Чего не хватает россии – ЧЕГО НЕ ХВАТАЕТ РОССИИ?

ЧЕГО НЕ ХВАТАЕТ РОССИИ?

Летописец Нестор, один из авторов «Повести временных лет», пишет о начальной Руси так: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет, приходите княжить нами». Спустя столетия 350 топ-менеджеров, чиновников, исследователей подготовили доклад о развитии России, представленный в Давосе 24 января 2014 года. Остановимся на сделанном ими выводе: все сценарии для нашей страны один другого хуже. Несмотря на то, что в подготовке принимали участие и российские эксперты, оставим эти выводы на их совести. Подобных предсказаний было великое множество.  Россия как развивалась, так и развивается, что-то теряя и находя вновь, тормозя и ускоряясь, и мы абсолютно убеждены в том, что она вновь обретет место, достойное великой державы.

Однако следует задать вопрос: все ли есть у России, чтобы не только сохраниться, но и обеспечить развитие важнейших направлений – экономики, социальной политики, безопасности? Не будем комментировать конструкционную слабость перечисленного, это известно большинству общества. К тому же президент России В.В. Путин в Указе от 7 мая 2012 года №596, в Послании Федеральному собранию от 12 декабря 2013-го обозначил среднесрочные цели социальной и экономической политики государства – создание и модернизация 25 млн рабочих мест, удвоение производительности труда к 2020 году, преодоление отметки в 75 млн квадратных метров ежегодного ввода жилья к 2016 году.

Если во внешней политике, в обороне и безопасности происходят заметные позитивные сдвиги, то в экономике и социальной политике идут обратные процессы.

Возникает второй вопрос: способно ли правительство Д.А. Медведева обеспечить безусловное исполнение заданных президентом целей? Авторы уже обращались к этой теме в статье «Чего не хватает России? Д. Медведев расписался в несостоятельности правительства». («Советская Россия». 15 октября 2013 г., №117). Ответ на вопрос однозначный – нет. Приведем пример, имеющий прямое отношение к затронутой в статье теме.

Правительство России 17 октября 2013 года одобрило «Стратегию развития внутреннего водного транспорта Российской Федерации на период до 2030 года». Заявленная цель стратегии – удвоение внутренних водных перевозок к 2030 году, может быть достигнуто и без запланированных расходов по причине их падения с 580 млн тонн в 1989 году, до 140 млн тонн в 2012-м. Цель, которая за такой срок и стоимость достигает только половину того, что недавно обеспечивалось государством, нич­тожна.

«Стратегия» не предусматривает комплексного развития коммуникаций и гидроэнергетики при попутном использовании водных ресурсов для мелиорации зон рискованного земледелия, сельского хозяйства, защиты от наводнений, торфяных пожаров и т.п.

Смешивая в кучу водные пути, флот и перевозки, «Стратегия» игнорирует тот факт, что водные пути сообщения и транспорт совершенно разные вещи, и предполагает «потешное» повышение пропускной способности внутренних водных путей, но не развитие их сети.

Развитие водных путей – задача государства, а перевозки дело граждан, предпринимателей. Государство, учитывая природные и социально-экономические реалии, пожелания и перспективы, планирует улучшение и развитие водных путей и ставит граждан в известность о габаритах водных путей и судопропускных сооружений, о сроках их осуществления. Граждане и бизнес на этой основе строят свои суда, планируют и осуществляют перевозки. Ничего подобного в «Стратегии» нет.

«Стратегия» игнорирует природные и технические реалии внутренних водных путей. Такие пути в России есть только в составе единой глубоководной системы, но и она перестала быть единой (нет единства габаритов судопропускных сооружений) и глубоководной. Поэтому в мире доля водного транспорта составляет от 10% во Франции до 32% в Китае. В России эта доля упала до 1%.

Отсюда следует третий вопрос: что делать?

Главный путь сохранения и развития России как суверенного государства лежит в области не просто ускоренного, а прорывного, инновационного развития, с опорой на разработанные с учетом всех ресурсов и возможностей плановые параметры. Отправной точкой должен быть признан факт, что любое инерционное или догоняющее развитие обрекает страну на поражение по давосскому или иному варианту. И еще: в соответствии с Конституцией Российской Федерации, только государство способно задать движение строительству коммуникаций, путей сообщения, гидроэнергетики. Именно пути сообщения и коммуникации послужат надежными скрепами нашей великой страны.

Коммуникации и энергетика

Зададимся вопросом: почему Россия отстает в производительности труда от экономик передовых стран в несколько раз?

Искать ответ нужно не в отдельно взятом производстве, а в анализе затрат отечественной экономики в целом. Разве станочник на верфях Гамбурга по своим нормативам выработки в разы опережают своих коллег из Североморска, Калуги, Екатеринбурга, Самары? Конечно нет. Технологические нормы выработки их идентичны. Строители масштабных олимпийских объектов в Сочи, вероятно, даже опережают в производительности труда строителей из Марселя, Неаполя или Афин. За счет чего же образуется такой критический разрыв?

Любой опытный управленец, производитель реальных товаров и реальной продукции скажет: издержки на транспорт и электроэнергию. Россия не является мировым лидером в количестве транспорта, однако она является им по расходам на транспорт – он съедает почти треть всего энергетического баланса страны. Да еще попутные затраты на освещение и отопление производства. Россия северная страна, холодная, и световой день в зимний период короче, чем в Европе или США. Промышленные города Севера США – такие, как Чикаго, расположены на широте субтропических и вечнозеленых курортов Сочи, Сухуми, Батуми. Даже северная канадская Оттава – это широта самого южного в России, изобильного Краснодарского края. Это не оправдание. Вопрос в источниках энергии. Почему-то в России упорно продолжают генерировать электроэнергию путем сжигания дорогостоящего угля, мазута, газа и получать еще более дорогую электроэнергию. Не обращается внимание на естественные ресурсы, ведь энергия падающей воды бесплатна. Не нужно покупать углеводороды, не нужно их утилизировать, не нужно тратиться на экологические программы по ликвидации последствий загрязнений окружающей среды. Тем более технически возможный и экономически обоснованный потенциал рек позволяет генерировать дешевую электроэнергию на реках России в 10 раз больше, чем сегодня производится всеми ГЭС страны.

Кроме этого, комплексное освоение потенциалов рек обеспечивает и новые пути сообщения. К примеру, Рейн–Майн–Дунай работают не только как важнейшие транспортные пути и служат для мелиорации сельхозпроизводства, но и производят основные объемы электроэнергии. На них построено 57 плотин с ГЭС и судопропускными сооружениями. Напомним, эти реки сопоставимы с российскими реками Окой, Клязьмой, Камой. В результате продуманного подхода в освоении водных ресурсов внутреннее промышленное и сельскохозяйственное производство обеспечено дешевыми перевозками, водоснабжением и стабильным энергообеспечением. Отсюда низкая себестоимость и конечная цена продукции.

Инновации. Планирование

Важно понимать, что инновация – это не только процесс нововведений на действующих технологиях. Когда за счет некоторых усовершенствований или установки дополнительных устройств и приспособлений увеличивается производительность труда или качество изделий. Для России инновации – это радикально-взрывные, принципиально новые, пионерские технологии, которые включают в себя открытия, коррелирующие на гранях наук, и предлагают существенные изменения общепринятых технологий.

Западные корпорации, хорошо осведомленные об интеллектуальных активах российской науки, организовали в стране мощную систему выявления и присвоения новейших разработок. Работа ведется под прикрытием международных организаций, которые устраивают различные конкурсы с присуждением международных грантов. Такая деятельность является исключительно диверсионной и подрывной. Чтобы претендовать на получение гранта, необходимо направить работы в эту организацию. Представляете, какой капитал страны стекается так называемым экспертам? Избранную работу оценивают на копейки. Цена гранта несколько тысяч долларов. Прочие разработки, возможно, более значимые, остаются в их распоряжении. Остается сделать то, в чем они сильны, – запатентовать и получить право собственности. Стоимость первичного пакета возрастает в миллионы долларов. А в том случае, если идеи преобразуются в действующие технологии, то капитализация исчисляется миллиардами. Поэтому в США, инициаторе, по сути, воровских технологий, оборот нематериальных активов достигает 50%, а, к примеру, в той же России 0,3%. Большинство открытий, зарегистрированных в США, имеют российское происхождение или корни. Российские мозги идут за бесценок. Эффективность вложений России в инновации по сравнению с американцами почти в 120 раз ниже.

Инновации в своем первичном значении не являются деньгами, также не являются классическим потребительским товаром. Инновации в иерархии реальных ценностей расположены выше их. Вся современная мировая экономика возникла благодаря использованию инноваций. Деньги и ресурсы играли исключительно вспомогательную роль инструментов. Внедрение инноваций позволило родиться новым товарам и продуктам, а также новым количествам новых денег. Инновации, и только они, рождают новое качество жизни людей. Помноженные на достойную систему управления, инновации делают страну сильной, богатой, образованной и конкурентоспособной.

Инновационные проекты в стране име­ются. Потребители инновационных продуктов имеются. Специалисты, способные внедрить инновации, пока еще имеются. Мотивации к внедрению у авторов – разработчиков и промышленников, также име­ются. При этом нет никаких механизмов пробуждения и запуска в действие этих спящих возможностей. Нужно разрушить устоявшиеся мифы, отбросить все стереотипы и включить логику, здравый смысл и национальный эгоизм. Товар, который реально может принести новые деньги, может пользоваться не меньшим спросом, чем сами деньги. 

Зададимся простым для всех вопросом: почему все банки мира могут торговать деньгами, но не могут оперировать истинными капиталами-инновациями, позволяющими на их основе делать не только кратные прибыли, но и улучшать качество жизни граждан? Почему банк вместо денег не может торговать и управлять инновациями, изобретениями, открытиями, патентами, ноу-хау? Банк управлять деньгами может, а инновациями, которые не только делают, но и кратно приумножают эти самые деньги, не может?

В советский период существовало несколько взаимно дополняемых органов управления, которые регулировали не только социальные и экономические процессы, но и внедряли научно-техническое перевооружение промышленности. Госплан СССР, Госснаб СССР, министерства, Государственный комитет по науке и технике, Академия наук, отраслевые НИИ и даже структуры, занимающиеся научно-технической разведкой, и многие другие. Сегодня все наоборот – никакая из систем государственного управления не занимается такой деятельностью. Все отдано на откуп бизнесу и монетарным, рыночным отношениям. Какой-то выраженной государственной политики в переходе страны на инновационный путь развития не просматривается. Частные компании никогда не смогут выйти из сложившихся противоречий с населением страны. Одни хотят покупать качественный и недорогой продукт, вторые, движимые наживой, продают максимально дорого. 

Фонды и банки, имеющие в названии слово «инновационный», на практике такими не являются. Любой инновационный банк – это разновидность обычного коммерческого банка с прописанными в его уставе задачами по финансированию и кредитованию венчурных проектов, внедрению изобретений и новшеств, направленных на повышение уровня производства.  Инновационные банки, как все остальные, с выгодой торгуют деньгами, в противном случае они давно должны были исчезнуть. 

Инновационное предложение об инновационном банке

Суть предложения заключается в создании государственного органа планирования и управления инновационным развитием с условным названием «Государственный инновационный банк «Россия». За ним закрепляются функции анализа и планирования, оценки и управления инновационным развитием всех отраслей и полномочия по принуждению к внедрению. Такой орган может быть ведущей силой по обороту и внедрению имеющихся идей и открытий, первооткрывателем новых коммуникаций не только внутреннего, но и внешнего инновационно-денежного движения.

Примером может служить Банк России (ЦБ), который выступает как особый публично-правовой институт, обладающий исключительными правами денежной эмиссии и организации денежного обращения. Он не является органом государственной власти, вместе с тем его полномочия по своей правовой природе относятся к функции государственной власти, поскольку их реализация предполагает применение мер государственного принуждения.

Государственный инновационный банк «Россия» может выступать как государственный институт по организации процессов стратегического и индикативного планирования в сфере производственной экономики и несет ответственность за исполнение утвержденных параметров инновационного экономического развития. Права, обязанности и ответственность могут быть определены законом «О Государственном инновационном банке «Россия».

Государственный инновационный банк «Россия» дает экспертную оценку самой инновации, которая будет иметь свою конкретную стоимость и может быть использована при получении кредита, в качестве ликвидного залогового инструмента;

Государственный инновационный банк «Россия» несет ответственность за надежность экспертной оценки инновации и может приобретать на нее право собственности путем выкупа у владельца и с его согласия;

Государственный инновационный банк «Россия» не может непосредственно сам участвовать во внедрении инноваций, а только способствует разработчикам инноваций во внедрении и/или продвижении до потенциальных потребителей.

Авторы, владельцы разработок, производственные предприятия, кредитные организации и все участвующие в процессе впоследствии только выиграют от такой интеграции, которую способен обеспечить новый государственный орган.

Мы привыкли к тому, что аукционные дома Европы и Америки торгуют предметами искусства: картины и скульптуры известных мастеров, старинные раритеты раскупаются быстро и за большие деньги, причем на этих торгах необязательно присутствовать покупателю. Вся информация о выставляемых на торги предметах, месте проведения, сроках и условиях торгов выходит через интернет заранее, чтобы покупатель смог тщательно обдумать, взвесить все за и против и принять для себя решение.

Государственный инновационный банк «Россия» на своих внутренних и зарубежных площадках может организовать постоянно действующие аукционы с предварительной презентацией инновационных разработок. Все представленные на аукцион инновации имеют оформленную надлежащим образом юридическую защиту, содержат экспертное заключение и оценку, подготовленную специалистами и утвержденную авторитетными учеными.  Такого продвижения инноваций пока также нет в мировой практике. Россия может выступить пионером в этом инновационном начинании. Это позволяет государству приобрести дополнительно высокодоходное направление, громко заявить о достижениях отечественной науки, активировать незадействованные потенциалы и политическое уважение со стороны мировой научной общественности.

Масштабный, управляемый процесс оборота инноваций с вовлечением в него научной и промышленной элиты страны, с использованием директивных способов принуждения неизменно даст положительный результат. Мультипликативный эффект от введения в гражданский оборот интеллектуальных продуктов предполагается не просто ощутимым, а выраженным ускорителем развития всех звеньев оборонных, промышленных, экономических и социальных сфер.

Важным условием успешности проекта является обеспечение двухуровневого процесса.

Первый уровень – научно-технические открытия.

Второй уровень – производственно-технические достижения.

Задача, стоящая перед банком, заключается в создании бесперебойного сквозного цикла продвижения инновационного продукта: «Открытие – правовая защита – экспертиза и оценка – внедрение и реализация – результат».

Следует сразу обозначить природу собственности инновационного банка. Такого уровня организация, располагающая крупнейшими научными активами, может принадлежать только государству, главной задачей которого будет проведение политики национальных интересов. Это вовсе не означает, что не будет желающих образовать некий пул или консорциум. Вероятны многочисленные претенденты с крупными финансами и желанием участвовать. Не исключаем и даже предполагаем проявление интереса со стороны Китая, США, большинства европейских стран и др. В рамках отдельных направлений и по конкретным проектам возможно сотрудничество с иностранными государствами и их национальными компаниями. Но, как предполагается, совместного экономического и хозяйственного сотрудничества быть не должно. При этом доступ в хранилище Государственного инновационного банка «Россия» должен быть надежно закрыт и охраняем.

В короткий промежуток времени экономика страны получает еще одну отрасль и дополнительные миллиардные обороты.

Физические лица – авторы разработок, на основе заключенных договоров передают их банку для продвижения и продажи, аналогично существующей рознице. Только вместо денег банк принимает в оборот инновационные активы и изобретения. Все интеллектуальные активы, принятые банком, оформляются как беспроцентный депозит, а в случае нахождения приобретателя собственник оплачивает банку комиссионные проценты.

Другой вариант: владелец (правообладатель) не отдает проценты банку, а изначально оплачивает услуги по поиску приобретателя.

Третий вариант: владелец (правообладатель) предлагает покупателю (приобретателю) за изготовление определенной партии инновационных технических продуктов передачу этого права.

Вариантов взаимовыгодных отношений между тремя участниками процесса множество. Банкиры знают и другие варианты построения взаимоотношений между банком, правообладателем-клиентом и приобретателем. Возникающие сложности в оценке этого актива легко устранимы при квалифицированном экспертном рассмотрении. Сегодня большинство банков в своей структуре имеют кредитные комитеты или кредитные службы. Специалисты этих служб изучают и оценивают любой бизнес-план, проект или программу, в том числе с инновационным содержанием. Отобранные в персональном порядке специалисты-профессионалы без длительной переподготовки, совместно с представителями Академии наук могут выступать в качестве государственных экспертов-оценщиков. Этот процесс дает развитие совершенно новой и современной профессии – менеджера по инновациям и менеджера по оценке инноваций, а высшей школе – сигнал в необходимости подготовки таких специалистов.

Какие направления могут быть востребованы в среднесрочной и стратегической перспективе? На этот вопрос должно ответить государство в лице президента Российской Федерации. По нашему мнению, ответ должен заключаться в постановке долгосрочных государственных целей. Следует предположить, что они могут быть выражены в следующем: здоровье человека, его трудоспособное долголетие с настроем на рождение детей; коммуникации и средства связи, снижение нагрузки на окружающую среду, оборона и безопасность, экономия энергоресурсов и новые виды энергии. Каждое из этих направлений предполагает опору на многие отрасли экономики. Все это развивается на базе отечественных производств и территорий.

Целевые задачи формулируются масштабно – превышение уровня обычной конкурентоспособности продукции. 

И еще важный элемент при постановке задач – развитие должно учитывать демографический провал и кратно опережать убыль населения.

Амбициозно? Да. Возможно? Да. Опыта решения задач такого уровня нет ни у кого в мире? Да.

Структура Государственного инновационного банка «Россия»

В Государственном инновационном банке «Россия» аккумулируется огромная масса тщательно отобранных инновационных продуктов. Структура банка построена по отраслевому принципу, состоит из функциональных отраслевых департаментов.

Каждый департамент курируется членом наблюдательного совета – представителями РАН и заместителем председателя банка.

Департамент системного анализа;

Департамент стратегического и индикативного планирования;

Департамент оперативный – приобретение и отчуждение инновационных продуктов;

Отраслевые департаменты – машиностроение, химия, нефтехимия, металлургия, геология, оборона и др.

Департамент медицины возглавляет академик, представитель Российской академии медицинских наук (РАМН).

Департамент сельского хозяйства возглавляет академик, представитель Российской академии сельскохозяйственных наук (РАСХН).

Департамент образования возглавляет академик, представитель Российской академии образования (РАО).

Наблюдательный совет возглавляет первый заместитель председателя правительства РФ или другая персона, соответствующая статусу председателя банка «Россия».

Наблюдательный совет – постоянно действующий орган без «свадебных генералов».

В составе наблюдательного совета Государственного инновационного банка «Россия» академики – члены Российской академии наук, министры или их первые заместители, прикомандированные специальным распоряжением правительства, технические специалисты минобороны, ФСБ, минобразования и науки России, представители других министерств, ведомств, научных учреждений по согласованию. Присутствие в составе наблюдательного совета одного из руководителей Роспатента обязательно.

Государство передает банку в полное распоряжение накопленный, прошедший предварительную экспертную и оценочную комиссию имеющийся научный актив. Любая проектная разработка, в соответствии с принадлежностью, проходит предварительное рассмотрение в департаменте. Подготовленный департаментом и оформленный соответствующим образом отчет-заключение с присвоением квалификационного статуса направляется на утверждение наблюдательному совету.

Члены наблюдательного совета дают добро на подготовленное экспертами заключение и его квалификационный статус. Инновационный продукт поступает в оперативную часть банка для включения в гражданский оборот. Интеллектуальная капитализация банка сделает его ведущим игроком не только в международном банковском сообществе, но и глобальной фигурой влияния на мировые научно-технические и экономические процессы.

Наблюдательный совет имеет право отклонить утверждение отчета – заключения и/или его квалификационного статуса, по различным основаниям, например в случае выявления инновационного продукта с возможностью двойного назначения или значения исключительно оборонного. Наблюдательный совет оставляет их на стратегические нужды государства, дает рекомендации правительству о необходимости его приобретения. Государство может и должно выступать в роли приобретателя инновационного актива для нужд обороны, безопасности, космических проектов и др.

Банк, представляющий особую отрасль, реагирует на индустриальные инновации и оперативное включение их в процесс исполнения. Федеральным законом «О Государственном инновационном банке «Россия» ему делегированы достаточные полномочия для применения директивного управления с механизмами воздействия в инновационной сфере на все объекты инновационной политики.

Объем научной информации в мире удваивается каждые 10–15 лет, а современная наука охватывает 15 тыс. дисциплин, которые делятся на фундаментальные и прикладные, естественные и общественные науки. Первоочередным базовым элементом для банка представляются технические науки. Инновационное высокотехнологическое производство должно рассматриваться как производное от естественной и живой природы и продолжает эксплуатироваться по ее законам. Накопленный общественный научный капитал при соответствующей политике приведет к интеллектуальному цунами. Допускаем возможность открытия в недалеком будущем условий, при которых человеческая мысль будет наделена способностью производить ее же собственное содержание. Например, по принципу считывания и передачи информационных данных и сигнальных импульсов от человека к компьютеру, через их соответствующую обработку, моделирование и дальнейшую передачу в процессинговый центр для воплощения в конкретный результат.

Инновационный продукт

Специалисты банка в сотрудничестве с научными работниками Российской академии наук, разрабатывают специальный тематический классификатор. В классификаторе научных дисциплин выделено три отрасли научных знаний: естествознание; социально-гуманитарные (обществознание) и технические науки, каждая из них в свою очередь образует систему взаимосвязанных и взаимодополняемых научных дисциплин.

Классификатор состоит из разделов. К примеру, медицина и здравоохранение, технологии по отраслям, экология и окружающая среда, оборона, энергетика, коммуникации. Каждый из разделов делится на подразделы. Например, раздел медицина состоит из подраздела подготовки кадров, подраздела новых технологий в диагностике, подраздела новых фармакологических препаратов, подраздела новых методик лечения и т.п. Каждый из подразделов в свою очередь состоит из отделов. Классификатор также представляется наблюдательному совету на рассмотрение и утверждение.

Полагаем, что участие столь уважаемой российской структуры РАН в продвижении интеллектуальных продуктов не заденет ее достоинства. Напротив, активация легального оборота обеспечит дополнительные ресурсы в бюджет академии, сделает прозрачными все интеллектуальные и денежные потоки в этой сфере, даст детонирующий импульс к продвижению инноваций в практическое народно-хозяйственное использование.

Станут маловероятны такие случаи, когда за 2 млн долларов специалисты научно-исследовательского института «Машэкспорт» продавали за рубеж секретную информацию с 1998 по 2003 год, которая могла быть использована при создании ракетных средств доставки оружия массового поражения. Или другой случай. Директор Красноярского теплофизического центра Красноярского государственного технического университета В.В. Данилов приговорен к 14 годам лишения свободы за передачу китайцам секретных разработок по защите искусственных спутников Земли от солнечного излучения. По оценке ФСБ, благодаря полученным сведениям Штатами ориентировочно на 15 лет был сокращен срок создания военно-космических систем.

Можем предположить, что черный рынок растет, обороты теневых сделок весьма значительны, российская наука и промышленность теряют миллиарды. Важнейшие технологии, в том числе оборонного значения, уходят, как мы видим, по дешевке. Вопрос должен рассматриваться в контексте безопасности государства.

Банкиры научились неплохо ориентироваться в продвижении услуг. Используют весь набор экономических и социально-психологических инструментов для привлечения и закрепления своих клиентов. Их опыт, подкрепленный знаниями об интеллектуальных продуктах, с привлечением дополнительных специалистов из научной среды может обеспечить полезный успех. Категорически нельзя рассматривать деятельность Государственного инновационного банка «Россия» как обычной торгово-закупочной системы. Это центр планирования, формирования, сопровождения, реализации и внедрения научных достижений. В задачу банка включается целый комплекс дополнительных услуг. Любой потребитель должен знать, что его приобретением становится не только документально оформленный интеллектуальный продукт, но и дополнительный пакет возможных услуг – от консультаций и разработки оптимальных вариантов внедрения инновации, дальнейшего научно-технического сопровождения производственного процесса до проведения новых исследований и подготовки предложений на внедрение дополнительных инноваций.

Государственный инновационный банк «Россия» направлен в первую очередь на решение внутренних целевых задач национальных государственных проектов в промышленности, обороне, социальной сфере и др. Для этого необходимо создание сети территориальных управлений в регионах. К развитию территориальных управлений должны быть привлечены региональные научные центры и отделения РАН, региональные торгово-промышленные палаты (ТПП). Все эти структуры на местах известны, обладают значительным авторитетом, имеют практически сходные цели и сопряженные задачи, удачно вписываются и взаимодополняются. Региональные отделения инновационного банка «Россия» разрабатывают и создают доступные большинству информационные каналы с полной базой разработок (кроме закрытых тем). Проводится активная пропаганда новейших интеллектуальных продуктов. Обеспечивают постоянный контакт с институтами, творческими коллективами, авторами.

Следует обратить особое внимание на селективный и поштучный отбор инновационных продуктов для продвижения и продажи на внешних рынках. С этой целью Государственный инновационный банк «Россия» открывает за рубежом собственные филиалы-отделения с предоставлением права открытия, ведения счетов и прочими правами и ответственностью в соответствии с утвержденным уставом (федеральным законом). Торговые представители российских посольств за рубежом или сами посольства подключаются к процессу в директивном порядке, проводят на своих или специально выбранных площадках организационную подготовку для зарубежных филиалов-отделений инвестиционного банка, обеспечивают проведение регистрации, в соответствии с действующим в стране законодательством. Посольства, торговые представительства Российской Федерации за рубежом на основании заключенных с филиалом-отделением банка договоров непосредственно участвуют в продвижении и продаже инновационных продуктов.

Естественно, далеко не всякой структуре по силам подобная деятельность. Банк, оснащенный лучшими специалистами, самыми передовыми информационными технологиями, при научной, академической поддержке, исключительно государственной принадлежности способен активировать «спящие» потенциалы. Да еще с огромной выгодой для страны. Вместо безработицы и сокращения рабочих мест у граждан появится широкий выбор профессий, вялотекущие темпы роста показателей  обернутся ростом выпуска новых видов продукции и существенным увеличением зарплат, доходная часть бюджета получит прибавку за счет обновленных и новых предприятий. Финансовые затраты, предполагаемые на переход экономики в инновационное направление, будут покрыты кратными прибылями в относительно короткие сроки.

Мы, авторы, отдаем себе отчет в том, как по-разному может быть воспринято наше предложение, не надеемся только на положительную реакцию, но убеждены в одном: временной зазор для принятия мер весьма ограничен, внедрение предложенной модели не несет рисков, но польза от нее стране и обществу очевидна.  

Л.Г. ИВАШОВ, Е.А. ГУСАРОВ

www.sovross.ru

Недостающее звено. Чего не хватает России, чтобы ни в чем не уступать Америке

"Здесь человек чувствует себя более или менее защищенным, а у нас — нет", — сказал мне в свое время в Вашингтоне знакомый дипломат, которого я считаю одним из лучших наших специалистов по США. Мы обсуждали мою любимую тему — чем отличается наша российская жизнь от американской. Подразумевалось, что защиту при необходимости обеспечит прежде всего закон.

Конкурентное преимущество

С тех пор прошло около 20 лет, но различие в ощущениях сохраняется. Более того, сам я за это время пришел к убеждению, что если американская система чем-то и отличается в лучшую сторону от нашей, так именно этим — реальной независимостью судов и властью закона, перед которым более или менее все равны. На мой взгляд, по большому счету это главное, чего не хватает России, чтобы ни в чем не уступать Америке.

Сразу оговорюсь, что в США диктат закона изначально был установлен не от хорошей жизни: он был просто необходим, чтобы держать в узде дикую вольницу людей, одержимых мечтой о личном преуспеянии и к тому же имеющих свободный доступ к оружию. И до сих пор у американской юстиции сохраняется множество недостатков, замечаемых и внутри страны, и за ее пределами.

Но в целом конституционный принцип разделения властей работает, и например, назначение новых судей в состав Верховного суда США по общественной значимости ставится вровень с избранием президента страны, а то и выше (потому что судьи в отличие от президентов занимают свои посты пожизненно). Пропагандистский тезис о власти законов, а не людей — один из краеугольных камней общественно-политической стабильности в самой Америке и одно из главных ее "конкурентных преимуществ" в борьбе за умы и сердца людей по всему миру.

Здание Конгресса США

© EPA-EFE/JIM LO SCALZO

А привлекательность американской модели по-прежнему велика, хотя в последние годы и в США, и за их пределами много говорят и пишут о том, как тускнеет "американская мечта". Молодая бельгийская туристка Элиза, попутчица по недавнему перелету из Бишкека в Москву, в ответ на мою просьбу оценить репутацию разных стран по десятибалльной системе поставила хорошо известным ей Франции и Германии, как и самой Бельгии, по семь баллов, России — шесть, Китаю — пять, а США — восемь. При том что, по ее собственному признанию, никогда не бывала за океаном и судила обо всех, кроме родной страны и ее ближайших соседей, понаслышке.

"Болевые точки"

Дело, разумеется, не в сравнениях с кем бы то ни было. Я их привожу только потому, что полжизни проработал в США и они служат для меня удобной точкой отсчета в разговоре о наших собственных делах.

"Сила — в правде", — утверждал герой известного фильма. И специалисты, которых я об этом спрашивал, подтверждают, что в России важнейшим запросом общества были и остаются социальная справедливость и равенство людей перед законом. Директор Федерального социологического центра РАН академик Михаил Горшков подчеркивал, что на фоне этих двух "болевых точек" бледнеет даже борьба с коррупцией.

По-моему, это уже всем у нас ясно. В апреле на встрече Владимира Путина с выпускниками программы развития управленческого кадрового резерва одна из участниц, Мария Шклярук, сказала президенту, что прорыв в развитии страны невозможен без реформы государственного управления, а также судебной и правоохранительной системы. И он согласился, только призвал "руководствоваться известным медицинским правилом — не навредить".

Шклярук знает, о чем говорит. Сейчас она — генеральный директор Центра перспективных управленческих решений, а прежде была оперуполномоченным милиции, работала в прокуратуре и Следственном комитете России (СКР). Я просил ее о комментарии для этой колонки, но она, к сожалению, отказалась, ссылаясь на занятость.

Впрочем, в комментариях, причем из самых солидных источников, недостатка нет. Так, по сути та же тема была в нынешнем году лейтмотивом дискуссии на деловом завтраке Сбербанка в рамках Петербургского международного экономического форума. Разговор уже растащен на цитаты — например, о том, будто "главным экономическим регулятором" в России на сегодняшний день бизнес считает главу того же СКР.

Члены правительства, отбивавшиеся за завтраком от наскоков, делали это, на мой взгляд, достаточно убедительно. Например, я тоже считаю, что лозунг "У нас все плохо!", саркастически воспроизведенный первым вице-премьером Антоном Силуановым, — это скорее психологическая установка, нежели отражение реальной действительности. А он-то вообще видит в таком подходе проявление некоторой избалованности деловых кругов различными поблажками и их стремления выбить для себя дополнительные льготы.

Но при этом тезисы, выдвигавшиеся критиками, сами по себе не опровергались. И, например, когда юрист Андрей Макаров, председатель комитета Госдумы по бюджету и налогам, заявил, что в стране отсутствуют ключевые институты — "независимость суда и уважение к собственности", — ему никто не возразил.

Наоборот, его скорее поддержали напоминанием о том, что в данном контексте даже и собственность — не высшая ценность. Ректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы Владимир Мау язвительно напомнил, как в 1921 году инвесторы отказывались сотрудничать с большевиками, поскольку те "гарантировали сохранность вкладов, а не сохранность жизни вкладчиков"…

В ходе блиц-опроса по итогам дискуссии почти три четверти гостей Сбербанка (а среди них не было случайных людей) назвали реформу госуправления и судебную реформу тем слагаемым, которого пока недостает для обеспечения высоких темпов экономического роста в нашей стране. 

Презумпция предвзятости

Ну а буквально через пару часов грянуло так называемое дело Ивана Голунова — московского журналиста, которого задержали по подозрению в попытке сбыта наркотиков. Вскоре под мощным нажимом общественности и прессы обвинения против него рассыпались, коллегу освободили, а двое генералов полиции лишились своих постов.

Дело, как принято говорить, вызвало "широкий общественный резонанс". Достаточно сказать, что на недавней церемонии вручения государственных премий в Кремле в первом ряду — аккурат напротив президентского микрофона — сидела девушка в футболке с надписью: "Я/Мы Иван Голунов". Состоялся целый ряд акций профессиональной солидарности журналистов.

© Михаил Метцель/ТАСС

Собственно, и я как раз тогда же решил, что пора садиться за текст на давно задуманную тему. Не о конкретном деле: я о нем ничего не знаю и судить не берусь, хотя знакомый врач-нарколог еще пару месяцев назад рассказывал, что разоблачение полицейских, подбрасывающих людям наркотики, в основном с целью вымогательства — вполне заурядная для Москвы история. Профессиональный опыт давно научил меня ничего не принимать на веру и не делать огульных и скоропалительных выводов.

Но я считал и считаю, что вместо презумпции невиновности обвиняемых у нас в общественном сознании царит презумпция предвзятости, необъективности, нечестности обвинителей. Что это подрывает веру в справедливость как таковую — ту самую "силу в правде". И что власть, если она хочет считать себя демократической, опирающейся на доверие народа, просто не имеет права с этим не считаться.

"Красные линии"

Я уж не говорю о чисто формальных "красных линиях", одной из которых должно быть преследование журналистов. За океаном нашу страну нередко обвиняют в "избирательном применении правосудия". В свое время член Верховного суда США Антонин Скалиа, ныне уже покойный и превратившийся после смерти в настоящую икону консервативных республиканцев, говорил мне, что правоприменение всегда и везде избирательно — хотя бы в силу того, что органы следствия и прокуратуры сами решают, кого им преследовать.

Но все же и в Америке, и во многих других местах существуют законы о защите так называемых whistleblowers — правдоискателей, вскрывающих недостатки системы изнутри. А журналисты, которые зачастую пытаются заниматься тем же самым, только извне, и вовсе находятся в США под прямой защитой конституции, точнее, включенного в нее Билля о правах.

Понятно, что пресса и сама может быть не без греха. Президент США Дональд Трамп воюет сейчас с традиционными либеральными СМИ и обвиняет их в политически мотивированной охоте на ведьм, инспирированной демократической оппозицией. И ссылается даже не на журналистское, а на вполне официальное государственное расследование спецпрокурора Роберта Мюллера.

В ходе этого разбирательства несколько человек из ближайшего окружения Трампа были привлечены к суду за технические правонарушения. В США это тоже в порядке вещей: прокуратура пользуется любыми доступными ей "крючками", чтобы выудить как можно более крупную рыбу.  

Но делается это опять-таки в рамках закона. И Трамп в итоге только выиграл от того, что не вмешивался, а дал процессу спокойно — и, по сути, безрезультатно — завершиться. Теперь вопрос стоит уже скорее о политической, а возможно, и юридической ответственности тех, кто устраивал и раздувал травлю действующего президента страны.

Выгодно соблюдать закон

Общий вывод из всего этого, по-моему, очевиден: неукоснительно соблюдать закон, как правило, просто выгодно. И для конкретных фигурантов, и для всей системы в целом действует известный принцип Фридриха Ницше: "Что нас не убивает, делает нас сильнее".

Полагаю, что в Америке после расследования Мюллера так и будет. Надеюсь, и в России гордая уверенность в том, что "сила — в правде", будет все больше приходить на смену нашему извечному скепсису, мол, "кто силен — тот и прав".

И все мы в итоге будем чувствовать себя более защищенными.

tass.ru

О проблемах роста. Чего не хватает российской экономике для ускорения | Финансы и инвестиции

Нет в докладе никаких критических слов и по поводу повышения НДС, хотя, казалось бы, это наиболее спорное экономическое решение, имеющее негативное влияние на рост экономики, как минимум в краткосрочной перспективе. Сам Всемирный банк считает, что повышение ставки НДС может привести к снижению располагаемых доходов населения примерно на 1%.

Главная область неопределенности в прогнозе — это все, что связано с производительностью. Основной рецепт экономического роста в России — не инвестиции, как на том настаивает правительство, а усилия по повышению совокупной факторной производительности. Решения правительства в этой сфере выглядят крайне неубедительными, что делает прогноз до 2025 года скорее целевым сценарием, а не реальной траекторией развития.

Всемирный банк оценивает совокупное влияние увеличения темпов роста производительности всего лишь в 2 процентных пункта (п. п.) к потенциальному объему производства в период 2020-2028 годов, в то время как совокупное воздействие пенсионной реформы составляет около 3-4 п. п., а увеличение инвестиций — 4% (сценарий роста инвестиций ВБ взял из прогнозов Минэкономразвития).

Потенциальный рост экономики наиболее чувствителен именно к динамике производительности. Это широко известный факт среди экономистов. Так, в экономике США за последние 100 лет рост производительности обеспечил более половины прироста ВВП. По оценкам Всемирного банка, российская экономика не является исключением, и именно улучшение показателей производительности могло бы обеспечить максимальное повышение темпов роста ВВП.

Но откуда в текущих условиях взяться ускорению производительности? Во-первых, замедление ее роста — это глобальный феномен, наблюдаемый уже не одно десятилетие. Сейчас ни одна серьезная международная конференция по макроэкономике не проходит без обсуждения этой проблемы. И ответа на вопрос о причинах наблюдаемых процессов до сих пор нет. Понятно, что глобальный тренд затрагивает и российскую экономику.

Во-вторых, меры по стимулированию роста производительности, предлагаемые правительством, очевидно, выглядят неубедительными. Всемирный банк тем не менее закладывает определенный рост производительности в базовом сценарии, заявляя, что этому «будут способствовать развитие конкуренции и адресные меры, связанные с человеческим капиталом, которые будут направлены на формирование социоэмоциональных навыков, а также навыков XXI века».

Я опущу вторую часть этого тезиса, которая, на мой взгляд, из разряда «мы за все хорошее против всего плохого», но вот его начало — про конкуренцию — является критически важным. В программах правительства действительно очень много говорится про инвестиции, хотя о конкретных проектах мы ничего не знаем, но при этом вообще не упоминаются демонополизация экономики, создание конкуренции в различных отраслях, увеличение частного сектора и приватизация.

О каком повышении производительности можно вообще рассуждать, если мы видим тренды, которые скорее снижают уровень конкуренции во всех сферах? Чудес не бывает, и если государство уже много лет держит курс на увеличение своего присутствия в экономике и не намерено его менять, то закладывать в прогноз гипотезу о существенном росте производительности как минимум сомнительно.

В отношении демографических трендов Всемирный банк не питает иллюзий, но тут особых заблуждений нет и у правительства. Эти тренды развернутся естественным образом во второй половине следующего десятилетия, что и обеспечит общее ускорение экономики и повышение потенциального роста.

Таким образом, нельзя сказать, что прогноз Всемирного банка как-то кардинально противоречит ожиданиям российского правительства. И эти ожидания в целом получают поддержку международных финансовых институтов, которые, как и российский экономический блок, в значительной мере мыслят в терминах сохранения стабильности.

www.forbes.ru

Чего не хватает современной России?

13.08.2018 | Общество1925

Война облачается в различные формы, временами, ей удается создавать иллюзию своего отсутствия, но она не останавливается ни на миг. В настоящий момент подавляющее число жителей нашей страны отчетливо осознает это. И не мудрено, ведь об этом говорит историческая практика. Вторая мировая, "холодная", афганская, обе чеченские, нынешняя санкционная, как элемент экономической и т.п. Увы, война неотъемлемый атрибут жизни государства. Уже в древности осознание этого факта имело место. Так в известном трактате "Искусство войны" Сунь-цзы указывает "война – это великое дело для государства, это почва жизни и смерти, это путь существования и гибели. Это нужно понять". Так что, хотим мы того или нет, но вопрос выживания в условиях войны это вопрос сохранения не только государства, но и в целом ряде случаев национальной идентичности и своей цивилизации.

Что необходимо для того чтобы выстоять? Ответ на этот вопрос необычайно сложен. Задолго до нас государи и политические деятели ставили его перед собой. В упомянутом выше трактате, в максимально сжатой форме приводится ответ на него.

Сунь-цзы отмечает "Поэтому в ее (войны) основу кладут пять явлений [ее взвешивают семью расчетами и этим определяют положение] ... Первое – Путь, второе – Небо, третье – Земля, четвертое – Полководец, пятое – Закон. ... Кто из государей обладает Путем? У кого из полководцев есть таланты? Кто использовал Небо и Землю? У кого выполняются правила и приказы? У кого войско сильнее? У кого офицеры и солдаты лучше обучены? У кого правильно награждают и наказывают? По этому всему я узнаю, кто одержит победу и кто потерпит поражение". Оставим ответ на этот не простой вопрос специалистам, и поговорим лишь об одном явлении, которое Сунь-цзы ставит на первое место.

Первое - Путь. "Путь – это когда достигают того, что мысли народа одинаковы с мыслями правителя, когда народ готов вместе с ним умереть, готов вместе с ним жить, когда он не знает ни страха, ни сомнений". Как достичь этого единства? Периодически в условиях открытой агрессии такое состояние возникает естественным путем, победа над внешним врагом становится общей целью. Наш народ обладает особой способностью в подобных условиях сливаться в монолит, ввиду чего, как показывает историческая практика, конфронтация с Россией в горячей фазе дело хлопотное и малоперспективное. Поэтому нынче нас пытаются одолеть в иной способ, подорвав экономически и разложив изнутри, опираясь на так называемую мягкую силу. В рамках такой войны необходимого для выживания страны единения народа не происходит. Путь, а вместе с ним возможность выстоять, в условиях когда воздействие на страну идет в долгую, отсутствует. В этих обстоятельствах роль пути способна выполнить лишь социальная идея (идеология) объединяющая общество.

Подобная точка зрения может показаться не заслуживающей внимания, но не будем спешить с выводами. Давайте вспомним, что первым сделали наши "партнеры" в период распада Советского Союза? Они вынули из страны идеологический стержень. Более того, их советники, подсуетившись, сделали все, чтобы общая для страны идеология была конституционно под запретом. Задайтесь вопросом - для чего? Обратите внимание, Китай пошел по другому пути. Он не создал новую идеологию, не сумел, но и не отказался от старой, реставрировав ее определенным образом.

О необходимости новой социальной парадигмы говорят давно, понимая ее значение для выживания и развития страны. Последние наиболее яркие высказывания по этому поводу сделаны Владимиром Соловьевым при выступлении в Совете Федерации: (смотрите в восьмой минуты)

А также Никитой Михалковым в передаче Владимира Соловьева.

Но нужны не разговоры, а результат, в первую очередь потому что общегосударственная идеология сопряжена с внятной внутренней политикой, отсутствие которой наблюдается уже довольно давно. В этом плане показательно и то, что подавляющее большинство политических партий в России, находящихся в правовом поле, имея программу и устав, не опираются на какую либо идеологию, представляя собой общественные объединения вокруг яркой личности, претендующей на ту или иную нишу во власти. Роль идеологии в этих партиях играет система мировоззрения их лидера.

Обратите внимание, не смотря на существующий спрос, наличие в стране огромного числа людей с учеными степенями в области: философии, социологии, политологии и т.п., необходимая стране идеология отсутствует. Почему? Ответ на этот вопрос заслуживает отдельного разговора. В результате, как факт, приходится констатировать, что обществу легче генерировать инновации в технической сфере, чем в социальной.

Хотим мы того или нет, но идеология, способная объединить народ, по своему значению не менее важна чем подготовленная армия и талантливые полководцы. В отсутствии ее страна похожа на персонажей известной всем басни "Лебедь, щука и рак". Крупный бизнес тянет в одну сторону, госчиновники решают свои, а не государственные задачи, а народ занят элементарным выживанием.

Прежде чем предложить нечто, что в ходе доведения до ума может стать искомой социальной инновацией, следует понять каким требованиям она должна соответствовать. Важнейшую информацию об этом дает определение "Пути" приведенное Сунь-цзы. Идеология только в том случае станет способной привести мысли правителя и народа к одному знаменателю, если будет соответствовать интересам всех слоев, групп и классов общества. Эту роль не в состоянии выполнить идеология представляющая интересы одного пусть даже самого многочисленного класса. В многонациональной стране на это не способна национальная идея. Ровно как с этим при наличии многих религиозных конфессий не способно совладать отдельное религиозное течение. К сказанному следует добавить, что искомая идея должна быть доступна для понимания людей вне зависимости от уровня образования, раз уж ее цель объединить всех членов общества. И в довершении ко всему она должна быть научно обоснована.

Исходя из требований, которым вынуждена соответствовать искомая социальная парадигма, решить такого рода задачу на первый взгляд весьма не просто. Но, как ни странно, озвучить подход способный привести к желаемому не сложно. Для этого следует взглянуть на страну как на подверженный эволюции социальный организм, классы которого представляют его различные органы столь же необходимые для нормального функционирования как органы человеческого организма. Подобная точка зрения покажется забавной и не более, если под ней в качестве основы не окажется экономическая теория показывающая каким образом формируется данный социальный организм, по каким законам протекают внутри него обменные процессы и чем определяется ход его эволюции. То есть если подобный взгляд на общество будет опираться на экономический фундамент совсем также как марксизм, в основе которого лежала разработанная классиком политическая экономия.

Если бы наработок упомянутой экономической теории не существовало, затевать весь этот разговор не имело бы смысла. Возникли они не на пустом месте, а как результат переосмысления экономических основ марксизма. Забавно, но ключевое утверждение классика - что обмен равенство, положенное в основу анализа товара, теории стоимости и прибавочной стоимости не подтверждается практикой. На деле обмен сделка описываемая системой неравенств, выгоду из которой извлекают оба контрагента. Этот иной отправной пункт рассуждений приводит к совершенно иным выводам, в том числе и в социальной сфере. Основной из них - справедливое общество следует строить опираясь на различные способности людей выполнять те или иные виды деятельности а, не путем достижения всеобщего равенства.

Тем кому подобный подход покажется не реальным предлагаю заглянуть внутрь себя. В нашем теле органы и их клетки выполняют различные функции, но при этом служат целому, вне которого не существуют. Причем обладают различной значимостью и получают не равные количества энергии на свое функционирование, но получают ровно столько сколько необходимо для выполнения отведенной для них роли в обеспечении нормальной жизнедеятельности и развития всего организма. В случае же нарушения оптимального обмена веществ в итоге страдает весь организм, в котором развиваются соответствующие возникшим диспропорциям заболевания.

Как одно из следствий при таком подходе, в отличие от марксизма, речь идет не о том какие классы должны существовать, а какие нет, должно оцениваться то как они работают на социальный организм. Если, к примеру, капитал, работая на страну, создает рабочие места, обеспечивая людей более высокой зарплатой, чем такие же предприятия государственной формы собственности, выплачивает больше налогов в бюджет он должен поддерживаться и поощряться. С другой стороны деятельность тех его представителей кто высасывая средства из социального организма как паразит выводит их за рубеж, уклоняется от уплаты налогов, нарушает законодательство, задерживая выплату заработной платы, должна жестко пресекаться. Да и в целом экономика страны должна обеспечивать не получение максимальной прибыли представителей одного класса обслуживая их интересы, а служить удовлетворению разумных потребностей как отдельных граждан так и общества-организма в целом. Классы же должны уходить в небытие лишь в том случае если они выполнили свою роль в ходе эволюции социального организма.

Осознание того что страна есть социальный организм позволяет собрать воедино уже существующие ответы на злободневные вопросы современности которые пока не имеют общего фундамента. Так финансовая система страны и Центробанк как ее орган представляющие значительную часть этого организма должны служить ему, при этом подчинение их неким внешним структурам не то что не допустимо оно не мыслимо. Системы воспитания и образования любого уровня обязаны быть нацелены на воспроизводство духовно и физически здоровых клеток социального организма и соответствовать задачам его функционирования и развития, при этом они не должны подстраиваться под навязываемые из вне стандарты, ломая тем самым свой генотип, свой социальный днк. Внешне управляемые структуры внедрившиеся в организм и пытающиеся влиять на экономические процессы, процессы воспитания и образования привнося чуждые нам ценности, действие которых нацелено на разложение моральных устоев общества должны ликвидироваться, не взирая на вой западных "партнеров". Тоже следует сказать об агентах внешнего влияния из числа наших граждан укоренившихся во властных структурах.

В полной мере разработать социальную концепцию способную стать искомой идеологией, равно как выстроить необходимый под нее экономический фундамент одному человеку не под силу. Найти верную исходную точку и начать двигаться в правильном направлении, уже можно считать большой удачей. Полагаю, что мне это удалось, хотя полностью не уверен. Но поскольку в настоящий момент не встретил иных подходов, способных решить упомянутую задачу решился изложить свою точку зрения, пока в предельно сжатой форме. Даже если она ошибочна и критикуя ее некто сможет выработать стоящую концепцию, буду полагать что потратил время не зря.

Игорь Крым

Фото: NaumB / shutterstock.com

Источник: politikus.ru



russkievesti.ru

Чего не хватает России

Направление зародилось еще в 1890-е годы. Первое упоминание принадлежит Луису Салливену, однако сделать органическую архитектуру популярной удалось его последователю Фрэнку Ллойду Райту. Его «дом над водопадом», построенный в 1936-1939 годах, до сих пор считается неоспоримым эталоном. Но сегодня очевидно, что связь человека и природы стирается, органическая архитектура, особенно в России, развита слабо. О том, как эту связь восстановить и какие примеры гармоничного слияния архитектуры и ландшафта существуют, мы спросили у экспертов.

Луиджи Фьюмара, член Швейцарской ассоциации архитекторов и инженеров, почетный профессор Национального университета строительства и архитектуры (Киев, Украина):

— Органическая архитектура рассматривает каждое здание как живой организм, структурированный исходя из функций и контекста (место, социальная среда, культура времени). Каждая деталь выполняет свою функцию, будучи зависимой от соседних элементов и цельности «организма», создавая ощущение неразрывности. Цель органической архитектуры — создание зданий, которые отражают жизнь и индивидуальность человека.

В этом смысле органический дизайн учитывает не только физические потребности пользователей, но также психические и духовные. Методика органического проектирования включает изучение потребностей и личности, исследование места строительства и понимание перспектив развития человека. Множество архитекторов в мире определяют себя представителями органического подхода. Ассоциация «Международный форум «Человек и архитектура» (IFMA), президентом которой я являюсь, основана в Нидерландах около 30 лет назад. У нас около 300 участников и друзей в основном в Европе, а также в Америке, Австралии, Новой Зеландии, Азии и Южной Африке. Существуют и другие подобные организации: «Фонд Фрэнка Ллойда Райта», «Друзья Кебьярда» в США, «Друзья органической архитектуры»», ассоциация Arslineandi в Италии. Некоторые из представителей этих объединений довольно известны. Например, Грегори Берджесс из Австралии, Дуглас Кардинал из Канады, Эспен Таральдсен из Норвегии, Макс ван Хуут из Нидерландов, Йоахим Эбле из Германии. 

Среди ярких примеров органической архитектуры в мире Гетеанум (Дорнах, Швейцария, архитектор Рудольф Штайнер), Талиесин (Висконсин, США) и «дом над водопадом» (Пенсильвания, США) архитектора Фрэнка Ллойда Райта. Можно отметить церковь Иоанна Крестителя в Кампи Бизенцио недалеко от Флоренции, она создана Джованни Микелуччи. Вальдорфский детский сад «Волшебная флейта» в Бергене (архитектор Эспен Таральдсен), Вальдорфская школа в Зальцбурге у офиса BPR в Штутгарте, Центр для посетителей Национального парка Улуру-Ката (Австралия, архитектор Григорий Берджесс). Но в России я, к сожалению, не знаю выдающихся примеров интеграции архитектуры и пейзажа, хотя это может быть и моя неосведомленность. Взаимоотношения между зданиями и их окружением слабо изучаются архитекторами в постсоветских странах. Я знаю это, потому что последние 15 лет преподаю в России и на Украине. В России часто еще практикуется технический, абстрактный, формалистический и монументальный подход к архитектуре. Тормозит развитие органической архитектуры в сфере коммерческой недвижимости и желание разрабатывать дешевые и быстро реализуемые проекты для получения прибыли. Органическая архитектура же требует усердной работы и большей детализации, поэтому нелегко найти инвесторов, которые к этому готовы. С другой стороны, существуют примеры, что дом, построенный в России по органическому дизайну, можно сдавать в аренду по более высокой цене. Россиян органический дизайн обычно впечатляет, ведь такие здания отражают саму жизнь. Поэтому шансы на активное развитие у органической архитектуры в России есть.

Глеб Усаковский, директор и главный архитектор LLC ORGANIC ARCHITECTURE, соорганизатор международных семинаров по развитию органической архитектуры на Украине, в Перу и Германии:

— Органическая архитектура развивается там, где есть свободная конкуренция, свободный рынок, с одной стороны, и высокая интеллектуальная культура с другой. Главным препятствием в ее развитии являются неверные стереотипы, Бытует мнение, что стоимость создания органических объектов гораздо выше аналогов. Это не так, зачастую стоимость органических зданий значительно ниже за счет единства формы и функции. На эту тему есть множество статей и расчетов. Многие считают органическую архитектуру стилем. Но это не стиль, а подход, где архитектурный объект воспринимается как организм, взаимосвязанный с функцией и окружающей средой. Все части здания, дизайн внутри и снаружи создаются из функционала жизненных процессов. Также считается, что бионика и органическая архитектура похожи. На самом деле подходы в главном противоположны. В первом случае бионическая форма — главный фактор. В органической архитектуре форма лишь производная от функции. Стилистически в сильной природе органическая архитектура очень часто имеет жесткие очертания, как в «доме над водопадом» Райта. Главной задачей органической архитектуры является выражение жизни человека через гармонию с природой, а не подражание окружению.

За последние годы мы реализовали несколько проектов в России, также читали лекции и проводили мастер-классы. Вот несколько примеров. Иркутск. Офис ювелирной компании «Алмаз» — дизайн создавался как воплощение корпоративной культуры компании. Интересно, что в работе над дизайном интерьера мы затронули и фасад здания. Второй пример: перепланировка магазина компании «Оптима» в Екатеринбурге. Средний чек магазина до перепланировки показывал, что покупатели совершают покупки из двух-трех категорий товаров, всего в магазине больше 40 категорий. До нашего приезда в Екатеринбург руководство выявило основное ограничение — плохую навигацию. Обычно оборудование расставляется в зависимости от существующих ограничений, и в результате этого стереотипа мы можем наблюдать пространства, сформированные по принципу складов. Органическая архитектура создает дизайн в зависимости от главных процессов, а не от ограничений. Такими процессами в магазине являются процессы совершения покупок. Мы наблюдали за движением покупателей и выявили траекторию, вокруг которой организовали пространство магазина. В результате улучшения навигации увеличилось и количество покупок разных категорий товаров в магазине. 

Также я бы отметил гармоничный торговый центр в Осаке на месте сортировочной станции и наш пример перепланировки ЦУМа в Вильнюсе. В обоих примерах создается эстетика от взаимовыгодного сотрудничества продавцов и покупателей, выигрывают все участники процесса — город и окружающая природа. Вообще перспективы развития органической архитектуры я связываю именно с развитием бережливого производства и бережливого потребления и с появлением таких инструментов, как ТОС, позволяющих по-новому посмотреть на управление потоками и на организацию пространства. IT-технологии также подталкивают к органичному дизайну пространства, находя, например, оптимальные траектории движения людей.

Александр Толоконников, ландшафтный дизайнер:

— Современная органическая архитектура в России развита слабо. Дело в том, что запросов на реализацию такого рода проектов мало. Отдельно взятые объекты, безусловно, есть, но массового спроса нет, потому что общественное сознание опирается сегодня на систему ценностей, места в которой органической архитектуре почти нет. Чтобы она стала популярной, у людей прежде всего должно быть внимательное отношение к окружающей среде, что является следствием отношения к себе как к носителю высокого звания Человек. Мы же сегодня живем в мире, где человеку сложно оставаться в естественном контакте с самим собой и со своим окружением. Такие процессы в обществе потребления объективны. Плюс информационная эра — люди часто бывают дезориентированы из-за обилия информации. Конечно, благодаря дискретному мышлению человечество далеко шагнуло в плане технического прогресса. Но это приводит к потере связи «с подлинным», аналоговое мышление теряет актуальность. Это выражается в разных аспектах, приводит и к отрыву от природы. Это не хорошо и не плохо, просто на сегодняшний день это так. Полагаю, близок момент, когда менталитет общества изменится и мы подойдем ближе к принципам так называемой органической архитектуры. 

Если говорить о классике органической архитектуры, то одной из икон, конечно, является Фрэнк Ллойд Райт, безумно талантливый человек. Если вас интересуют мои проекты, то я не занимаюсь ландшафтной архитектурой, не отвечающей критериям органической. Это, например, Гинкго Парк в Новочеркасске, Ива Парк в Тюмени, Лига Парк в Ростове-на-Дону и множество частных объектов. Но само понятие «органическая архитектура» искусственное. Первые образцы такого рода архитектуры можно найти во времена язычества, тогда люди жили в тесном контакте с окружающей средой, верования базировались на отношениях с природой. Причем у некоторых народов и этносов эта связь до сих пор не потеряна. Благодаря этому мы имеем возможность наслаждаться прекрасными образцами современной органической архитектуры. Яркие примеры — Япония, Испания, Скандинавия. А если мы посмотрим на территорию бывшего Советского Союза, то везде, где люди живут на периферии, органическая архитектура действительно осталась органической. Например, люди, живущие в горах, приноровились к камню как стройматериалу и остались верны ему, и это с учетом окружающих природных факторов: ветра, солнца, воды и так далее. Посмотрите на старинные улицы Европы — какие они извилистые. Тогда дома строили в первую очередь в зависимости от течения подземных рек, улицы повторяют их русла. Люди понимали, что с природой надо находиться в гармонии. В противном случае то, что человек созидает, будет подвергнуто разрушению.

Александрина Михайлова, кандидат искусствоведения, доцент кафедры дизайна Казанского государственного архитектурно-строительного университета:

— Теория органической архитектуры выкристаллизовывалась постепенно, обрастая концепциями Л. Салливена, Ф.Л. Райта, А. Аалто, Ф. Отто, Р. Нейтра и других. На их работах выросло уже не одно поколение российских архитекторов. Органическая архитектура своим примером демонстрирует единство формы и функции, и это становится основой проектирования многих современных объектов, и в этом Россия не является исключением. На примере многих, особенно концептуальных работ, в том числе студенческих, можно констатировать только возрастающую увлеченность данной темой, подкрепленной также зелеными, экологическими и экоустойчивыми идеями. Реализация их требует усилий и компромиссов в сложившейся годами архитектурной практике и преодоления инерции строительного сектора, но популярность и развитие органического подхода во всем мире — это естественный процесс. В том числе и в России поднимаются вопросы формирования новых типов образовательных учреждений, концепций экопоселений, проектирования современного городского благоустройства. 

Вопросы экосознания и осознания человека частью природы приводят нас к формированию новых концепций энергосбережения и оптимизации архитектурных и предметных форм, зеленого аккупунктирования в городской среде. Формулируются новые подходы, к примеру аркология, эргоцентризм с лежащим в основе него антропоцентризмом, переосмысливается сценарный подход, которому близко по формообразованию одно из ответвлений органической архитектуры — антропософское движение. Теоретические разработки мало-помалу подкрепляются архитектурными проектами, в которых все больше ощущается сомасштабность человеку, компенсация гомогенной среды и использование ландшафтного дизайна, в том числе вертикального озеленения.

Органическая архитектура является гармоничным синтезом функционализма и бионического направления и включает в себя также формы экспрессионизма, биотека, тенденции метаболической архитектуры, стилистику контемпораризма. Несомненно, это вопрос не только стилистики, но и интеграции, причем органичность в некоторых случаях может трактоваться весьма любопытно.

Так, The High Desert House (США) благодаря своей интересной форме и цветовому решению мимикрирует под окружение и принимает природные формы также внутрь себя. Дом у скалы Лунда Хагема (Норвегия) встроен непосредственно в природный объект — скалу, которая заменяет одну из стен и благодаря этому очень сильно входит в сам интерьер постройки. Земляные дома Петера Ветша (Швейцария) — прекрасный пример вписания объекта непосредственно в сам окружающий ландшафт, что влияет также и на формирование уникального планировочного решения. Вилла Пьера Кардена в Каннах демонстрирует нам концепцию раскинутого по площади комплекса, формирующего свой особый микроклимат внутренних пространств и раскрывающий окружающий ландшафт с множества внутренних видовых точек. Здание Кунстхауса в Граце, несмотря на свою активную форму и цветовое решение, относится многими искусствоведами в том числе к органическому направлению и, как ни странно, неплохо прижилось в исторической застройке, освежив ее. В городской застройке можно привести примеры районов Salettl, Viertel Zwei в Вене. В России это концепции мастерской Андрея Асадова, например парк Будущих поколений в Якутске, Дом новой культуры мастерской Сергея Чобана, смелые бионические эксперименты Бориса Левинзона, появившийся в Москве парк Зарядье.

Андрей Асадов, руководитель архитектурного бюро ASADOV:

— Органическая архитектура — это очень обширное понятие, каждый видит в нем что-то свое. Для меня идеал органической архитектуры — это город-остров Мон-Сен-Мишель, место, где природное и рукотворное начала переплетаются между собой и продолжают друг друга. Более того, это пример того, как может выглядеть любой современный город. К сожалению, наши города далеки от подобного образа, пока это царство технократии: металл, бетон, стекло, асфальт, машины и ничего живого, кроме самих людей. Но Есть безошибочный рецепт — «природный урбанизм». Это то самое слияние природной и искусственной среды. Во многих странах появляется все больше примеров таких сооружений, причем как в виде зданий, так и в виде общественных городских пространств. Известный пример — это парк Хайлайн в Нью-Йорке, где заброшенную железнодорожную ветку превратили в суперпопулярный городской бульвар. Или ряд построек в Сингапуре с парками на крышах и промежуточных этажах. Природа, вытесненная городом, вновь «прорастает» в нем. В нашей стране теперь тоже есть образец органической архитектуры во всей ее красе — я имею в виду парк Зарядье. Далеко не каждый посетитель парка догадывается, что на самом деле он гуляет по крыше многоэтажного сооружения, замаскированного под природный оазис. Я убежден, что органическая архитектура — это будущее для всех городов, восстановление баланса с окружающим нас миром. 

www.vestnikstroy.ru

что не хватает для развития?

«Лучше отменить крепостное право сверху,
нежели дожидаться того времени,
когда оно само собою начнёт отменяться снизу»
Александр II

Как известно, Президент Д.Медведев в своей статье «Россия, вперед!» изложил свое видение проблем и путей развития страны, призвав граждан к сотрудничеству с властью. Однако перейдет ли руководство страны к реальным и давно назревшим реформам - покажет только время. Ведь за последние несколько лет это уже не первый «призыв» к политике развития - но все они не имели значимых результатов.

Наша экономика по-прежнему носит переходной характер, сочетая при этом худшие черты неразвитого капитализма и неизжитых пережитков административной экономики. Судя по ряду признаков, эта система постепенно эволюционирует к очередному застою, только в новом, «либеральном» издании, которое умудряется отрицать как необходимое новое, так и позитивное старое. Причина такой ситуации проста - интересы значительной части элит, стремящихся к консервации созданной модели, находятся в противоречии с интересами долгосрочного развития страны.

Так воспроизводится идеальная среда отсутствия экономической и политической конкуренции - диктат сырьевой экономики и монополий закрепляется в постоянном росте цен на ресурсы, препятствуя развитию отечественного производства, сельского хозяйства, какой-либо инновационной экономики; закрепляет отсталость от запада, делает невозможной развитие суверенной отечественной буржуазии, массового среднего класса.

Этот процесс четко связан с так называемой управляемой демократией, лишающей власть обратной связи с обществом, страну - притока новых свежих сил в политику. Между тем отсутствие политической конкуренции одинаково опасно как для обладателей монополии, так и для страны в целом.

Избыточное присутствие государства по прежнему создает благоприятную почву для коррупции и того же самого всевластия бюрократии, фактически приватизировавшей государство. Сложившаяся «рыночная» система породила армию чиновников, превышающую имевшуюся в «административном» СССР - при намного меньшем уровне ответственности, но намного большем уровне казнокрадства и коррупции. Не смотря на это, государство, даже не успев оценить полезность опыта госкорпораций, увлеклось их клонированием.

Как и в «застойное время», сейчас за редким исключением нами правит не критическое отношение к действительности, позволяющее идти вперед, а еще более массированная телевизионная пропаганда, создающая у массового обывателя синдром «виртуальной» России, входящий в диссонанс с ее реальными проблемами и чаяниями.

Тяжелым наследием административной экономики является общая экономическая и политическая пассивность населения, которое не может в основной массе не только проявить экономическую активность, но и предъявить адекватные требования к власти. Однако новые реформы не сильно изменили наш менталитет, дав только гражданские свободы.

Текущая экономическая политика не способна преодолеть ряд важнейших последствий прошлого, не создавая фундаментальных основ будущего - население и мелкий и средний бизнес не могут в полной мере использовать национальные богатства страны, всеми наиболее значимыми ресурсами владеет «крупняк»; всем по-прежнему распоряжается вездесущий чиновник. В России так и не создан благоприятный инвестиционный климат - значительной массе предпринимателей не выгодно инвестировать, предпочтительнее сидеть в «оффшорах»; подавляющей массе населения - крайне сложно заниматься предпринимательством. В результате мы имеем пустующую, не освоенную территорию, не можем сформировать развитую финансовую систему - отсюда весь «букет» - неразвитость экономики, отсталость регионов, бедность и низкая рождаемость. Россия должна наконец преодолеть путы многовекового экономического ига - чтобы наши граждане наконец смогли почувствовать себя хозяевами своей страны, познать радость экономической свободы, творчества, созидания.

В обществе не прививаются базовые ценности, составляющие основу государственности - труд, предпринимательство, семья, служение обществу, нравственность; всем правит погоня за «золотым тельцом», пропаганда потребления. Чиновники «пилят» бюджет, процветает коррупция - «надзирающие» не «надзирают». Что касается бизнеса, то здесь многие компании, в первую очередь монополии, руководствуются принципом «урвать любой ценой». Но «что посеешь, то и пожнешь» - безответственность и безнравственность всегда наказываются. Может ли наш рынок обеспечить большинство граждан нормальной работой, доступным жильем, продовольствием и основными товарами отечественного производства? Престиж основы общества - рабочих профессий крайне мал. Похоже, работать за нас будут китайцы, производя все больше вещей, которые мы потребляем, а также поток иммигрантов из Средней Азии. Все это дорога к постепенной национальной деградации.

Произошедшая авария на Саяно-Шушенской ГЭС, связанная с нарушением регламентов эксплуатации, неэффективностью надзорных органов, пренебрежением рисками ради прибыли, отсутствием ответственности - по всей видимости, носит «знаковый» характер, показывая всю глубину пропасти, в которую мы падаем. Авария на Чернобыльской АЭС накануне перестройки в 1986 г. также имела «особый» характер. Другим «знаковым» событием стал финансовый кризис, показавший низкую устойчивость и слабую диверсификацию российской экономики.

Война ныне идет не на фронтах, она идет в идеологии, культуре и экономике. И нет более эффективного и дешевого оружия - здесь пушки и крылатые ракеты «отдыхают». Как писал Дж.М.Кейнс «...идеи экономистов и политических мыслителей - и когда они правы и когда ошибаются - имеют гораздо большее значение, чем принято думать. В действительности только они и правят миром».

Основные «догматы» современной либеральной доктрины являются инструментом достижения определенных стратегических задач. Жесткая денежно-кредитная политика и минимизация госрасходов - четкий путь к отсталости, особенно для развивающихся стран, «невмешательство» государства - неограниченная свобода для монополий и крупного капитала, плоская шкала подоходного налога и налога на дивиденты - уступка «верхам», свобода движения капитала - выгода для международных спекулянтов и компрадорских элит. Непонятно, как «либерализм» может сочетаться с низкой степенью экономической свободы, всевластием бюрократии и неразвитостью экономических механизмов? При этом экономический успех Китая, отказавшегося от многих вышеуказанных «ценностей» на фоне низкой эффективности реформ в России дает серьезную почву для оценки реального содержания разных экономических стратегий.

Наши чиновники хотят сделать Россию частью мирового рынка, приобщить нас к ВТО. Международная специализация и интеграция разумна, но она не должна идти в ущерб национальным интересам страны, приносить не упадок, а наоборот - развитие. Мы слишком легко допустили «сдачу» позиций отечественных производителей, уступив свои рынки импортной продукции. Запад уже давно успешно лоббирует среди наших чиновников интересы своих производителей, имеет в России свои СМИ, телевизионные каналы, агентов влияния, вероятно - экономистов, аналитиков. Создается впечатление, что у нас по- прежнему отрабатывается «лицензия» на вход российских элит в мировое сообщество на условиях сырьевой специализации, одобренной США.

Так каков «портрет» «тормозов», консервативных элит России ? Согласно Президенту это «влиятельные группы продажных чиновников и ничего не предпринимающих «предпринимателей». Они хорошо устроились. У них «все есть». Их все устраивает. Они собираются до скончания века выжимать доходы из остатков советской промышленности и разбазаривать природные богатства, принадлежащие всем нам. Они не создают ничего нового, не хотят развития и боятся его».

Противники прогресса прекрасно понимают, что процессы экономического развития вызовут к жизни рост экономической активности, требовательности, самосознания русского народа, стимулируют развитие гражданского общества. Но самое главное - породят совсем другие элиты, что приведет к разрушению их монополии на власть, замену «управляемой» демократии на демократию «публичную».

Но ведь можно пойти совсем по другому, более эффективному пути, проведя все необходимые реформы сверху, «вскочив» в нужный вагон «уходящего поезда». Можно идти двумя путями: затыкать дыры, топтаться на месте, как это фактически происходит с 2004 г, или хотя бы постепенно, но что-то менять принципиально. История повторяется, в 19 веке у нас так долго отменяли крепостничество, боясь оставить дворянство «без корма», что довели страну до революционной катастрофы. Конечно, сопротивление реформам со стороны консервативных слоев общества встречалось всегда. Но предназначение великих реформаторов в движении своих народов и элит к исторически необходимому прогрессу.

Программа 2020 г. на текущий момент является абсолютно невостребованной - и дело здесь совсем не в кризисе. «Мутная вода», не имеющая целевых ориентиров развития страны, национальной идеи и идеологии - а следовательно ответственности - исключительно выгодна консервативным элитам.

Наиболее важные вопросы кто будет опорой и проводником реформ, как убедить элиты в их необходимости? Сможет ли кто-нибудь из наших лидеров пройти по пути, по которому не побоялся пройти Ф.Д.Рузвельт? От этого зависит, будет ли наше будущее определяться четырьмя «И» Д.Медведева - институтами, инфраструктурой, инновациями, инвестициями или тремя «К», порождающих отсталость - коррупцией, казнокрадством и кумовством.

Так что нам не хватает для развития?

Центральная задача искусства управления - умение создавать правильную мотивацию. Особенное значение это имеет для государства, ибо как гласит пословица - рыба гниет с головы. Что мотивируем, то и имеем. Мотивируем профессионализм и нравственность - получаем развитие, мотивируем неэффективность - получаем застой. Наше государство должно научиться создавать мотивацию для всех сфер общества - промышленников, сельхозпроизводителей, ученых, самых простых граждан, а не только для сырьевых отраслей и торговли. И нет никаких сомнений, что тогда инновации польются, как из «рога изобилия». Но если не сделать самого важного шага - создание адекватной мотивации для успешной работы управленческих элит, все прочие проблемы останутся.

Сейчас управленческая элита представляет совершенно замкнутую касту, лишенную конкуренции и заметного обновления, что хорошо видно на примере ряда министров, занимающих свои посты достаточно давно - и чья деятельность либо бездеятельность внесла вклад в отставание страны и потерю неиспользованных возможностей. Это же касается ряда руководителей не столь успешных регионов. Вносятся ли адекватные инициативы и предложения с целью улучшения ситуации ? Может, стоит что-то изменить ? Хотя руководители страны «жалуются» на дефицит профессиональных управленцев, сейчас в России полно профессионалов, имеющий богатый практический опыт, многие из которых мотивированы на вывод страны из тупика. Не будем забывать, что одним из факторов успеха реформ Ф.Д.Рузвельта стал его «мозговой трест», включивший лучших ученых и практиков своего времени. Сможет ли Д.Медведев создать его эффективный аналог?

Во-первых, необходимо переориентировать чиновников с «кормления» за счет казнокрадства и коррупции к мотивации, основанной строго на их личном вкладе в развитие экономики. Это возможно сделать только путем создания институтов государственного планирования, четко определяющих экономические показатели развития страны в разрезе отраслей и регионов и жесткой персональной ответственности за их исполнение. Руководители экономически успешных регионов и министерств, а также их администрации, успешно развивающие экономику, исполняющие и перевыполняющие планы, должны получать такие премиальные, чтобы их общий уровень доходов мог конкурировать с доходами менеджеров аналогичного уровня в частном секторе. Неэффективные менеджеры должны четко отсеиваться. Эффективные руководители должны получать и «моральную» мотивацию - их опыт должен всячески «пиариться» во всех СМИ и на телевидении.

Должно создаваться правовое поле, жестко препятствующее любым злоупотреблениям. И если реальный уровень доходов чиновников будет четко контролироваться службами экономической безопасности государства, то чиновники будут менять модель своей мотивации, при которой их личное «обогащение» станет возможным только при «общественном». В этом случае вектор их личных интересов, интересов государства, инвесторов и общества будут совпадать, а не противоречить другу другу. Они будут замотивированы на развитии среднего и малого бизнеса, стимулировании предпринимательской активности населения и привлечения инвесторов. Резко измениться и кадровая политика - им в спешке потребуется набирать в свою команду настоящих профессионалов, а не заниматься «рассадкой свояков». Администрация будет заинтересована не в создании бюрократических препон, а в максимальной эффективности и простоте всех процедур. И тогда почва у «коррупции» будет таять, а эффективность чиновников и государственного управления резко возрастет. Конкуренция и открытость - основа прогресса.

Второй аспект - повышение уровня экономической свободы, улучшение инвестиционного климата. Население должно перейти от пассивности к экономической активности, что позволит гражданам начать нормально зарабатывать и, наконец, позаботиться о себе и своих потребностях. Но этому процессу резко противоречит неблагоприятный инвестиционный климат - монопольная экономика, высокие барьеры на вход в рынок, бюрократизация, низкая степень экономической свободы, отсутствие каналов кредитования, откровенное засилье рейдерства, «птичьи» права собственности и исторически сложившийся за последние 90 лет антипредпринимательский менталитет большинства населения. Чтобы экономика стала не олигархической, а социальной, ориентированной на человека, она должна изменить свою структуру и ориентацию, кардинально усилив позиции инновационных секторов, а также предпринимателей и фермеров, имеющих институты доступной собственности. И если не будет минимизирована коррупция, не снизятся высокие барьеры на вход в бизнес, не будут защищены права собственности - значимого успеха не достигнуть.

Необходимы стратегические программы развития тех отраслей, где с точки зрения международного разделения труда мы могли бы лидировать, нужна грамотная, осмысленная промышленная политика, направленная на меры по повышению конкурентоспособности наших товаров, поддержки экспорта и инновационных секторов в соответствии с общепринятой практикой. Не менее важная проблема - обеспечение развития конкуренции, введение жесткого антимонопольного законодательства с целью ограничения экономической власти монополий. Возможно - излишняя дешевизна ресурсов не стимулирует эффективность, но также верно, что постоянный рост тарифов и цен на сырье - тормоз развития и источник инфляции - нужна золотая середина. Страна, обладающая ресурсами, должна реализовывать свои естественные преимущества, а не наоборот. К тому же, продавая не сырье, а готовую продукцию можно заработать намного больше.

Важнейшая задача власти не только формирование среднего класса (ведь «средняя» часть чиновников, работников банков и успешных компаний - тоже средний класс), а формирование массового класса мелких собственников - владельцев земли, средств производства и недвижимости. Это именно та задача, которую обязана решить любая цивилизованная капиталистическая экономика и которую в Царской России так и не смогли решить, что и стоило ей революции. Конечно, можно считать, что эти процессы будут идти эволюционно. Возможно, 30-50 лет нам хватит. Но имеем ли мы их? Поэтому здесь следует использовать более форсированные методы. Нужно создавать фермерскую, коттеджную Россию на манер модели США.

Не будем забывать, что до революции Россия была одним из крупнейших поставщиков сельскохозяйственной продукции в мире. На этом фоне засилье импортной сельскохозяйственной продукции выглядит странным. Несмотря на не столь благоприятные климатические условия, Россия обладает наибольшим объемом пахотной земли, может стать одним из лидеров по производству многих видов сельхозпродукции. Для решения этой задачи нужна осмысленная политика развития национального сельского хозяйства, субсидирования производителей, их затрат, в том числе инвестиционных, подобно тому, как это существует в ЕС. Развитие этой отрасли, наряду с мерами по развитию регионов, позволит вернуть нашей стране ее утраченные корни и дать массу новых возможностей.

Известно, что уровень развития производительных сил и науки находится в полной взаимозависимости. За время проведения реформ уровень финансирования науки резко сократился, престиж научной работы снизился, лучшие специалисты уехали за рубеж. Возможно ряд проектов, направленных на развитие научных исследований сейчас могут иметь низкую эффективность. Нужно серьезно увеличить объем финансирования научных исследований при обеспечении их прозрачности и эффективности использования. Инновационной экономике необходима серьезная научная база. При этом в системе образования следует прекратить непонятные эксперименты с экзаменационной системой, приводящие к снижению качества отбора поступающих студентов.

Третий аспект - обеспечение экономики адекватным развитием финансовой системы: насыщение деньгами, обеспечение доступности финансовых ресурсов и кредитования, особенно в регионах страны. Обеспечить развитие бизнеса, индивидуального строительства жилья при текущих кредитных ставках, превышающих 15-20 % и низкой доступности кредита (да и всех финансовых услуг в целом) практически невозможно. Отметим, что рост экономики после кризиса без восстановления кредитования не возможен. Может в Москве, где сосредоточено около 60 % всех денежных ресурсов, много денег и банков (около 50 %), но в целом по России это не так. Уровень монетизации экономики РФ (степень насыщения деньгами - отношение денежной массы М2 к ВВП) невысок - около 40 %, в развитых странах он составляет 80-100 %, в Китае - около 150 %. Отношение активов банковской системы к ВВП составляет около 60 %, а в развитых странах свыше 100 %. У нас есть регионы, где практически нет банков, денег, да и экономики, как таковой. Необходимо развивать банковскую и финансовую инфраструктуру страны, закачивать деньги в наиболее отсталые регионы, увеличивать предложение денег и госрасходы адекватно экономическому росту, кредитовать под активы, создавать эффективные механизмы рефинансирования банковской системы. Не следует ставить препоны для развития небольших банков путем ввода ограничений на их уставной капитал в регионах - их функционирование следует наоборот поощрять.

Существенная причина отставания экономики и финансовых рынков - отсутствие рыночной капитализации и вовлечения в рыночный оборот значительной массы ресурсов страны, прежде всего земли, доставшееся нам в наследие от административной экономики. При этом активы банковской системы в стране, имеющей огромное, бесценное - фактически мировое национальное богатство не превышают 0.9 трл.долл. Собственность является базисом экономической свободы - формирует активы, капитал, накопления, инвестиции, порождает спрос и предложение, а в итоге - экономическое развитие. Нет собственности - не может быть инвестиций, кредитования, развития - экономика не может усвоить деньги, отсюда и инфляция, бедность и неразвитость. Наша структура собственности не соответствует развитым рыночным отношениям и более того, выступает тормозом в их развитии. Капитализация и эффективное использование этих ресурсов со временем позволит увеличить емкость финансовых, в т.ч. фондовых рынков, а также объем ВВП в разы. Следует понять, что чем больше собственности находится в руках граждан, тем богаче государство. Доступная массовая частная собственность способна решить задачу формирования начального капитала в регионах, создания «школы» предпринимательства, ликвидации бедности и роста рождаемости.

Следует четко понимать, что деньги - главная движущая сила экономики. Не нужно бояться дефицита бюджета, в США бюджет уже давно стабильно дефицитен, такая же картина в Китае. Доминирование догматов монетаризма в нашей финансовой политике является основным препятствием к развитию страны, сохранению инфраструктурной отсталости. Наши денежные власти должны наконец понять, что деньги - это не инструмент инфляции, а инструмент развития. Но чтобы они стали таковыми, необходимо развивать предпринимательство и улучшать инвестиционный климат, позаботиться об эффективности использования бюджетных ресурсов, а также создании мер, обеспечивающих доминирование национальной валюты - рубля против любых альтернатив использования иностранных валют в качестве средства накопления и обращения. Особенно хорошо это видно в процессе развития кризиса, когда массированное бегство в иностранную валюту приводит экономику в состояние денежного дефицита, способствуя еще большее усугублению ситуации.

Кому нужно наше избыточное либеральное валютное законодательство, создание которого преподносят как величайшее достижение? «Сырьевикам», «крупняку» и части компаний, которым выгодно выносить часть своего бизнеса и финансовых потоков за пределы страны? Мировому спекулятивному капиталу, который может делать все что угодно на наших финансовых рынках? Бизнесу, который не хочет инвестировать в Россию? Кто может сильно обеднеть от неспособности купить валюту в неограниченном количестве? Если вопрос стоит о развитии страны - необходимо делать выбор. Нет такого уровня либерализма в финансовой сфере в Китае, поэтому страна успешно развивается, а рынки ее достаточно защищены. При этом для всех иностранных инвесторов, готовых вложить не «горячие», а «длинные» ресурсы в реальный сектор экономики, двери должны быть абсолютно открыты, подобному тому, как это сделано в том же Китае.

Налоговая политика должна соответствовать стратегии развития. Имеющаяся налоговая система является источником дополнительных издержек, теневой экономики и одним из главных тормозов развития. Наша экономика раздвоена, и все это прекрасно понимают - есть «белая» и «серая» заработная плата, есть управленческая прибыль и балансовая, есть рыночная стоимость недвижимости, есть балансовая; есть схемы оптимизации налогообложения. Каждый серьезный бизнес имеет многочисленные дочерние компании, сдается масса отчетности, переводится бумага, отвлекаются ресурсы бухгалтеров, а лучшие умы вместо того чтобы думать о развитии бизнеса, думают о том, как платить меньше налогов.

Очевидно, что наша экономика и экономика развитых стран находится на разных стадиях развития. Нашей экономике не хватает инвестиционных ресурсов - капитала, оборотных средств и т.д. Сначала следует создать нормальные налоговые условия для развития промышленности, сельского хозяйства и инновационных отраслей, а уже затем пользоваться плодами ее развития - созданием рабочих мест и масштабными поступлениями в бюджет. Об этом же говорит и успешный опыт Китая, ранее успешно использовавшего налоговые льготы для развития производства. Следует перенести тяжесть налогообложения из сферы создания продукта, чему способствует достаточно высокий НДС, в сферу потребления и внешнего сырьевого экспорта, компенсируя возможные выпадения другими налогами. Это позволит: 1) повысить собираемость налогов, расширить налогооблагаемую базу за счет уменьшения объема операций налогового планирования, выхода бизнеса из «тени»; 2) сделать экономику более прозрачной и легальной, что крайне необходимо для ее нормального развития, привлечения финансирования и т.д.; 3) стимулировать экономический рост, создать предпосылки для постоянного увеличения налоговой базы в будущем; 4) улучшить инвестиционный климат, увеличить приток капитала в РФ; 5) повысить конкурентоспособность наших товаров перед вступлением в ВТО; 6) снизить уровень коррупции; 7) создать стимулы для развития инновационных секторов экономики; 8) поддержать фондовый рынок.

После того, как определенные «стабилизационные» фонды были созданы, нет ничего нелепее образования профицита бюджета с последующим замораживанием ресурсов, которые могли бы быть инвестированы в наше развитие. Будущим поколениям очень сложно передать какие-либо денежные фонды - их будет съедать глобальная инфляция, но можно передать электростанции, дороги, дома, здоровых людей и уверенность в будущем.

Что касается подоходного налога, то его низкий уровень для богатых слоев населения - не достижение, а проблема, лишающая страну механизмов финансирования развития и повышения внутреннего спроса.

Четвертый фактор - преодоление региональной и инфраструктурной отсталости, активного освоения территории страны. Достаточно осмотреть наши наименее успешные регионы, «глубинку», и станет видно, что их территория с зачастую покосившимися домами, а также скверными дорогами - иногда весьма неприглядна. Уровень отставания страны катастрофичен и в некоторых регионах он измеряется многими десятилетиями. Неужели мы живем в 21 веке? Не нужно забывать, что эта задача лежит в основном на государстве. Нельзя дожидаться всеобщего развала - нужно размещать заказы на строительство дорог и поощрять частные инвестиции. Кому нужны наши стабфонды, если страна отстает в развитии?

Разве это не странно, что в России, которая испытывает тотальный дефицит всего, что можно только себе представить, имеющей огромную неосвоенную территорию, может быть какой либо кризис? Разве наше сырье нельзя пустить на строительство электростанций, дорог и домов ? Разве это нормально, когда наши сельские жители ютятся в хибарах, когда вокруг сколь угодно рабочих рук, земли, леса, песка и глины?

Не хватает денег - говорит либеральный финансовый блок. А когда они будут ? Ведь если нет денег - нет инвестиций - нет развития - нет роста доходов бюджета - вот достаточно простой порочный круг отсталости. Но ведь помимо огромной территории, у нас есть самое главное - люди - все таки 141.9 млн.человек. В СССР не было подобных проблем - деньги эмитировали, а люди работали. И ФРС обеспечивает предложение долларов в любом объеме, необходимом экономике США. И Китай проводит активную денежную политику, ориентируя экономику на развитие внутреннего спроса. Все это говорит о непонимании нашим государством и его денежными властями механизмов организации экономического развития. При этом текущий кризис, ударивший главным образом по производству - делает нашу экономику еще более сырьевой, а активных мер по поддержке внутреннего спроса пока нет.

Следует перейти от консервативной либерально-монетарной доктрины к экономике развития - кейнсианству. Необходимо допускать образование дефицита бюджета в определенных пределах. Дефицит на развитие - это не проедание, а кредитование будущего. Необходимо сократить неэффективные расходы на госаппарат и снизить стоимость неэффективных затрат, раздуваемых за счет откатов, но увеличить физический объем инфраструктурных расходов, обеспечивая в дальнейшем их постоянный рост, поскольку они дают огромный мультипликативный эффект.

Меры по активному освоению территории, инфраструктуры и жилья постепенно будут стимулировать внутренний спрос, переведут экономику и внутренний рынок на принципиальный новый уровень, достойный нашей страны. Создание механизмов инновационного развития России безусловно даст позитивный импульс всей мировой экономике.

И наконец, пятый аспект, касаемый ничего не предпринимающих «предпринимателей». Насколько адекватен вклад «капитанов» нашего бизнеса во внутреннее общественное развитие? В первую очередь власть должна найти способы конструктивного вовлечения крупного капитала страны в ее внутреннее развитие. Поощрение покупки внешних активов вымывает капитал из России в пользу третьих стран, приобретать надо не сырьевые, а высокотехнологичные предприятия и технологии, которых у нас нет (удачный пример - покупка Opel). Но нужно помнить, что в России избыточно «либеральные» методы часто не работают, не только в отношении чиновников, но и в отношении бизнес-элит. Тот же Петр I держал всех в «творческом напряжении». Хотя «железная рука» здесь совсем не обязательна. Можно вспомнить более современный пример, когда Пак Чжон Хи, Президент Ю.Кореи, которому страна во многом обязана своим экономическим успехам, вызывал своих бизнесменов «на ковер» и давал им четкие поручения: кто-то будет строить корабли, кто-то - заниматься электроникой, кто-то - строительством автомобилей. Такой «менеджмент» способствовал концентрации усилий крупного частного капитала и государства на развитии инновационных секторов и дал всем хорошо известные результаты. С учетом нашей исторической специфики возможно такая стратегия сработает. Кроме того, уже сейчас в России есть опытные бизнесмены, имеющие успешный опыт подъема отечественных предприятий, создания новых бизнесов - и их опыт и персоналии должны быть востребованы в первую очередь.

В стране должна быть создана система, которая обеспечивает эффективную мобилизацию всех ресурсов на ее поступательное общенациональное развитие, а не на обслуживание «частного» интереса избранных. Исходя из всего вышесказанного, можно предложить следующие шаги:

1. Повысить уровень эффективности государственного управления. Ввести государственную систему планирования, подобно применяемой в крупных частных корпорациях и той, которая существовала в СССР. Принять четкие планы развития страны, регионов, отраслей с указанием основных достигаемых показателей на 3, 5 лет; индикативные от 10 лет и более. Ввести жесткую персональную ответственность руководителей министерств, регионов и всех нижестоящих чиновников за исполнение этих показателей. Поощрять и премировать успехи чиновников за развитие экономики регионов и отраслей, неэффективных руководителей заменять. Установить открытые конкурсы при замещении всех подобных должностей. Ввести серьезную уголовную ответственность за нарушение функций надзорных и контролирующих органов. Такие механизмы обеспечат приток эффективных кадров в государственные органы, будут способствовать росту их эффективности.

2. Ввести жесткий контроль за использованием бюджетных средств, обеспечить полную прозрачность их использования, повысить эффективность работы госсектора, госкорпораций, обеспечения их полной прозрачности. Эти меры возможно реализовать путем введения независимых членов советов директоров, проведении стороннего аудита, публикации отчетности, отчетов о результатах деятельности и т.д. Ввести обязательное декларирование имущества чиновников и членов их семей, декларирование доходов при совершение всех крупных покупок. Ввести адекватную уголовную ответственность за казнокрадство и коррупцию. Проводить открытые конкурсы по размещению государственных заказов, обеспечить высокий уровень их прозрачности и конкуренции. Обеспечить минимальность участия государственных чиновников в решении вопросов, связанных с инвестиционными решениями частного бизнеса (разрешения, согласования и пр.) путем создания механизмов одного окна, электронного размещения заявок и т.д. Сделать подобного рода решения прозрачными и предельно легкими.

3. Принять программу развития сельского хозяйства, фермерства, частных хозяйств и освоения регионов страны. Передать/продать в кредит на льготных условиях пустующие и неосвоенные земли фермерам, безработным и всем желающим, часть земель передать Церкви. Принять программу льготного кредитования на цели развития фермерских и индивидуальных хозяйств, а также на переселение населения. Стимулировать миграцию русского населения из территорий бывших республик СССР (Прибалтика, Украина, Казахстан), а также потомков русских эмигрантов из прочих стран. Поощрять развитие кооперации фермерских и индивидуальных хозяйств, развитие инфраструктур сбора, обработки, транспортировки и сбыта урожая. Ввести адекватные нормы субсидирования сельхозпроизводителей, в том числе их расходов на развитие производства. Стимулировать массовое производство отечественной сельскохозяйственной техники.

4. Принять широкомасштабную программу развития дорожного строительства, инфраструктуры и жилищного строительства страны. Добиться снижения стоимости работ до адекватного уровня, увеличить реальный объем работ. Принять интенсивную программу развития атомной и малой энергетики.

5. Принять программу развития банковской и финансовой инфраструктуры в регионах. Стимулировать развитие сети дополнительных офисов и операционных касс Сбербанка и прочих госбанков в наиболее отсталых регионах. Стимулировать развитие сети местных потребительских касс и мелких кредитных организаций в регионах. Принять программу развития банковских услуг на базе почтовых отделений.

6. Провести налоговую реформу. Перенести тяжесть налогообложения от производства к потреблению, от инновационного сектора к сырьевому. С целью улучшения инвестиционного климата снизить корпоративные налоги - НДС до уровня около 5-10%, налог на прибыль до 10-15%, снизить также величину ЕСН. Разрешить применение ускоренных норм амортизации оборудования и недвижимого имущества, ввести инвестиционные льготы на расходы, связанные с модернизацией производства и инвестициями. Выпадающие доходы скомпенсировать на счет других налогов. Повысить налогообложение физических лиц с высоким индивидуальным доходом от 5 тыс. долл в мес. путем ввода прогрессивной шкалы подоходного налога и налога на дивиденды - до 35 % в максимуме. Ввести адекватные налоги на роскошь - на дорогие автомобили, недвижимость, драгоценности и т.д. Ввести налог на все безналичные транзакции (безналичные платежи) в размере долей процента от суммы.

7. Обеспечить доминирование национальной валюты - рубля в финансовой системе страны. Ужесточить валютное законодательство, закрыть каналы нелегального перевода денег за границу. Ограничить внутреннее кредитование в валюте, кроме внешнеторговых проектов. Ввести ограничение на привлечение иностранных займов в валюте компаний и банков. Установить лимиты привлечения средств в валюте государственными компаниями. Обеспечить в будущем общий лимит привлечения банками и компаниями иностранных займов в размере не более от 30-40 % от золотовалютных резервов (ЗВР) страны.

8. Повысить уровень монетизации российской экономики (отношение денежной массы М2 к ВВП). Путем развития финансовой системы обеспечить рост уровня монетизации в течение ближайших 5-7 лет с 40 % до 80 -100 %, постепенно снизив ставку рефинансирования до 5-7 %. За счет развития внутреннего производства и степени насыщения денежными средствами добиться снижения уровня инфляции до уровня не более 5-7 %.

9. Принять программу развития приоритетных направлений промышленного производства, поддержки и финансирования несырьевого экспорта. Ограничить рост внутренних издержек производства. Заморозить рост тарифов монополий, внутренних цен на сырье, повысить эффективность антимонопольного регулирования. Применить регулирование норм рентабельности в жилищном строительстве и прочих «сверхрентабельных» отраслях, предпринять меры по развитию в них конкуренции.

10. Принять программу развития малого бизнеса и предпринимательства. Предложить механизмы льготного кредитования малого и индивидуального бизнеса, программ «бизнес под ключ» с лимитами кредитования на образование начального капитала. Принять меры по развитию инфраструктуры для малого бизнеса - консалтинговых центров, бизнес-инкубаторов, недвижимости. Начать пропаганду развития предпринимательства.

11. Принять адекватную программу развития науки и образования, обеспечить эффективное и прозрачное использование затраченных ресурсов.

12. Начать процесс формирования реальной демократической системы и гражданского общества. Обеспечить реальную конкуренцию на выборах, стимулировать развитие системы местного управления. Начать пропаганду здорового образа жизни, семейных и нравственных ценностей.

Эпилог. Пока в России не будет реальной политической конкуренции при сохранении политической и экономической пассивности населения, изменения в экономике маловероятны. На «блюдечке с голубой каемочкой» никто некому ничего не принесет - всего надо добиваться. И то, что многие избиратели, у которых «все в порядке», в отличие от пенсионеров, не ходят на выборы, лишая себя возможности формировать будущее страны - это наглядно демонстрирует. Не нужно дожидаться пенсионного возраста, тогда уже будет поздно.

Александр Смирнов, руководитель финансово-аналитического управления, автор более 40 научных работ по экономике, финансам и политологии

ruskline.ru

Чего не хватает России

Изменения в развитии промышленного производства, произошедшие во второй половине XX века, привели к тому, что во многих городах мира отслужившие свое предприятия пришли в упадок, оставив в наследство довольно большие неиспользуемые и даже заброшенные территории. В современном обществе эти земли являются потенциальным резервом для развития городов, поэтому так важно грамотно определиться с тем, как их лучше использовать. Редевелопмент промышленных территорий, или ревитализация, уже прочно вошел в мировую архитектурную практику. О наиболее удачных примерах, преимуществах и сложностях такого подхода мы попросили рассказать экспертов отрасли.

Ирина Радаева, главный архитектор Градостроительного института пространственного моделирования и развития «Гипрогор Проект»:

— Редевелопмент промышленных, коммерческих объектов позволяет современному городу существенно улучшить социально-экономические показатели. Благодаря вторичному развитию территорий создаются новые зоны комфорта — это влечет за собой создание новых рабочих мест, то есть улучшаются среда обитания и условия жизни горожан. В Москве сегодня существует около 50 промышленных зон, которые занимают почти 20 % всей территории города. Это большой потенциал для развития. Генплан Москвы до 2020 года предусматривает сокращение таких территорий почти на четверть и превращение их в территории комфортного отдыха, жилья и работы.

Как и во всем мире, в Москве немало примеров удачного редевелопмента. Известный сегодня всем нам как Центр современного искусства, винзавод ранее являлся территорией одного из старейших московских комбинатов виноградных и десертных вин, бывшего пивоваренного завода «Московская Бавария». История этой фабрики начинается в начале XIX века. Сегодня же это площадка первого и, пожалуй, самого большого частного центра современного искусства в России, объединившая галереи, образовательные программы, студии, мастерские и шоурумы. Все это располагается на ценной в градостроительном отношении территории современной Москвы.

Еще хороший пример столичного редевелопмента — территория газового завода «Арма». В газгольдерах и заводских корпусах, запроектированных русскими архитекторами и инженерами Владимиром Шуховым и Рудольфом Бернгардом во второй половине XIX века, теперь размещаются современные офисы, бутики, клубы и кафе.

Оба варианта — очень удобные с точки зрения доступности, это атмосферные современные территории. В них присутствует соразмерный человеку масштаб, чего так не хватает современным пространствам, в них сохранился исторический дух ушедшей эпохи.

Сложность подобных реконструкций заключается в том, что это всегда индивидуальные подходы к усилению конструкций зданий. Нелегко решаются проблемы с коммуникациями, проведением обследования. Как следствие — не самые простые и дешевые решения. Однако результат говорит сам за себя: мы получаем уникальные в своем роде объекты. Запроектированные более 100 лет назад, они прекрасно вписываются в современную городскую среду, делая ее богаче и разнообразней, а значит, более привлекательной и комфортной для жизни.

Никита Маликов, руководитель архитектурного бюро Маликова:

— Редевелопментом в России часто считают только знаковые кейсы, когда из заброшенного завода создают чудо, а после о нем пишут в модных журналах. Хотя, если взглянуть на вопрос более широко, становится понятно: редевелопмент окружает нас повсеместно. Это может быть даже небольшой ларек, который когда-то давно продавал овощи, а сейчас предоставляет еду навынос. Могу заявить, может, и смело прозвучит, но в России из любого сооружения можно сделать объект с абсолютно новыми функциями. Вопрос лишь в грамотном наполнении. Креативные кластеры многие хотят делать, потому что это не требует больших затрат. Первым делом, когда у собственника есть бывший завод и нет возможности создавать сложную концепцию, бюджет на реализацию небольшой, он думает о креативном пространстве. Поэтому так много креатива, но так мало реализаций. Реальность намного сложнее. Первая и ключевая задача редевелопмента — создать не только функцию, но и новый имидж места. А порой это требует значительных затрат. Разумеется, локация часто является решающим фактором. И если есть хорошее место, то второй самый очевидный шаг — жилье, и тут не важно, какое здание стояло изначально — больница или фабрика носков. Современные подходы в архитектуре позволяют значительно преобразить место. А вот иные функции — это более длительный и сложный процесс. Чтобы создать имидж месту, нужно делать сложный анализ, изучать город, выстроенные там социальные связи. И, что самое сложное, предугадывать тенденции. За 3–5 лет до начала реализации нужно понять, что будет востребовано. Копировать уже состоявшиеся успешные кейсы не стоит. Чаще всего это приводит к перенасыщению рынка (сейчас все хотят фуд-моллы в стиле «Депо», хотя большой потребности в них нет). И здесь появляется главное преимущество редевелопмента. Так как здание уже существует, не потребуется длительных и сложных строительных работ. На разработку концепции может уйти больше времени, чем на стройку. Редевелопмент — очень гибкий процесс. Хороший проект позволяет вытащить самые неочевидные решения в любой локации.

Владимир Непорада, главный архитектор проектов градостроительного бюро MASTER’S Plan:

— Для меня, как для архитектора, специализирующегося на градостроительстве, редевелопмент — это изменение функции и разрешенного использования земельных участков. Промышленные территории и производственные предприятия превращаются в общественные многофункциональные пространства для торговли, офисных помещений, проведения мероприятий. Это сейчас модно, да и процесс отработан. А если еще здание интересно выглядит: красивая кирпичная кладка, интересные панели конструкции… Даже внутренние коммуникации можно не прятать, а сделать элементом дизайна. В производственной зоне можно сформировать больше ландшафтных элементов, места, где ездили погрузчики и перемещались заготовки промтоваров, сделать пешеходными зонами. Тогда человек будет представлять, каким образом раньше использовалась та или иная деталь объекта. Пространство будет интересно исследовать. Плюсом является большая площадь таких помещений, что позволяет реализовывать любые новые функции — от спорта до выставок. Редевелопмент с точки зрения градостроительства — это анализ того, как территория будет работать для города. Цель — сделать закрытые производственные территории проницаемыми. Городские зоны не должны быть отгорожены друг от друга заборами. Отчужденная территория должна работать как часть организма города. Эстетика промышленной архитектуры сама по себе достаточно интересна, хоть и сложна. Но чем больше ограничений, тем уникальнее результат. Любое заброшенное здание можно представить в абсолютно новом свете. 

Примеров сейчас великое множество. Далеко ходить не надо, вот в Москве — реорганизация промзоны «ЗИЛ», редевелопмент территории фабрики «Красный Октябрь». Любой может прийти, увидеть все своими глазами, так сказать, прочувствовать результат. Интересный проект реализован в г. Вене по преобразованию старых газгольдеров коксового газа, которые стоят без надобности (город перешел на отопление от переработки мусора и природного газа). Газометр-сити в Вене — это четыре огромных многоэтажных цилиндрических кирпичных здания, которые сейчас перестроены в национальный комплекс. У каждого из четырех зданий четырьмя архитектурными бюро реализованы различные проекты. Там есть и жилые здания, прислоненные к газгольдеру, есть торговые центры, коворкинги, выставочные пространства. Другой пример — Дуйсбург, так называется промышленный город, недавно преобразованный в природный парк. Старый металлургический завод закрылся в 1985 году, и осталась огромная заброшенная территория. Она превратилась в пространство для людей — многофункциональный ландшафтный парк. По нему очень интересно гулять, а в некоторых местах нужно вести себя осторожнее, потому что все конструкции завода остались нетронутыми. Так называемый элемент риска и адреналина. Сегодня это одна из самых удачно благоустроенных «промок» с рекреацией, магазинами, точками питания, культурными функциями и зелеными насаждениями.

Григорий Гурьянов, архитектор, партнер архитектурного бюро «Практика» (Москва):

— Мы в бюро «Практика» предпочитаем термин «ревитализация». Редевелопментом часто называют практически полный снос и расчистку бывшей промышленной территории под новую застройку. Ревитализация подразумевает совсем другой подход: вдохнуть новую жизнь в старое здание, увидеть и активировать заключенный в нем потенциал. Такой симбиоз старого и нового намного более интересен, чем простой снос. Внимательная работа по актуализации и активации исторического и культурного потенциала места в долгосрочной перспективе важнее и ценнее для города даже в тех случаях, когда речь идет о зданиях, совсем не таких старинных и эффектных, как признанные памятники архитектуры.

Ревитализация — мощный, динамичный жанр работы в городе на стыке архитектуры, девелопмента и социокультурного программирования. Сегодня мы уже воспринимаем как должное то, что промышленные территории после реконструкции становятся яркими центрами городского культурного ландшафта, инкубаторами и тестовыми площадками новых образов жизни. Масштаб ревитализации может быть абсолютно любой — от небольших зданий в локальных районах до знаковых городских достопримечательностей, от бывших промышленных кварталов до гигантских ландшафтно-индустриальных парков. Если говорить о России, то у нас наиболее востребованными оказались проекты реконструкции не отдельных зданий, а комплексов бывших фабрик, таких как знаменитые московские винзавод, «Флакон» или «Артплей». После ревитализации объекты превращаются в городские деловые и торгово-развлекательные кварталы, своеобразные «города в городе» со своим собственным характером, драйвом и ритмом жизни. Бывшие фабрики сильно отличаются от привычной «панельной» среды обитания российских городов: здесь узкие улочки, переходы, площади, необычные здания, чем-то напоминающие средневековые городки или монастыри. За счет этого они обретают особую притягательность, особенно в городах с дефицитом исторического наследия. 

Пожалуй, наиболее яркий и зрелищный пример ревитализации, которым хочется поделиться, — бывший зерновой элеватор в столице ЮАР Кейптауне, который становится музеем современного африканского искусства. Центральное фойе в прямом смысле вырезано внутри здания, как седцевинка яблока. Получилось настоящее «сердце» музея! Пример того, как неожиданный и оригинальный подход может раскрыть потенциал, казалось бы, невзрачной постройки. Невероятная работа — мечтаю однажды побывать там и увидеть ее своими глазами. А вот аналогичный элеватор в центре Екатеринбурга, на берегу Городского пруда, недавно был снесен под посредственную коммерческую застройку. Увы, этот случай симптоматичен: застройщик и городская администрация оказались не в состоянии разглядеть в этом здании какую-то ценность. И хотя в целом у нас в этой области все совсем не так плохо, но вести работу по осознанию ценности промышленного наследия нам необходимо. Это в интересах будущего наших городов, а значит, всех нас.

Мария Седлецкая, ведущий аналитик Агентства стратегического развития «ЦЕНТР»:

— Анализ мировой практики позволил выявить следующие ключевые факторы, влияющие на редевелопмент производственных территорий и объектов промышленного наследия: местоположение территории/объекта в структуре города; наличие объектов, представляющих историко-культурную ценность; право собственности на объекты и территорию производственной зоны; форма интеграции в городскую среду; методы редевелопмента производственных объектов, обладающих историко-культурной ценностью; функциональное назначение объектов недвижимости; этапы развития территории; физические характеристики и качество территории, технологические решения; имиджевость места, роль территории для местной идентичности; модель управления. В реальности процессы ревитализации промышленных территорий протекают стихийно — в зависимости от ментальности и приоритетов каждого конкретного инвестора.

Наиболее знаковыми я бы назвала такие проекты редевелопмента, как многофункциональный центр Manufaktura в Лодзе, ландшафтный парк Duisburg-Nord, общественно-деловые центры Rotermanni kvartal и квартал Noblessner (бывшая верфь) в Таллине, культурный центр KANAL — Centre Pompidou (бывшее здание автомобильной фабрики) и Центр современного искусства WIELS (бывшая пивоварня) в Брюсселе, ЖК «The Silo» в Копенгагене (бывший зерновой элеватор), научно-культурный центр STRIJP-S производства Philips в Эйндховене, фабрика искусств Loftas (бывший завод радиоэлектроники) в Вильнюсе, культурный квартал Spikeri на месте бывших складских зданий в Риге. Мировые тренды — мультифункциональность и кропотливая работа с индустриальным наследием, интеграция промышленного образа в архитектурную концепцию — заметны и в московской практике. Среди положительных примеров — Центр дизайна Artplay, Центр современного искусства «Винзавод», дизайн-завод «Флакон», творческий квартал «Хлебозавод», фуд-корт «Депо». Нельзя не сказать и о региональном редевелопменте. Здесь в пример можно привести креативное пространство «Ткачи», остров Новая Голландия, территория «СевкабельПорт», музейный комплекс «Вселенная воды» в Санкт-Петербурге. Проект креативного пространства «Лофт 1890» на территории Жигулевского пивоваренного завода в Волгограде в 2017 году получил федеральную премию «Феникс» как лучший пример приспособления промышленного объекта. Центр креативных индустрий SVOBODA-2 создан в Челябинске на базе производственных площадей бывшего завода «Оргстекло». В Ростове Ярославской области под локальный общественный центр вблизи главной туристической рекреационной зоны (озеро Неро) реконструирована фабрика «Рольма». Самыми ожидаемыми проектами, которые повлияют на тренды в отрасли, являются инициативы по созданию культурно-образовательного пространства и музейного комплекса на территории бывшего мотовозоремонтного завода им. Шпагина в Перми, многофункционального центра на территории Шелкоткацкого комбината в Наро-Фоминске, пространств на территориях мукомольного завода в Калининграде и главного корпуса Ижевского оружейного завода в Ижевске.

Сергей Труханов, глава бюро T+T Architects:

— 50 лет назад началась практика реконструкции и редевелопмента промышленных объектов, так как все производство начали выводить из центра городов на периферию. Локомотивом этой истории стали Соединенные Штаты Америки. Именно там зародился стиль «лофт», ставший таким популярным сегодня и у нас. А вот объекты имели абсолютно полярное назначение — это были и фабричные здания, к примеру бруклинский сахарный завод Arbuckle Brothers, который сегодня преобразился в офисное здание и стал одним из эталонов современного редевелопмента, и верфи Лондона — один из самых известных в мире проектов редевелопмента Docklands, который представляет собой целый квартал с жилой, коммерческой и общественной функциями, и газгольдеры в Кингс-Кросс в том же Туманном Альбионе, где теперь можно найти роскошные апартаменты.

В России процесс редевелопмента начался с реорганизации «ржавого пояса» столицы, а затем распространился уже на всю страну. Из наиболее ярких примеров можно привести квартал АРМА в Москве (бывшие газгольдеры), ткацкие фабрики «Красная Роза» и «Даниловская мануфактура», наш проект «Мельницы Зарывнова» в Оренбурге и территории завода «Саратов Мука» и многие другие. Российский редевелопмент от мирового отличает сложная неоднородная структура проектов и территорий — это и равнинный ландшафт классической производственной базы у реки («Красный Октябрь»), и перепады высот, и многоуровневая каскадная система.

Также проблемой является финансовая обоснованность таких проектов и их статус. С памятником архитектуры федерального значения почти ничего нельзя сделать, кроме точного восстановления и бережной эксплуатации. Но отсутствие такого статуса нередко приводит к порче объекта варварским подходом. И сегодня это одна из ключевых проблем. Мы посвятили этому много лет изучения вопроса, чтобы найти оптимальные решения как для инвесторов, так и для архитекторов, но без строгой законодательной нормы такие проекты очень сложно восстанавливать. Однако при удачном стечении обстоятельств — ответственный инвестор, грамотное архитектурное бюро и хорошее состояние объекта — получаются действительно шедевральные проекты редевелопмента.

Аля Чечеткина, директор проектов КБ «Стрелка», преподаватель Лондонской архитектурной ассоциации:

— Один из наиболее ярких проектов редевелопмента прошлого года — Coal Drops Yard в Лондоне. В 2014 году компания King’s Cross Central Limited Partnership получила заказ на радикальное переосмысление территории и построек вокруг лондонского вокзала, а вообще говоря, ключевого транспортного хаба в Лондоне — King’s Cross. Пара удлиненных викторианских зданий была построена вдоль каналов Лондона, чтобы получать уголь из Северной Англии и распределять вокруг города. Но с течением времени богато украшенные чугунные и кирпичные сооружения стали частично заброшенными, в них начали базироваться ночные клубы, которые вскоре пришли в упадок. Так как заброшенная застройка географически располагалась вблизи самого крупного транспортного хаба в мировой столице, логичным стало продолжение ее ревитализации для более эффективного функционирования. Задача состояла в том, чтобы превратить полуразрушенные здания и длинные угловатые участки в оживленный торговый район, где могла бы циркулировать публика, где были бы приятные общественные пространства с разнообразными функциями. Авторы редевелопмента называют Coal Drops Yard местом, где объединяются искусство, коммерция и культура: тут разместились всемирно известный колледж искусств и дизайна Central Saint Martins, амфитеатр у канала, сетевые кафе, магазины и галереи, фонтаны и лавки из цельного гранита. Частью проекта стало также повторное освоение построенных еще в 1867 году газгольдеров под жилье. Такая многофункциональная модель позволила перезапустить заброшенную территорию, перенаправить и заставить задержаться в привокзальном районе площадью 27 га уже существующий активный транзитный поток на вокзал. И поставила новую точку притяжения на карте Лондона. 

www.vestnikstroy.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о