюзивной финансовой экосистеме, так как нереалистично думать, что поставщики микрофинансовых услуг смогут совершить этот переход без внешней поддержки.

Почему микрофинансовые организации (МФО) так важны

При написании этого эссе я взял интервью у ряда давних отраслевых обозревателей, и когда я объяснил, что я хотел исследовать, общий вопрос был: «Почему вы фокусируетесь на МФО?» — подразумевается: «Зачем беспокоиться?» В мире финтех происходит так много всего интересного, зачем кому-то интересоваться МФО? Мой краткий ответ заключается в том, что они имеют значение в жизни бедных людей.Они важны так же, как организации финансирования развития сообществ (CDFI) здесь, в Соединенных Штатах: они предоставляют подходящие финансовые услуги малообеспеченным и исключенным сегментам на доступных и ответственных условиях.

Подтекст ответа отраслевых обозревателей, конечно же, заключается в том, что, по их мнению, появляются цифровые конкуренты, которые обгонят микрофинансовые организации и смогут просто выполнять свою работу лучше. В конечном итоге это может оказаться правдой, но, на мой взгляд, сейчас слишком рано об этом говорить.Хотя у нас есть доказательства того, что бизнес-модели, основанные на технологиях, более гибкие и лучше масштабируются, пока не ясно, могут ли эти цифровые претенденты предоставлять те же услуги ответственно, особенно в отношении тех видов прибыли, которые ожидают их инвесторы. Также неясно, дойдут ли они до бедных в каком-либо значимом смысле, особенно с продуктами, направленными на поддержку устойчивых средств к существованию в нижней части шкалы доходов.

Стоит рассмотреть этот вопрос через призму как масштаба, так и влияния, потому что я бы сказал, что МФО проделали довольно хорошую работу по воздействию, но менее успешны по масштабу.И цифровые претенденты легко достигают масштаба, но могут не предлагать те же виды услуг на рынке, а тем более предоставлять их ответственно. Но эта ситуация может измениться, и это должно стать тревожным сигналом для традиционных МФО.

На заре существования M-Pesa шумиха в сообществе, занимающемся финансовой доступностью, сводилась к тому, что M-Pesa является превосходной моделью микрофинансирования, поскольку она может достигать масштаба. Но M-Pesa не предоставляла тех же услуг, что и МФО: M-Pesa создавала платежную систему.Традиционные платежные системы, такие как Visa и MasterCard, имеют гораздо больше клиентов, чем любой банк в их сети. Они предоставляют крупномасштабные сетевые услуги и оставляют другие клиентские услуги, такие как кредиты и сбережения, своим банкам-членам. МФО, по сути, выполняют ту же функцию, что и банки в этой аналогии, только они предоставляют кредиты для производственных целей людям без залога или кредитной истории. Проблема для МФО заключается в том, что поставщики цифровых платежей, такие как M-Pesa, быстро становятся платформами для предоставления многих других финансовых услуг сторонними поставщиками, и некоторые из этих решений начинают очень походить на цифровое микрофинансирование.Такие компании, как Aye Finance в Индии, TiendaPago в Перу, KopoKopo в Кении и Konfio в Мексике, демонстрируют, как осуществлять продуктивное кредитование на основе денежных потоков более эффективным, удобным для клиентов и масштабируемым способом, чем традиционное микрофинансирование. И у этих компаний есть API, данные и технические возможности, чтобы делать это в масштабе, адаптируясь к изменяющимся потребностям своих клиентов с течением времени.

Масштаб — это слон в комнате для микрофинансовых организаций, поскольку он важен как с точки зрения конкурентоспособности, так и устойчивости.Тодд Уоткинс недавно провел интересный анализ данных из набора данных MIX 1 за 2015 год, демонстрирующий, что средняя совокупная стоимость заимствования у мелкой или средней МФО (до 100 000 клиентов) почти на 60 процентов выше, чем стоимость заимствование у очень крупного (определяемого как более 1 миллиона клиентов). А очень крупные МФО не только предлагают клиентам более выгодные условия, их размер прибыли примерно в 2,5 раза выше, чем у малых и средних учреждений. Ясно, что если МФО хотят оставаться конкурентоспособными и укреплять свою собственную институциональную устойчивость, им необходимо масштабироваться.К сожалению, только 560 МФО из выборки MIX имели более 100 000 заемщиков и только 62 – более 1 миллиона. Масштаб остается серьезной проблемой в микрофинансировании. И это означает, что разнообразие продуктов, институциональная устойчивость и стоимость для клиента остаются субоптимальными в подавляющем большинстве МФО, что, в свою очередь, делает их легкой мишенью для цифровых претендентов, которые с самого начала заложили масштаб и эффективность в свои бизнес-модели. .

Но охватывают ли эти новые бизнес-модели тех же недостаточно обслуживаемых клиентов, что и МФО? Хотя новые цифровые модели доказали свою эффективность и возможность масштабирования, я думаю, что доказательств того, что они охватывают бедных, гораздо меньше.Описанные выше финансовые технологии, вероятно, охватывают более формальные сегменты рынка микро- и малых предприятий (ММП), поскольку их возможности охвата мелких продавцов, у которых отсутствуют цифровые средства приема платежей, ограничены. Однако по мере того, как бизнес-модели, основанные на платформе, все чаще находят способы оцифровки и предоставления кредитов мелким и неформальным торговцам, ситуация может измениться. МФО было бы полезно наблюдать за этими тенденциями и находить способы включить их в свой бизнес, либо создавая собственные возможности, либо сотрудничая с финтех-компаниями, которым часто требуется финансовое учреждение для гарантии их кредитования на основе данных.

Более серьезное беспокойство вызывает вопрос о том, насколько ответственно предоставляются эти продукты. Взрывной рост высокозатратных цифровых кредитов на большей части территории Африки и хищнические методы, которые часто сопровождали его, представляют собой поучительную историю о потенциальных рисках, которые могут возникнуть, когда высокотехнологичные бизнес-модели с голодными инвесторами пытаются обслуживать малообеспеченные и маргинализированные сообщества.

Скорее всего, эти новые модели финтех-технологий смогут обеспечить минимальный уровень обслуживания клиентов с низким доходом.Но риск заключается в том, что со временем МФО будут ограничены и оставлены для обслуживания все более маргинальных сегментов клиентов, что будет удерживать их на низком уровне, не позволяя им расти и развиваться вместе со своими лучшими клиентами. Если микрофинансирование останется небольшим и маргинализованным, то это не только оставит у многих бедных мало вариантов, кроме дорогостоящего цифрового потребительского кредита, но также означает, что МФО останутся уязвимыми перед кризисом и будут зависеть от внешней поддержки. Некоторые могут не выжить.

В этом контексте я вижу веские доводы в пользу того, чтобы удвоить наше внимание к сектору микрофинансирования, который имеет большой опыт обслуживания бедных сообществ, и помочь МФО адаптироваться и трансформироваться в эпоху цифровых технологий.Микрофинансирование представляет собой возможность построить общинную банковскую систему, которая обслуживает бедных, а не извлекает из них выгоду, как это делают CDFI для малообеспеченных и маргинализированных слоев населения в Соединенных Штатах. Только по одной этой причине я думаю, что стоит продолжать инвестировать в микрофинансирование, по крайней мере, до тех пор, пока не станет ясно, что новые модели способны выйти далеко на нижний рынок и делать это ответственно. Будут ли МФО невероятно прибыльными? Возможно нет. Но они могут быть самодостаточными и действительно влияют на жизнь бедных людей.Масштаб остается реальной проблемой, и оцифровка — не панацея. Но при внимательном рассмотрении бизнес-моделей и переосмыслении того, как работают МФО, цифровизация дает сектору возможность сохранить конкурентоспособность и процветать, предоставляя ответственные услуги своим клиентам с низким доходом.

Что мы узнали о цифровой трансформации?

Задача перевода традиционного микрофинансирования в эпоху цифровых технологий не будет тривиальной. Поскольку технология потрясла розничные финансовые услуги до основания, микрофинансирование, похоже, увязло в причудливом мире предоставления услуг, где, похоже, ничего особенного не изменилось.Многие МФО основаны на высокотехнологичной бизнес-модели, не связанной с технологиями, которая была разработана 50 лет назад для простоты и тиражирования, а не для адаптации и роста. Существует множество способов использования технологий, но становится все более очевидным, что существуют четыре основные категории изменений, которые будут иметь наибольшее значение по мере трансформации МФО:

  • Каналы.  Одним из наиболее важных выводов, сделанных в связи с пандемией COVID-19, является необходимость поиска новых способов связи с клиентами и взаимодействия с ними не только потому, что мы должны соблюдать социальное дистанцирование, но и потому, что даже в обычное время люди ценят удобство и услуги, которые отражают их потребности.Многие провайдеры по необходимости начали создавать альтернативные каналы в ответ на пандемию, включая расширение использования агентских сетей, удаленную регистрацию клиентов и более широкое использование колл-центров. Эта тенденция сохранится либо за счет интеграции с более крупными платформами, либо за счет создания собственных каналов учреждения. Когда все сделано правильно, это дает дополнительное преимущество в виде снижения затрат и расширения охвата.
  • Использование данных.  Данные играют все более важную роль в бизнес-моделях финансовых услуг, и эта тенденция будет только усиливаться.Тем не менее, МФО долгое время боролись с оцифровкой данных клиентов и управлением ими. Их способность собирать и использовать релевантные данные играет центральную роль во многих изменениях, которые им необходимо внести, чтобы конкурировать: от ценообразования с учетом риска до эффективного управления кредитным риском, от дизайна нового продукта до управления взаимоотношениями с клиентами, от повышения операционной эффективности до расширения портфеля. через некоторое время. Чем больше времени потребуется МФО для создания этих возможностей, тем больше они будут отставать от более проворных конкурентов.
  • Диверсификация продукции.  МФО необходимо будет либо расширить предлагаемые ими услуги таким образом, чтобы удовлетворить потребности клиентов и повысить их лояльность, либо найти способ сделать услуги третьих лиц доступными без потери отношений с клиентами. Существует определенная навязчивость клиентов в предложении ряда дополнительных услуг. Но для диверсификации продуктов МФО нужны более качественные данные, а также более совершенные возможности бэк-офиса и технологические навыки.
  • Системы с гибким сердечником.  В основе всего этого лежит необходимость создания более гибких базовых ИТ-систем и систем управления данными, которые традиционно были слабым местом МФО.Способность развивать и адаптировать бизнес-модели и их отражение в более гибких ИТ-системах становится все более определяющим фактором в эпоху цифровых технологий. Теперь, когда поставщики облачных вычислений и банковского обслуживания как услуги (BaaS) удовлетворяют этот спрос в банковской отрасли, общие ИТ-решения могут изменить правила игры в микрофинансовой отрасли. МФО должны будут инвестировать в некоторые навыки и инфраструктуру, но решение поставщика потребует меньше инвестиций, чем самостоятельная трансформация.

В то время как направление движения становится все более очевидным, в традиционных моделях микрофинансирования существует ряд проблем, которые будут серьезными препятствиями для оцифровки, многие из которых связаны с фундаментальными недостатками самой бизнес-модели, включая слабое управление, трудности с привлечением технических специалистов. опыт, недостаточные ресурсы, жесткие бизнес-модели и сильная зависимость от ручных процессов, и это лишь некоторые из них.За последние 10 лет многие МФО экспериментировали с оцифровкой, но в основном они делали это за счет донорских средств, старательно избегая вызовов основной бизнес-модели. Один из ключевых выводов этой работы заключается в том, что трудно избежать изучения основной бизнес-модели в более цифровом будущем. МФО может думать, что она просто вводит канал или кредитный продукт с оценкой данных в качестве корректировки своего бизнеса, но такие изменения, вероятно, пройдут через всю организацию неожиданным образом.Таким образом, основная бизнес-модель должна развиваться.

Как мы должны подходить к цифровой трансформации?

Изменения будут заключаться не только в инвестициях в технологии. Это обязательно будет связано с долгим пристальным взглядом в зеркало. И такое управление изменениями трудно осуществить. Учитывая это, я думаю, что МФО должны быть соблюдены несколько условий, чтобы даже рассмотреть возможность проведения цифровой трансформации:

  • Понимать потребности клиентов. МФО должна основывать свою трансформацию на четком понимании того, что нужно клиентам и за что они готовы и могут платить.Это должно стать основой ее долгосрочного видения и гарантировать, что основные клиенты останутся с МФО по мере ее роста. Для микрофинансирования характерна бизнес-модель, которая проста и легко воспроизводима, но успешные МФО по большей части процветали, развиваясь с течением времени, чтобы соответствовать потребностям и ожиданиям своих клиентов.
  • Удалить стратегию. Как только у МФО появится четкое представление о том, чего она хочет достичь, ей необходимо составить бизнес-план и технологические изменения, необходимые для достижения этой цели.Это не просто вопрос размещения технологического решения поверх неэффективной бизнес-модели. Это рецепт сохранения нестандартной операционной модели. Четкое представление о проблемах и о том, что потребуется для их преодоления, имеет решающее значение. На основании этого должен быть разработан и согласован с правлением бизнес-план с полной сметой.
  • Приверженность и сосредоточенность. Цифровая трансформация — это масштабное мероприятие по управлению изменениями, требующее твердой приверженности со стороны совета директоров вплоть до кредитных специалистов.Если ключевые институциональные заинтересованные стороны не понимают, что делает учреждение и почему, это очень затрудняет осуществление изменений. Наряду с этим возникает вопрос культуры. Адаптивное мышление, необходимое для цифровой трансформации, полностью противоречит тому, как работает большинство финансовых учреждений. Вы не можете просто поставить цифровое предложение поверх традиционного банка и объявить о победе. Учреждение должно быть готово потенциально каннибализировать части своей текущей операционной модели, чтобы сделать возможным переход к новой.Точно так же способность оставаться сосредоточенным на долгосрочной цели имеет решающее значение: многие МФО приступили к цифровым проектам только для того, чтобы сместить свое внимание на что-то другое перед лицом меняющихся приоритетов. Сосредоточенность и адаптивный подход, которые позволяют корректировать и совершенствовать, необходимы для достижения реальных преобразований, равно как и способность не сбиться с пути.
  • Навыки. Сильные навыки работы с цифровыми технологиями, очевидно, будут иметь важное значение, и их часто не хватает многим МФО. Наличие основного персонала, способного оценивать технологические решения и руководить их внедрением, будет иметь важное значение, а эти навыки редки и дороги.Также стоит подумать о том, есть ли у учреждения другие необходимые навыки, на которые может повлиять трансформация, включая управление рисками, казначейство и основные навыки в области ИТ.

Многие организации почувствовали вкус перемен в реагировании на пандемию COVID-19, быстро перейдя от моделей личного общения к внедрению функций удаленного обслуживания. И многие пришли к пониманию, что самоуспокоенность больше не вариант. Хитрость будет заключаться в том, чтобы сохранить импульс. Не существует единого пути для внедрения цифровых технологий в бизнес, и это не разовое мероприятие.Это постоянное путешествие адаптации и изменений, поэтому стоит инвестировать в навыки и знания, чтобы делать это сейчас и в будущем.

Финансирование трансформационных изменений

Если перспективы трансформации МФО обескураживают, возникает столь же сложный вопрос, как мы будем платить за это. Начнем с двух очевидных, но часто упускаемых из виду моментов. Во-первых, служить бедным тяжело, и трудно зарабатывать деньги, если вы делаете это ответственно. Хорошая новость заключается в том, что технологии могут помочь снизить стоимость доставки.Но это подводит меня ко второму очевидному выводу: технологии стоят денег. И требует технических знаний для доставки. Если мы согласимся с тем, что сектор микрофинансирования играет решающую роль в обслуживании бедных, но нуждается в цифровизации, чтобы оставаться конкурентоспособным, деньги должны откуда-то поступать. Я бы сказал, что это требует пересмотра того, как финансируется сектор.

Исторически финансирование поступало из трех основных источников: коммерческих инвесторов и MIV, финансовых учреждений развития (DFI) и доноров.Баланс между ними с течением времени сместился от сильной зависимости от доноров к более коммерческим источникам финансирования. И это хорошо: это демонстрирует финансовую устойчивость сектора. Но если мы хотим преобразовать отрасль, это потребует дополнительных инвестиций и принятия рисков, и для этого экосистема финансирования для инклюзивного финансирования должна снова начать играть как команда.

На заре микрофинансирования у разных групп спонсоров были разные роли: доноры предоставляли начальный капитал и техническую помощь, финансировали общественные блага, такие как MIX, и снижали риски коммерческих инвестиций с помощью смешанных механизмов; УФР создавали рынки, создавая высшие учреждения и стимулируя местные инвестиции в растущий сектор МФО в Латинской Америке, гарантируя выпуск облигаций в Индии и инвестируя в новые МФО в Африке; коммерческие инвесторы построили специализированные MIV для эффективного инвестирования коммерческих средств в МФО.В последнее время наблюдается все большее сближение ролей. Если вы когда-нибудь видели группу пятилетних детей, играющих в футбол, вы знаете, как это выглядит: все они гоняются за мячом, как рой пчел; у них нет дифференцированных ролей. Если мы собираемся и дальше развивать инклюзивный финансовый сектор, нам нужно вернуться к командной игре — с нападающими, полузащитниками и защитниками. Что это означает для разных спонсоров? Сосредоточение внимания на том, что каждый может внести уникальный вклад.

MIV должны способствовать большей устойчивости за счет своих коммерческих инвестиций. Им следует требовать большего от своих объектов инвестиций с точки зрения возможностей управления рисками и отчетности и творчески подходить к использованию кредитных соглашений, чтобы стимулировать внимание к повышению устойчивости. Инвесторы в акции имеют большее влияние благодаря своей роли в институциональном управлении и должны поощрять продолжение перехода к цифровым технологиям, начатого в результате шока, вызванного COVID-19. Специализированные фонды акций могут инвестировать в МФО, у которых есть убедительные планы цифровой трансформации.И стратегические инвесторы также могут играть роль в продвижении изменений, как это делает Фонд BBVA со своей сетью МФО в Латинской Америке. Помимо финансовых данных и данных о воздействии, инвесторам следует рассмотреть возможность использования ключевых показателей эффективности, отражающих улучшение операций, повышение эффективности и институциональной устойчивости.

УФР необходимо возобновить свою роль в расширении границ инклюзивного финансирования . Они сыграли преобразующую роль в построении микрофинансовой индустрии.Теперь им необходимо продвигать сектор дальше, внедряя цифровую трансформацию. УФР могут внедрять уроки финтеха в традиционные МФО и подкреплять свои технические рекомендации инвестиционным финансированием. Они могут найти решения для действительно сложных проблем, таких как повышение доступности инструментов в местной валюте на жестких рынках с помощью инструментов смешанного финансирования, гарантий для кредитов в местной валюте местными банками и помощи в размещении облигаций в местной валюте. Чтобы цифровая трансформация состоялась, им придется взять на себя часть затрат и рисков, которые она влечет за собой, используя свои отношения с донорами для поддержки более рискованных инвестиций.

Наконец, доноры играют уникальную роль. В последние годы возвратный капитал стал приоритетом для многих доноров, стремящихся расширить свои бюджеты помощи. Но доноры могут рисковать так, как никто другой. Чем больше доноры сосредотачивают свои ограниченные ресурсы на том, чтобы имитировать действия инвесторов, тем меньше они могут инвестировать в жизненно важные начинания, которые помогают создать инклюзивный финансовый сектор. Доноры могут сыграть уникальную роль с потенциально большим мультипликативным эффектом:

  • Переосмысление общественных благ. Стек Индии показал, насколько мощной может быть инфраструктура рынка общественных благ, но лишь немногие страны обладают такими ресурсами, как Индия. Доноры должны понимать и разумно инвестировать в новую технологическую рыночную инфраструктуру. Существует также роль в поддержке регулирующих органов, которые неизбежно будут играть роль в любых государственно-частных решениях.
  • Изучение общих служб . Хотя это совершенно новое пространство, доноры могут помочь поставщикам BaaS предлагать свои услуги на развивающихся рынках.Экспертно предоставляемые общие услуги, основанные на облачной инфраструктуре и данных, могут стать важной точкой опоры для инклюзивной финансовой отрасли.
  • Снятие рисков с твердых частей. Валютный риск остается серьезной проблемой для инвесторов на развивающихся рынках. У УФУ есть навыки для разработки решений по хеджированию, но им часто требуется помощь доноров, чтобы помочь снизить риски и сделать инструменты хеджирования доступными. На рынках, где хеджирование слишком сложно и дорого, доноры потенциально могли бы помочь создать механизмы кредитования в местной валюте, которые пополняются и управляются на месте.
  • Стратегическое инвестирование в цифровую трансформацию. Доноры в течение многих лет финансировали эксперименты по оцифровке, обычно требуя номинального вклада в натуральной форме. Это почти гарантирует, что институциональная приверженность будет незначительной, как и любые выгоды. Доноры должны инвестировать в МФО, которые готовы вложить свои собственные деньги либо из своих балансов, либо в рамках внешних инвестиций. Доноры также должны подумать об увеличении фондов трансформации или поддержке технической помощи, связанной с целевыми цифровыми инвестициями, через DFI с консультационными подразделениями, такими как IFC.

Несмотря на шумиху об обратном, создание инклюзивных финансовых систем сложно и требует пристального внимания и инвестиций. Цифровые инновации показали нам, что возможно, но в ближайшие годы мы должны убедиться, что они работают на благо бедных. Финансовая доступность — это не количество открытых нами счетов, а то, что эти счета могут сделать для улучшения и улучшения жизни бедных людей.

Цель этого эссе не состоит в том, чтобы выступать за спасение всего микрофинансового сектора от последствий COVID-19, а также не в том, чтобы предложить, что единственный ответ на пандемию — это инвестиции каждой микрофинансовой организации в цифровую трансформацию.Скорее, это должно показать, что цифровые финансы еще не полностью оправдали свои ожидания, микрофинансирование продолжает играть важную роль, и ему действительно есть место в инклюзивной финансовой системе будущего. Но ему нужно будет адаптироваться и развиваться, иначе он может не выжить, и это будет иметь серьезные последствия как для отрасли, так и для бедных клиентов, которых она обслуживает. Потребуется усердная работа, чтобы сделать отрасль более устойчивой и готовой к цифровому будущему с растущей конкуренцией. Но это инвестиция, которую стоит сделать.

 

1 Уоткинс, «Концентрация микрофинансовой отрасли и роль крупных и прибыльных МФО», из «Будущее микрофинансирования», Либерман и др., 2020. .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.