Чего не хватает на российском рынке: 20 актуальных бизнес-идей на 2020 год (Бонус: Как Стартовать)

Содержание

Почему на российском рынке труда не хватает специалистов?

https://radiosputnik.ria.ru/20211029/kadry-1756913068.html

Почему на российском рынке труда не хватает специалистов?

Почему на российском рынке труда не хватает специалистов?

Почему на российском рынке труда не хватает специалистов?

Радио Sputnik, 29.10.2021

2021-10-29T17:53

2021-10-29T17:53

2021-10-29T18:10

сказано в эфире

общество

технологии

работа

подкасты – радио sputnik

россия

навигатор абитуриента

кем стать

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/03/0a/1600669333_0:5:1580:893_1920x0_80_0_0_b9c3bb425f7eeb5b5b2de54ce6b32442.jpg

Как пандемия повлияла на российский рынок труда

Почти 40% россиян за время пандемии сменили сферу деятельности, выяснил исследовательский центр «Зарплаты.ру». Откуда уходили работники и к чему пришли, разберемся вместе с главным научным сотрудником института социологии РАН, доктором социологических наук Владимиром Мукомелем.

audio/mpeg

Эксперты исследовательского центра «Зарплата.ру» назвали отрасли с дефицитом специалистов. Ситуацию на рынке труда оценила для радио Sputnik заместитель генерального директора по работе с профессиональным сообществом ANCOR Татьяна Баскина.Спрос на рабочих и строителей в России сейчас в три раза выше, чем в 2019 году, сообщает РИА Новости со ссылкой на подсчеты исследовательского центра «Зарплата.ру». Значительный рост числа вакансий наблюдается также в сферах торговли, медицины, общественного питания, в логистике и промышленности, пишет агентство.В интервью радио Sputnik заместитель генерального директора по работе с профессиональным сообществом международной компании по подбору кадров ANCOR Татьяна Баскина подтвердила, что на российском рынке труда есть дефицит специалистов.Дисбаланс спроса и предложения проявляется как в отраслях (где-то сотрудников не хватает, а где-то люди остаются без работы), так и в отношениях между конкретными работодателями и соискателями, полагает Татьяна Баскина.Изменить ситуацию на рынке труда помогут инвестиции в обучение сотрудников, считает эксперт.Коротко и по делу. Только отборные цитаты в нашем Телеграм-канале.

https://radiosputnik.ria.ru/20210916/kolledzh-1750310439.html

https://radiosputnik.ria.ru/20210926/mashino-1751035371.html

россия

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://radiosputnik.ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/03/0a/1600669333_0:0:1394:1045_1920x0_80_0_0_274a99bd59c3bf2b96fa5876ebbae32c.jpg

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

общество, технологии, работа, подкасты – радио sputnik, россия, навигатор абитуриента, кем стать

Какого бизнеса не хватает в России — Дело Модульбанка — Дело Модульбанка

Платформа для организации свадеб

В Америке есть платформа, через которую жених и невеста могут найти тамаду, фотографа, отправить приглашения и составить вишлист. Здесь же можно планировать задачи и отправлять гостям уведомления, если в расписании свадьбы что-то меняется.

Против. Ерунда какая-то, есть же блокноты

За. Очень надо!

Помощник для шопинга

Читательница Дела мечтает о таком сервисе, который помогает находить всё что угодно:

«Например, надо найти сумку, но не просто сумку, а длиной 25 сантиметров, и чтобы ручки большие, но не слишком: сумка не должна сваливаться с плеча.

Я перечисляю все требования, а сотрудник сервиса ищет мне варианты. И потом говорит: есть вот такая в таком магазине за столько, похожая в другом, а еще такая на Вайлдберис. А я уж готовенькие варианты рассматриваю и заказываю»

Но важно, чтобы сервис помогал не только с сумками, а хоть с лимузином, хоть с лисьими хвостами.

Против. Платить за поиск всё равно, что платить за воздух

За. Можно столько времени сэкономить

Региональные дог-френдли-заведения

Другая читательница Дела мечтает о региональных дог-френдли-заведениях:

«Не хватает дог-френдли-заведений: кафе, магазинов. В Челябинске дог-френдли только „Красное белое“»

Кафе, магазины и отели, в которые можно приходить с собаками, есть в России, но их мало, и почти все находятся в Москве и Петербурге

Против. С собаками не входить *грозный топ*

За! За сладких пирожков и хороших мальчиков

Антибюрократическая контора

Контора, услугами которой можно воспользоваться, если не хочется самим ходить в МФЦ, ругаться в регистратуре поликлиники и требовать в жэке трезвого сантехника. При этом важно, чтобы перед оплатой услуг не нужно было оформлять доверенность у нотариуса или опять подписывать бумаги.

Против. Ругаться в регистратуре — мой способ снимать стресс

За. Где подписать?

Помощь со знакомствами

Сотрудники американской компании за 30 долларов в час помогают стеснительным парням знакомиться с девушками в кафе, барах и на мероприятиях. Симпатичный сотрудник с легкостью заводит разговор и незаметно удаляется. Компания уже поженила 300 пар.

Против. Это читерство

За. Но чтобы без пикапа!

Уборка за питомцами

Компания «Дуди колс» из Калифорнии предлагают помощь владельцам собак: сотрудники приезжают каждый день или два-три раза в неделю и убирают какашки за собакой. На сайте компании написано, что ее сотрудники «всегда готовы продолжить с того места, где остановилась ваша собака».

Против. Сами справимся!

За. А еще нужна такая же компания для кошек

Магазин с подборками продуктов

Говорят, где-то в Европе есть магазин, в котором продукты разложены не по ассортиментным группам, а по рецептам: тут всё для борща, а здесь — пасты болоньезе, в этой корзинке лежит набор для веганского бургера, а в той — продукты для конфи из кролика со специями. И покупателям не нужно ходить между рядами в поисках морковки.

Против. Люблю, знаете ли, побродить по Пятерочке

За. Кажется, это удобно

Алкогольный секонд-хенд

В Японии придумали алкогольный секонд-хенд: в магазин можно сдать ненужный алкоголь, например коньяк, который врачу подарили пациенты, или ящик виски со свадьбы. Главное условие: бутылка должна быть запечатанной.

Против. Кто такой этот ваш ненужный алкоголь

За. Как раз дома пылятся подарочные бутылки

Российским предприятиям не хватает 2,2 млн работников — Реальное время

На российском рынке труда открыто 2,2 млн вакансий. Об этом пишет ТАСС со ссылкой на исследование аналитической службы международной аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza.

Согласно данным, нехватка такого числа работников летом и осенью 2021 года на российских предприятиях стала максимальным показателем с 2014 года. Больше всего требовались специалисты в Москве, Красноярском, Краснодарском и Приморском краях, Ростовской, Амурской, Иркутской, Московской и Нижегородской областях, а также в Татарстане. Меньше всего нуждались в работниках предприятия Ингушетии, Северной Осетии, Дагестана, Тывы, Карачаево-Черкесии, Ненецкого и Чукотского автономных округов.

Фото: Максим Платонов

Президент FinExpertiza Global Елена Трубникова отмечает, что в прошлом году на одну вакансию приходилось два безработных, а сейчас наоборот — открытых вакансий в два раза больше, чем желающих устроиться на работу. Безработица в стране находится на историческом минимуме — 4,3%, при этом экономика испытывает острый дефицит работников, которых неоткуда взять.

2,2 млн открытых вакансий — это:

  • На 510 тысяч больше, чем по данным службы занятости в январе 2021 года — тогда работодатели уведомили ее о том, что им требуется 1,69 млн работников.
  • В 1,5 раза меньше, чем уровень безработицы в России в октябре 2021 года — он составлял 4,3%, или 3,3 млн человек.
  • В 35 раз больше, чем не хватает сотрудников в Татарстане — согласно тому же исследованию, это 61,7 тысячи человек.
  • На 700 тысяч больше, чем число открытых вакансий на одном из интернет-порталов по поиску работы в октябре 2020 года — по словам министра труда РФ Антона Котякова, оно составляло 1,5 миллиона.
  • Примерно на 1,3 млн больше количества открытых вакансий в мае пандемийного 2020 года — тогда значение опустилось чуть ниже 900 тысяч.
Фото: Илья Репин
  • В 3,2 раза выше, чем общее число сокращенных работников в пандемию в России — по данным Минэкономразвития РФ, их было 680 тысяч.
  • На 2,3 млн меньше, чем оставшихся без работы россиян в мае 2020 года — по подсчетам Росстата, их оказалось 4,5 млн человек, что стало максимумом с 2012 года.
  • В 84 раза больше, чем потребность в кадрах в Татарстане на конец 2021 года — сегодня на заседании Совета безопасности РТ заявили, что она оценивается в 27,7 тысячи человек.
  • Почти половина численности самой активной сейчас на рынке труда возрастной категории граждан — от 30 до 44 лет, их в России 6 млн человек.
  • На 7,9 млн меньше, чем рекорд в США в июне 2021 года — тогда американские работодатели разместили 10,1 млн вакансий.
  • Примерно 1,07% от ожидаемого экспертами числа безработных в мире к 2022 году — это 205 млн человек.

Дарья Акимова

Общество

Лайфхаки: как эффективно пользоваться кредитной картой

Кредитная карта – это прекрасная возможность совершать покупки даже тогда, когда своих собственных денег не хватает. Особенно она актуальна в канун Нового года, когда многие россияне озабочены тем, чтобы красиво его отметить и приобрести всем своим близким и друзьям подарки

Но в умелых руках кредитная карта – это не просто «палочка-выручалочка», запасной кошелек, который выручает тогда, когда срочно нужны деньги. Это инструмент, с которым можно планировать свой бюджет и управлять им.

Мы собрали лайфхаки, как эффективно пользоваться кредитной картой, которыми сегодня делимся с вами.

  1. Совершать покупки лучше в начале беспроцентного периода. Следуя этому правилу, можно дольше пользоваться деньгами с кредитной карты без процентов. Поэтому, планируя крупную покупку, стоит рассчитать дату так, чтобы беспроцентный период был как можно длинным. Как узнать эту дату? Сделать это можно в приложении банка, которые сегодня есть практически у всех.

  2. Постарайтесь не снимать наличные с кредитной карты. Кредитная карта – это не потребительский кредит. Она создана для покупок. Поэтому при снятии наличных с такой карты может взиматься комиссия.

  3. Старайтесь не переводить деньги с кредитной карты. Снова вспоминаем правило – кредитная карта для покупок. И здесь история аналогична снятию наличных со своей кредитки.

  4. Дайте работать своим финансам.

    Суть этого лайфхака заключается в том, чтобы переводить свои накопления в инвестиции, а покупки совершать с кредитной карты. При получении зарплаты — погасили долг, а свободные средства – снова направляем, например, на вклад и расходуем деньги на кредитке. Таким образом, на те средства, которые находятся на вкладе, будут начисляться проценты – а это дополнительный доход. А при оплате покупок кредиткой можно еще получать дополнительные бонусы или кешбэк – сегодня многие карты имеют такую «фишку». А это экономия и, конечно же, очевидные преимущества.

  5. Долг по кредитной карте возвращайте до конца беспроцентного периода. Беспроцентный период – это период, в который банку можно не платить проценты, и он есть у любой кредитки. У разных банков он отличается по продолжительности. На сегодняшний день минимальный срок льготного периода составляет 90 дней. Самый длинный период составляет 120 дней. К примеру, Сбербанк запустил такую кредитную СберКарту, у которой беспроцентный период составляет до 120 дней. В исследовании аналитической и консалтинговой компании Frank RG Кредитная отмечается, СберКарта признана самой выгодной кредитной картой в сегменте карт с длительным льготным периодом на российском рынке. Длинный беспроцентный период позволит делать покупки, а отдавать без процентов средства можно в течение минимум трех месяцев. И, конечно, важно следить за ним и не пропустить. И здесь опять поможет мобильное приложение банка, в котором была выпущена кредитная карта.

  6. Пользуйтесь «фишками» кредитной карты. Многие банки дают различные привилегии своим держателям. К примеру, это может быть кешбэк – это когда потраченные средства возвращаются бонусами или деньгами. Или пониженная ставка на расходы по определенным категориям покупок. Приведем пример, по СберКарте – здесь, если вы выходите за льготный период, установлена пониженная ставка на покупки в категории «Здоровье» или в «СберМегаМаркете».

Итак, если следовать этим лайфхакам, кредитная карта станет для вас отличным инструментом и выручит в период «предновогодних» хлопот. И кстати говоря, в новогодней суете даже не нужно тратить время на поездку в офис банка – например, чтобы оформить кредитную СберКарту можно просто в мобильном приложении СберБанк Онлайн. А при умелом использовании карты, она не только станет вашей палочкой-выручалочкой, но и будет для вас выгодным финансовым инструментом. Оформляйте и наслаждайтесь жизнью, полной эмоций!

ПАО Сбербанк

Что отравляет бизнес и не дает ему расти быстро. Внимание: токсично и заразно!

Оглянитесь назад и вы обнаружите шлейф упущенных возможностей и идей, которые так и остались нереализованными. Причины могут быть разные, но они вполне очевидны – либо опаздывали с принятием решения и идею реализовывал кто-то другой, либо тянули перед тем, как начать новое дело, не могли сделать выбор, кто-то отговаривал, некому было поручить реализацию или не на кого было опереться, а также не хватало времени, средств, специалистов, навыков и т.д.

Это тот случай, когда всегда найдется оправдание собственному бездействию.

Владельцы бизнеса обычно думают о том, как заставить свою компанию расти быстрее, зарабатывать больше меньшими усилиями. Они придумывают, как трансформировать свой бизнес, ставят амбициозные цели, но большинство таких начинаний наталкивается на нежелание сотрудников менять привычный уклад жизни, брать на себя ответственность, думать и действовать так же быстро. Это тот случай, когда амбициозные цели и желание изменить компанию превращаются в жуткий демотиватор для команды.

Правда, бывает, что и собственники бизнеса тоже не сильно горят желанием что-либо менять. Это тот случай, когда у владельцев создается ощущение, что их всё вполне устраивает и лучше ничего не трогать, чтобы не сделать хуже. Такой эффект известен как «иллюзия контроля», когда в стремлении все держать под контролем возникает желание сохранить все неизменным, но такой подход больше не работает, так как все вокруг быстро меняется.

И, наконец, случается так, что собственники бизнеса и руководители просто не знают что делать и стараются двигаться вперед теми методами, которыми они привыкли действовать много лет подряд, полагая что это лучшее из возможных решений. Это те случаи, которые описываются терминами «управленческая слепота» и «зависимость от прошлого».

Отговорок при этом находится множество, как сотрудниками, так и владельцами и руководителями: рынок нестабильный, спрос на продукты и услуги падает, конкуренты душат ценами, продукт плохой, продавцы не продают, маркетологи жгут бюджет и не генерят нужное количество лидов, сотрудники не думают о бизнесе, клиенты не хотят покупать продукт, клиентов мало, никто не хочет работать, платить сотрудникам больше не можем, налоги душат, финансирования не хватает, и, наконец, «Что мы вообще можем сделать в такой ситуации?», «Всё уже перепробовали, ничего не работает…» или «Всё, что вы предлагаете мы знаем, и у нас уже всё это есть…».

Почему так происходит?

Дело в том, что мир давно уже развивается экспоненциально, просто в начале этот тренд не был так заметен. Это означает, что всё вокруг меняется с увеличивающейся скоростью: прорывные технологии, новые продукты и услуги, новые способы предоставления услуг, новые бизнес-модели, новые профессии, новые инструменты продвижения, новые медиа…и т.д. и т.п., все, кроме одного – человеческого мышления.

Рэй Курцвейл, известный футуролог, дает этому факту следующее объяснение: «Проблема недооценки возможной скорости развития отчасти связана с линейностью человеческого мышления, заложенного тысячелетиями относительно медленной эволюции человечества и прогресса». Нельзя рассматривать свой бизнес, стартап, новый продукт линейно, в отрыве от нелинейного контекста.

Всем давно ясно, что быстрый рост и развитие бизнеса сейчас – это единственное нормальное для него состояние, достаточно вспомнить книгу Билла Гейтса «Бизнес со скоростью мысли» почти 20-летней давности. Но масштаб мышления и способность мыслить и планировать экспоненциально и вообще нелинейно, до сих пор представляется почти нереальной задачей для большинства владельцев бизнеса, руководителей и сотрудников.

Почему же мы так «цепляемся» за прошлое, пытаемся решить задачи старыми инструментами, планируем линейно, не воспринимаем новые подходы, сторонимся амбициозных целей и считаем, что они недостижимы? В чем причина того, что все чаще мы не хотим ничего предпринимать, разбираться со всем этим новым, при этом рискуя потерпеть очередную неудачу?

Почему мы так часто переоцениваем свои силы, слепо верим в продукт, который никому не нужен, напрасно жжём деньги и время, нанимаем не тех людей, не тем доверяем решение новых задач, живем иллюзиями, слухами, сплетнями, поверхностными знаниями и чьими-то советами?

Почему боимся предпринять радикальные методы и средства для достижения целей?

Почему, в конце концов, каждый думает, что мне-то это совсем не свойственно, я совсем другой, я думаю правильно, я умный, опытный и сообразительный, я все знаю и понимаю… только вот… не растет…

Ответ достаточно прост. Потому что большинство продолжает с настойчивостью достойной восхищения бороться с трудностями, в то время, как нужно было бы просто выбрать другой сценарий, обратившись к ключевой проблеме.

Так поступают наиболее успешные компании и, как результат, они обладают наибольшей рыночной силой, аккумулируют основной денежный поток и диктуют условия остальным.

Что же мешает нам видеть все разнообразие сценариев роста, решений задач продаж и маркетинга, упаковки продуктов, формирования команды, выполнения планов, чтобы мы получили возможность выбирать наилучший для себя и расти быстро?

Нажмите на изображение,
чтобы увеличить

Досадный парадокс

Этот эффект давно и хорошо знаком в психологии, когда завышенная самооценка, основанная на предыдущем опыте, слабых компетенциях в определенном вопросе, на чрезмерном увлечении общедоступной информацией, на советах «бывалых» и горе консультантов с известными именами, мешает не только трезво оценивать свои собственные силы и компетенции, но и оценивать компетенции других – руководителей, сотрудников, клиентов, партнеров, конкурентов, консультантов. Мы начинаем жить иллюзиями и знаем, к чему это все приводит…

Более того, ученые отмечают тот факт, что чем больше человек не компетентен в какой-то области, тем больше он склонен завышать собственную самооценку, так как граница его знания и незнания остается для него невидимой. А чтобы ее увидеть, необходимо обладать тем же уровнем компетенций. 

Некоторые вещи очевидны – вы ведь вряд ли в здравом уме станете играть в гольф на деньги с чемпионом мира по гольфу? Почему же тогда с такой легкостью готовы играть в бизнес, стартапы на свои деньги и деньги инвесторов? Откуда берется такая уверенность, что вы разбираетесь в бизнесе на 100%?

Именно это заблуждение мешает принимать осознанные решения, основанные на реальности, чувствительности к контексту и понимании перспективы будущего.

Самым большим заблуждением является тот факт, что все мы считаем, что жить иллюзиями именно нам абсолютно не свойственно, и речь здесь идет про кого-то другого. Вы можете сказать, ну вот опять… мы это уже слышали, опять мы сами виноваты…

Но, три–четыре эксперимента, которые мы демонстрируем участникам в начале нашего семинара «Расти быстро или умирай медленно», сразу заставляют поверить в то, что реальность далека от того, какую картину рисует ваше мышление. С этим можно соглашаться или не соглашаться, но это научно доказанный факт.

5 токсичных причин, которые мешают бизнесу расти быстро

В нашем деле, перед тем, как действовать и принимать какие-либо решения, обязательным условием является докопаться до корневой причины происходящего, оценить последствия действия и бездействия, определить какие сценарии решения задачи возможны, и выбрать наиболее подходящий, так как цена ошибки слишком высока.

Такой подход помогает найти самое эффективное и безопасное решение задачи в каждом конкретном случае. И если в большинстве случаев задача роста состоит в том, чтобы найти и выбрать наиболее эффективный для нас сценарий, то…

… что же мешает нам учиться, думать, принимать решения, действовать «на опережение» и расти быстро?

Исследования ученых и наша практика 400+ проектов в разных типах бизнеса доказали, что существует всего пять корневых причин, которые мешают действовать осознанно, трезво оценивать перспективы свои и своего бизнеса, расти и масштабировать бизнес быстро.

Иллюзии

Мы имеем в виду те распространенные стереотипы, когнитивные ловушки, и общедоступные рецепты «симптоматического лечения», которые влияют на образ мышления руководителя, и, как следствие, на скорость и качество принимаемых решений. Но, как говорят доктора, не зная точную причину заболевания – пациента не вылечишь, а лечение симптомов всего лишь облегчает страдания, создает иллюзию хорошего самочувствия, но никак не влияет на скорость или возможность выздоровления.

Спешка

Говорят, спешка нужна только в двух случаях… Поспешные решения и действия без учета реального положения дел и перспектив будущего могут испортить любую идею. Хорошим примером является предпочтение сиюминутной выгоды в ущерб будущему. Как наглядный пример можно привести хорошо известный «Маршмеллоу-тест» (Уолтер Мишел).

Во время эксперимента детям предлагали съесть одну маршмеллоу сразу или потерпеть некоторое время и получить две. Экспериментаторы длительное время фиксировали выбор испытуемых, и оказалось, что дети, проявившие выдержку добивались по жизни большего.

Такой тест вряд ли говорит о существовании строгой зависимости успехов от самоконтроля в детстве, но в бизнесе этот принцип хорошо работает. Иногда стоит отказаться от сиюминутной выгоды и хорошо подумать о возможных перспективах, чтобы спустя время добиться гораздо большего.

Некомпетентность

Некомпетентность проще представить как непонимание собственной границы знания или незнания в определенной области. Это, когда вы даже не знаете какие вопросы нужно задать, чтобы получить нужный ответ. Бизнес состоит из множества наук и дисциплин, и в реальной жизни руководители, владельцы и сотрудники, принимая решения, основанные на своем собственном опыте или на поверхностных знаниях, часто заблуждаются в своих компетенциях, что ведет к принятию решений спорного качества. И чем более логическим образом вы приходите к решению, тем более вы уверены в свое правоте, хотя это может быть совсем не так.

Как упоминалось выше, чем более некомпетентен человек в какой-то области, тем сложнее ему определить границу своей компетентности, что также мешает ему трезво оценивать компетенции других – коллег, сотрудников, подрядчиков, партнеров и конкурентов. Последствия таких некомпетентных решений вполне предсказуемы.

Игнорирование

ignorance на русском языке означает невежество, лень или игнорирование чего-то важного, что в значительной степени определяет вовлеченность, отношение к делу и окружающим. Непонимание своей роли и зоны ответственности, вклада в достижение общей цели, последствий действий и бездействия ведёт к крайне низкой чувствительности к контексту и его изменениям. Если руководитель или менеджер компании мыслит линейно в нелинейном мире, игнорирует важные аспекты бизнеса, интересы клиентов, партнеров, инвесторов или коллег, не готов брать ответственность на себя, то его образ мышления навредит всему проекту.

Страх неопределенности или боязнь провала

Побеждает тот, кто не подозревает о неизбежности провала. Ученые говорят, что в 86% случаев то, чего мы опасаемся, в реальной жизни никогда с нами не происходит. Это отчасти подтверждает справедливость совета, что в любом случае лучше делать, ошибаться и учиться на ошибках, чем просто бездействовать.

Если вы оглянетесь назад еще раз и проанализируете, что и как происходило, то увидите, что каждая из этих причин не только разрушительна для бизнеса, но и достаточно заразна для всей команды.

Иллюзии, спешка, некомпетентность, игнорирование и страх заразны!

Иллюзии приводят к суждениям и обычно они быстрее завоевывают мышление владельцев, руководителей и сотрудников, так как судить проще и в иллюзии проще поверить… как и в симптоматическое решение класса «чудодейственной таблетки», автоворонки и т.д.

Некомпетентность во многих сферах неочевидна и можно легко создать образ специалиста, который на первый взгляд отлично разбирается в … лечении симптомов… Только ленивый не становится консультантом или инфо бизнесменом в наши дни 🙂

Спешка и своевременность – разные вещи. Своевременно принятое и обдуманное решение с большей долей вероятности приведет к позитивному сценарию, а спешка может испортить даже хорошую идею в самом начале…

Легче игнорировать важные вещи, которые требуют приложения усилий, энергии и глубокого анализа, чем сделать это.

Страх и беспокойство тоже заразны, так как мешают действовать и принимать решения осознано.

Обратите внимание на то, как эти 5 корневых причин влияют на модель поведения сотрудников в вашем бизнесе, на то, как это мешает принимать своевременные и качественные решения, действовать быстро и уверенно.

Вряд ли имело смысл готовить эту публикацию, если бы у нас не было ответа на то как справиться с этими токсичными причинами. Сейчас невозможно решить задачу просто с помощью обучения владельцев бизнеса, предпринимателей, руководителей и сотрудников – это больше не работает так эффективно. В экспоненциальном мире нужно «учить учиться», чтобы принимать решения, которых вы никогда не принимали раньше и действовать так, как никогда не действовали раньше.

Но об этом уже в следующих публикациях.

Подписывайтесь на наш блог bigtime.ventures.

Скачивайте бесплатно электронную книгу «Расти быстро или умирай медленно».

Почему зарубежных вакцин от коронавируса не стоит ждать на российском рынке

https://www.znak.com/2021-10-19/pochemu_zarubezhnyh_vakcin_ot_koronavirusa_ne_stoit_zhdat_na_rossiyskom_rynke

2021.10.19

В России полностью привито от коронавируса только 47,2 млн человек — это 32,3% населения. При этом на прошлой неделе был поставлен новый рекорд — больше 1 тыс. смертей за сутки от ковида. Чтобы стимулировать вакцинацию, власти в регионах вводят QR-коды, которые получают поставившие прививку, для посещения общественных мест. В то же время Россия остается одной из трех стран мира — помимо Кубы и Китая — куда не пускают зарубежные вакцины. Политтехнолог Кирилл Шулика в колонке для Znak.com рассуждает, почему появление иностранных препаратов на российском рынке оказалось невыгодно ни для властей, ни для производителей.

Яромир Романов / Znak.com

Более тысячи смертей в день от коронавируса (точно мы все узнаем из данных Росстата в конце следующего месяца) заставляют регионы вводить ограничения и форсировать вакцинацию. Чаще всего ограничения и стимулирование вакцинации носит формальный характер, и кажется, что объединяющая власть и общество идея — в любом случае все умрут. Власть экономит деньги и не вводит локдауны, население в свою очередь буквально генетически приучено легко относиться к смерти. О причинах такого отношения надо вести отдельный большой разговор. 

В любом случае получается, что вакцинация безальтернативна. Однако население всячески пытается ее избежать, а власти в целом и не уговаривают. Вот уже и вице-спикер Думы Петр Толстой признал, что государство проиграло информационную войну. Не сказал он, правда, кто был в ней противником. 

Более того, в Москве в школах ввели тестирование детей на антиген, который дает результат за 15 минут, так прокуратура и Следственный комитет получили более 300 обращений от родителей за неделю. Честно говоря, это просто поразительно. Самое главное нарушение прав ребенка — поковырять у него палочкой в носу. Никто массово не писал жалобы, когда подростков месил на улице ОМОН или, в конце концов, когда 18-летних пацанов призывают в армию. 

Однако мы не одиноки. Максимумы по заболеваемости и смертности можно наблюдать в Прибалтике, где Латвия уже ушла в локдаун, в Румынии, приближаются максимумы на Украине, растет Польша и Сербия, плановая медпомощь приостанавливается в Белоруссии. Все эти страны объединяет то, что они относились к социалистическому лагерю. И пока страны Западной Европы постепенно забывают о коронавирусе, в бывших соцстранах он остается главным источником печальных новостей. И причина тут общая — низкий уровень вакцинации. 

На мой взгляд, обусловлено это недоверием к власти как институту и весьма специфическим образованием. Советское образование вместо практических знаний давало фундаментальные. И этого вполне хватает, чтобы побеждать на математических олимпиадах, но не хватает на то, чтобы, беря кредит в микрофинансовой организации, посчитать сумму, которую надо отдать. Так с биологией — про скрещивание растений Мичуриным мы знаем существенно лучше, чем о том, что прививка работает наиболее эффективно, когда привита вся популяция. 

Знания постсоветским людям заменяет телевизор. Не зря же доверие к нему было настолько высоким, что люди лечились у Чумака и Кашпировского. Сейчас доверие к телевизору разбавилось интернетом, но источники информации у всех разные — от серьезных научных сайтов до мамкиных школьных чатов. Отношение к вакцинации и зависит от того, какую информацию человек потребляет. Плюс отсутствие базовых знаний заставляет человека ударяться в конспирологию. Например, прокуратура теперь узнала от родителей школьников, что коронавирус в России оказывается на палочках для тестирования.

Интересно понаблюдать за нашими соседями из Латвии. Наиболее низкий процент вакцинации там среди русскоязычного населения, соответственно наиболее пострадавшими можно назвать места их компактного проживания, например Даугавпилс. Русские в Прибалтике смотрят российское государственное телевидение, которое хвалит «Спутник V» и ругает Pfizer и AstraZeneca. Но российской вакцины там не было, поэтому люди не прививались вовсе. Однако власти пошли на хитрость и привезли в Даугавпилс вакцину Moderna, которая критики ведущих наших пропагандистов не удостоилась. Вот только тогда люди и пошли прививаться. Примерно такая же ситуация была в Израиле, где бывшие наши соотечественники хотели «Спутник V» и властям много усилий стоило, чтобы привить их теми вакцинами, что были в стране.

Однако главная проблема в том, что люди не верят в эффективность любой вакцинации и получают о ней откровенно фейковую и мусорную информацию. На этом делаются лайки, просмотры, репосты, что в свою очередь поднимает монетизацию ресурсов. Государства на постсоветском пространстве ничего противопоставить не могут, потому что воспитание доверия к науке, как и модернизация образования, дают эффект только через поколения. 

В России импортных вакцин ждут те, кто получает информацию из Facebook, Twitter и других подобных ресурсов, собирающих западников. Ситуация получается обратная той, что сложилась в латвийском Даугавпилсе, где русскоязычное население ждало «Спутник V». Но предложить в России альтернативу «Спутнику V» невозможно. Учитывая абсолютно мизерное производство «Эпиваккороны» и «Ковивака», кажется, что уже даже государство поняло: эти два проекта не получились, однако признать провал в современных условиях просто невозможно. И вот такая нечестная позиция тоже не повышает доверие к вакцинации.

Так что я абсолютно уверен, что иностранные вакцины в России пользоваться спросом не будут, особенно если учесть активную пропаганду их недостатков. Ведь даже Путин говорил, что у них там от вакцин умирают, а у нас нет.

Однако ввозить иностранные вакцины в Россию все равно крайне важно. Во-первых, это имиджевый проект для государства и демонстрация его открытости, а, во-вторых, государство все-таки должно удовлетворять спрос всех, а не только большинства.

Тем более что большинство не хочет вакцинироваться в принципе. Другое дело, что производителям импортных вакцин Россия с забитыми «Спутником V» складами вряд ли может быть интересна, даже если власти примут решение об открытии рынков. Кстати, ведь если такая ситуация сложится, то получится просто идеальная реклама тезиса о том, что Запад желает России зла.

Но ничего подобного не случится, ибо самой концепции современного развития России противоречит импорт. И речь не только о вакцинах или фармакологии в целом (не забывайте, какие проблемы есть с многими импортными препаратами от рака). Например, есть продуктовые ответные санкции, есть лимит на легионеров в футболе и хоккее. Да и в науке нынче международное сотрудничество, мягко говоря, не поощряется.

Поэтому прививаться россияне будут «Спутником V», и то при условии, если власть найдет какие-то ключики, например, через введение обязательной вакцинации, хотя она и снизит ее рейтинги. Если ключики не найдут, то будут другие заботы: где ставить оснащенные кислородом койки и где хоронить умерших.

А ведь обратите внимание, что среди системных политических сил нет тех, кто готов разговаривать с избирателем и убеждать его прививаться. Нет тех, кто бы призывал власть ввести обязательную вакцинацию. Можно вспомнить ЛДПР и Жириновского, который привился шесть раз, но большей антирекламы прививочной кампании не сделали, кажется, даже самые отмороженные антиваксеры.

Однако есть те, кого власть помечает ярлыками «пятой колонны» и «иностранными агентами», которые как раз относятся к вакцинации, исходя из западных установок. То есть говорят, что надо прививаться, что надо вводить обязательную вакцинацию и прекращать спокойно смотреть на высокую смертность. Они могли бы сейчас стать ситуационными союзниками власти. Но так не получится, потому что их выбросили за борт политической жизни и максимум, что дозволили, так это писать свои мысли в интернете, чаще всего под плашкой иностранных агентов. 

Получается, что впервые власть осталась в важнейшем политическом вопросе без союзников. И это тоже урок пандемии. Но его предпочитают не замечать, как и неэффективность тотального импортозамещения в фармакологии, а также невозможность использования выстроенной пропагандистской машины для решения задач выживания нации. И если вакцину создать удалось, к борьбе с пандемией наука оказалась готова, то политическая система, которая должна была включаться, свой шанс доказать эффективность упустила. 

Публикации рубрики «Мнение» выражают личную точку зрения их авторов.

Бизнес тренды 2021-2022: какой бизнес будет актуален после коронавируса

Фитнес-центры вслед за школами и университетами перемещаются в онлайн. Американское издание Entrepreneur видит три причины для усиления этого тренда. Первая — лояльность аудитории. Даже приверженцы привычного офлайн-формата в условиях самоизоляции решились на онлайн-тренировки.

Вторая причина — удобство: тренироваться можно в любое время с любым тренером, готовым выйти в эфир. И третья — геймификация. Элементы игры легко внедрить в онлайн-тренировки: за выполнение упражнений вы получаете баллы, а успехами сразу можно поделиться в соцсетях. Смартфоны и фитнес-браслеты превратились в компаньонов, которые отслеживают результаты тренировок и поддерживают энтузиазм.

Этим воспользовался Мэттью ди Пьетро: он основал стартап Salut и привлёк 1,25 миллиона долларов инвестиций для его развития. Это приложение для iOS и Android, позволяющее фитнес-тренерам проводить виртуальные занятия.

Платформа позволяет составлять расписание, вести трансляции и набирать учеников. А последние в свою очередь могут выбрать тренера, «не привязываясь» к абонементу какого-либо зала. Пока оплата происходит за количество занятий, но сервис планирует перейти на подписную модель монетизации — оплату за доступ к платформе.

Понятие «умный дом» (англ. smart home) уже знакомо многим: это система автоматизации домашних устройств. Говорящие часы напоминают, что пора вставать, умная печь самостоятельно готовит завтрак, а метеостанция сообщает, что на улице дождь. Умное здание (англ. smart building) — это система, которая обеспечивает безопасность, ресурсосбережение и комфорт для посетителей офисов, коммерческих объектов и др.

Сама концепция не новая: в 1990-х годах здания начали обзаводиться системами видеонаблюдения и управления доступом. Пандемия ускорила тренд: теперь контролировать нужно не только электричество и водоснабжение, но и качество воздуха, температуру входящих. Аналитики компании Fortune Business Insights прогнозируют увеличение мирового рынка умных зданий до 110 миллиардов долларов к 2026 году. Для сравнения в 2018 году этот показатель был около 44 миллиардов.

Стартап Infogrid осенью 2020-го привлёк 15,5 миллионов долларов инвестиций, пообещав сделать здания не только умными, но и экологичными. Компания производит датчики на основе искусственного интеллекта. Они способны анализировать качество воздуха, расход воды и электроэнергии, а также сигнализировать о появлении бактерий, например, обнаружить легионеллу в водопроводе.

Телемедицина становится всё популярней, а сервисы для ментального здоровья, например, онлайн-консультации с психологом, всё актуальнее. Телементальные сервисы объединили эти два тренда. Удалённая психологическая помощь оказалась как никогда востребованной в условиях самоизоляции. Зарубежные исследователи ожидают, что мировой рынок телементальной медицины к 2026 году вырастет до 15 миллиардов долларов США.

Сингапурский стартап Intellect разработал телементальный сервис, которым могут пользоваться не только отдельные пользователи, но и целые команды. Это своеобразный корпоративный онлайн-психолог. Уже через шесть месяцев после запуска на платформе зарегистрировалось около миллиона человек. Основатели стартапа подчеркнули: на фоне пандемии компании начали уделять особое внимание психологическому климату в коллективе. Многие сотрудники оказались близки к выгоранию, а самоизоляция усугубила одиночество. Месяц работы с сервисом Intellect снижает уровень стресса в команде на 35%.

Цифровые кочевники (диджитал номады, англ. digital nomad) — люди, которые не зависят от физического места работы и совмещают свою деятельность с постоянными перемещениями по миру. Не следует путать это явление с дауншифтингом, бум которого пришёлся на 2000-е. В этом случае жители мегаполисов оставляют высокие посты с приличной зарплатой и уезжают искать «настоящих себя» в тёплые страны. Кочевников же устраивает их работа, их цель — посмотреть мир, расширить кругозор и завести новые знакомства.

Пандемия заставила многих перейти на дистанционную работу. Twitter, Facebook, Google, Amazon, Spotify, Shopify, Salesforce, PayPal, Uber разрешили сотрудникам работать онлайн. А Исландия, Эстония, Грузия, Ангилья, Барбадос, Антигуа и Барбуда ввели специальные визы для удалёнщиков, в некоторых случаях она даже включает оплаченное тестирование на COVID-19.

Чего не хватает кочевникам? Сервисов, которые сделают релокацию комфортной. Этим и занялся стартап Flown. Компания, которая осенью 2020-го привлекла 1,5 миллиона долларов инвестиций, предложила два продукта. Первый — Flown Away — подбор домов, отелей и просто мест для уединения вроде хижины в лесу. Такие «плавающие» офисы полностью оборудованы для удалённой работы. Второй — Flown Here — онлайн-платформа, на которой собраны инструменты для продуктивной работы. Деньги компания рассчитывает получать не только с кочевников, но и с владельцев недвижимости. Последним будет выгодно диверсифицировать свои доходы.

Дистанция между работодателем и сотрудником увеличилась. Для выполнения операционных задач — от командного планирования до отслеживания результатов — создано множество сервисов. Однако сфера производственного обучения пока не адаптировалась к пост-ковидному миру. Отрабатывать механические навыки во многих областях по-прежнему важно руками.

Ситуацию решил изменить Transfr, создавший виртуальные производственные цеха и лаборатории. Компания начиналась как обучающая игра по программированию в виртуальной реальности. Потом Transfr продавал симуляторы в самых разных областях: например, студенты-медики осваивали хирургию в виртуальных лекториях. В условиях пандемии Transfr предложил сервисы для массового повышения квалификации.

Стартап использует гарнитуру Oculus for Business от Facebook. Она предназначена для внедрения и масштабирования виртуальной реальности в различных отраслях предпринимательской деятельности. Доход компания получает от внедрения программ обучения и лицензирования программного обеспечения.

Россия может потерять статус рыночной экономики в США через 20 лет после его закрепления

16 августа 2021 г. 11:30

Россия может потерять статус рыночной экономики в США через 20 лет после его закрепления

МОСКВА. 16 августа. Интерфакс. Соединенные Штаты начали расследование того, следует ли продолжать рассматривать Россию как страну с рыночной экономикой для целей закона об антидемпинговых пошлинах, говорится в сообщении Министерства торговли США в Федеральном реестре.

Департамент заявил, что в связи с этим запрашивает у заинтересованных сторон общественные комментарии и информацию, крайний срок — 30 августа 2021 г.

Расследование относительно режима рыночной экономики было начато в рамках антидемпингового расследования в отношении аммиачной селитры из России, говорится в сообщении ведомства.

«В рамках расследования не оправдавшей себя справедливой стоимости растворов аммиачной селитры мочевины (КАС) из Российской Федерации (Россия) мы обнаружили, что заявитель представил достаточные доказательства Министерству торговли (коммерции), чтобы проверить, действительно ли продолжать рассматривать Россию как страну с рыночной экономикой (МЭ) для целей закона об антидемпинговых пошлинах », — сказали в ведомстве.

Commerce процитировал Закон о тарифах 1930 года, который устанавливает критерии для рассмотрения данной страны как страны ME. Закон устанавливает шесть критериев для определения того, можно ли считать страну страной с рыночной экономикой. Если экономика страны не соответствует ни одному из этих критериев, Министерство торговли может рассматривать ее как страну с нерыночной экономикой.

Критерии следующие: 1. Степень, в которой валюта иностранного государства конвертируется в валюту других стран; 2.Степень, в которой ставки заработной платы в зарубежной стране определяются свободными торгами между рабочими и руководством; 3. Степень, в которой совместные предприятия или другие инвестиции фирм из других зарубежных стран разрешены в иностранном государстве; 4. Степень государственной собственности или контроля над средствами производства; 5. Степень государственного контроля над распределением ресурсов и решениями предприятий о ценах и объемах производства; и 6. Такие другие факторы, которые управляющий орган считает необходимыми.

США предоставили России статус страны ME с 1 апреля 2002 года. Министерство торговли заявило тогда, что решение отражает огромные изменения, произошедшие в российской экономике за последнее десятилетие. Это было настолько знаменательным событием, что тогдашний президент Джордж Буш сообщил об этом президенту Владимиру Путину по телефону.

Тогдашний министр экономического развития России Герман Греф, комментируя это решение, сказал, что по состоянию на 2002 год российские товары на сумму около 1,5 млрд долларов подлежали обложению U.S. ограничения как товары, происходящие из страны с нерыночной экономикой, включая «металлы, удобрения, титан и целый ряд других российских товаров».

Статус страны

ME очень важен для экспортеров, поскольку значительно усложняет наложение на них антидемпинговых пошлин.

Если экономика считается нерыночной, то в антидемпинговых расследованиях в США в отношении импорта из этой страны стоимость производства данного продукта может быть рассчитана на основе его стоимости в «третьих странах», в которых она может быть значительно выше (если, например, один фактор в ценах на энергоносители в России, что является естественным конкурентным преимуществом), что позволяет легко доказать демпинг и ввести антидемпинговые пошлины.Это чаще всего ударяет по российским производителям металла и удобрений.

Именно по вопросу антидемпинговых процедур Россия выиграла фундаментальный спор с Европейским Союзом в ВТО в июле 2020 года о так называемых энергетических корректировках, которые начались еще с советских времен и тогдашней нерыночной советской экономики. ЕС также признал Россию страной с рыночной экономикой в ​​2002 году, немного позже, чем США, в ноябре того же года.

В соответствии с практикой регулирования энергетики при проведении антидемпинговых проверок ЕС не учитывал цены, по которым российские компании покупали природный газ для производства экспортируемой продукции.Вместо этого использовались цены на газ в третьих странах, что почти всегда приводило к завышению реальных затрат российских компаний и, как следствие, к высоким антидемпинговым пошлинам на российские товары. ЕС начал использовать этот подход еще в 1980-х годах против советских производителей аммиачной селитры.

После того, как арбитраж ВТО вынес решение в пользу России, ЕС в августе 2020 года подал апелляцию в апелляционный орган ВТО, который не функционирует с декабря 2019 года, по сути поставив это решение в подвешенное состояние.

В октябре 2020 года Европейская комиссия разместила на своем сайте отчет о так называемой нерыночной практике России в целях проведения антидемпинговых расследований в ЕС.

В то время Минэкономразвития России связывало этот отчет с победой страны в ВТО по вопросу регулирования энергетики, отметив, что «этим отчетом ЕС хочет создать основу для продолжения своей несправедливой антидемпинговой практики, только в соответствии с другими требованиями. ‘соус.'»|

13 умопомрачительных фактов об экономике России

Reuters
  • После Второй мировой войны Советский Союз превратился в глобальную сверхдержаву, соперничавшую с Соединенными Штатами.
  • Но после распада Советского Союза в начале 1990-х годов России пришлось заново изобретать свою экономику.
  • Markets Insider собрал 13 удивительных фактов об экономике России.
  • Посетите MarketsInsider.com, чтобы узнать больше.

После Второй мировой войны Советский Союз превратился в глобальную сверхдержаву, конкурирующую с Соединенными Штатами.

Но когда Советский Союз распался в начале 1990-х и возродился как Россия, ему пришлось заново изобретать свою экономику. В последующие десятилетия коммунистическая нация испытала множество экономических проблем.

По мере того, как Россия продолжает попытки утвердить себя в качестве глобальной державы, она сталкивается с колебаниями валюты, сокращающимся населением и экономикой, которая во многих отношениях зависит от нефти и газа.

Вот 13 невероятных фактов о российской экономике:



Россия теряет 700 человек каждый день

Flickr / Baigal Byamba

Население России сокращается примерно на 700 человек в день, или более чем на 250 000 человек ежегодно, по данным Eurasia Daily Monitor.

В некоторых городах, например в Мурманске, после распада Советского Союза численность населения сократилась более чем на 30%.

Это снижение частично связано с демографическим старением, падением иммиграции и неспособностью правительства обеспечить соблюдение правил в области здравоохранения и питания.Некоторые наблюдатели винят западные экономические санкции, которые усугубили российскую бедность и экономическую нестабильность.

Спад может продолжать создавать проблемы для российской экономики еще долгие годы.



Россия имеет более 460 миллиардов долларов резервных фондов

Shutterstock / Ufuk ZIVANA

Россия имеет более 460 миллиардов долларов резервных фондов с уровнем долга в 29% от валового внутреннего продукта и 15,9 месяцами покрытия импорта.

Эти базовые макроэкономические статистические данные заставляют экспертов полагать, что Россия может противостоять некоторым глобальным потрясениям, даже если ее экономический рост останется на низком уровне — примерно 1.5%.



Объем производства в России упал на 45% за десятилетие после распада Советского Союза.

Flickr / Janette Asche

С 1989 по 1998 год производство в России упало на 45%, так как экономические реформы после распада Советского Союза в 1991 году вступили в силу. К 2000 году ВВП страны составлял от 30% до 50% от объема производства до коллапса.

Постпереходные рецессии объясняются несколькими факторами, которые сделали это время хаотическим с плохой экономической политикой.



Нефть и газ составляют 59% российского экспорта

РИА Новости, Алексей Дружинин, Pool / AP Photo

Россия богата нефтью, и ее экономика сильно зависит от ресурсов.

По данным Reuters, к концу прошлого года добыча нефти в России была на рекордно высоком уровне — 11,16 млн баррелей в день.

По данным Всемирного банка, в 2017 году газ составлял 59% экспорта России и 25% ее общей выручки.



Более 13% россиян живут в бедности

Дмитрий Ловецкий / AP Photo

Президент России Владимир Путин в своем обращении к стране в прошлом году пообещал сократить вдвое уровень бедности в России, которая в настоящее время затрагивает более 13% населения. население.По данным Irish Times, официальная государственная статистика того времени показала, что 19,3 миллиона россиян жили за чертой бедности.

В речи говорилось об инвестициях в размере 25,7 триллиона рублей — это 380 миллиардов долларов — в модернизацию российского здравоохранения, образования, инфраструктуры, жилья и сельского хозяйства, чтобы помочь нуждающимся и потенциально сдержать убыль населения России.

Тем не менее, уровень бедности в России значительно снизился по сравнению с постсоветским периодом почти в 35%.



В России более 70 миллиардеров

Jim McIsaac / Getty

Неравенство богатства в России велико, и Москва часто возглавляет список городов мира с наибольшим количеством миллиардеров — в России в целом их более 70. Многие из этих миллиардеров получили свое состояние в 1990-е годы, когда коррупция охватила страну, возникшую в результате коммунистической экономики.

Олигархи имеют большое влияние в российском правительстве и начали инвестировать на Запад, в том числе в спортивные команды, такие как Brooklyn Nets НБА, принадлежащая миллиардеру Михаилу Прохорову.



Российская валюта, рубль, упала в цене на 50% за это десятилетие

Thomson Reuters

Российская экономика пережила серьезный финансовый кризис с 2014 по 2017 год, в результате которого стоимость рубля снизилась вдвое.

В прошлом году Центральный банк России обвинил санкции США в том, что рубль достиг двухлетнего минимума в 69,40 по отношению к доллару. В 2013 году курс рубля был на уровне 33 за доллар США.

Подробнее: Русские плохо разбираются в системе GPS для отправки поддельных навигационных данных тысячам судов

Экономический кризис в целом был вызван резким падением цен на нефть в 2014 году и международными санкциями, введенными в отношении Россия, когда она военным путем вторглась в Украину.



Среднемесячная заработная плата в России составляет 670 долларов.

Максим Мармур / AP Photo

Россия входит в десятку стран с наибольшим объемом экономического производства. Но, несмотря на высокий ВВП по сравнению с остальным миром, среднемесячная заработная плата составляет 670 долларов — или 42 413 рублей.

Эта сумма выросла почти на 50% с 2016 года — тогда она составляла 437 долларов.

Заработная плата в России сильно пострадала из-за недавней нестабильности рубля, поскольку в 2013 году россияне смогли купить на 40% больше товаров и услуг, чем в 2018 году.



Ikea принадлежит 20% российского мебельного рынка.

Михаил Метцель / AP Photo

Шведская сеть супермаркетов Ikea открыла свой первый магазин в столице России Москве в 2000 году, и он быстро стал одним из ведущих магазинов компании.

В течение следующих 18 лет Ikea открыла еще два магазина в Москве и в общей сложности 14 магазинов по всей стране.

В условиях, когда россияне хотят еще больше растянуть свои деньги, Ikea теперь принадлежит 20% российского мебельного рынка.



Асбест, Россия, в прошлом году произвел 315 000 тонн асбеста.

Hardscarf / Wikimedia Commons

Асбест — основная экспортная продукция города Асбест, Россия. Несмотря на хорошо известную опасность асбеста для здоровья, в прошлом году в городе увеличилось производство асбеста, сообщает The New York Times.

315 000 тонн асбеста, произведенного на городской шахте в прошлом году, были первым увеличением производства, которое город увидел за многие годы.80% этой продукции было продано за границу, в том числе 67 тонн в США.

Асбест запрещен более чем в 60 странах мира.



Россия инвестировала более четверти миллиарда долларов в алмазную промышленность Зимбабве

Tsvangirayi Mukwazhi-File / AP Photo

Во время холодной войны США и Советский Союз боролись за влияние в Азии, и теперь Россия обратила свой взор на Африку . И Россия, и Китай сделали огромные инвестиции по всему континенту, пытаясь укрепить свое влияние.

В январе Россия инвестировала 267 миллионов долларов в алмазную промышленность Зимбабве.

Россия не имеет ни исторических корней других европейских стран, ни денег, имеющихся у Китая, но ее влияние в Африке в значительной степени зависит от ее военного экспорта и государственных компаний, занимающихся добычей полезных ископаемых.



Россия потратила 50 миллиардов долларов на Зимние Олимпийские игры 2014 года.

John Berry / Getty Images

Когда Зимние Олимпийские игры обрушились на российский город Сочи, правительство потратило более 50 миллиардов долларов на подготовку города.Инвестиции включали не только строительство новых спортивных объектов и отелей, но и дорог, мостов, газопроводов низкого давления и других инфраструктурных проектов.

Но инвестиции, похоже, работают: российские официальные лица сообщили, что в 2017 году курортный город посетили 6,5 миллиона человек, что наполнило жизнь местной экономикой, которая когда-то была известна только летним отдыхом.

В 2018 году Россия принимала чемпионат мира по футболу FIFA, строительные и подготовительные работы которого, по имеющимся данным, обошлись более чем в 11 миллиардов долларов.


Кремль изолировал экономику России

O N НЕДАВНИЕ будний день в Перми, промышленном городе с населением 1 миллион человек на окраине Западной Сибири, завсегдатаи популярного пиццерии «Торопомодоро». «К июню мы вернулись к докапандемическому уровню клиентов, и с тех пор они остаются на этом уровне», — говорит Максим Минин, владелец. В прошлом году экономика России сократилась всего на 3%, в результате чего она находится в лучшем состоянии, чем многие другие. Отчасти это связано с тем, что правительство не восстановило национальную изоляцию после второй волны коронавируса осенью.(Избыточный уровень смертности в России — 313 на 100 000 человек, намного больше, чем в Америке, — говорит о том, что человеческие жертвы были огромными.) Но это еще и потому, что российская экономика давно пережила изоляцию.

Послушайте эту историю

Ваш браузер не поддерживает элемент

Больше аудио и подкастов на iOS или Android.

С 2014 года, когда Россия аннексировала Крым и вторглась в восточную Украину, Кремль управлял экономикой, как осажденной крепостью, наращивая резервы, отделяясь от мировой экономики и готовясь к потенциальному воздействию западных санкций или колебаний цен на нефть. .Эта крепость эффективно защищает от внешних ударов. Но внутри своих стен он порождает застой и недомогание, которые подпитывают оппозиционное движение Алексея Навального и протесты против президента России Владимира Путина. «Речь идет о стабильности, а не о развитии или, точнее, о контроле», — говорит Наталья Зубаревич, экономист и географ. «Они не позволят экономике умереть, но в этой системе развитие невозможно».

Основа крепости — большие запасы и низкие долги.Для г-на Путина дефолт российского правительства в 1998 году стал психологической травмой. Став президентом чуть более года спустя, он намеревался наращивать резервы страны. Когда в середине 2008 года мировой финансовый кризис привел к резкому падению цен на нефть, у России было 570 миллиардов долларов, что эквивалентно почти трети ВВП . Это оказалось кстати. Правительство сжегло банки рефинансирования и защиты рубля на 220 миллиардов долларов. Но после кризиса он продолжал тратить на вооруженные силы, зарплаты бюджетникам и пенсии.Фирмы начали заниматься собственными заимствованиями. Когда в 2014 году Запад ввел России санкции и цена на нефть упала, экономика вышла из-под контроля.

С тех пор Россия реконструировала и реструктурировала свои запасы. В конце 2020 года в Фонде национального благосостояния на черный день было 183 миллиарда долларов ( NWF ), что является максимальным показателем с 2009 года. Общие международные резервы России составляли 596 миллиардов долларов, что эквивалентно почти двухлетнему импорту. Чтобы застраховаться от санкций, центральный банк также переместил свои авуары из американских банков и из американских долларов: доля его международных резервов, хранящихся на американской территории, упала с 30% в 2013 году до всего 7% сейчас.Его общие резервы больше в золоте (24%), чем в долларах (22%) (см. Диаграмму 1).

И корпоративный сектор, и государство выплатили свои долги. Под давлением санкций российские фирмы избавились от обязательств: с 2014 года нефинансовые компании снизили размер задолженности перед иностранными кредиторами на 25%. Банки урезали свои на 65%. Правительство имело профицит бюджета в 2018 и 2019 годах. Даже после некоторого дефицита расходов во время пандемии его долг эквивалентен примерно 20% от ВВП ; только пятая часть принадлежит иностранцам.Новые санкции США, запрещающие финансовым учреждениям покупать новые российские облигации, были скорректированы таким образом, чтобы ограничить их влияние; но даже более широкий запрет на вторичный рынок может просто привести к увеличению внутреннего долга. Российские банки покупают большую часть новых облигаций: во время последнего выпуска облигаций в начале этого месяца государственный банк ВТБ собрал около 70% размещений.

Россия также сократила свою зависимость от выставления счетов в долларах. Доля ее экспорта в долларах упала с 80% в 2013 году до менее 60% в прошлом году (см. Диаграмму 2).Менее половины торговли России с Китаем осуществляется в долларах. В торговле с ЕС евро почти обогнал доллар.

Кремль тоже хотел бы видеть кибер-развязку. Закон, принятый в 2019 году, призван дать правительству возможность отрезать российский интернет от остального мира. Он следует ранее принятым законам о локализации данных, призванным заставить иностранные компании хранить данные российских пользователей в России. Отечественные российские технологические компании уже конкурируют с западными гигантами во многих секторах.Яндекс борется с Google на российском поисковом рынке; он обогнал Uber и стал лидером в сфере обслуживания пассажиров. Две российские компании, Wildberries и Ozon, находятся на вершине зарождающегося рынка электронной коммерции, на котором Amazon не работает.

Тем не менее, в России нет ни широты отечественных технологий, ни технических возможностей на государственном уровне, чтобы установить межсетевой экран в китайском стиле. Хотя Кремль беспокоит охват зарубежных социальных сетей, таких как YouTube, где ведет вещание г-н Навальный, их широкая аудитория и отсутствие местных альтернатив делают их запрет неприятным.Попытка заблокировать приложение для обмена сообщениями Telegram в 2018 году закончилась тем, что Павел Дуров, основатель компании в России в изгнании, перехитрил российские регуляторы и привлек миллионы новых пользователей.

За попыткой в ​​этом году замедлить работу Твиттера с помощью новых инструментов фильтрации вскоре последовал сбой на собственном сайте Кремля. Несмотря на директивы о прекращении использования программ IT , в 2019 году аудиторская палата правительства обнаружила, что 96% государственных учреждений по-прежнему используют неутвержденное иностранное программное обеспечение. Отказ от западных технологий часто означал использование большего количества китайских материалов, что для Кремля менее неприятно, чем полагаться на Америку, но все же неудобно.

Экономика России по-прежнему сильно зависит от углеводородов. Несмотря на многолетние обещания, существенной диверсификации не произошло. Углеводороды по-прежнему составляют более 60% экспорта и около 40% государственных доходов. Хотя Китай в последние годы покупает больше российской нефти и газа, EU остается крупнейшим покупателем России, а Россия — крупнейшим поставщиком EU , на долю которого приходится 30% импорта сырой нефти блока и 40% его природного газ. Это сделало бы любое эмбарго на экспорт российских энергоносителей слишком разрушительным для Запада.

В крепости нет будущего

Какой бы устойчивой ни была финансовая крепость России, ее сохранение означает жесткие ограничения на расходы. По данным Всемирного банка, меры стимулирования России, связанные с COVID-19, составили всего 4% от ВВП . В глазах г-на Путина пандемия — это не пресловутый дождливый день, для которого был предназначен NWF : фонд фактически вырос в 2020 году. Вместо этого ограниченное стимулирование финансировалось за счет займов. Большая часть стимулов была обеспечена за счет налоговых льгот и гарантий по кредитам, а не за прямую поддержку малых и средних фирм или домашних хозяйств.Как говорит Татьяна Максименко, директор детского центра в Перми: «Для государства я не имею большого значения. Мой бизнес небольшой, и мои налоги в бюджет невелики ».

Реальные доходы упали на 3,5% в 2020 году, в результате чего доход среднего россиянина на 10% ниже, чем в 2013 году. Одно исследование показало, что после шестинедельной изоляции в начале пандемии почти у половины домохозяйств не было сбережений или их было достаточно. покрыть месячные расходы. С февраля 2020 года цены на продукты питания выросли на 7,7%.Стоимость основных продуктов, таких как подсолнечное масло и сахар, выросла на 27% и 48% соответственно. Некоторые из самых популярных предприятий в России в наши дни — это розничные магазины со скидками, такие как «Светофор», сибирская сеть, которая отказывается от полок и выставляет свои товары по сниженным ценам в картонных коробках на полу.

Будущее не выглядит более светлым. Россия будет бороться, поскольку мир отказывается от ископаемого топлива. Мало что было сделано для подготовки к более зеленому будущему. На возобновляемые источники энергии в настоящее время приходится менее 1% выработки электроэнергии в России.По данным Bloomberg NEF , поставщика данных, инвестиции в экологически чистую энергию в период с 2014 по 2019 год составили всего 5 миллиардов долларов, что составляет одну шестую часть инвестиций Бразилии за тот же период и одну десятую часть инвестиций Индии. Некоторые экономисты встревожены. «Рента, которой мы пользовались последние 20 лет, никогда не вернется», — написал в прошлом году бывший министр финансов Алексей Кудрин. «Это огромная проблема для всей экономической политики».

Нефтедоллары давно перестали генерировать рост. В 2000-08 гг., На фоне нефтяного бума, Россия выросла в 6 раз.6% в год; в 2012-19 гг. ВВП в среднем на прирост составлял всего 1%. При таких темпах Россия уступает не только другим странам с аналогичным уровнем развития, но даже богатым странам, которые имеют тенденцию к более медленному росту. Это всего лишь половина того уровня, который наблюдался в Советском Союзе с 1977 по 1985 год, во второй половине эпохи, известной как «застой».

В конце 1980-х Михаил Горбачев пытался реанимировать умирающую экономику, начав реформы, которые привели к краху советского режима. Г-н Путин настроен не повторять этого.Для ускорения роста потребуется начать реформы, которые поставят под сомнение его контроль над политикой России. Тем не менее, без структурных изменений МВФ рассчитывает, что рост России в ближайшие годы останется ниже 2%.

Если Кремль надеялся, что стагнация будет означать социальную стабильность, растущее недовольство доказывает обратное. По данным независимого опроса Левада-центра, количество людей, ожидающих экономических протестов в России, выросло с 26% год назад до 43%.Для Артема, 30-летнего биржевого трейдера, протестовавшего в Перми после ареста г-на Навального в январе, демонстрация означала не только «беззаконие» обращения Кремля с критиком. Его разочарование росло по другим причинам: «неспособность обеспечить перспективы на будущее и улучшить качество жизни людей». Кусок пиццы в Торопомодоро — плохая замена видению будущего в России. ■

Копай глубже

Президент России угрожает своему народу и соседям (апрель 2021 г.)
Репрессии Владимира Путина становятся все более репрессивными, поскольку он теряет поддержку (апрель 2021 г.)
Наращивание российских войск на территории Украины граница вызывает тревогу (апрель 2021 г.)

Эта статья появилась в разделе «Брифинг» печатного издания под заголовком «В осаде»

Продовольствие и питание (Российская Империя)

Аграрное производство и потребление продуктов питания во время войны ↑

Накануне Первой мировой войны наиболее заметным страхом, связанным с продовольствием, был страх перепроизводства.Война с Германией, Австро-Венгрией и Турцией должна была строго ограничить или даже остановить экспорт российского зерна и других продуктов питания. Таким образом, правительство и бизнесмены надеялись на падение цен и изначально не беспокоились о снабжении армией или продовольствием для городов. [1] К сожалению, до 1914 года стратеги не принимали во внимание глубокое влияние войны на экономику.

Первой и самой важной проблемой была тотальная мобилизация, которая стала катастрофой для производства продуктов питания.По современным подсчетам, за всеми исключениями потенциальное количество призывников составляло около 16 миллионов. [2] Действительно, общее количество призывников к концу 1917 года составляло около 15,5 миллионов. [3] Большинство из них (84-88 процентов) [4] были крестьянами, и их отказ от обычного рабочего распорядка привел к серьезным проблемам в фермерской жизни. Но была еще одна проблема. Солдаты из продуктивной группы общества превратились в группу потребителей.Журналист из кооперативного журнала заметил, что «миллионы сыновей деревенской России недоедали в мирное время, а теперь им нужны нормальные солдатские порции». [5] Продовольствие армии во время войны (см. Таблицу 1) постоянно росло и позволяло устанавливать высокие пайки.

Вид продукции 1914 1915 1916 1917
пшеница 387.04 1 940,12 3 476,8 3 690
Крупы 55,76 250,92 574 492
овес и ячмень 862,64 2 519,04 4 838 2 870
Мясо 221,4 326,4 1 344,8 1 279,2

Таблица 1: Снабжение армии в 1914-1917 гг. (В миллионах килограммов) [6]

Высокий уровень продовольственного снабжения армии сопровождался серьезными лишениями в тылу.Уменьшение посевных площадей (см. Таблицу 2) считалось самой большой проблемой, но не было никакого способа убедить крестьян и землевладельцев сохранить или увеличить пашню. Причинами этого снижения, конечно же, были мобилизация сельскохозяйственных рабочих, а также рост заработной платы других рабочих. В то же время ощущалась серьезная нехватка удобрений и сельхозтехники. Многие домашние хозяйства также сильно пострадали от мобилизации плуговых лошадей. [7]

Вид продукции 1914 1915 1916 1917
Продовольственные культуры 58.71 57,342 51,738 52,404
Кормовые культуры 27,002 25,049 24,173 23,443

Таблица 2: Изменение посевных площадей в России в 1914–1917 гг. (В миллионах десятин , одна десятин примерно равна одному гектару) [8]

Вид продукции 1914 1915 1916 1917
Продовольственные культуры 52 135 55 022 43 460 41 885
Кормовые культуры 24 436 23 862 21 599 20 451

Таблица 3: Изменение урожайности в России в 1914–1917 гг. (Млн кг) [9]

Во время войны крестьяне обратились к автаркичной форме животноводства из-за политической, экономической и социальной неопределенности (инфляция, нехватка продуктов питания и потребительских товаров, волны беженцев, транспортный хаос и т. Д.)). Крестьянки, оставшиеся дома, старались сохранить запасы зерна и денег до возвращения мужей и сыновей. По мнению историков, средний уровень питания крестьян оставался нормальным. [10]

Фактически, каждый год войны (кроме плодородного 1916 года, см. Таблицу 3) урожайность становилась хуже, чем в предыдущем году. В то время как снабжение армии росло, снабжение городов и поселков сокращалось: «в 1909–1913 гг. На рынок поступало около 12,4% всех зерновых и кормовых культур, к 1915 г. их количество упало до 7.4. процента ». [11] Это препятствие заставляло жителей города планировать закупку продуктов питания неэкономическими методами, такими как реквизиция в армии, фиксированные цены и запрет торговли, особенно во время революции и гражданской войны (в основном известная как большевистская « продразвёрстка» ”).

Действительно, в городах ситуация была сложнее, чем в сельской местности. Несомненное снижение жизненного уровня жителей разных городов и поселков. [12] Повышение заработной платы (например, среди промышленных рабочих) сопровождалось повышением цен. Самым распространенным объяснением этого явления были домыслы. Своеобразие этой ситуации выразил министр продовольственного снабжения Временного правительства Сергей Николаевич Прокопович (1871-1955), который сказал, что розничная торговля не была основной причиной столь сильного роста цен, поскольку розничные торговцы «спекулировали ранее и Сейчас они спекулируют, хотя раньше высоких цен не было, а сейчас есть.” [13]

Следствием высоких цен стало обращение потребителей к поддельным продуктам питания и заменителям пищевых продуктов (например, сливочному маслу с салом, разбавленному и окрашенному молоку, колбасам из крахмала, мясным отходам и т. Д.). [14] Такие товары были дешевле, но опаснее для покупателей. По мере продолжения войны и революции элементы поддельных продуктов становились все более грубыми (например, сало в поддельном масле заменяли различными химическими веществами и промышленными пищевыми отходами).

Распространение спекуляции в городах, поселках и деревнях происходило одновременно с хранением и хранением продуктов всеми домашними хозяйствами, поэтому было очень трудно определить, кто спекулянты были среди выживших горожан и крестьян.В первые два года войны наибольшим спросом пользовались сахар, мясо, масло, колониальные товары и хлеб. Упадок традиционного рынка укрепил уверенность горожан в неэкономичных методах снабжения. Спекулянты походили на врага. Еще в 1915 году журналист и писатель Михаил Михайлович Пришвин (1873-1954) отмечал в своем дневнике, что «коренных немцев [видели] на фронте в начале [войны], потом среди людей с немецкими фамилиями, и, наконец, , среди купцов… » [15]

Революция резко отразилась на снабжении и питании.Автаркизм в деревне стал намного сильнее, потому что крестьяне не хотели ни с кем делиться своими запасами зерна из-за политического хаоса. Инфляция и исчезновение некоторых товаров народного потребления заставили крестьян прекратить торговлю в городах. Голод стал реальностью в 1917 году. Многие люди из районов потребления решили мигрировать в районы производства. Эта миграция происходила в двух направлениях: из городов в сельскую местность в пределах одного региона и из одного региона в другой.Эта волна мигрантов смешалась с беженцами из прифронтовых зон и людьми, бежавшими из столиц, Санкт-Петербурга и Москвы, из-за революционных волнений. Огромные запасы зерна в деревне были переоборудованы на самогон различных видов ( самогон, ). Этот самогон стал «стабильной валютой» революционных времен. Царское правительство запретило свободную продажу алкоголя с августа 1914 года, и его падение в 1917 году открыло двери «бреду» для всех сословий.

Некоторые современные историки разделяют мнение, что царский «сухой закон» косвенно способствовал росту инфляции и проблеме продовольственного снабжения. «Крестьянину, который хотел выпить, ничего не оставалось, как продавать свои скудные излишки хлеба, которые, в свою очередь, достались населению городов. Таким образом, «сухой закон» увеличил разрыв между городом и деревней » [16] . Зерно, которое до войны продавалось городским купцам, теперь оставалось в деревне, а русские «города» страдали от нехватки хлеба.Уничтожив ненавистную государственную монополию, Николай II разрушил экономический механизм, защищавший империю от краха ». [17]

Официальная система питания ↑

Центральная власть и проблема снабжения армии ↑

Мобилизация 1914 г. потребовала больших усилий по закупке, хранению и транспортировке тысяч повозок с продовольствием на фронты на западных и южных рубежах России. Во время войны 105 комиссаров непосредственно снабжали армии. [18] В Главном управлении землепользования и сельского хозяйства был создан специальный отдел (« Хлебармия ») для координации закупочных операций в тылу. [19] « Хлебармия » не предназначалась для снабжения гражданского населения и закупала только зерно и муку. Близнецы заготовляли остальную провизию и фураж. Агентами этих отделов назначались губернаторы, руководители губернского земства , а иногда и главы местных хлебных бирж.

В связи с увеличением дефицита продуктов питания (в первую очередь из-за деятельности агентов « Хлебармия ») в 1915 году были созданы новые государственные комиссии. Самой важной из них был Специальный совет по продовольственному снабжению под руководством генерального администратора. землепользования и сельского хозяйства. [20] Этот Специальный совет был сформирован в августе 1915 года как часть великой реформы всей системы военной экономики. Агентами по хранению запасов в Специальном совете были местные чиновники, которые иногда уже участвовали в закупочных кампаниях « Хлебармия ».Особый совет распределял финансовые кредиты между городами и сельскими районами на покупку продуктов питания. Эта система действовала до Февральской революции 1917 года. Незадолго до начала революции Александр Александрович Риттих (1868-1930), новый министр сельского хозяйства, предложил систему зерновых сборов (также известную как продразвёрстка Риттиха) для стимулирования закупок зерна. Однако, как и предсказывалось большинством историков, это не увенчалось успехом. [21]

Все эти препятствия в системе закупок продуктов питания сопровождались агрессивными политическими маневрами.В конце 1916 г. конфликты между земствами и властью достигли своего апогея. Министр внутренних дел Александр Дмитриевич Протопопов (1866-1918), ставленник Александры, императрицы, супруги Николая II, императора России (1872-1918) и пресловутого Григория Распутина (1869-1916), пытался захватить власть. над регулированием цен в провинциях. «Итоговые документы, возлагающие полную ответственность за продовольственное снабжение в министерстве Протопопова, были завершены 30 октября и отправлены царю. [22] Царь и премьер-министр Борис Владимирович Штюрмер (1848-1917) пытался издать закон в обход Государственной думы. «Теперь все было готово, но в последний момент от плана отказались из опасения беспорядков». [23]

После Февральской революции 1917 года новое Временное правительство попыталось сохранить старую систему закупок через « Хлебармия », а также расширило координацию гражданских закупок, создав Министерство продовольственного снабжения.Эта организация пыталась контролировать различные местные органы, которые были созданы органами самоуправления после крушения древнего режима. Комиссары Временного правительства, пришедшие на смену царским губернаторам, были неспособны справиться с ними. Самая важная деятельность Временного правительства в области закупок продуктов питания, так называемая «зерновая монополия», при которой государство покупало по фиксированной цене, была совершенно безуспешной. [24] Вследствие этой неудачи государственные служащие использовали вооруженные поборы в пяти губернях , не считая прифронтовой зоны, где это было обычным явлением во время войны.Последовали крестьянские бунты в деревне. [25]

Усилия провинциальных властей ↑

Система снабжения российских городов, поселков и деревень осуществлялась местными властями (в первую очередь губернаторами и их администрациями) и органами самоуправления ( дум, в городах и земства, в деревне). Губернаторы имели право контролировать цены, фиксируя их и наказывая спекулянтов. Самой важной силой, которую использовали губернаторы, была полиция.Однако граждане России сомневались в способности полиции справиться с черным рынком и спекуляциями. Губернаторы обычно предпочитали контролировать и стимулировать органы самоуправления к закупке основных продуктов питания, которые можно было распределить через частные или муниципальные магазины.

В городах члены городского совета и торговцы или производители определенного продукта (мука, хлеб, сахар, масло, соль и т. Д.) Проводят регулярные собрания. На этих встречах были согласованы цены. Однако рыночные цены быстро росли, и свободный рынок превратился в черный рынок, который городские власти предпочитали игнорировать.Тем не менее, регулирований и нормирования избежать не удалось.

В 1916 году российские городские думы установили карточную систему на основе переписи населения, количества продуктов и специальной карточной системы. До этого времени для многих чиновников эта система, действующая в Западной Европе, была лишь «немецким изобретением, непригодным для разрешения продовольственного кризиса в российских условиях». [26] В то же время думы и земства поддерживали систему муниципальных магазинов и специальных контрактов (последние позволяли думам пользоваться железными дорогами, по которым во время войны использовалось избыточное движение).

После февраля 1917 года городские власти были захвачены всеобщим политическим хаосом и распадом традиционных властных структур. В этих условиях они пытались зависеть от достижений кооперативов в обеспечении населения продуктами питания, но безуспешно из-за самодостаточности крестьян и развала железных дорог. Города пошли дальше по пути жесткой продовольственной политики, требуя тотальной реквизиции зерна и других продуктов питания в деревне.

Проблемы гражданского «самообеспечения» ↑

Потребительские кооперативы ↑

У государственных чиновников было два варианта решения продовольственного кризиса во время войны. Наиболее распространенным вариантом было полагаться на торговцев, у которых был организационный опыт, большие возможности для мобилизации и огромный капитал. Однако их оппозиция правительству была слишком очевидной, и они не пользовались популярностью среди людей, потому что подозревались в спекуляции. [27]

Политически мотивированные кооперативы были новинкой, популярны и не выказывали признаков «спекуляции».Война оказала огромное влияние на кооперативное движение в России (например, Самарская губерния, имела 208 кооперативов в 1914 году и 608 в 1917 году). [28] Прежде всего, кооперативы помогали бороться с высокими ценами. «Это факт, — писала газета« Симбирское земство », — что возникшее в деревнях потребительское общество было угрозой для храбрых купцов и сдерживало их неумеренные, жадные аппетиты». [29] Во-вторых, они также снабжали армию продовольствием и фуражом.Кооперативная деятельность включала кредитные товарищества на селе. Кроме того, кооперативы заботились о семьях солдат и помогали беженцам.

Рост потребительской кооперации в годы войны произошел из-за изменения отношения властей. Из-за острой нехватки наиболее необходимых товаров стало возможным наладить систему регулярного распределения товаров среди населения в сельских и городских районах через потребительские кооперативы.Система кооперативов, защищенная от монополии частных торговцев, позволяла обходиться без раздутого бюрократического аппарата распределения. Также такой рост стал возможен благодаря поддержке новых компаний существующими кредитными кооперативами. Последние выступили кредиторами, предоставив необходимые средства для покупки продукции. Члены кредитных организаций часто также возглавляли потребительское общество.

Продовольственные бунты ↑

Продовольственные бунты начались в 1915 году, потому что люди были недовольны высокими ценами и нехваткой продовольствия.Эти беспорядки обычно происходили на городских рынках, когда одного (или нескольких) торговцев обвиняли в завышении цен или продаже суррогатных или ненадежных продуктов питания. Ссоры между купцом и покупателями часто сопровождались драками и грабежами некоторых магазинов. Иногда были задействованы полиция и армия, и по толпам людей стреляли, что приводило к жертвам. Участники продовольственных беспорядков использовали политические лозунги с антивоенными и антиправительственными призывами. Эти беспорядки усилились в период непосредственно перед Февральской революцией.

В 1915 году таких инцидентов было почти двадцать. В 1916 году эта цифра выросла до 288. В 1917 году было трудно дать точную оценку количества беспорядков из-за общего хаоса, охватившего полицию и недавно созданную милицию. Увеличение числа инцидентов до 1917 года произошло из-за крестьянских продовольственных бунтов. [30] Основной причиной ссор в 1915–1916 годах было подорожание сахара. Однако в 1917 году все продукты были в дефиците.Беспорядки 1917 года остановить невозможно. Полиция отказалась от своих обязанностей, а солдаты стали участниками беспорядков, называя их реквизициями или официальными поисками еды.

«Мужские мешки» ↑

В 1917 году городские и сельские жители начали создавать небольшие группы для «самообеспечения», которые назывались « мешочничество » («мешочники», потому что они брали сумки — русский « мешок » — с собой, когда путешествовали. вокруг ищет еду). [31] Самостоятельная поставка была разделена на два параллельных процесса.Жители регионов-потребителей уходили в регионы-производители, а горожане проникали в села в поисках пропитания. В 1917 году «мешочники» покупали продукты в сельской местности в большинстве случаев за наличные, но из-за быстрой инфляции бартер стал общей формой торговли.

Результат мешочничества был невероятным. Например, за последние месяцы 1917 года «мешочники» (также известные как ходоки, т. Е. Ходящие, путешественника) ввезли в Калужскую губернию почти 49 миллионов килограммов продуктов, в то время как чиновники привозили только 19 миллионов килограммов. [32] Рост числа мешочников произошел в 1918 году, когда государственная система закупок была парализована Гражданской войной. В 1917 году они конкурировали с государственными органами снабжения и потребительской кооперацией.

Заключение ↑

Проблема еды и питания вытеснила все другие проблемы в России военного времени. Обычный бизнес был невозможен, потому что ни один из участников рыночной системы (производители, дистрибьюторы и потребители) не мог прийти к компромиссу. Спекуляции (и, что более важно, неспособность правительства с ними справиться) подрывают веру людей в государство и заставляют их искать лучший способ организации.Успех системы самообеспечения продемонстрировал несостоятельность старого государства и стал причиной революции.


Ярослав Голубинов, Самарский государственный медицинский университет

Редакторы секции: Борис Колоницкий; Николаус Катцер

Состояние и рынок в российской индустриализации, 1870–2010 гг.

Библиографические ссылки:

Аджемоглу Д. и Робинсон Дж. (2012). Почему нации терпят поражение .Нью-Йорк: Crown Publishers.

Аллен Р. (2003). От фермы к фабрике: переосмысление советской промышленной революции . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

Ослунд, А. (2013a). Как был построен капитализм: трансформация Центральной и Восточной Европы, России, Кавказа и Центральной Азии . 2-е изд. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Аслунд, А. (2013b). Экономическая трансформация России. In The Oxford Handbook of the Russian Economy (Ред., Алексеев, М.и Вебер, С.). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 86–101.

Берлинер Дж. (1968). Завод и менеджер в СССР . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Блэквелл, У. (1968). Начало индустриализации России, 1800–1860 гг. . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

Болт, Дж. И Ван Занден, Ж.-Л. (2013). Первое обновление проекта Мэддисон: переоценка роста до 1820 года. Рабочий документ проекта Мэддисона No.4.

(стр.58) Бородкин, Л., Гранвиль, Б., Леонард, К. (2008). Разрыв в заработной плате между сельским и городским населением в период индустриализации России, 1884–1910 гг. Европейский обзор экономической истории 12, 67–95.

Браун Дж., Эрл Дж. И Гелбах С. (2013). Приватизация. In The Oxford Handbook of the Russian Economy (Eds, Alekseev, M. and Weber, S.). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 161–85.

Кастаньеда Дауэр, П., Маркевич, А. (2014). Неправильное использование рабочей силы и массовая мобилизация: сельское хозяйство России во время Великой войны. Рабочий документ .

Чепмен Дж. (1954). Реальная заработная плата в Советском Союзе, 1928–52. Обзор экономики и статистики 36, 134–56.

Черемухин А., Голосов М., Гурьев С., Цывинский А. (2014). Индустриализация и экономическое развитие России через призму неоклассической модели роста. Рабочий документ .

Коннолли Р. (2015). Тревожные времена: застой, санкции и перспективы экономических реформ в России. Chatham House, Исследование программы России и Евразии .

Крисп О. (1976). Исследования по экономике России до 1914 года . Лондон: Макмиллан.

Крисп О. (1991). Россия. В Модели европейской индустриализации: девятнадцатый век (Ред., Силла, Р. и Тониоло, Г.). Лондон: Рутледж, 248–68.

Дэвис Р. У., Харрисон М. и Уиткрофт С. (ред.). (1994). Экономическая трансформация Советского Союза, 1913–1945 гг. .Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Дэвис Р. У. и Уиткрофт С. (ред.). (2004). Материалы к балансу народного хозяйства СССР за 1928–1930 гг. . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Деннисон, Т. (2011). Институциональные рамки российского крепостного права . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Деннисон, Т. и Нафцигер, С. (2013). Уровень жизни в России XIX века. Журнал междисциплинарной истории XLIII, 397–441.

Дохан, М. (1976). Экономические истоки советской автаркии 1927 / 28–1934. Славянское обозрение 35, 603–35.

Истерли, В. и Фишер, С. (1995). Советский экономический упадок. Обзор экономики Всемирного банка 9, 341–71.

Эллман М. и Конторович В. (ред.). (1998). Распад советской экономической системы . Нью-Йорк: Рутледж.

Энтов Р., Луговой О. (2013). Тенденции роста в России после 1998 года. В Оксфордский справочник по российской экономике (Ред., Алексеев, М.и Вебер, С.). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 132–60.

Эриксон Р. (2013). Командная экономика и ее наследие. In The Oxford Handbook of the Russian Economy (Eds, Alekseev, M. and Weber, S.). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 51–85.

Эрлих А. (1960). Дебаты о советской индустриализации, 1924–1928 гг. . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Эстрин, С., Ханоусек, Дж., Коценда, Э. и Свенджар, Дж. (2009). Последствия приватизации и собственности в странах с переходной экономикой. Журнал экономической литературы 47, 699–728.

Европейский банк реконструкции и развития [ЕБРР]. (2009). Отчет о переходном периоде 2009 г .: Переходный период в условиях кризиса . Лондон: ЕБРР.

Европейский банк реконструкции и развития [ЕБРР]. (2010). Отчет о переходном процессе 2010: Восстановление и Реформа . Лондон: ЕБРР.

Федоров В. (1974). Помещичи крестьяне Центрально-промышленного района России. Москва: Издательство МГУ.

(стр.59) Фландро, М. и Зумер, Ф. (2004). Создание глобальных финансов . Париж: Центр развития ОЭСР.

Гайдар Ю. (2006). Гибель империи . Москва: Росспен.

Гайдар Ю. (2012). Россия: взгляд со стороны . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Гатрелл П. (1986). Царская экономика: 1850–1917 гг. . Лондон: B. T. Batsford Ltd.

Гатрелл П. (1994). Государство, промышленность и перевооружение в России, 1900–1914 гг. .Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Гершенкрон, А. (1947). Темпы роста в России: темпы промышленного роста в России с 1885 года. Journal of Economic History 7, 144–74.

Гершенкрон, А. (1965). Аграрная политика и индустриализация, Россия 1861–1917 гг. В Кембриджская экономическая история Европы (VI). Промышленные революции и последующие: доходы, население и технологические изменения (2) , (Eds, Habakkuk, H. and Postan, M.).Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 706–800.

Гимпельсон, В., Капелюшников, Р. (2013). Регулировка рынка труда: чем отличается Россия? In The Oxford Handbook of the Russian Economy (Eds, Alekseev, M. and Weber, S.). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 693–724.

Голдсмит Р. (1961). Экономический рост царской России 1860–1913 гг. Экономическое развитие и культурные изменения 9, 441–75.

Гудрич, М. (1989). Внешняя торговля. В Советский Союз: Страноведение (Ред., Зикель, Р.). Вашингтон, округ Колумбия: Федеральное исследовательское управление, Библиотека Конгресса.

Грегг, А. (2014). Производительность фабрик и концессионная система инкорпорации в поздней императорской России. Рабочий документ .

Грегори П. (1972). Экономический рост и структурные изменения в царской России: пример современного экономического роста? Советские исследования 23, 418–34.

Грегори П. (1980). Сбыт зерна и потребление крестьянами, Россия, 1885–1913 гг. Исследования в экономической истории 17, 135–64.

Грегори П. (1982). Российский национальный доход, 1885–1913 гг. . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Грегори П. (2004). Политическая экономия сталинизма . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Грегори П. и Харрисон М. (2005). Распределение при диктатуре: исследования в архивах Сталина. Журнал экономической литературы 43, 721–61.

Григорий П., Лазарев В. (2003). Экономика принудительного труда: Советский ГУЛАГ .Пало-Альто, Калифорния: Пресса Гуверовского института.

Гурьев, С., Рачинский, А. (2005). Роль олигархов в российском капитализме. Журнал экономических перспектив 19, 131–50.

Хэнсон, П. (2003). Взлет и падение советской экономики: экономическая история СССР с 1945 года . Лондон: Лонгман / Пирсон.

Харрисон, М. (1998). Тенденции советской производительности труда, 1928–1985: война, послевоенное восстановление и замедление. Европейский обзор экономической истории 2, 171–200.

Харрисон, М. (2002). Принуждение, уступчивость и крах советской командной экономики. Обзор экономической истории 55, 393–433.

Харрисон, М. (2008). Тайны, ложь и полуправда: решение раскрыть советские расходы на оборону. Рабочий документ PERSA № 55.

Хилл, Ф. и Гэдди, К. (2003). Сибирское проклятие: как коммунисты оставили Россию на морозе . Вашингтон, округ Колумбия: Институт Брукингса.

Джонсон, С.и Темин, П. (1993). Макроэкономика нэпа. Обзор экономической истории 46, 750–67.

(стр.60) Кафенгауз, Л. (1994). Эволюция промышленного производства России . Москва: Российская академия наук.

Кахан, А. (1967). Государственная политика и индустриализация России. Журнал экономической истории 27, 460–77.

Кахан А. (1978). Формирование капитала в ранний период индустриализации в России, 1890–1913 гг.В Кембриджская экономическая история Европы (VII). Промышленная экономика, капитал, труд и предпринимательство, Часть 2: Соединенные Штаты, Япония и Россия (Ред., Матиас, П. и Постан, М.). Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 265–307.

Кахан А. (1989). История экономики России: XIX век . Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета.

Кесслер, Г. (2002). Крестьянин и город: миграция из деревни в город в Советском Союзе, 1929–40.Кандидатская диссертация, Европейский университетский институт, Флоренция, Италия.

Хаустова, Е. (2013). Дореволюционный уровень жизни: Россия, 1888–1917 гг. Рабочий документ .

Ким, Б. (1999). Доходы, сбережения и денежный навес советских домохозяйств. Журнал сравнительной экономики 27, 644–68.

Ким, Б. (2002). Причины подавленной инфляции на советском потребительском рынке в 1965–1989 гг .: субсидирование розничных цен, эффект перекачивания и дефицит бюджета. Обзор экономической истории 55, 105–27.

Конторович В., Вейн А. (2009). Что максимизировали советские правители? Исследования Европы и Азии 61, 1579–1601.

Корнаи Дж. (1980). Экономика дефицита . Амстердам: Северная Голландия.

Коувенховен Р. (1996). Сравнение промышленных показателей СССР и США: 1928–1990 гг. Центр роста и развития Гронингена, Меморандум об исследованиях GD-29.

McCaffray, S. (1996). Политика индустриализации в царской России .ДеКалб, Иллинойс: Издательство Университета Северного Иллинойса.

Маккей Дж. (1970). Пионеры наживы: иностранное предпринимательство и индустриализация России: 1885–1913 гг. . Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета.

Глобальный институт McKinsey. (2009). Экономичная Россия: обеспечение экономического роста за счет повышения производительности . Доступно по адресу: .

Маркевич, А.(2003). Была ли советская экономика плановой? Планирование в наркоматах в 1930-е гг. В Экономическая история. Ежегодник 2002. Москва: Росспен, н.п.

Маркевич, А. (2005). Советские городские домохозяйства и путь к всеобщей занятости с конца 1930-х до конца 1960-х годов. Преемственность и изменение 20, 443–73.

Маркевич, А. (2015а). Экономическое развитие поздней Российской империи в региональной перспективе. Рабочий документ .

Маркевич, А. (2015б). Репрессии и наказание при Сталине: свидетельства из советских архивов. Рабочий документ .

Маркевич А. и Харрисон М. (2011). Великая война, гражданская война и восстановление: национальный доход России, 1913–1928 гг. Журнал экономической истории 71, 672–703.

Маркевич А., Журавская Е. (2015). Экономические последствия отмены крепостного права: на примере Российской империи. Рабочий документ .

Мау, В.и Дробышевская Т. (2013). Модернизация и российская экономика: триста лет догоняющего. In The Oxford Handbook of the Russian Economy (Eds, Alekseev, M. and Weber, S.). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 29–50.

Михайлова Т. (2004). Очерки экономической географии России: измерение пространственной неэффективности. Кандидат наук. докторскую диссертацию, Государственный университет Пенсильвании.

Миллар, Дж. (1974). Массовая коллективизация и вклад советского сельского хозяйства в первую пятилетку: обзорная статья. Славянское обозрение 33, 750–66.

(стр.61) Миронов Б. (2010). Благосостояние населения и революции в имперской России . Москва: Новый хронограф.

Митчелл, Б. (1998). Международная историческая статистика: Европа, 1750–1993 гг. . 4-е изд. Лондон: Справочник Macmillan.

Мурстин Р. и Пауэлл Р. (1966). Советский капитал, 1928–1962 гг. . Хоумвуд, Иллинойс: Ричард Д. Ирвин, Inc.

Нафцигер, С. (2010).Крестьянские коммуны и товарные рынки в России конца XIX века. Исследования в экономической истории 47, 381–402.

Офер, Г. (1987). Советский экономический рост: 1928–1985 гг. Журнал экономической литературы 25, 1767–833.

Оуэн, Т. (2002). Корпорация по российскому праву, 1800–1917: исследование царской экономической политики . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Попов В. (2007). Жизненный цикл централизованно планируемой экономики: почему советские темпы роста достигли пика в 1950-е годы.In Transition and Beyond (Eds, Estrin, S., Kolodko, G.W., and Uvalic, M.). Бейзингсток: Пэлгрейв Макмиллан, 35–57.

Румер Б. (1984). Инвестиции и реиндустриализация в советской экономике . Боулдер, Колорадо: Westview Press.

Сах, Р. и Стиглиц, Дж. (1984). Экономика ценовых ножниц. Обзор американской экономики 74, 125–38.

Санчес-Сибони, О. (2014). Депрессионный сталинизм: новый взгляд на великий прорыв. Kritika.Исследования по истории России 15, 23–49.

Шурс, К., Юдаева, К. (2013). Русский банкинг как действующий вулкан. In The Oxford Handbook of the Russian Economy (Eds, Alekseev, M. and Weber, S.). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 544–73.

Шпотов Б. (2003). Биснесмени и бурикрати: американская техническая помощь в строительстве Нижегородского автозавода, 1929–1931 гг. В Экономическая история. Ежегодник 2002 . Москва: Росспен, 191–232.

Шварц, С. (1952). Труд в Советском Союзе . Нью-Йорк: Фредерик А. Прегер.

Смирнов, С. (2013а). Динамика промышленного производства в СССР и России: Часть I. Опыт реконструкции, 1861–2012 года. Вопросы экономики 6, 59–83.

Смирнов, С. (2013б). Динамика промышленного производства в СССР и России: Часть II. Кризисы и циклы, 1861–2012 года. Вопросы экономики 7, 138–53.

Соколов, А. (2003). Перспективы изучения рабочей истории в современной России. Отечественная история 4–5, 130–9.

Струмилин, С. (1926). Динамика оплаты промышленного труда в России за 1900–1914 гг. Плановое хозяйство 9, 239–52.

Струмилин, С. (1930). Оплата труда в России. Плановое хозяйство 7–8, 135–61.

Сухара, М. (1999). Оценка промышленного производства России: 1960–1990 гг. Университет Хитоцубаши, Дискуссионный доклад Института экономических исследований № 373.

Сухара, М.(2006). Рост промышленности в России: оценка индекса производства, 1860–1913 гг. Рабочий документ .

Тарр, Д., Волчкова, Н. (2013). Российская торговая политика и политика прямых иностранных инвестиций на перепутье. In The Oxford Handbook of the Russian Economy (Eds, Alekseev, M. and Weber, S.). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 593–614.

Тиммер М., Воскобойников И. (2014). Способствует ли добыча полезных ископаемых долгосрочному росту в России? Тенденции роста производительности в отрасли с 1995 года. Обзор доходов и богатства 60, S398 – S422.

Томофф, К. (1995). Роль лесов в продвижении Витте к индустриализации. Российская история 22, 249–83.

(стр.62) Фон Лауэ, Т. (1963). Сергей Витте и индустриализация России . Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета.

Вайцман, М. (1970). Советский послевоенный рост и взаимозаменяемость капитала и труда. Обзор американской экономики 60, 676–92.

Показатели мирового развития, 2014 г. (онлайн).[WDI]. (2014). Вашингтон, округ Колумбия: Всемирный банк.

Залесский Э. (1980). Сталинское планирование экономического роста, 1933–1952 гг. . Чапел-Хилл, Северная Каролина: Университет Северной Каролины Press.

Россия в Великой войне: мобилизация, зерно и революция

29 октября 1917 года (16 октября по старому русскому календарю) Сергей Прокопович, российский министр продовольственных товаров, вынужден был публично признать, что на государственных складах мало или совсем нет зерна, чтобы прокормить армию и жителей столицы.На Восточном фронте у Санкт-Петербурга и у русской армии на юге были запасы зерна на неделю, но у армий на севере хватило хлеба немногим более одного дня, и некоторые из их полков начинали голодать. Прокопович опасался, что открытые столкновения по поводу распределения зерна между производителями и потребителями могут разрушить российскую армию и государство (Прокопович 1918). Как оказалось, его опасения оправдались. Десять дней спустя большевики свергли Временное правительство и захватили власть в России, удерживая ее более 70 лет.


Загрузите электронную книгу VoxEU, Экономика Великой войны: столетняя перспектива, здесь


Трудности с закупкой зерна в России не ожидались. Перед войной многие власти считали, что страны со значительным аграрным сектором и экспортом зерна, включая Российскую империю, перейдут на продовольственную автаркию и преодолеют военные невзгоды легче, чем страны, импортировавшие зерно (Broadberry and Harrison 2005).Почему эксперты ошиблись в России? Почему вместо победы Великая война в России закончилась поражением и революцией? Экономика и политика российского рынка зерна и труда дают ответ. Короче говоря, невозможно было одновременно мобилизовать 15 миллионов мужчин в русскую армию, заготовить зерно, чтобы прокормить их как солдат, и избежать революции.

Оптимистический взгляд на перспективы войны в России основывался на предполагаемом наличии избытка рабочей силы в российской деревне.Анализируя экономику русской деревни в 1901 году, правительственная комиссия оценила избыток рабочей силы в 51% сельской рабочей силы, и многие независимые исследования пришли к аналогичным выводам; Лев Литошенко (1926 [2001]), например, подсчитал, что избыток рабочей силы составляет около 40%. Оптимисты полагали, что с началом войны излишки рабочей силы можно легко мобилизовать в армию без серьезных потерь сельскохозяйственной продукции.

Однако лежащие в основе предположения были плохо обоснованы.В оценках мало внимания уделялось экономической деятельности сельских жителей, кроме выращивания зерновых, и результаты вводили в заблуждение.

Таблица 1 Сельскохозяйственное производство в России, 1913-1928 гг. (Территория Советского Союза в период между двумя мировыми войнами и в процентах от 1913 г.)

Примечание : В 1913 году зерно составляло 50% сельскохозяйственного производства в стоимостном выражении, картофель — 13%, животноводство — 28%, технические культуры — 8%.
Источник : Маркевич и Харрисон (2011: приложение с данными, таблица A11).

На самом деле сельскохозяйственное производство в России резко упало в военное время (см. Таблицу 1). Более того, масштабы сокращения посевных площадей под зерновые в населенных пунктах между 1914 и 1916 годами сильно коррелируют с частотой призыва в армию (Castañeda Dower and Markevich 2018a). Сложные правила, применяемые призывом в армию, привели к значительным колебаниям в доле мужчин, призванных на военную службу из каждого округа, от нуля до более чем половины подходящих когорт (Головин 1939 [2001]).Правовой и семейный статус русских мужчин в возрасте 21 года, который для большинства призывников мог наступить за несколько лет до даты фактической мобилизации военного времени, определял индивидуальную вероятность призыва на военную службу. Другими словами, критерии мобилизации были, скорее всего, ортогональны ненаблюдаемым потрясениям в сельскохозяйственном производстве, и именно это позволяет нам дать причинную интерпретацию полученной корреляции: устранение сельскохозяйственной рабочей силы стало причиной спада производства. (Существенное влияние увольнения рабочей силы на объем сельскохозяйственного производства можно надежно определить, если вместо этого использовать расстояние от ближайшего военного призывного центра для прогнозирования проведения мобилизации.)

В среднем отток 1% рабочей силы из сельской местности России был связан с локальным сокращением посевных площадей под зерновые культуры примерно на 3%; Удаление маргинального работника из района приведет к ежегодным потерям в размере 296 рублей, что примерно в четыре раза превышает прожиточный минимум (Castañeda Dower and Markevich 2018a). Эти результаты говорят против наличия излишков рабочей силы в русской деревне. Учитывая, что Российская империя была преимущественно сельской, это также говорит о том, что в мирное время в экономике было мало, если вообще было, так что военные усилия не могли быть расширены без перераспределения ресурсов от гражданского использования.

Снижение производства зерновых на одну пятую само по себе, вероятно, не объясняет краха российского рынка зерна и национального продовольственного кризиса. Однако война также изменила состав зерновых культур и подорвала стимулы индивидуальных фермеров поставлять сельскохозяйственную продукцию на рынок. До 1917 года в российском сельском хозяйстве сосуществовали два типа хозяйств: традиционные крестьянские хозяйства с общинным землепользованием, бок о бок с фермами с частным владением. Крестьянские домохозяйства имели нерыночный доступ к небольшим участкам земли в пределах коммуны, на которых можно было заниматься сельским хозяйством.Частные землевладельцы либо обрабатывали свою землю, нанимая рабочую силу крестьянских хозяйств, либо сдавали ее в аренду промышленным крестьянам. Статистические данные, доступные по типам хозяйств, ясно показывают, что в среднем районе Российской империи отрицательный эффект мобилизации был сильнее на частных хозяйствах, которые сократили выращивание зерна в большей степени, чем фермеры, использующие общинные земли. В среднем, однако, земля, находящаяся в частной собственности, была более продуктивной, чем земля, находящаяся в коллективном владении, и давала основную часть продаваемого зерна в мирное время.Таким образом, дифференцированная реакция частных и общинных фермеров в сельской местности привела к тому, что рабочая сила перешла вверх от более к менее эффективному использованию.

Почему крестьяне перераспределили рабочую силу в сторону более низкой эффективности? Военное время повысило их неуверенность и, вместе с тем, привлекательность гарантии минимального дохода, обеспечиваемой доступом к коммунальной земле, по сравнению с рыночными рисками и поведением, направленным на максимизацию прибыли. В соответствии с этой интерпретацией отрицательная разница в реакции частных хозяйств на мобилизационный шок была более выражена в районах, где община была сильнее.Одновременно общинные фермы переориентировались с товарных культур (пшеница и ячмень), закупаемых закупочными агентствами и городскими торговцами, на натуральные культуры (озимую рожь) для потребления на фермах (Castañeda Dower and Markevich 2018a). Другим фактором, работавшим в том же направлении, снижая готовность деревни к торговле с городом, была мобилизация промышленности во время войны, которая сократила предложение продукции гражданского производства, доступной для покупки крестьянами.

Царское правительство упустило этот ключевой сдвиг в поведении крестьян во время войны от рыночных операций к сельской автаркии.Правительство правильно считало, что в стране имеется достаточно хлеба, чтобы прокормить русскую армию и тыл; Однако по ошибке он рассматривал задачу распределения этого зерна среди потребителей как чисто логистическую проблему. Ошибочный диагноз привел к неэффективному лечению. Царское правительство разработало комплексную систему государственных хлебозаготовок с местными отделениями по всей империи и постепенно расширило регулирование рынка зерновых, но без особого эффекта. Нежелание крестьян продавать зерно в военное время привело к углублению продовольственного кризиса, что напрямую отразилось на внутренней политике.Нехватка продуктов питания в Санкт-Петербурге и постоянные очереди за хлебом зимой 1916/17 года спровоцировали февральские события 1917 года, приведшие к свержению монархии.

Временное правительство с февраля по октябрь 1917 г. по большей части повторило ошибку. Страна продолжала воевать, не имея никаких средств вернуть крестьян на рынок. До самого конца правительство сохраняло оптимизм, надеясь разрешить кризис закупок за счет улучшения работы железных дорог и перераспределения уже заготовленного зерна, но не понимая причин проблемы.Только в сентябре 1917 г. правительство приняло меры к удвоению фиксированных закупочных цен на хлеб; это было слишком поздно. В уже цитированной речи министр Прокопович признал, что более высокие цены не побудят крестьян продавать зерно правительству. Удивительно, но без всяких видимых оснований, он продолжал верить, что массовая пропаганда побудит крестьян вернуться на рынок зерна (Прокопович 1918).

Их обещание разрешить кризис с продовольствием в городах было важным фактором поддержки большевиков осенью 1917 года.В своих записях за сентябрь и октябрь 1917 года лидер большевиков Владимир Ленин много раз повторял, что только большевистское правительство могло бы получать зерно из деревни и справедливо распределять хлеб между горожанами (Ленин, 1917 [1969]). Различия на уровне округов в результатах выборов в Учредительное собрание в ноябре 1917 г. наводят на мысль, что эти слова имели вес. Все больше горожан, особенно из рабочего класса, голосовали за большевиков в районах, где сельское хозяйство больше пострадало от мобилизации военного времени, где продовольственные кризисы с большей вероятностью сохранялись и развивались, и где перераспределение зерна в города принесло бы более высокую прибыль. (Кастаньеда Дауэр и Маркевич, 2018b).

После революции большевики, ныне правящая партия, подошли к совершенно иному подходу к сбоям в работе российской экономики и зернового рынка во время войны. Чтобы остаться у власти, они смирились с поражением центральных держав на Восточном фронте, инициировали сепаратные мирные переговоры с Германией и подписали Брест-Литовский мирный договор в феврале 1918 года. Однако к тому времени этих мер было еще недостаточно для преодоления экономический кризис. Политическая борьба за распределение зерна продолжалась, что помогло превратить Великую войну в гражданскую войну в России.

Примечание Эйдитора: эта колонка впервые появилась как глава в электронной книге VoxEU «Экономика Великой войны: столетняя перспектива», которую можно скачать здесь.

Список литературы

Бродберри, С. и М. Харрисон (редакторы) (2005), Экономика Первой мировой войны , Cambridge University Press.

Кастанеда Дауэр, П. и А. Маркевич (2018), «Нерациональное использование рабочей силы и массовая мобилизация: российское сельское хозяйство во время Великой войны», Обзор экономики и статистики 100 (2): 245-59.

Кастанеда Дауэр, П. и А. Маркевич (2018b), «Демократическая поддержка большевистской революции: эмпирическое исследование выборов в Учредительное собрание 1917 года», рабочий документ SSRN.

Головин Н Н (2001, впервые опубликовано в 1939 г.), Военные усилия России в мировой войне , М .: Кучково поле.

Ленин, В I (1917/1969), Собрание сочинений , т. 34 (июль-октябрь 1917 г.), Политиздат.

Литошенко Л Н (1926, опубл. 2001), Социализация земли в России, Сибирский хронограф.

Маркевич А. и Харрисон М. (2011), «Великая война, гражданская война и восстановление: национальный доход России, 1913–1928 гг.», Journal of Economic History 71 (3): 672-703.

Прокопович, С (1918), Народное хозяйство в дни революции , Кооперативная пресса.

Государственных предприятий на российском рынке: структура собственности и их роль в экономике

https://doi.org/10.1016/j.ruje.2017.02.001Получение прав и содержание

Аннотация

В статье анализируется структура собственности государственные компании и их роль в экономике России.Используя выборку из 114 крупнейших российских компаний, мы оценили прямое и косвенное государственное участие как процентную долю владения прямой и косвенной федеральной собственностью за период 2006–2014 гг. Мы использовали два метода для оценки роли государственных предприятий (ГП), что позволило нам сравнить наши результаты со статистикой ОЭСР и Росстата для более широкой выборки российских компаний, принадлежащих государственному сектору. Это исследование выявило снижение доли госпредприятий в капитализации российского фондового рынка и небольшое увеличение их доли в общих доходах и занятости.Результаты показали, что государственные госпредприятия продемонстрировали значительно более высокую производительность по сравнению с непубличными госпредприятиями, а частные компании имели явное преимущество в производительности по сравнению с государственными госпредприятиями. Несмотря на значительные преимущества в производительности частных компаний по сравнению с государственными предприятиями, за 9-летний период мы заметили, что этот разрыв сократился. Это может быть связано с условиями высокой финансовой нестабильности и стагнации экономики, что приводит к определенным преимуществам для государственных предприятий с точки зрения доступа к источникам долгосрочного финансирования и других форм государственной поддержки.Однако ГП с косвенным государственным контролем испытали быстрый рост доходов и производительности по сравнению с другими фирмами. Это может указывать на наличие особого механизма отбора акций для передачи более эффективных госпредприятий от прямой государственной собственности к косвенному контролю в качестве альтернативы приватизации.

Классификация JEL

B20

D20

D60

G38

H82

H83

K40

L30

P20

L30

P20

Ключевые слова

000

государственная собственность капитала

частные компании

прямая собственность

косвенная собственность

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

© 2017 Некоммерческое партнерство «Вопросы экономики».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *