Рентабельность бизнеса в россии: Finexpertiza: рентабельность российского бизнеса достигла максимума с 2008 года

Содержание

Рентабельность бизнеса в России достигла максимума за 13 лет

Аналитики сети FinExpertiza подсчитали: рентабельность российского крупного и среднего бизнеса (соотношение прибыли и стоимости активов) по итогам января-сентября 2021 года достигла 6,44% — это максимальный показатель за последние 13 лет. Выше рентабельность предприятий была только перед кризисом 2008 года. В прошлом году средняя рентабельность бизнесов составила 2,7%. Показатель вырос в 2,4 раза. Этими и другими результатами исследования в FinExpertiza поделились с Sostav.

Наибольшую прибыль относительно размера активов получили компании в Белгородской области (42%), Карелии (32,1%), Мурманской области (28,1%), Вологодской области (26%), Новгородской области (21,1%), Курской области (19,8%), Липецкой области (19,7%), Астраханской области (18,7%), Еврейской автономной области (18,2%) и Владимирской области (15,5%).

Минимумальный уровень рентабельности оказался в Ингушетии (-13%), Кабардино-Балкарии (-5,7%), Северной Осетии (-4,6%), Дагестане (-4%), Чечне (-1,3%), Архангельской области (-0,4%), Карачаево-Черкесии (1,5%), Ульяновской области (1,6%), Ненецком автономном округе (1,7%) и Севастополе (2,1%).

Самые высокие показатели продемонстрировала сфера добычи полезных ископаемых. Сырьевые предприятия получили прибыль в размере 13,1% от своих активов. На втором и третьем местах расположились сфера здравоохранения и социальных услуг (9,3%, без учета государственных медучреждений) и административная деятельность (8,6%, включая аренду оборудования, обслуживание зданий, охрану, хозяйственное обеспечение предприятий, деятельность колл-центров, дезинфекцию и другие вспомогательные услуги).

Четвёртое место заняла обрабатывающая промышленность (8,2%), крупнейшая по абсолютному размеру прибыли макроотрасль. Далее следуют оптовая и розничная торговля (рентабельность 7,5%) и сельское хозяйство (7,4%).

Самые низкие прибыли получили компании в сфере недвижимости (0,7%), строительная отрасль (1,2%), образование (1,7%), гостиничный бизнес и рестораны (2,5%), сфера профессиональной, научной и технической деятельности (юристы, аналитики, инженеры и другие; рентабельность 2,6%).

Елена Трубникова, президент FinExpertiza Global:

Прибыльность бизнеса растет по мере преодоления последствий коронавирусного кризиса, восстановления глобального спроса и налаживания цепочек поставок. Однако основные прибыли аккумулируют прежде всего сырьевые экспортно ориентированные предприятия, что стимулирует дальнейший приток инвестиций именно в этот сектор, в ущерб высокотехнологичным производствам. Это провоцирует дальнейшее сохранение сырьевой ориентации экономики и ставит ее в зависимость от колебаний ценовой конъюнктуры на товарных рынках. Ситуативно из-за пандемии приток денег ощутила сфера здравоохранения, также выиграла административная деятельность, поскольку компаниям было важно обеспечить стабильную работу в новых непростых реалиях.

В то же время малый и средний бизнес из-за разогнавшейся инфляции сталкивается с ростом издержек. При этом предприниматели вынуждены планировать свою работу в условиях сохраняющейся неопределенности на фоне угрозы новых волн пандемии. Кроме того, против небольших предприятий, зависящих от розничного спроса, играет фактор медленного роста доходов населения. И вместе с тем повышаются кредитные ставки, что снижает потребление товаров и услуг и сокращает возможности предприятий привлекать заемные средства.

Рентабельность российского бизнеса достигла максимума за 13 лет

С января по сентябрь 2021 года рентабельность российских крупных и средних предприятий достигла 6,44%. Это стало максимумом с 2008 года, говорится в исследовании аудиторской компании FinExpertiza (есть у «Ъ»).

Больше всего заработал бизнес в Белгородской области (рентабельность достигла 52%), Карелии (32,1%), Мурманской области (28,1%), Вологодской области (26%), Новгородкой области (21,1%), Курской области (19,8%), Липецкой области (19,7%), Астраханской области (18,7%), Красноярском крае (37,6%), Еврейской автономной области (18,2%) и Владимирской области (15,5%). В Москве рентабельность была на уровне 4,06%, в Санкт-Петербурге — 5,51%.

Меньше всего заработал бизнес в Ингушетии (понес убытки в размере 13%), Кабардино-Балкарии (–5,7%), Северной Осетии (–4,6%), Дагестане (–4%), Чечне (–1,3%), Архангельской области (–0,4%), Карачаево-Черкесии (рентабельность 1,5%), Ульяновской области (1,6%), Ненецком автономном округе (1,7%) и Севастополе (2,1%).

По данным экспертов, наибольшую рентабельность показали предприятия отрасли добычи полезных ископаемых — 13,1%. Также в топ-5 по уровню рентабельности вошли сферы здравоохранения и соцуслуг (9,3%, без учета государственных медучреждений), административная деятельность (8,6%, включает аренду оборудования, обслуживание зданий, охрану, хозяйственное обеспечение предприятий, колл-центры, дезинфекцию), обрабатывающая промышленность (8,2%), а также оптовая и розничная торговля (7,5%).

Самую низкую рентабельность показал бизнес в сфере недвижимости (покупка, продажа, аренда, управление — 0,7%), строительная отрасль (1,2%), сфера образования (1,7%), гостиничный бизнес и рестораны (2,5%), сфера профессиональной, научной и технической деятельности (2,6%, включает юристов, аналитиков, инженеров и других квалифицированных специалистов).

В 2020 году на фоне пандемии коронавируса совокупная прибыль крупных и средних российских предприятий обвалилась на 23,5%, что стало максимумом с 2008 года. В 2021 году рентабельность российских предприятий стала восстанавливаться, и за первые полгода они получили рекордную за 2,5 года прибыль от продаж.

Исследование: рентабельность крупного и среднего бизнеса РФ достигла максимума за 13 лет | Макроэкономика

Наибольшую прибыль относительно размера своих активов получил бизнес в Белгородской области, отмечается в результатах исследования аналитической службы международной аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza

Рентабельность крупного и среднего бизнеса в России дошла до максимума за 13 лет. Об этом сообщается в результатах исследования аналитической службы международной аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza.

«На волне постпандемийного восстановления экономики рентабельность российских крупных и средних предприятий, или соотношение полученной прибыли и стоимости активов, по итогам января-сентября 2021 года достигла 6,44%. Это максимальный показатель за последние 13 лет — рентабельность активов бизнеса была выше лишь перед кризисом 2008 года», — говорится в исследовании.

Наибольшую прибыль относительно размера своих активов получил бизнес в Белгородской области (42%), Карелии (32,1%), Мурманской области (28,1%), Вологодской области (26%), Новгородской области (21,1%), Курской области (19,8%), Липецкой области (19,7%), Астраханской области (18,7%), Еврейской автономной области (18,2%) и Владимирской области (15,5%).

Минимальную рентабельность либо даже убытки показали предприятия в Ингушетии (-13%), Кабардино-Балкарии (-5,7%), Северной Осетии (-4,6%), Дагестане (-4%), Чечне (-1,3%), Архангельской области (-0,4%), Карачаево-Черкесии (1,5%), Ульяновской области (1,6%), Ненецком автономном округе (1,7%) и Севастополе (2,1%).

«Пандемийные» прибыли

В конце 2020 года экономика и деловая активность начали восстанавливаться после трудного для бизнеса периода карантинных ограничений. На протяжении 2021 года финансовые показатели предприятий стремительно росли. В результате рентабельность активов крупного и среднего бизнеса (отношение прибыли к стоимости активов, то есть совокупного имущества, включая нематериальные активы) за январь-сентябрь 2021 года составила 6,44% против 2,7% в аналогичном прошлогоднем периоде. Таким образом, за год показатель вырос в 2,4 раза и в результате достиг максимального значения за 13 лет — рентабельность российского бизнеса за рассматриваемый период января-сентября была больше лишь в 2008 году, то есть перед тем, как в IV квартале того года Россию захлестнул глобальный экономический кризис.

Прибыльные отрасли

На фоне происходящего в мире сырьевого ралли наибольшую рентабельность продемонстрировала отрасль добычи полезных ископаемых: сырьевые предприятия в январе-сентябре 2021 года получили прибыль в размере 13,1% от своих активов. Это ключевой для российской экономики сектор, финансовые результаты которого тянут за собой средний показатель по всем прочим отраслям.

На втором и третьем местах по уровню рентабельности оказались сфера здравоохранения и социальных услуг (9,3%; без учета государственных медицинских учреждений), а также административная деятельность (8,6%; сюда относится аренда оборудования, обслуживание зданий, охрана, хозяйственное обеспечение предприятий, деятельность кол-центров, дезинфекция и прочие вспомогательные услуги для бизнеса). Они занимают незначительную долю в экономике по сравнению с реальным сектором, при этом обладают более низкой капиталоемкостью в отличие от тяжелой индустрии, то есть требуют меньших вложений.

Четвертое место по рентабельности занимает обрабатывающая промышленность (8,2%), крупнейшая по абсолютному размеру прибыли макроотрасль, львиная доля которой завязана на сырье. Далее следуют оптовая и розничная торговля (рентабельность 7,5%) и сельское хозяйство (7,4%).

Самые низкие прибыли относительно стоимости активов получил бизнес в сфере недвижимости (покупка, продажа, аренда, управление), где рентабельность составила лишь 0,7%, а также строительная отрасль (1,2%), образование (1,7%), гостиничный бизнес и рестораны (2,5%), сфера профессиональной, научной и технической деятельности (сюда относят юристов, аналитиков, инженеров и других квалифицированных специалистов; рентабельность 2,6%).

Регионы отличившиеся и отстающие

Самая высокая рентабельность активов бизнеса в январе-сентябре 2021 года отмечалась в Белгородской области (42%; основной вклад внесла добыча полезных ископаемых), Карелии (32,1%; в отраслевом разрезе общий показатель рентабельности вновь вытянула вверх добывающая отрасль), Мурманской области (28,1%; здесь по рентабельности лидирует обрабатывающая промышленность, в частности металлургия, и также добыча полезных ископаемых), Вологодской области (26%; лучшие показатели демонстрируют обрабатывающие производства, в частности металлургия), Новгородской области (21,1%; локомотивом вновь выступает обрабатывающая отрасль, в том числе металлургия и химическая промышленность, а также транспортировка и хранение).

Также в десятку лидеров вошли Курская область (рентабельность 19,8%), Липецкая область (19,7%), Астраханская область (18,7%), Еврейская автономная область (18,2%) и Владимирская область (15,5%). В большинстве перечисленных регионов прибыльность бизнеса выросла по сравнению с аналогичным прошлогодним периодом в два и более раза.

Регионы с максимальной рентабельностью бизнеса в январе-сентябре 2021 году. Примерно в 40 регионах рентабельность бизнеса была ниже, чем в среднем по стране. А в шести субъектах бизнес так и вовсе получил убытки — это Ингушетия (рентабельность местных предприятий за 9 месяцев 2021 года составила -13%), Кабардино-Балкария (-5,7%), Северная Осетия (-4,6%), Дагестан (-4%), Чечня (-1,3%), Архангельская область (-0,4%). В Ингушетии весомый убыток пришелся на отрасль добычи полезных ископаемых, кроме того, во всех кавказских регионах глубоко убыточной является сфера ЖКХ. В Архангельской области основной убыток сгенерировала добывающая отрасль.

В десятку регионов с худшими показателями рентабельности также вошли Карачаево-Черкесия (1,5%), Ульяновская область (1,6%), Ненецкий автономный округ (1,7%) и Севастополь (2,1%). Во всех 10 названных регионах отрицательный либо слабый результат в целом продемонстрировала промышленность.

«Прибыльность бизнеса растет по мере преодоления последствий коронавирусного кризиса, восстановления глобального спроса и налаживания цепочек поставок. Однако основные прибыли аккумулируют, прежде всего, сырьевые экспортно ориентированные предприятия, что стимулирует дальнейший приток инвестиций именно в этот сектор, в ущерб высокотехнологичным производствам. Это провоцирует дальнейшее сохранение сырьевой ориентации экономики и ставит ее в зависимость от колебаний ценовой конъюнктуры на товарных рынках. Ситуативно из-за пандемии приток денег ощутила сфера здравоохранения, также выиграла административная деятельность, поскольку компаниям было важно обеспечить стабильную работу в новых непростых реалиях», — обращает внимание президент FinExpertiza Global Елена Трубникова.

Верхняя планка: российский бизнес ставит рекорд рентабельности | Статьи

На протяжении всего 2021 года финансовые показатели российских предприятий стремительно росли. В результате рентабельность активов крупного и среднего бизнеса за год выросла в 2,4 раза и достигла максимальных значений со времен мирового кризиса 2008 года. Подробности — в материале «Известий».

«Ситуация уникальна, и маловероятно ее повторение»

На волне постпандемийного восстановления экономики рентабельность российских средних и крупных предприятий по итогам января–сентября 2021 года достигла 6,44%. Международная аудиторско-консалтинговая сеть FinExpertiza установила, что за последние 13 лет это максимальный показатель — рентабельность активов отечественного бизнеса была выше лишь перед мировым кризисом 2008 года. (Отчет имеется в распоряжении «Известий».)

— В 2021 году на фоне восстановления экономики корпоративные прибыли начали стремительно расти, — объясняют эксперты. — Основными бенефициарами посткоронакризисного периода стали добывающие компании и обрабатывающая промышленность сырьевого сектора.

Рост цен на нефть, газ, металлы и другое сырье, а также продовольствие позволил предприятиям существенно увеличить прибыль и показатели рентабельности. Но другие отрасли, хотя и улучшили свои финансовые показатели, безусловно, не могут похвастаться столь же внушительными успехами.

— Малый и средний бизнес во многих регионах продолжает работать в условиях низкого розничного спроса в связи с недостаточным ростом доходов населения, — отметили в FinExpertiza.

Нефтехимический завод

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

Наибольшую прибыль относительно размера своих активов получил бизнес в Белгородской области (42%), Карелии (32,1%) и Мурманской области (28,1%). Минимальную рентабельность либо убытки показали предприятия в Ингушетии (–13%), Кабардино-Балкарии (–5,7%) и Северной Осетии (–4,6%).

На фоне происходящего в мире сырьевого ралли наибольшую рентабельность продемонстрировала отрасль добычи полезных ископаемых. Это ключевой для российской экономики сектор, финансовые результаты которого тянут за собой средний показатель по всем прочим отраслям. На втором и третьем местах по уровню рентабельности оказались негосударственная сфера здравоохранения и социальных услуг (9,3%), а также административная деятельность в материальном аспекте (8,6%). Четвертое место занимает обрабатывающая промышленность (8,2%), крупнейшая по абсолютному размеру прибыли макроотрасль. При этом самые самые низкие прибыли относительно стоимости активов получил бизнес в сфере недвижимости (покупка, продажа, аренда, управление), а также строительная отрасль (1,2%), образование (1,7%), гостиничный бизнес и рестораны (2,5%).

— На период с 2008 года пришелся не один кризис, что привело к сравнительно невысокой средней рентабельности за эти годы, — пояснили «Известиям» в РСПП. — Ситуация 2021 года уникальна, и ее повторение маловероятно, хотя такое подтверждение эффективности российского бизнеса в условиях непростых экономических условий приятно.

Вице-президент Торгово-промышленной палаты Российской Федерации Елена Дыбова назвала результаты исследования ожидаемыми. Очевидно, что отрасль добычи полезных ископаемых показывает высокую рентабельность на фоне внешней конъюнктуры и текущих тенденций на мировых рынках.

Производственная линия детского питания

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

Член генерального совета «Деловой России» Алексей Мостовщиков обращает внимание, что наращивание рентабельности в сфере добычи ископаемых может быть тревожным сигналом для экономики, ведь лидерами становятся сырьевые экспортно ориентированные предприятия, а не высокотехнологические производства.

— В России реализовался сценарий, когда стоимость активов осталась прежней и была зафиксирована бухгалтерским учетом по старым ценам, а прибыль увеличилась, — говорит доцент Государственного академического университета гуманитарных наук (ГАУГН), старший научный сотрудник ЦЭМИ РАН Оксана Тевелева. — Прибыль — это выручка минус затраты. Снижения производственных затрат не было, инфляция даже по официальным данным составила в России в среднем 8,4%, а продовольственная инфляция — свыше 12%. Таким образом, росла выручка. А вот затраты производства, как и в случае с активами, были зафиксированы бухгалтерским учетом по старым, еще доинфляционным ценам (складские запасы, договоры с фиксированными условиями). Отсюда и рост прибыли.

Однако, продолжает она, если отбросить этот «технический момент», а сконцентрироваться на росте выручки как таковой, мы опять же приходим к интересным наблюдениям. Рост выручки крупных предприятий не означает роста выручки предприятий малых и средних.

Весь 2021 год прекращали свою деятельность юридические лица и индивидуальные предприниматели. С рынка в последние несколько лет уходили и уходят игроки, отмечают эксперты. Коронавирусные ограничения эти тенденции усилили. В результате сформировались монополии, которые и сыграли в пользу повышения цен.

Рост прибыли или снижение размера активов?

Заместитель директора Института анализа предприятий и рынков Светлана Авдашева указывает на то, что рентабельность — это только показатель и, как любой показатель, обладает своими несовершенствами. Рентабельность активов — отношение прибыли к активам. На самом первом уровне положительная рентабельность показывает положительную прибыль. Но рост показателя рентабельности может быть связан с двумя процессами: ростом прибыли и снижением размера активов. Нет сомнений, что в 2021 году во многих отраслях имел место рост прибыли, по самым разным причинам.

— Для сырьевых отраслей сохраняющаяся недооценка рубля (вместе с сохраняющимся контролем над ценами ресурсов) поддерживает международную конкурентоспособность, — отмечает Светлана Авдашева. — Чего стоит одна только вилка цен на газ в Европе и России. В некоторых секторах рост прибыли связан с ростом спроса. С 2020 года в строительстве наблюдается если не бум, то близкое к этому состояние — спрос максимальный за последние 15 лет. Это вызывало рост спроса на сырье и материалы для строительства, что в сочетании с ограниченностью предложения привело к росту цен. Это только один частный пример, в действительности рост цен происходил во многих технологических цепочках.

Вместе с тем эксперт обращает внимание на сохраняющуюся проблему недоинвестирования (следовательно, относительно низкой стоимости активов) российских предприятий. С 2011 года инвестирование в основные фонды в России поддерживалось либо государственными компаниями, либо при прямой поддержке государства. В очень многих отраслях предприятия активами «недообеспечены», полагает Авдашева. И это имеет прямое отношение к интерпретации показателя «рентабельности активов». При более высоких инвестициях в основной капитал сегодняшние показатели рентабельности активов были бы ниже того, что получается в выводах исследования.

Строительство жилого комплекса

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Константин Кокошкин

— В целом результаты исследования совпадают с отчетами, которые публиковали публичные компании, — подчеркивает завкафедрой предпринимательства и логистики РЭУ им. Г.В. Плеханова Дмитрий Завьялов. — Первое место по рентабельности показывают добывающие компании. Можно отметить относительно неплохой показатель по сфере оптовой и розничной торговли, но надо понимать, что речь идет именно о крупных и средних игроках. Они являются одними из лидеров цифровизации бизнеса в широком понимании этого слова. Крупные игроки укрупнялись, оптимизировали бизнес-процессы, развивали онлайн-торговлю. При этом мелкая торговля так и не смогла вернуть показатели 2019 года.

По его мнению, дальнейшее развитие ситуации будет целиком зависеть от макроэкономической ситуации. Также большинство компаний рассчитывают на то, что ковидные ограничения себя исчерпали и даже с учетом новых штаммом вируса глобальный рынок не постигнут невзгоды 2020 года.

По мнению Светланы Авдашевой, в общем и целом выводы за 13 лет показывают, что в настоящее время российская промышленность имеет запас устойчивости и потенциал конкурентоспособности.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Полегенько

Однако генеральный директор НИСИПП Владимир Буев считает, что пока рентабельность многих отраслей крайне низка. Это вновь возвращает нас к проблеме ресурсной экономики.

Директор Института стратегического анализа ФБК Grant Thornton Игорь Николаев обращает внимание и на «денежную накачку экономики со стороны государства в целях борьбы с пандемией».

— Посчитано всё достаточно правильно, — говорит Николаев. — Другое дело, что представлять информацию по рентабельности активов в разрезе регионов не совсем корректно. Нередко этот показатель определяется всего несколькими предприятиями. Вот об их рентабельности и нужно говорить.

Рентабельность бизнеса в Башкирии за год выросла более чем в два раза — РБК

Наибольший рост прибыли продемонстрировали сырьевой сектор и здравоохранение

Фото: Pixabay

В Башкирии в январе—сентябре 2021 года рентабельность бизнеса достигла 7,95%. Это в 2,2 раза выше, чем за аналогичный период 2020 года, когда прибыльность предприятий республики составляла 3,52%. Об этом сообщает аналитическая служба международной аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza. Рентабельность бизнеса считается как отношение прибыли предприятия к стоимости активов, то есть совокупного имущества, включая нематериальные активы.

В среднем по стране прибыльность предприятий за три квартала 2021 года достигла 6,44%. Это наибольший показатель за последние 13 лет — больше было только перед мировым финансовым кризисом 2008 года, тогда рентабельность российского бизнеса была на уровне 6,8%. По сравнению с 2020 годом показатель по стране вырос в 2,4 раза.

Наиболее заметный рост рентабельности бизнеса произошел в Белгородской области (42%), Карелии (32,1%) и Мурманской области (28,1%). В пятерку лидеров попали также Вологодская (26%) и Новгородская области (21,1%). По данным авторов исследования, показатели в этих регионах улучшились в основном благодаря росту добывающей и обрабатывающей (в первую очередь металлургической) отраслей. В топ-10 регионов попали Курская область (рентабельность 19,8%), Липецкая область (19,7%), Астраханская область (18,7%), Еврейская автономная область (18,2%) и Владимирская область (15,5%).

Самую низкую прибыль и даже убытки зафиксировали в регионах Северного Кавказа. В Ингушетии отношение прибыли компаний к активам составило минус 13%, в Кабардино-Балкарии — минус 5,7%, Северной Осетии — минус 4,6%, Дагестане — минус 4%, Чечне — минус 1,3%.

Наибольший годовой прирост рентабельности показали отрасли добычи полезных ископаемых (13,1%), здравоохранения и социальных услуг (9,3%), административной деятельности, в том числе аренды зданий и услуг для бизнеса (8,6%). На четвертом месте оказалась обрабатывающая промышленность (8,2%), на пятом — оптовая и розничная торговля (рентабельность 7,5%) и сельское хозяйство (7,4%).

По словам президента FinExpertiza Global Елены Трубниковой, значительный рост рентабельности российского бизнеса в прошлом году объясняется восстановлением после первого года пандемии COVID-19.

«Основные прибыли аккумулируют прежде всего сырьевые экспортно-ориентированные предприятия, что стимулирует дальнейший приток инвестиций именно в этот сектор, в ущерб высокотехнологичным производствам. Это провоцирует дальнейшее сохранение сырьевой ориентации экономики и ставит ее в зависимость от колебаний ценовой конъюнктуры на товарных рынках. Ситуативно из-за пандемии приток денег ощутила сфера здравоохранения, также выиграла административная деятельность, поскольку компаниям было важно обеспечить стабильную работу в новых непростых реалиях», — сказала Трубникова.

Эксперт также указала, что не все так хорошо у малых предприятий — частный бизнес по-прежнему терпит убытки и вынужден приспосабливаться к новым реалиям.

Директор Института экономики, финансов и бизнеса БашГУ Константин Гришин в разговоре с РБК Уфа предположил, что существенный рост рентабельности башкирских компаний в 2021 году объясняется не только реальным восстановлением в условиях кризиса, но и инфляцией.

«Здесь одно наложилось на другое. Мы наблюдаем преодоление экономикой последствий пандемии в определенной мере, хотя и не в полной. Сейчас в стране идет активизация бизнеса и инвестиционной деятельности. У нас в республике инвестиционная деятельность вообще не прекращалась. Мы видели, какие показатели были и в прошлом, и позапрошлом годах. Но и инфляция — к сожалению, мы наблюдаем высокий уровень инфляции. Растет стоимость всего — от сырья до конечной продукции, что, разумеется, сказывается на абсолютных цифрах прибыли компаний. Ничего сверхъестественного для экономики за последний год не произошло, а значит, высокие показатели темпов роста прибыли могут объясняться и реальным ростом, и инфляционным», — сказал эксперт.

Автор

Наиль Байназаров

Рентабельность бизнеса в Омской области оказалась вдвое ниже, чем в среднем по России

В 2021 году рентабельность российского бизнеса оказалась максимальной за последние 13 лет, но главный вклад в рост общего показателя внесло всего три отрасли. 

По итогам периода с января по сентябрь 2021 года рентабельность российских крупных и средних предприятий достигла 6,44%. Как отмечает международная аудиторско-консалтинговая сеть FinExpertiza, это максимальный показатель за период после экономического кризиса 2008 года. 

Под рентабельностью понимается соотношение полученной предприятиями прибыли и стоимости их активов. В 2008 году рентабельность составляла 6,8%. Минимальной за 13 лет она была в 2020 году – 2,7%. 

В Омской области рентабельность бизнеса составила 3,89% – меньше, чем в среднем по России. Правда, в 2020 году этот показатель в регионе был выше среднероссийского – 3,3%. Хуже положение дел в Омской области, и чем в среднем по Сибирскому федеральному округу, где в 2021 году рентабельность составила 8,46%, а в 2020 году – 3,96%.

Наиболее рентабельным оказался бизнес в Белгородской области (42%), Карелии (32,1%) и Мурманской области (28,1%). Наиболее убыточным FinExpertiza признала бизнес в Ингушетии (-13%), Кабардино-Балкарии (-5,7%) и Северной Осетии (-4,6%). 

Конечно, рост рентабельности свидетельствует о восстановлении экономики после удара, нанесённого ей «коронакризисом». Но президент FinExpertiza Global Елена ТРУБНИКОВА обращает внимание, что основную прибыль в российской экономике получают крупные сырьевые предприятия, ориентированные на экспорт: 

– Это провоцирует дальнейшее сохранение сырьевой ориентации экономики и ставит её в зависимость от колебаний ценовой конъюнктуры на товарных рынках. Ситуативно из-за пандемии приток денег ощутила сфера здравоохранения. Также выиграла административная деятельность, поскольку компаниям было важно обеспечивать стабильную работу в новых непростых реалиях. 

Самыми прибыльными отраслями в 2021 году стали добыча полезных ископаемых (13,1%), коммерческая сфера здравоохранения и социальных услуг (9,3%) и административная деятельность (8,6%). А вот у среднего и малого бизнеса, в особенности в других отраслях, из-за инфляции растут издержки. Елена ТРУБНИКОВА добавляет: 

– При этом предприниматели вынуждены планировать свою работу в условиях сохраняющейся неопределённости на фоне угрозы новых волн пандемии. Кроме того, против небольших предприятий, зависящих от розничного спроса, играет фактор медленного роста доходов населения. И вместе с тем повышаются кредитные ставки, что снижает потребление товаров и услуг и сокращает возможности предприятий привлекать заёмные средства. 

Если бы статистическая информация была доступна в полном объёме и аналитики посчитали бы рентабельность бизнеса с учётом малых предприятий, не исключено, что итоговые цифры были бы другими. 

Инфографика © FinExpertiza

Какие отрасли в 2021 году показали наибольшую прибыльность — Российская газета

Рентабельность крупных и средних предприятий в России достигла максимума за 13 лет, при этом в число рекордсменов попали Белгородская и Владимирская области. Что было особенно прибыльным в условиях пандемии, выяснили аналитики Международной аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza, изучив официальную отчетность компаний.

Если в первый коронакризисный год из-за жестких ограничений деловая активность в РФ, как и во всем мире, заметно снизилась, то уже к началу 2021-го экономика перешла к восстановлению. Финансовые показатели российского крупного и среднего бизнеса стремительно росли, выросла и рентабельность активов — то есть отношение прибыли к стоимости совокупного имущества, включая нематериальное.

«За январь — сентябрь рентабельность составила 6,44 процента против 2,7 в аналогичном периоде прошлого года. Это максимальное значение за 13 лет. Больше оно было лишь в 2008 году — как раз перед тем, как Россию захлестнул глобальный экономический кризис», — напомнили в FinExpertiza.

Наибольшую прибыль относительно размера активов задекларировали предприятия Белгородской области — 42 процента. В топ-10 вошли Карелия, Мурманская, Вологодская и Новгородская, Курская и Липецкая (с рентабельностью на уровне 20 процентов), Астраханская и Еврейская автономная области. Ключ к успеху здесь — добыча полезных ископаемых, металлургия и химическая промышленность. Замкнул десятку Владимир с показателем 15,5 процента. В большинстве этих регионов прибыльность бизнеса выросла по сравнению с прошлым годом в два раза и более, отметили аналитики. Минимальную прибыль либо убытки показали предприятия республик Северного Кавказа, Архангельской и Ульяновской областей, а также Ненецкого АО и Севастополя.

В Центральной России относительно низкую, до пяти процентов, рентабельность бизнеса показали регионы с развитыми сектором услуг и машиностроением — например, Московская, Тульская, Воронежская, Калужская или Ярославская области. В то же время крупный и средний бизнес на Смоленщине и Тамбовщине заработал прилично: на уровне 10 процентов от стоимости активов.

«На фоне мирового сырьевого ралли наибольшую рентабельность продемонстрировала отрасль добычи полезных ископаемых. Такие предприятия в январе — сентябре 2021 года получили прибыль в размере более 13 процентов от стоимости своих активов. Это ключевой для российской экономики сектор, финансовые результаты которого тянут за собой средний показатель по прочим отраслям в большинстве регионов, — сообщили «РГ» эксперты сети. — Также значима обрабатывающая промышленность, в особенности ее сырьевая часть — например, металлургия. Но экономика каждого региона обладает своей спецификой. Так, в Архангельской области макроотрасль добычи полезных ископаемых оказалась нерентабельной. Среднеотраслевой показатель обвалила, правда, добыча не нефти и газа, а других полезных ископаемых. Регион обладает крупными залежами углеводородов, но основные сверхприбыльные нефтегазоносные провинции находятся в соседнем Ненецком автономном округе». Весомый убыток принесла добыча сырья и бизнесу Ингушетии.

Высокую рентабельность в целом получили организации в сферах здравоохранения (без учета государственных медицинских учреждений) и социальных услуг — 9,3 процента, а также в области административного сопровождения бизнеса (8,6 процента) — к этой категории относят аренду оборудования, охрану и обслуживание зданий, хозяйственное обеспечение, работу кол-центров, дезинфекцию и тому подобное. Эти предприятия занимают в экономике незначительную долю по сравнению с реальным сектором и требуют меньших вложений.

На четвертом месте по соотношению прибыли и активов — обрабатывающая промышленность. В России эта отрасль лидирует по абсолютному размеру прибыли и во многом завязана на сырье. Рентабельность на уровне 7,5 процента показали предприятия торговли и сельского хозяйства. Ну а в число аутсайдеров попал бизнес в сфере услуг. Операции с недвижимостью, строительство, образование, гостиницы и рестораны, юридические консультации и аудит, инженерная и иная интеллектуальная деятельность обеспечили предприятиям рентабельность активов в размере от 0,7 до 2,6 процента соответственно.

Дальнейшие показатели рентабельности бизнеса в регионах будут зависеть от темпов восстановления экономики, внутреннего и глобального спроса, подчеркнули в FinExpertiza. Пока в фаворе остаются сырьевые предприятия, получающие огромную прибыль в связи с крайне удачным для них ценовым раскладом на мировых рынках.

Прямая речь

Елена Трубникова, президент сети FinExpertiza Global:

— Прибыльность бизнеса растет по мере преодоления последствий коронавирусного кризиса, восстановления глобального спроса и налаживания цепочек поставок. Однако основные прибыли приходятся прежде всего на сырьевые предприятия, ориентированные на экспорт. Это стимулирует дальнейший приток инвестиций именно в добывающий сектор в ущерб высокотехнологичным производствам, провоцирует сохранение сырьевой ориентации экономики и ставит ее в зависимость от колебаний ценовой конъюнктуры на товарных рынках. Ситуативно из-за пандемии приток денег ощутила сфера здравоохранения, также выиграла административная деятельность, поскольку компаниям было важно обеспечить стабильную работу в новых непростых реалиях.

В то же время малый и средний бизнес из-за разогнавшейся инфляции сталкивается с ростом издержек. На фоне угрозы новых волн пандемии предприниматели вынуждены планировать свою работу в условиях неопределенности. Против небольших предприятий, зависящих от розничного спроса, играет фактор медленного роста доходов населения. И вместе с тем повышаются кредитные ставки, что снижает потребление товаров и услуг и сокращает возможности компаний привлекать заемные средства.

Илья Телятников, заместитель директора, направление «Оценка и финансовый консалтинг» Группы компаний SRG:

— Белгородская, Липецкая и Курская области располагают предприятиями, связанными с добычей железной руды и черной металлургией. Эти компании показали существенное увеличение прибыли в связи с ростом цен на конечную продукцию в 2021 году. Так, в этот период рост цен на сталь составил 40 процентов.

Эти же отрасли стали локомотивом и для Карелии (добыча руды), и для Мурманской области (переработка руды). Таким образом, дело в большой степени не в регионах, а в отраслях.

Существенный рост некоторых регионов, в частности во Владимирской области, может быть связан с эффектом низкой базы. Рост прибыли в этом регионе показал ряд фармацевтических и пищевых производств.

американских фирм, покидающих Россию, ставят на карту гораздо больше, чем просто деньги

«Бизнес бизнеса есть бизнес». Знаменитая цитата лауреата Нобелевской премии по экономике Милтона Фридмана подразумевает, что компании должны максимизировать прибыль и позволить владельцам капитала делать с этим богатством все, что им заблагорассудится. Предприятиям следует воздерживаться от хороших дел, если только эти действия не приведут к успеху.

Да, большинство корпораций больше не придерживаются строго этого кредо. Но перед лицом вторжения России в Украину готовность рисковать заработком, чтобы сделать моральное и политическое заявление, подвергается испытанию.

Вторжение вынудило международные корпорации пересмотреть возможность ведения бизнеса с российскими фирмами, частными лицами и/или российским правительством. Руководители должны решить, следует ли им продолжать эти отношения не только во время войны, но и после нее.

» ПОДРОБНЕЕ: Vanguard прекратил покупку российских акций. AmerisourceBergen заявила, что по-прежнему поддерживает пациентов в испытаниях лекарств

Зарабатывание денег в России или с российскими компаниями стало проблематичным на многих уровнях.Деловые отношения, возможно, были прибыльными, но теперь они сопряжены с большим риском не только в финансовом плане, но и с точки зрения корпоративного имиджа. Фирмы разрывают связи и тем самым зарабатывают хорошие отзывы.

В то время как правительственные и регулирующие санкции делают практически невозможным продолжение деятельности некоторых фирм, большинство шагов было предпринято добровольно.

Список компаний, приостановивших отношения, длинный и охватывает целый ряд отраслей. Энергетические компании ограничивают или прекращают закупки продукции и отказываются от долгосрочных капитальных проектов.Туристические фирмы идут в обход России. Финансовые компании сократили деятельность по финансированию и перешли к запрету использования своих продуктов, таких как кредитные карты и денежные переводы. Автомобильные и авиационные компании приостановили производство и поставки. Крупные компании по производству потребительских товаров сократили или приостановили продажи. Компании доставки прекратили отправку посылок в Россию.

В России даже есть «запретная зона»; сокращение от решения McDonald’s временно закрыть свои сотни ресторанов в стране.

Иногда фирмы ошибаются и не понимают, что существует потенциальный компромисс между корпоративным имиджем и краткосрочными и долгосрочными финансовыми последствиями определенных действий. Это может быть болезненным уроком, чтобы узнать, что они пересекаются.

Рассмотрим пример. Shell Oil объявила о разрыве отношений со своим российским поставщиком, что привело к массовым списаниям. Но затем он указал, что продолжит закупать нефть у российских поставщиков до тех пор, пока не найдет замену.

В мире с нехваткой энергии это могло занять много времени, и когда выяснилось, что компания покупала нефть на спотовом рынке, ответ был огромным.Риск для корпоративного имиджа вынудил Shell прекратить эту практику. Shell заново осознала, что имидж и финансы идут рука об руку.

» ПОДРОБНЕЕ: В Филадельфии начался бойкот Лукойла на фоне призывов запретить весь импорт российской нефти что они будут делать, если президент России Владимир Путин останется у власти? Будет ли возмущение временным или будут реализованы постоянные изменения в бизнесе?

Conference Board, беспристрастная организация, ориентированная на бизнес, предоставила рекомендации по поиску компромисса между бизнесом и социальными интересами, когда речь идет о России.Он опубликовал документ «Разрыв связей с Россией: руководство по принятию решений сейчас и в будущем».

В статье нет простого ответа на вопрос: «Что делать компаниям?» Предлагается взвесить все, включая финансовые, социальные, имиджевые, корпоративную культуру и нормативные требования.

Но в отчете говорится следующее: «Разрыв связей с Россией может иметь значительно большие деловые и финансовые последствия, чем выражение позиции по социальному вопросу, а это означает, что интересы акционеров должны учитываться в анализе более заметно.

В отчете также содержится предупреждение о том, что компании должны быть готовы «к постоянным ответным действиям со стороны национального государства в области кибербезопасности или в других областях».

» ЧИТАЙТЕ БОЛЬШЕ: Должны ли большие пенсионные фонды Пенсионного фонда уйти из России с убытком? Это моральный поступок, но сенатор штата предупредил, что это может сделать олигархов богаче

Это подводит нас к последней проблеме: Путину. Что делать компаниям, если Путин останется у власти в России? Могут ли фирмы возобновить работу в обычном режиме? Если да, то что это говорит о нынешних решениях действовать против России?

Если Путин потеряет контроль над властью, решение станет проще.Если новое российское руководство не ограничит деятельность фирм, приостановивших свою деятельность, большинство компаний, скорее всего, попытаются возродить свой российский бизнес. Вот почему большинство компаний не объявляли о постоянных изменениях.

Корпоративный мир в значительной степени взял на себя ответственность перед лицом путинской войны. Но не будем перебарщивать с их поздравлениями. Те компании, которые внесли более серьезные изменения в свои деловые отношения с Россией, заслуживают похвалы за то, что они вложили свои деньги (и деньги своих заинтересованных сторон) в свои уста.

Но для тех, кто хеджирует свои ставки, важно то, что они будут делать в ближайшие месяцы или годы. Для них до сих пор не решено, принимали ли они решения, отражающие их социальные и моральные интересы, или они пошли по пути, который защитил их положение в краткосрочной перспективе, чтобы они могли обеспечить свои долгосрочные доходы.

Джоэл Л. Нарофф — президент Naroff Economics в округе Бакс.

Уолл-стрит понизила оценку прибыли McDonald’s по расходам в России

НЬЮ-ЙОРК, 18 марта (Рейтер) — Аналитики с Уолл-стрит понизили свои прогнозы для McDonald’s Corp (MCD.N) прибыль в 2022 и 2023 годах — последний признак того, что некоторым западным компаниям грозит финансовый удар по мере роста расходов на вторжение России в Украину.

Morgan Stanley в четверг заявил, что теперь ожидает чистую прибыль от компании быстрого питания в размере 9,25 доллара на акцию в этом году и 10,62 доллара в 2023 году, что на 8% и 3% соответственно меньше, чем в предыдущем прогнозе.

Ранее исследовательская фирма Gordon Haskett снизила свою оценку на 5% в 2022 году до $9,75 за акцию и на 3% в 2023 году до $10,66 за акцию.

Зарегистрируйтесь сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к Reuters.ком

Регистрация

McDonald’s отказался комментировать шаги.

Американская сеть бургерных — одна из первых, кто открылся в Москве в постсоветскую эпоху — платит за аренду и заработную плату своим 62 000 сотрудников в России, несмотря на то, что начала закрывать там 847 ресторанов, большинство из которых она владеет и управляет. Он также выплачивает заработную плату своим сотрудникам в Украине.

Ожидается, что расходы составят 50 миллионов долларов в месяц или не менее 450 миллионов долларов до конца этого года.

Магазины в России и Украине, которые в настоящее время закрыты, обычно приносят операционную прибыль примерно в 310 миллионов долларов в год, по словам Гордона Хаскета.

Чикагская компания также сталкивается с потенциальными ударами по стоимости своих активов в России, будь то снижение стоимости, продажа местному владельцу или конфискация государством, по данным Morgan Stanley, который не учитывал эти факторы в своих заниженных оценках прибыли. .

Банк по-прежнему считает акции McDonald’s привлекательными, потому что они могут удержаться в неопределенной потребительской среде.

McDonald’s имеет больше связей с Россией, чем другие мировые сети быстрого питания. Он пришел в страну в 1990 году и владеет там 84% своих ресторанов.

Другие бренды, включая Starbucks Corp (SBUX.O) и Burger King (QSR.TO), менее представлены в России. Их рестораны в основном принадлежат независимым операторам в рамках совместных предприятий и генеральных соглашений о франчайзинге.

После McDonald’s наиболее уязвима компания Yum Brands Inc (YUM.N), материнская компания KFC и Pizza Hut. По словам аналитиков Gordon Haskett, на Россию и Украину приходится около 3% ее консолидированной операционной прибыли. Согласно анализу данных Refinitiv, проведенному Reuters, это около 64 миллионов долларов по данным за 2021 год.

Аналитики Morningstar не изменили своих прогнозов относительно McDonald’s или Yum. Но 8 марта заявили, что обеспокоены более высокими ценами на топливо, связанными с войной, и влиянием на потребительские расходы и маржу ресторанов.

Глобальная операционная прибыль McDonald’s достигла 10,4 млрд долларов в 2021 году, свидетельствуют данные Refinitiv.

В то время как McDonald’s заявил, что закрытие в России носит временный характер, аналитики Gordon Haskett заявили, что, по их мнению, магазины в России со знаковыми золотыми арками останутся закрытыми до 2023 года.

Зарегистрируйтесь сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к Reuters.com

Зарегистрируйтесь

Репортаж Хилари Расс в Нью-Йорке; Под редакцией Билла Беркрота

Наши стандарты: Принципы доверия Thomson Reuters.

Почему «Макдоналдс» и «Пепси» переезжают в Россию, это может привести к длительному завершению глобальной игры

Мужчина смотрит на цифровую доску, показывающую обменные курсы российского рубля по отношению к евро и доллару США, возле пункта обмена валюты. 2 марта 2022 года российский рубль достиг рекордно низкого уровня: курс доллара США и евро на Московской бирже достиг 110 и 122 соответственно.

Михаил Метцель | ТАСС | Getty Images

По мере того, как корпорации во всех секторах экономики уходят из России с беспрецедентной скоростью, один из рассматриваемых вопросов заключается в том, какое место этот ответ на акт неспровоцированной войны занимает в спектре принятия решений руководством.

Это кратковременная пауза; демонстрация большего, возможно, длительного влияния ESG на высшее руководство; или существенное изменение корпоративной стратегии и экономики вокруг темы деглобализации?

Для экспертов в области международного бизнеса и управления текущие события выглядят так, как будто они могут выйти далеко за рамки управления репутацией и привести к фундаментальному переходу от послевоенного периода все более глобальных рынков и усилий по достижению глобального масштаба, которые все еще твердо на месте только около недели назад.

«Мир изменился, и высшее руководство действительно начало серьезно относиться к тем частям мира, в которые мы не хотим попадать», — сказал Витольд Хениш, профессор менеджмента в Уортонской школе Пенсильванского университета. «За 48 часов компании ушли и переосмыслили послевоенный мир. Это фундаментальный прорыв. Это не опосредованная война или ограниченное вторжение. Такого не происходило с 1940 года».

Ясно одно: «старомодный» политический риск обычных международных войн вернулся, говорит Станислав Маркус, профессор международного бизнеса в Школе бизнеса Дарлы Мур Университета Южной Каролины и сотрудник Центра Дэвиса для Российские и евразийские исследования в Гарвардском университете.В течение многих десятилетий крупномасштабное насилие было ограничено географически — например, очагами террористической деятельности, гражданских войн или наркокартелей, а также в несостоятельных государствах, таких как Афганистан, или в отдельных регионах крупных экономик, таких как Мексика.

Слишком рано делать вывод о том, что более широкая тенденция к деглобализации ускоряется, по словам Гэри Хафбауэра, научного сотрудника Института международной экономики Петерсона, но он говорит экспертам, уже изучающим данные о глобализации в поисках признаков поворота вспять, российское вторжение Украины является потенциально значительным.С 2010 по 2015 год глобализация продолжала расти, но в период с 2015 по 2019 год темпы замедлились. Covid привел к снижению темпов глобализации в 2020 году, и теперь возникает вопрос: станет ли к 2025 году этот резкий разворот глобализации постоянным?

«Возможно, мы сейчас находимся в поворотном моменте из-за того, что сильные силы противостоят стандартным экономическим силам, которые двигали глобализацию. Этому быстро не повернуть вспять», — сказал Хафбауэр о российском вторжении.

Некоторые эксперты по глобализации с осторожностью относятся к поспешным суждениям о влиянии России, отмечая при этом, что темпы глобализации замедлились.«Остановка в период быстрой глобализации на самом деле уходит корнями в более далекое прошлое, чем Трамп и пандемия (какими бы важными они ни были). Она началась с глобального финансового кризиса», — сказал Джеффри Франкель, ведущий эксперт по глобализации Гарвардского университета и бывший представитель Белого дома. Член Совета экономических консультантов Палаты представителей.

Он приводит одну важную статистику: В течение нескольких десятилетий, до 2008 года, отношение торговли к ВВП неуклонно росло (торговля росла в два раза быстрее, чем ВВП). С 2008-09 гг. это соотношение практически не изменилось.

«По моему мнению, крупные события, связанные с Россией, не приведут к дальнейшему замедлению глобализации. Очевидно, что сама Россия будет существенно отрезана, но доля России в мировой экономике очень мала», — сказал Франкель.

Роль ESG

Хафбауэр считает, что акцент на корпоративной социальной ответственности сыграл свою роль в быстром реагировании, и мы видели, как компании уходили с рынков в прошлом, например, на Кубе и в Иране. «Но это беспрецедентно», — сказал он.«Большие компании толпами. Я думаю, что у нас был этот период, когда упор делался на корпоративную социальную ответственность, и многие генеральные директора и директора номинально говорили, что они все за это. предыстория, их заявления и атмосфера, чтобы не быть на виду», — сказал он.

Некоторым компаниям будет легче возобновить деятельность в России, чем другим, и с меньшими общими затратами. Такая компания, как Disney, выпускающая фильм, не находится в том же положении, что и BP или ExxonMobil, отказавшиеся от многомиллиардных нефтегазовых проектов, хотя работа в стране оказалась сложной для энергетических компаний задолго до этого кризиса.Shell узнала, как быстро ее репутация станет главной темой во время этого конфликта из-за покупки российской нефти, даже несмотря на то, что ранее она также объявила о выходе из российских деловых предприятий с государственным Газпромом. Во вторник Shell заявила, что отказывается от всех нефтегазовых операций в России.

«Если вам приходится уходить под таким давлением, вы можете выглядеть смелым. Никто не хочет оставаться последним, кто все еще остается», — сказал Хениш, изучающий корпоративные ESG. «То, что происходит, всплывает в разговорах об ESG», — сказал он, но подчеркнул, что не верит, что ESG является основной движущей силой корпоративных решений.«Вывод войск происходит не из-за этих разговоров. Это потому, что Россия начала сухопутную войну в Европе», — сказал Хениш.

Бренды от Apple до многих ее конкурентов из Силиконовой долины и модных роскошных домов, возможно, не слишком много потеряют в краткосрочной перспективе из-за приостановки операций, даже несмотря на то, что Россия по-прежнему является потребительским рынком разумного размера с 144 миллионами человек. McDonald’s и PepsiCo, которые, по данным FactSet, являются одними из крупнейших компаний, входящих в S&P 500, имеют наибольший доход от России, медленнее принимали решение.Но во вторник McDonald’s, заявивший в нормативной документации, что его выручка в 9% зависит от России и Украины, заявил, что временно приостановит работу во всех своих офисах в России, 850 ресторанах, а позже в тот же день Starbucks, PepsiCo, а также Coca-Cola объявили о приостановке своей деятельности в России.

Между санкциями, инфляцией в России и обвалом рубля для многих потребительских брендов, которые первыми ушли с рынка, не составило труда. «Риск для репутации становится экспоненциальным, пока вы ждете», — сказала Шехерезада Рехман, профессор международных финансов в Университете Джорджа Вашингтона, которая консультировала США.S. Государственный департамент, Всемирный банк и МВФ. И особенно для компаний, не имеющих значительного физического присутствия в сфере недвижимости и небольшого количества собственных работников в стране, которых нужно поддерживать, бизнес не стоит риска или текущих операционных головных болей. «В какой-то момент иметь экспортный рынок за границей означает брать местную валюту и обменивать ее на доллары или евро. Вы не хотите застрять в рублях. Это не очень хороший бизнес», — сказала она.

Глобальная финансовая ядерная война

Одним из самых серьезных последствий деглобализации является финансовая система, которая может фрагментироваться в гораздо большей степени по геополитической основе.Уход Mastercard и Visa из России в минувшие выходные и приостановка операций PayPal в России — это часть реакции корпоративного мира на беспрецедентные санкции, введенные против России, за несколько дней подкосившие одиннадцатую по величине мировую экономику.

Рехман говорит, что в то время как розничные бренды, не имеющие собственных обширных физических площадей, могут легко вернуться в Россию, и для бизнеса в России есть обходные пути — электронная почта, факс, телекс, она считает, что многие могут предпочесть держаться подальше, учитывая сложности в нынешних условиях. и это будет иметь долгосрочные последствия.«Вы по-прежнему можете совершать платежи, но кто захочет вести такой бизнес? Это будет разрушаться», — говорит Рехман.

Хотя компании не будут заявлять о своих решениях в этих терминах, даже крупные могут предпочесть держаться подальше, потому что беспрецедентные санкции не стоят того, чтобы пытаться полностью их понять, учитывая риски оказаться не на той стороне правительства США.

Это никогда ранее не встречавшийся тип «финансовой ядерной войны», как называет ее Рехман, — скоординированный блок нации в таком масштабе и с такой скоростью, включая ее центральный банк, имеет последствия, которые велики и могут разрастаться более долгосрочный.Криптовалюты и финтех будут учитываться в будущем, но вероятны еще большие изменения в основной «сантехнике» глобальной системы транзакций. По словам финансовых геополитика выйдет за пределы этой гибридной кинетической войны.

«Это посылает мощный сигнал другим режимам, которые могут вступить в конфликт с Западом, контролирующим мировую финансовую инфраструктуру», — говорит Маркус.«Сигнал таков: как можно скорее создайте альтернативную инфраструктуру. Мы увидим фрагментацию платежных сетей, распространение государственных цифровых валют, «суверенный интернет» (как Россия назвала свои в значительной степени неудачные усилия) и т. д.».

Мировой кадровый резерв также претерпевает изменения. Более миллиона специалистов в области технологий работают в Украине, России и Беларуси, части восточноевропейской «Силиконовой долины», которая процветала в последние десятилетия. Компания Gartner, в которой говорится, что 43% руководителей были обеспокоены деглобализацией еще до того, как Россия вторглась в Украину, заявила в недавнем отчете, что возникающая проблема «цифровой геополитики» является одной из самых разрушительных тенденций в технологическом пространстве.

«Ответ не должен заключаться в реактивном усилении возможностей, особенно в мире, где нынешний кризис усугубит существующую нехватку цифровых навыков», — сказал CNBC по электронной почте Дэвид Грумбридж, вице-президент Gartner Research. «Вместо этого руководителям необходимо ориентироваться в сложном балансе конкурентного преимущества, рисков географической концентрации, наличия навыков, правовых и нормативных вопросов и факторов риска страны, чтобы переместить свои ИТ-услуги».

Долгосрочные опасения по поводу амбиций Китая

Если деглобализация будет усиливаться, а позиции Китая и Индии в отношении российского вторжения останутся неоднозначными, то это не возникло из ниоткуда.Битвы в последние годы между США и Китаем по поводу ключевых технологий и действий, навязанных Huawei, были предупредительными выстрелами в том, что еще может стать гораздо большим разрывом.

«Глобальная геополитическая перестройка и ранние признаки китайско-российского антизападного партнерства означают, что бизнесу, возможно, придется подготовиться к возникновению блоков холодной войны (усиленных инфраструктурным разъединением). Проблема заключается в том, как эффективно соединять блоки и выступать в качестве моста в глазах заинтересованных сторон», — сказал Маркус.

Это более важный вопрос, чем перспективы многонациональных корпораций в России. Если в советах директоров сейчас разыгрывается сценарий войны, который подкрался к ним, то стратегии, разрабатываемые для России, являются первым наброском сценария для гораздо более мрачной перспективы потенциальной китайской агрессии против Тайваня.

Президент России Владимир Путин на встрече с Председателем КНР Си Цзиньпином в Пекине, Китай, 4 февраля 2022 г.

Алексей Дружинин | Спутник | Кремль | via Reuters

В последние дни Китай сопротивляется любым попыткам провести параллели между вторжением России в Украину и своими амбициями и пытается проводить более тонкую линию в своей позиции по отношению к России, чем первоначально.На самом деле, некоторые эксперты считают, что Китай может быть ключом или даже единственной надеждой в деле деэскалации российско-украинской ситуации.

Россия может выкроить свою «сферу влияния» за счет украинского суверенитета, и тогда она останется глобальным изгоем наравне с Ираном, Северной Кореей и Венесуэлой, считают эксперты. Руководителям необходимо будет перестроить цепочки поставок, чтобы избежать какой-либо зависимости от России в будущем, или вернуться к сценариям из прошлого, когда глобальные компании работали в других автократических государствах без верховенства закона.Они устанавливают тесные связи с государственными деятелями, а также с заинтересованными сторонами в обществе, потому что в таких ситуациях это имеет первостепенное значение, поскольку никакие независимые суды не могут защитить иностранных инвесторов, — говорит Маркус, изучавший эти отношения.

Есть надежда, что Китай сочтет быстрый и единый ответ на вторжение России причиной для того, чтобы двигаться медленнее. Но экономика Китая намного больше, чем российская, и корпоративные последствия были бы экстремальными, если бы этот сценарий разыгрывался в отношении его территориальных амбиций.«Что объясняет сдержанную реакцию корпораций на нарушения прав человека в Синьцзяне или Гонконге», — сказал Маркус. «Однако игнорирование жестокой насильственной войны (если Китай повторит ошибку России) для корпораций означало бы потерю их доверия со стороны широкого круга заинтересованных сторон. Очевидно, что необходимо предварительное обсуждение таких сценариев в залах заседаний».

«Это более серьезная проблема, люди начинают думать, что нам делать с Китаем через 5 лет, 10 лет? Люди начинают разговаривать, чего раньше не было», — говорит Хениш. «Одним из самых важных разговоров на заседаниях совета директоров в 2022 году будет вопрос о том, что произойдет, если нам придется уйти из Китая?»

Nestlé приостанавливает продажи KitKat и Nesquik в России после критики Зеленского : NPR

Протестующие держат плакат с призывом к швейцарскому пищевому гиганту Nestlé во время демонстрации против российского вторжения в Украину возле здания парламента Швейцарии в Берне в субботу.В последние дни компания столкнулась с критикой за то, что продолжает вести бизнес в России. Фабрис Коффрини/AFP через Getty Images скрыть заголовок

переключить заголовок Фабрис Коффрини/AFP через Getty Images

Протестующие держат плакат с призывом к швейцарскому пищевому гиганту Nestlé во время демонстрации против российского вторжения в Украину возле здания парламента Швейцарии в Берне в субботу.В последние дни компания столкнулась с критикой за то, что продолжает вести бизнес в России.

Фабрис Коффрини/AFP через Getty Images

«Нестле», одна из крупнейших в мире компаний по производству продуктов питания, заявляет, что вводит дополнительные ограничения на свою деятельность в России. Компания объявила о переезде в среду, через несколько дней после того, как президент Украины Владимир Зеленский публично раскритиковал ее за то, что она продолжает вести там бизнес.

Швейцарский конгломерат заявил, что его деятельность в России будет сосредоточена исключительно на предоставлении основных продуктов питания, таких как детское питание и больничное питание, а не на получении прибыли.

«В дальнейшем мы приостанавливаем работу известных брендов Nestlé, таких как KitKat и Nesquik, среди прочих», — говорится в сообщении. «Мы уже прекратили второстепенный импорт и экспорт в Россию и из России, прекратили всю рекламу и приостановили все капиталовложения в стране. Конечно, мы полностью соблюдаем все международные санкции в отношении России».

Компания «Нестле» добавила, что не рассчитывает на получение прибыли в России, но пожертвует полученную прибыль гуманитарным организациям.

В последние дни он столкнулся с растущей критикой за то, что остался в России, несмотря на то, что многие международные компании и мировые бренды приостановили свою деятельность в стране и, в некоторых случаях, в ее союзнике Беларуси.

На прошлой неделе премьер-министр Украины Денис Шмыгаль написал в Твиттере, что говорил с генеральным директором Nestlé о последствиях пребывания на российском рынке, но тот, похоже, ничего не понял.

«Платить налоги в бюджет террористической страны — значит убивать беззащитных детей и матерей», — написал он. «Надеюсь, что Nestle скоро передумает».

Поговорил с генеральным директором @Nestle г-ном Марком Шнайдером о побочных эффектах пребывания на российском рынке. К сожалению, он не проявляет понимания. Платить налоги в бюджет террористической страны — значит убивать беззащитных детей и матерей. Надеюсь, Nestle скоро передумает.

— Денис Шмыгаль (@Denys_Shmyhal) 17 марта 2022 г.

Зеленский удвоил критику в адрес Nestlé в речи, которая транслировалась перед народом Швейцарии в субботу, как сообщают CBS News и другие.

«Хорошая еда. Хорошая жизнь». Это лозунг «Нестле». Ваша компания, которая отказывается уходить из России», — сказал он. «Даже сейчас — когда есть угрозы со стороны России другим европейским странам. Не только нам. Когда есть даже ядерный шантаж со стороны России».

Компания поспешила защитить себя, и представитель Nestlé сообщил CNN, что она «значительно сократила» свою деятельность в России, в том числе прекратила весь импорт и экспорт, за исключением основных продуктов, таких как детское питание.Он больше не инвестирует и не рекламирует там свою продукцию, а также не получает прибыли от оставшейся деятельности, добавил представитель.

«Тот факт, что мы, как и другие продовольственные компании, снабжаем население важными продуктами питания, не означает, что мы просто продолжаем работать, как прежде», — заявила Нестле. «Мы по-прежнему являемся одной из немногих активных продовольственных компаний в Украине и иногда даже умудряемся раздавать продукты в Харькове», — имея в виду второй по величине город Украины, который особенно сильно пострадал от российских обстрелов в последние дни.

В компании «Нестле» работает около 5 800 сотрудников в Украине и около 7 000 человек в России.

В среду компания заявила, что уже предоставила сотни тонн продуктов питания и «значительную» финансовую помощь народу Украины и беженцам в соседних странах, усилия, которые, по ее словам, будут продолжены.

Страница на веб-сайте «Нестле» подробно описывает, что она делает, чтобы помочь Украине. Эти действия включают партнерство с местным Красным Крестом и региональными продовольственными банками для раздачи основных продуктов питания, напитков и корма для домашних животных беженцам, покидающим страну, а также предоставление продовольствия в чрезвычайных ситуациях для детей младшего возраста в соответствии с рекомендациями Всемирной организации здравоохранения.

Эта статья впервые появилась в живом блоге Morning Edition .

Для немецких фирм связи с Россией носят личный, а не только финансовый характер. судьбы его сотрудников в регионе, которые за годы деловых отношений и совместных выпивок стали больше, чем просто коллегами.

«Это больше, чем просто деловые отношения, это настоящая дружба», — сказал г-н Фенкл, исполнительный директор компании, производящей промышленные вентиляторы. «Мы сидели рядом друг с другом на собраниях, вместе пили пиво».

Семейная компания Ziehl-Abegg насчитывает 4300 сотрудников, и г-н Фенкль вспомнил, как команды из Германии, России и Украины работали бок о бок, в командировках и на выставках, где Ziehl-Abegg представит его товары.

Теперь все четверо сотрудников компании в Украине взялись за оружие, чтобы защитить свою страну.В России, где у компании есть производство и работает 30 человек, бизнес остановился.

Г-н Фенкль сказал, что на прошлой неделе он несколько раз разговаривал с менеджером своей компании в России, пытаясь выяснить, что делать дальше, когда серьезность ситуации стала более ясной.

«Я дважды звонил коллеге в Россию, и он не мог говорить», — добавил г-н Фенкл. «Он продолжал плакать».

Немецкие компании ведут в России гораздо больше бизнеса, чем любая другая страна Европейского Союза, экспортируя товары на сумму более 26 миллиардов евро (28,5 долларов США).4 миллиарда) в прошлом году (Польша была на втором месте с 8 миллиардами евро) и инвестировала еще 25 миллиардов евро в операции там. Эта приверженность российской экономике отчасти отражает убеждение бывшей Западной Германии, пережившей Вторую мировую войну, — что торговля может обеспечить мир и предотвратить скатывание Европы к новой войне.

Аннексия Крыма Россией в 2014 году и последовавшие санкции привели к тому, что количество немецких фирм, инвестирующих в Россию, сократилось на треть. Тем не менее, к 2020 году эта цифра составляла чуть менее 4000 компаний, и многие были убеждены, что их присутствие может помочь закрепить Россию в демократической сфере.

24 февраля это убеждение было разрушено, и компании всех размеров задались вопросом, что делать дальше.

В то время как одни объявили о решении уйти и начали разрывать деловые связи, другие пытаются остаться, некоторые из лояльности к своим сотрудникам, несмотря на западные санкции, создавшие огромные препятствия для банковских и трансграничных перевозок, и обвал рубля. Что остается для многих предприятий, так это глубокое чувство печали в сочетании с разочарованием.

Ведущие автопроизводители Германии — BMW, Volkswagen, Mercedes-Benz и Daimler Truck — объявили на прошлой неделе о прекращении экспорта и производства в России. Семейные фирмы, в том числе ZF Group, производитель автомобильных запчастей, и Haniel, которая управляет несколькими независимыми предприятиями в стране, делают то же самое.

«Несмотря на то, что наши возможности ограничены, мы все же можем оказать влияние», — заявил Томас Шмидт, исполнительный директор Haniel, в видеообращении, объявив, что вся коммерческая деятельность в России и Беларуси будет остановлена, а обязательства отменены.«Я понимаю, что это сложно с точки зрения отношений с клиентами и поставщиками, но более важно, чтобы люди вышли на протесты на улице».

Такое мнение исходит даже от Немецко-восточной бизнес-ассоциации, группы компаний, которая на протяжении десятилетий выступала за более глубокие экономические связи с Москвой, даже перед лицом все более антидемократических шагов президента Владимира Путина. В этом году группа отмечает свое 70-летие, и несколько ее членов ранее планировали встретиться на прошлой неделе с президентом России в Москве.Поездка была прекращена после вторжения.

«Мы должны называть вещи своими именами: в настоящее время речь идет не столько о санкциях и их последствиях, сколько о том, будут ли у нас по-прежнему серьезные экономические отношения с Россией в будущем», — заявил Оливер Гермес, председатель организация бизнеса. В 2014 году группа выступала против жестких экономических наказаний Москвы, но на этот раз все по-другому.

«Чем скорее русское правительство прекратит эту войну, тем больше этих отношений еще можно будет спасти», — сказал господин Путин.— сказал Гермес. «Нет никаких сомнений в том, что экономика Германии поддержит введенные санкции».

Много лет назад Мартин Даллер, исполнительный директор Seebacher, производителя специализированных систем управления освещением, не был заинтересован в инвестициях в Россию. Но это огромный, привлекательный рынок для продуктов, разработанных его семейной компанией, базирующейся в Бад-Тёльце, и когда российский менеджер уволился из конкурирующей компании и предложил ему создать российское подразделение, он решил дать ей шанс. пытаться.

Это было незадолго до вспышки пандемии коронавируса, но в этом году дела пошли на поправку. Затем последовало вторжение.

Российско-украинская война и мировая экономика


Карточка 1 из 6

Нехватка основных металлов. Цена на палладий, используемый в автомобильных выхлопных системах и мобильных телефонах, стремительно растет на фоне опасений, что Россия, крупнейший в мире экспортер металла, может быть отрезана от мировых рынков. Цены на никель, еще один ключевой продукт российского экспорта, также растут.

Финансовые неурядицы. Глобальные банки готовятся к последствиям санкций , призванных ограничить доступ России к иностранному капиталу и ограничить ее способность обрабатывать платежи в долларах, евро и других валютах, имеющих решающее значение для торговли. Банки также готовы к ответным кибератакам со стороны России.

«Теперь мы думаем, что нам делать. Разорвите контакт и просто отпустите его», — сказал г-н Даллер, годовой доход компании которого составляет 2,5 миллиона евро. «С финансовой точки зрения для нас это было бы не так драматично.Но он отец троих детей, и вся семья зависит от его работы».

Не только небольшие компании сталкиваются с трудными решениями.

Wintershall Dea, немецкая нефтегазовая компания с глобальным портфелем проектов, отменила свою ежегодную пресс-конференцию, которая должна была состояться 25 февраля, на следующий день после вторжения. Вместо этого ее лидеры выступили 2 марта с совместным заявлением, в котором выразили тревогу по поводу войны.

«Мы работаем в России более 30 лет.Многие наши коллеги в других местах также ежедневно работают с партнерами из России», — говорится в сообщении. «Мы построили много личных отношений, в том числе в рамках наших совместных предприятий с «Газпромом», государственным энергетическим гигантом России.

«Но агрессивная война России против Украины знаменует собой поворотный момент», — сказали они. «То, что происходит сейчас, расшатывает самые основы нашего сотрудничества».

Компания отдельно заявила, что прекратит выплаты России и спишет свои инвестиции в размере 1 млрд евро в злополучный газопровод «Северный поток — 2», связывающий Россию и Германию, который правительство в Берлине приостановило 1 февраля.22. Она также не получит никаких доходов от своих нефтегазовых операций в России, на долю которых в 2021 году приходилось почти пятая часть ее операционной прибыли.

Не каждая немецкая компания уходит. Metro, оптовая продовольственная компания с 93 точками в России, выручка которой в прошлом году составила 2,4 миллиарда евро, заявила, что решила продолжить свою деятельность из-за опасений, что ее вывод может привести к нарушению снабжения населения продовольствием. «Никто из наших 10 000 сотрудников в России не несет личной ответственности за войну в Украине», — говорится в заявлении компании.

Metro заявила, что также пытается управлять некоторыми из своих 26 магазинов в Украине, в зависимости от ситуации с безопасностью, и поддерживает усилия по обеспечению людей, которые были вынуждены покинуть свои дома.

Помимо воздействия на компании, инвестировавшие в Россию, аналитики предсказывают, что экономика Германии в целом пострадает от повышения цен на энергоносители и продукты питания в результате войны. После вторжения политики призывали общественность смотреть на свои жертвы через более широкую линзу.

«Моя страна, Германия, будет страной, которая понесет на себе основную тяжесть санкций, принятых Европейским союзом и США», — написала в Twitter посол Германии в США Эмили Хабер. «Мы готовы нести это бремя. Свобода бесценна».

Война в России создает корпоративных победителей и проигравших

M OST МУЛЬТИНАЦИОНАЛЬНЫЕ Компании могут жить без российских клиентов. Жить без российских товаров было бы намного тяжелее.15 марта Европейская комиссия объявила о новых экономических ограничениях в отношении России, включая запрет на экспорт европейских предметов роскоши и автомобилей — в конце концов, определение предмета первой необходимости находится в глазах олигарха. Но объявление также включало запрет на стальную продукцию из России. Таких ограничений на российский экспорт может стать больше.

Послушайте эту историю. Наслаждайтесь аудио и подкастами на iOS или Android.

Ваш браузер не поддерживает элемент

Экономьте время, слушая наши аудио статьи во время многозадачности

OK

Компании борются с последствиями жестокой войны России в Украине.Первой реакцией тех, у кого есть бизнес в России, было бежать к выходу. Согласно одному подсчету, около 400 человек объявили о своем уходе из России, опасаясь правовых и репутационных рисков. Руководители теперь сталкиваются с другой, более серьезной проблемой. Это касается не их бизнеса в России, а цепочек поставок, выходящих за ее пределы, и других побочных эффектов. По мере того, как война продолжается, она создает корпоративных победителей и проигравших, а также вызывает огромную волатильность.

Есть два фактора, из-за которых фирмам особенно трудно справляться с потрясениями в цепочках поставок.Во-первых, это широта товаров, производимых Украиной и Россией. Две страны вместе обеспечивают 26% мирового экспорта пшеницы, 16% кукурузы, 30% ячменя и около 80% подсолнечного масла и подсолнечного шрота. Украина обеспечивает около половины мирового неона, используемого для травления микросхем. Россия является третьим в мире производителем нефти, вторым по величине производителем газа и ведущим экспортером никеля, используемого в автомобильных аккумуляторах, и палладия, используемого в автомобильных выхлопных системах, не говоря уже о крупном экспортере алюминия и железа.Даже без формальных санкций в отношении большинства российских товаров западные трейдеры все чаще стараются их избегать, опасаясь юридических рисков.

Вторым осложняющим фактором являются чрезвычайные колебания рынка. Цена на нефть марки Brent подскочила до 128 долларов за баррель 8 марта, а через неделю упала ниже 100 долларов, поскольку Китай объявил о новых ограничениях из-за COVID-19, а инвесторы ожидали повышения процентной ставки Федеральной резервной системой США 16 марта. Лондонская биржа металлов приостановила торги никелем 8 марта после того, как его цена превысила рекордные 100 000 долларов за тонну.Когда 16 марта торги возобновились, из-за технических проблем биржа снова приостановила торги (см. раздел «Финансы и экономика»).

Общий американский фондовый рынок вернулся примерно к тому состоянию, в котором он был до вторжения. Но несколько отраслей выигрывают от беспорядков, от производителей оружия до кабельных новостей и юристов, которые помогают фирмам соблюдать санкции. В наибольшем выигрыше оказались сырьевые компании, особенно за пределами России (см. диаграмму).

Индекс фондового рынка американских нефтедобывающих компаний, получающих выгоду от высоких цен на нефть и европейского спроса на сжиженный природный газ, вырос на одну пятую в период с 23 февраля по 10 марта.Он остается на 9% выше своего уровня до вторжения, несмотря на снижение цен на нефть. Горнодобывающие компании в целом также показывают хорошие результаты благодаря более высоким ценам на металлы, как и производители стали (кроме российских). Цены на акции US Steel и Tata Steel со штаб-квартирами в Питтсбурге и Мумбаи соответственно выросли на 38% и 11% накануне вторжения. Bunge и ADM , два крупных биржевых трейдера, которые специализируются на перенаправлении потоков зерна, также превзошли рынок.

Война затрагивает не все товарные фирмы одинаково. Rio Tinto, крупная горнодобывающая компания, объявила 10 марта, что отказывается от совместного предприятия с Русалом, гигантским российским производителем алюминия. Стремительный рост цен на электроэнергию в результате резкого роста цен на природный газ, 40% которого Европа получает из России, вынудил некоторых испанских производителей стали сократить производство.

Дорогие ресурсы являются более распространенной проблемой для секторов, находящихся выше по цепочке создания стоимости. Пока они готовились к взлету после ослабления ограничений на поездки из-за пандемии, авиакомпании столкнулись с ростом цен на топливо.Yara International, норвежский производитель удобрений, заявил 9 марта, что стоимость природного газа побудила его сократить производство на двух европейских заводах.

Автопроизводители, которые еще не оправились от сбоев в цепочках поставок, вызванных пандемией, сталкиваются с новыми проблемами. Volkswagen и BMW , два немецких гиганта, сократили производство в Европе, поскольку они ищут новых производителей жгутов, которые связывают километры электрических проводов в их автомобилях, чтобы заменить вышедших из строя украинских поставщиков.Банк Morgan Stanley считает, что 67-процентный скачок цен на никель перед остановкой торгов представляет собой увеличение затрат на производство среднего американского электромобиля примерно на 1000 долларов.

Габриэль Адлер из Citigroup, другого банка, отмечает, что автопроизводителям до сих пор удавалось перекладывать свои расходы на потребителей. Tesla, американская суперзвезда электромобилей, в этом месяце подняла цены; Его босс Илон Маск пожаловался в своем твите на «значительное недавнее инфляционное давление в сфере сырья и логистики».Такой ценовой власти можно позавидовать. Но у него есть свои пределы. В какой-то момент люди не захотят поглощать дальнейшее увеличение.

В некоторых случаях потребители начинают отказываться. Американские продовольственные компании уже несколько месяцев повышают цены, чтобы компенсировать более высокие затраты на энергию, транспорт и ингредиенты. Однако они не смогли поднять их достаточно быстро, чтобы защитить прибыль. Необходимость договариваться о ценах с бакалейщиками ограничивает их способность требовать более высоких цен, когда они того пожелают. А бакалейщики, в свою очередь, испытывают давление со стороны покупателей.Роберт Москоу из Credit Suisse, еще одного банка, отмечает, что в прошлом году потребители были готовы есть более дорогую пищу. Но влияние войны на цены на сырьевые товары проявляется в тот момент, когда их терпение истощается, особенно в Америке, где инфляция достигла 40-летнего максимума.

«Каждая пищевая компания, должно быть, начинает немного нервничать из-за того, что они слишком далеко загоняют потребителя, — говорит г-н Москов. Поскольку затраты на ресурсы продолжают расти, становится все более вероятным, что компании будут вынуждены выбирать между сокращением прибыли и снижением спроса.■

Наше последнее освещение украинского кризиса можно найти здесь

Эта статья была опубликована в разделе «Бизнес» печатного издания под заголовком «Реакция цепочки создания стоимости»

Hiltzik: Компании, которые решили не покидать Россию

Сотни западных предприятий и корпораций заслужили похвалу за уход из России, даже если это повлечет за собой удар по их продажам и прибылям.

Теперь давайте посмотрим на другую сторону медали.Речь идет о компаниях, которые решили продолжить работу в России.

«Зал позора», как назвали список корпоративных ответов на вторжение России в Украину профессор Йельского университета Джеффри Зонненфельд и его коллега Стивен Тиан, включает 24 компании, которые «копаются, игнорируя требования о выходе из или сокращение активности».

Эти бренды… думали, что они представляют западные ценности и дух свободы и глобальной гармонии.Они были слепы к сигналам из-за перестроечной идеологии и религии свободного рынка.

— Джеффри Зонненфельд, Йельская школа менеджмента

Список также включает 80 компаний, которые сокращают некоторые, но не все виды деятельности или откладывают новые инвестиции.

Среди потребительских компаний, которые были определены как «закапывающиеся», — сеть ресторанов быстрого питания Subway; Рибок; электронные компании LG и Asus; и Natura, владелица косметики Avon.

Информационный бюллетень

Получите последние новости от Майкла Хилцика

Комментарий по экономике и не только от лауреата Пулитцеровской премии.

Введите адрес электронной почты

Зарегистрируйтесь

Время от времени вы можете получать рекламные материалы от Los Angeles Times.

Некоторые из этих и других фирм, которые сократили свою деятельность, утверждают, что они остаются на месте, чтобы не причинять вреда своим невиновным российским сотрудникам.

Это аргумент, выдвинутый Дейвом Робертсоном, президентом и главным операционным директором Koch Industries, известной своей поддержкой ультраправых политиков в США.S.

Робертсон сообщил, что в дочерней компании Koch Guardian Industries работают 600 рабочих на двух стекольных заводах в России, которые продолжат работу.

«Мы не уйдем от наших сотрудников и не передадим эти производственные мощности российскому правительству, чтобы оно могло работать и получать от них выгоду», — заявил он в среду в своем заявлении. «Это только подвергнет наших сотрудников большему риску и принесет больше вреда, чем пользы».

Другие говорят, что бизнес-модели, включающие лицензионные или франчайзинговые соглашения, не позволяют им быстро или полностью закрыться.

Об этом рассказала компания Subway, утверждающая, что у нее около 450 ресторанов в России, «все они принадлежат и управляются местными франчайзи». «Мы не контролируем напрямую этих независимых франчайзи и их рестораны и имеем ограниченное представление об их повседневной деятельности».

Зонненфельд не верит этим оправданиям. Намеки на благополучие их сотрудников — это «прикрытие трусости», — сказал он мне. «Это не настоящий гуманитарный порыв, это просто такая переделка.Это пустые, циничные сообщения о том, чтобы дать беженцам из Украины пару копеек и сказать, что их сердце и разум с ними».

Что касается франчайзинговых компаний, Зонненфельд утверждает, что они могли бы выкупить своих франчайзи или лицензиатов и таким образом уйти из России.

Изменение политической атмосферы в России при Путине, кажется, застало руководство западных корпораций врасплох. Этого не должно было случиться. Всегда было ясно, что постсоветский экономический и политический ландшафт России в лучшем случае нестабилен.Перестройка Михаила Горбачева, или реструктуризация, уступила место финансовому беззаконию и возникновению привилегированного класса олигархов, напоминающих главарей организованной преступности.

Корпоративное руководство не знало, как реагировать, когда поведение Путина стало привносить еще большую нестабильность в российскую среду. «У Путина были свои надутые губы и истерики, но они думали, что смогут просто пройти через них, что они не будут представлять серьезной угрозы», — говорит Зонненфельд.

«Дух перестройки был дико оптимистичен, — говорит он.«Эти бренды — Levi Strauss, Pepsi и McDonald’s — думали, что они представляют западные ценности и дух свободы и глобальной гармонии. Они были слепы к сигналам из-за перестроечной идеологии и религии свободного рынка».

Урожай был внезапным порывом к выходу, что может означать потерю миллиардов долларов долгосрочных инвестиций.

Как санкции повлияют на политику Путина, пока неясно. В видеообращении в среду Путин признал, что санкции создали трудности для россиян.

Он изобразил их как иностранную попытку ослабить Россию: «Коллективный Запад пытается расколоть наше общество, спекулируя на социально-экономических последствиях санкций, провоцируя гражданское противостояние с целью уничтожения России». Этот опыт, по его словам, «только укрепит нашу страну».

Некоторые западные фирмы не особо уточнили будущее своих операций в России. Гигантская пищевая компания Mondelez, производящая печенье Oreo и владеющая шоколадом Cadbury, заявила, что «сокращает все второстепенные виды деятельности в России, помогая поддерживать непрерывность поставок продуктов питания в предстоящие трудные времена».

Монделес попал в категорию Зонненфельда «сокращения», но он не полностью принимает ее слова. «Печенье Oreo и шоколад Cadbury — важные продукты в моей семье, но они не нужны для поддержания жизни в России, — говорит он. «Даже если бы они были, их следует свернуть — речь не идет о мягкой посадке для россиян».

Также неясен статус операций некоторых западных компаний в России. Русскоязычная веб-страница Reebok перестала принимать заказы с 9 марта, хотя клиенты все еще могут просматривать предложения ее продуктов.Однако отдельные розничные магазины будут оставаться открытыми до дальнейшего уведомления, говорится на сайте.

Наиболее известные компании, которые Зонненфельд определил как «закапывающиеся», — это три крупные нефтесервисные фирмы, все базирующиеся в Хьюстоне: Halliburton, Baker Hughes и Schlumberger.

В настоящее время российская нефтегазовая промышленность не находится под полным набором международных санкций, но она зависит от этих фирм в плане бурения и добычи. США запретили импорт российских нефтепродуктов и запретили США.S. компаниям делать новые инвестиции в российскую промышленность; Европейский Союз также запретил новые капиталовложения.

Ни США, ни ЕС не отдавали приказ нефтепромысловым компаниям уйти, но мало что удерживает их от прекращения операций в России или приостановки партнерских отношений с российскими нефтяными компаниями.

Из трех только Halliburton публично прокомментировала санкции. Комментарии прозвучали во время встречи с аналитиками по ценным бумагам 1 января.20 октября, когда генерального директора Джеффри Аллена Миллера спросили, повлияет ли перспектива санкций на «траекторию бизнеса в России».

Миллер ответил: «Это то, что мы видели и делали раньше. Всегда несчастлив во многих отношениях для очень многих людей. Но с точки зрения бизнеса, мы справлялись с такими вещами вверх и вниз в течение, мне не хочется говорить, почти 100 лет. Так что это те вещи, с которыми мы справились бы».

Более 400 компаний предприняли решительные шаги по уходу с российского рынка.

Среди них 150, которые совершили чистые разрывы, предполагая, что они могут не вернуться. К ним относятся юридические, консалтинговые и бухгалтерские фирмы, которые обычно не хранят основные средства в России и поэтому могут легко уехать. Но они также включают BP и Exxon Mobil, которые разорвали связи с российскими нефтяными партнерами и могут столкнуться с трудностями при восстановлении разорванных отношений.

Еще 178 компаний приостановили свою деятельность. Среди них европейский производитель самолетов Airbus; финансовые компании, такие как American Express, Mastercard, Visa и Deutsche Bank; автопроизводители Ford, GM, Nissan, Mazda, Toyota и Hyundai; и развлекательные компании Walt Disney, WarnerMedia и YouTube.

Явно или неявно, они оставили открытой возможность возвращения, но точка входа будет труднодостижима, пока продолжается нападение России на Украину и, возможно, пока Путин остается российским лидером.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.