Большой бизнес это: БОЛЬШОЙ БИЗНЕС это

Содержание

Малый бизнес — это большой бизнес в Саскачеване

Министерство экономики 19.2017 октября XNUMX г.

Малые предприятия — предприятия с числом сотрудников менее 50 — составляют более 98.8% из более чем 150,000 XNUMX предприятий в провинции. Они действуют практически во всех секторах экономики, обеспечивая жизненно важные ресурсы, которые заставляют вращаться колеса отрасли. Малые предприятия являются источником инновационных продуктов и услуг, которые способствуют повышению качества жизни, которой мы все наслаждаемся.

В 2016 году на малых предприятиях было занято 31.1% работников Саскачевана, и они выплатили более 6.2 миллиарда долларов (B) в виде заработной платы, что составило 25.7% от общей заработной платы провинции. 31% валового внутреннего продукта (ВВП) Саскачевана приходится на малый бизнес. Саскачеван занимает третье место среди провинций по доле в общей экономической продукции, производимой малым бизнесом.

Малый бизнес в Саскачеване растет.

По данным независимых организаций, таких как Канадская федерация независимого бизнеса и Институт Фрейзера, провинция неизменно занимает первое место в стране по своей деловой среде. Несмотря на то, что спад в ресурсном секторе привел к небольшому снижению занятости в малых и малых предприятиях в 2016 году, благоприятная для бизнеса политика Саскачевана и сильная экономика в последние годы в целом нашли свое отражение в растущем секторе малого бизнеса. Например, за последние пять лет занятость в малом бизнесе в строительном секторе увеличилась на 14.1%, а занятость в сфере профессиональных, научных и технических услуг увеличилась на 8.1%.

Сотрудники делятся выгодами процветающего сектора малого бизнеса. За последние 10 лет заработная плата малых предприятий Саскачевана выросла в среднем на 3.1%, что является вторым по величине показателем по сравнению с другими провинциями. Номинальная заработная плата в 2016 году была на 36.1% выше, чем в 2006 году. В этом документе делается краткая попытка охарактеризовать динамичный, разнообразный сектор экономики провинции. Он предназначен для того, чтобы пролить свет на результаты деятельности малых предприятий Саскачевана и выделить вопросы, которые политики и руководители предприятий должны учитывать для обеспечения постоянной конкурентоспособности этого динамично развивающегося экономического сектора.

Ключевые факты

  • Примерно 99% предприятий в Саскачеване — малые предприятия. В 2016 году в области действовало более 148,500 XNUMX малых предприятий.
  • В 31 году малый бизнес обеспечил 2016% ВВП Саскачевана, который занял третье место в Канаде.
  • Более четверти заработной платы Саскачевана приходится на малый бизнес. Заработок сотрудников малого бизнеса в Саскачеване является третьим по величине в Канаде и вторым по темпам роста среди провинций.

Посмотреть полный отчет здесь.

Малый и средний бизнес – это основа экономики Украины, поэтому он является важным приоритетом для государства — Официальное интернет-представительство Президента Украины

Государство и бизнес должны работать в команде, как союзники, имеющие общий интерес, – успешную и богатую Украину. Об этом заявил Президент Владимир Зеленский во время выступления на Всеукраинском форуме «Украина 30. Малый и средний бизнес и государство», который он посетил вместе с Президентом Литвы Гитанасом Науседой.

Параллельно с Всеукраинским форумом в режиме видеоконференции проходил 6-й украинско-литовский экономический форум «Экономика и пандемия: кризис и новые возможности», поэтому президенты обращались к участникам обоих мероприятий.

«Развитие малого и среднего бизнеса – важный приоритет и моей программы, когда я шел в Президенты Украины, и сегодня это приоритет для нашего правительства и нашего государства. Малый и средний бизнес – это основа экономики, что создает 60% ВВП, семь миллионов рабочих мест и почти 40% налоговых поступлений», – отметил Владимир Зеленский.

Президент напомнил о тех шагах, которые были предприняты для улучшения бизнес-климата в Украине. В частности, было отменено свыше 160 указов, тормозящих развитие бизнеса многочисленными ограничениями. Введен мораторий на проверки бизнеса. Приняты законы о концессии, рынке земли, государственной поддержке инвесторов, Бюро экономической безопасности, которых годами ждали предприниматели и инвесторы. Также в Украине началась масштабная приватизация, которая обязательно будет продолжена.

«Мы достигли неплохих показателей макроэкономики – рекордно низкой в истории Украины инфляции, учетной ставки Национального банка Украины и максимального уровня золотовалютных резервов за последние восемь лет. Украина поднялась в рейтинге Doing Business и повысила кредитный рейтинг», – отметил Глава государства.

Он также акцентировал внимание на запуске программы «Доступные кредиты 5-7-9%», по которой малый и средний бизнес сегодня получил более 10 млрд грн. Кроме того, был запущен портал государственных услуг «Дія», с помощью которого появилась возможность открыть ФЛП за 15 минут.

Президент добавил, что эти и другие меры дали Украине возможность в 2020 году, во времена коронакризиса, выстоять и получить меньшее падение в сравнении со многими странами Европы и мира.

«Сейчас мы восстанавливаемся, и есть все основания рассчитывать на рост экономики в 2021 году», – подчеркнул Глава государства.

Владимир Зеленский сообщил, что по результатам проведенного аудита государства правительство разработало и утвердило Национальную экономическую стратегию до 2030 года с конкретными целями и задачами для каждой отрасли, и малому и среднему бизнесу уделяется максимальное внимание.

Также, по словам Президента, для эффективного взаимодействия бизнеса с государством создан Совет по вопросам содействия развитию малого предпринимательства, который должен разработать решения, призванные устранить препятствия и улучшить условия для ведения бизнеса в Украине.

«Долгие годы существовали условия, которые способствовали работе «в тени» и зарплатам в конвертах. Мы это понимаем, потому что было недоверие к государству. Понимаю, что оно пока еще существует. Поэтому люди уклонялись от уплаты налогов. Но времена меняются. Мы стремимся к справедливым, прозрачным и единым для всех правилам игры. Но эта «игра» возможна только при участии двух игроков: и государства, и бизнеса. Мы нуждаемся и в ваших, уважаемые бизнесмены, шагах навстречу, в готовности работать честно, открыто и очень ответственно. Давайте вместе докажем, что в Украине это действительно возможно», – обратился Глава государства к предпринимателям.

Президент подчеркнул, что государство работает для воплощения важных внутренних реформ, в частности над очищением судебной системы Украины, преодолением коррупции, цифровизацией процессов, уменьшением роли государства там, где оно не является эффективным, принятием важных для экономики законов, в том числе связанных с нулевой декларацией и налогом на выведенный капитал.

«Конечно, во всех реформах, необходимых для устойчивого экономического роста, важна поддержка и опыт наших друзей и наших международных партнеров, в частности Литвы. У совместной работы бизнес-кругов наших стран хорошая история и большие перспективы», – отметил Владимир Зеленский.

Глава государства напомнил, что сегодня активно действует Украинско-литовский деловой совет, сотрудничают Конфедерация промышленников Литвы, Торгово-промышленная палата Украины и Украинский союз промышленников и предпринимателей, налажен диалог между бизнес-ассоциациями обеих стран. Кроме того, летом в Вильнюсе состоится 4-я международная конференция по вопросам реформ в Украине.

Владимир Зеленский также поблагодарил своего литовского коллегу за участие в форуме и готовность поделиться ценным европейским опытом, который будет полезен и для государственных служащих, и для украинских предпринимателей.

Гитанас Науседа в свою очередь добавил, что и Литва, и Украина оказались в очень сложном положении, вызванном пандемией коронавируса и потребностью защитить жизнь и здоровье граждан.

«С другой стороны, у нас есть возможность выйти из этой пандемии более сильными. Нам нужно сделать экономики жизнеспособными, поднять благосостояние наших граждан. Особое внимание нужно уделять малым и средним предприятиям», – сказал Президент Литвы, добавив, что это касается обеих стран.

Большой бизнес помогает маленьким детям

Опубликовано: Администратор сайта, 25 ноября 2021


Приобретение игровых площадок, детских кроваток, компьютеров, ремонт классов – вот неполный список добрых дел, которые в 2021 году реализовал Порт Посьет.

АО «Торговый порт Посьет» — одно из крупнейших предприятий на территории Хасанского района и градообразующее предприятие поселка Посьет. Наряду с основой производственной деятельностью порт активно реализует в Посьете политику социальной ответственности, помогая местной школе и детскому саду. Причем, помощь портовиков детям – это не разовые акции, а постоянное и многолетнее участие предприятия в жизни образовательных учреждений. Так, например, в 2018 году портовики отремонтировали к новому учебному году посьетскую школу – заменили пол в коридорах, отштукатурили стены, обновили кабинеты, приобрели несколько комплектов учебной мебели. В последующие годы Порт Посьет принимал участие в замене оконных блоков в школе. А в 2021 году и вовсе подарил посьетским ученикам целый компьютерный класс, оборудовав его современными компьютерами и предварительно отремонтировав старое помещение.

В ноябре спонсорскую помощь от портовиков получил местный детский сад. В образовательное учреждение было приобретено кухонное оборудование, закуплены игровые формы для детских площадок, а также 13 кроваток с матрасами. До конца года работники предприятия установят в садике 4 входные двери.

— Для нашего образовательного учреждения это очень ощутимая помощь и поддержка, — говорит заведующая детским садом Анастасия Хрущ. –  Я бы даже сказала, что это не помощь, а забота – забота большого бизнеса о маленьких детях. Ведь порт не только покупает нам какие-то необходимые вещи, как, например, кухонное оборудование и кроватки в этом году, а участвует в решении различных бытовых вопросов – участвуют рабочими руками. Сейчас мы попросили руководство порта помочь нам установить весной оборудование на детские площадки и уже получили согласие – мы точно знаем, что с наступлением тепла наша просьба будет выполнена.

Не так давно глава Хасанского района И. В. Степанов и генеральный директор УК «Мечел-Транс» А. В. Лебедев обсудили планы дальнейшего сотрудничества в решении социально значимых вопросов территории. В ходе рабочей встречи Алексей Викторович подтвердил готовность Порта Посьет и дальше оказывать спонсорскую помощь образовательным учреждениям поселка.

Как рассказала начальник отдела по работе с персоналом АО «Торговый порт Посьет» Наталья Краснова, оказание спонсорской помощи школе и детскому саду финансируется за счет средств, специально предусмотренных руководством компании «Мечел» на благотворительность.

— Руководство группы компаний «Мечел» и руководство АО «Торговый порт Посьет» искренне заинтересованы в такой форме взаимодействия, — говорит Н. Н. Краснова. – Сотрудники нашего предприятия – это, в основном, жители Посьета, дети которых ходят в детский сад и школу, а потому, помощь этим образовательным учреждениям – это меры социальной поддержки нашим портовикам. Мы понимаем, что есть работа, а есть обычная жизнь, которая должна быть комфортной, удобной и позитивной. Сегодняшние школьники завтра могут стать работниками нашего предприятия. Так что, можно сказать, порт растит свои трудовые кадры, начиная с детского сада.

Администрация Хасанского муниципального района, руководство управления образования Хасанского муниципального района и коллективы детского сада «Лучик» и средней школы пгт Посьет выражают благодарность АО «Торговый порт Посьет» за действенную помощь в укреплении материально-технической базы образовательных учреждений.

Просьба, при копирование материала, оставлять ссылку на первоисточник. Спасибо!

В чем разница между большим и малым бизнесом?

Управляющий партнер в In.Praktika

Помните гениальную фразу, звучащую во многих философских учениях и трактатах: «Для того, чтобы стать счастливым или несчастным требуется одинаковое количество усилий»? Если даже счастье и несчастье, либо, условно, «плохое» и «хорошее» — личный выбор, что уж говорить про остальное?

Вырасти в большой бизнес или остаться малым — это вопрос принятого решения. Вопреки стереотипу, это не вопрос удачи или трудолюбия, а два разных подхода к делу. Кому-то может показаться подобное заявление провокационным, поэтому уточню, что принять такое решение может человек, у которого изменилось сознание. Однако поменять его волевым усилием не получится: иногда нет возможности растолковать это изменение даже своему давнему партнеру по общему бизнесу, но об этом чуть позже.

Если сравнивать большой и малый бизнес с автомобилем, то это похоже на переключение передач. Или своеобразная смена режима работы. Если выделить самое главное, что меняется в таком случае, то это отношение к бизнесу. У малого и среднего бизнеса в фокусе сфера профессиональных интересов, а у большого — актив. Это не значит, что малый бизнес плохой и отсталый, а большой — хороший и прогрессивный. Это просто разные вещи.


Вот как это выглядит на практике.

Представьте двух предпринимателей, которые начали общее дело — перевозки, и купили фуру. Поскольку они были сами себе хозяева, оклад они себе тоже назначили сами — по 300 тысяч. Время шло, бизнес развивался и рос. Вдруг, спустя пять лет, один заявляет другому:

— Слушай, вот мы с тобой работаем-работаем, а ничего не изменилось. Мы как получали 300 тысяч, так и получаем.

— А как же подряды? Все договоры? Постоянные клиенты, бренд, сработавшийся коллектив, доля рынка, в конце концов?

— Но у нас с тобой кредиты, помнишь? Ничего не поменялось. Все то же самое.

— Слушай, если сейчас продать бизнес, ты понимаешь, что он будет стоить несколько дороже той старенькой фуры, в которую мы вложились в самом начале?

— Так это если продать! Мы же, надеюсь, не собираемся этого делать? Потому что это будет значить, что ничего в области перевозок у нас не получилось…

А теперь вообразите, что вы выехали из пункта А на этой самой разбитой фуре, и по дороге в пункт Б она прямо под вами превратилась в новенький Mercedes GLS полной комплектации. Просто тот предприниматель ошибочно продолжает считать, что ничего не произошло только потому, что дорога осталась одной и той же.

Еще один пример. Бизнесмену предлагают инвестировать в то, чтобы сделать серую бухгалтерию своей компании белой. А он в ответ: «Да это не выгодно! Вложу миллион, а получу что? Не окупится!». По его рассуждениям, если прибыли не будет, значит, вкладывать деньги бессмысленно. А то, что инвестировав в бизнес миллион, он увеличит стоимость своей компании в полтора раза, он не хочет или не может понять. Именно по этой причине его бизнес никогда не станет большим, ведь для него важна прибыль, а повышение стоимости актива непринципиальна.


Но «малому» бизнесу это действительно не нужно! Важно получать прибыль и правильно считать (с учётом амортизации, в частности). И заниматься своим делом.

А «большой» (по стилю мышления) бизнес видит выгоду именно в том, чтобы повышать стоимость активов. Он тогда способен больше и легче привлекать капитал, он может при случае выгодно продать часть бизнеса или весь бизнес. И собственник получает потенциальную возможность постепенно выйти из оперативного управления.

Резюмируем: никто не говорит, что «малый» бизнес — отсталый, а «большой» — прогрессивный, или что-то вроде этого.

Это просто две принципиально разные схемы.

Если вы заметили опечатку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

«В Москве самый масштабный, самый большой и самый требовательный бизнес в России»

С 13 по 15 мая 2014 года в Москве прошел XIII Всероссийский форум «Дни малого и среднего бизнеса России-2014». В рамках форума представители бизнес-сообщества более чем из 50 регионов России обсудили перспективы развития малого и среднего предпринимательства, а также поделились наработанным опытом.
О развитии столичного малого и среднего бизнеса, а также о поддержке, которую власти Москвы оказывают предпринимателям, в интервью корреспонденту Информационного центра Правительства Москвы Наталье Голубевой рассказал заместитель руководителя Департамента науки, промышленной политики и предпринимательства Князев Дмитрий Александрович.

Н.Г.: Здравствуйте Дмитрий Александрович. Скажите, пожалуйста, с какой целью в столице уже в 13-ый раз проходит Всероссийский форум «Дни малого и среднего бизнеса»?

Д.К.: Всероссийский форум малого и среднего бизнеса — это прекрасная возможность пообщаться представителям бизнеса разных регионов России. В частности, о том, какими инструментами нужно пользоваться для того, чтобы региональный бизнес развивался, а также о кооперации между предпринимателями разных регионов. В этой части нам важен опыт наших соседей, а им — опыт Москвы.

Н.Г.: Как Вы оцениваете уровень развития малого и среднего бизнеса в Москве?

Д.К.: Я не открою секрет, что в Москве уровень развития малого и среднего бизнес есть и всегда будет самым высоким в России. Это объективно так. В частности, по масштабам, количеству, характеристикам бизнеса, по оборотам предприятий, количеству занятых людей, а также по оплате труда, которую предлагают малые и средние предприятия столицы. Но вместе с этим я не буду утверждать, что все легко и просто. В Москве самый масштабный, самый большой и самый требовательный бизнес (к условиям ведения, к рынку, к персоналу, к власти ) в России.

Н.Г.: С чем связана подобная требовательность столичного бизнеса?

Д.К.: Эта требовательность связана не с привередливостью москвичей, а с тем, что предприятия Москвы находятся в очень жестких конкурентных условиях. Стоит выйти на улицу, и вы сразу увидите, как много кругом кафе, парикмахерских и так далее. Нас окружает огромное количество компаний, которые занимаются схожим видом деятельности и располагаются недалеко друг от друга. В условиях конкуренции, они вынуждены бороться за ресурсы, людей, помещения, рекламу. Поэтому в условиях жесткой концентрированности возникают трения и проблемы, которые требуют от предпринимателей конструктивного и уважительного уважения к друг другу, а также к сотрудникам, власти и городской администрации, которая определяет правила игры и условия видения бизнеса на территории Москвы. Здорово, что власть города готова прислушиваться к мнению предпринимателей и обсуждать свои действия.

Н.Г: Какую поддержку власти столицы оказывают малому и среднему бизнесу?

Д.К.: У нас есть подпрограмма поддержки малого и среднего предпринимательства на 2012-2016гг. Она сейчас дорабатывается, и довольно скоро мы получим новый формат мероприятий этой программы. Но содержательно она не должна изменится. Предпринимателям все также будет оказываться имущественная, финансовая и консультационная поддержка. Прежде всего основные изменения, которые мы готовим, относятся к тому, чтобы поддержка бизнеса была направлена на изменение ситуации в целом. Например, в связи с изменением законодательства, в городе идет активная работа по обновлению внешнего фасада домов и смена вывесок. Конечно, это затронуло многих предпринимателей. Мы совместно с нашими коллегами из Москомархитектуры и других департаментов столицы проводим работу с предпринимателями. Для того, чтобы они были в курсе об этих новых условиях, и они не были для них неожиданными. Мы проводим консультации и рассказываем, какие действия нужно предпринять, чтобы не попасть под административные взыскания. Данная услуга предоставляется бесплатно за счет города и направлена на то, чтобы этот период перехода от старых вывесок к новым для предпринимателей, которые тратят на них деньги прошел максимально безболезненно . 

Н.Г.: Расскажите про перспективные направления работы с малым и средним бизнесом, которые будут развиваться в этом году.

Д.К.: Перспективным направлением можно считать наше сотрудничество со Сбербанком Москвы. Известно, что он создал много площадок — центров развития бизнеса на базе специализированных подразделений обслуживания юридических лиц. Мы объединили сеть филиалов нашего ГБУ «Малый бизнес Москвы» (где происходит консультационная и просветительская работа) с этими центрами развития бизнеса Сбербанка в единую программу . На данный момент оформляем соглашение. Таким образом, спикеры и предприниматели могут приходить на бесплатные семинары и консалтинг, как в наши филиалы ГБУ «Малый бизнес», которые расположены во всех округах столицы, так и на 20 площадок, созданных на базе центров развития бизнеса.

Н.Г.: Насколько активно предприниматели откликаются и пользуются бесплатными консультациями?

Д.К.: Конечно, они приходят. Нам очень важно подбирать и выбирать ту тематику, которая будет более компетентна, в которой наше общение с бизнесом будет более доверительным. Ведь в Москве огромное количество консалтинговых компаний, которые могут прекрасно рассказать об общим моментах ведения бизнеса, но не о специальных вопросах, связанных с московской спецификой: « Как выкупить помещение в Москве ?», «Как в столице решить вопрос с вывеской?» и другие. Наша задача объяснить их предпринимателям. Тем самым мы восполняем тот пробел, который существует у коммерческого консалтинга.

Н.Г.: Если говорить о ведении бизнеса в Москве, с точки зрения международного уровня, какую позицию занимает столица?

Д.К.: Весной в столице прошло мероприятие очень высокого и уровня — Международный конгресс предпринимателей (4 тысячи участников из 150 стран мира). Это уже о многом говорит. Москва, как организатор конгресса, выступила отлично. Конгресс был лучшим за всю историю его проведения — это признали как организаторы, так и участники. Не только с точки зрения помещения и организации, но и с точки зрения той аудитории, которая там собралась. Москва дала очень острую повестку дня. Важно, что в рамках конгресса прозвучали интересные темы как для международного бизнес-сообщества, так и для московских и российских предпринимателей. В частности, обсуждались вопросы развития бизнеса, форм поддержки предпринимательства, а также развития перспективных проектов новых направлений, таких как «креативное предпринимательство». 

Н.Г.: Если говорить о задачах, стоящих как перед властями, так и перед предпринимателями в сфере развития малого и среднего бизнеса, какие они? 

Д.К.: Мы продолжаем жить в эпоху перемен и эти перемены требуют, чтобы предприниматели были к ним готовы, как с точки зрения своих компетенций, так и с точки зрения запаса ресурсов для ведения бизнеса. Наша задача — совместно с предпринимательскими объединениями найти такие формы работы и ведения бизнеса, которые бы минимизировали предпринимательские риски, с точки зрения реализации административных процедур. В своей работе мы опираемся и испытываем надежную поддержку в лице общественных организаций, московских объединений предпринимателей: «Опора России», «Деловая Россия», «Московская ассоциация предпринимателей» и другие. Огромную пользу и методическую, и организационную нам оказывает Московская торгово-промышленная палата .

Н.Г.: Спасибо, Дмитрий Александрович.

О факторах внедрения ESG в цепочки поставок

Колонка Андрея Черногорова

Руководитель экспертного центра ESG-трансформации Деловой России Андрей Черногоров рассказал  о том, как ESG повестка проникает в компании и цепочки поставок и о том, что пришло время стандартизации практик в этой области.

Ключевые тезисы

«Предприятие требует от поставщиков быть устойчивыми не потому, что несет какую-то абстрактную миссию в мир, а потому что это создает устойчивость для него самого. Это всегда win-win между предприятием и поставщиком».

«В России и за рубежом работают разные механизмы донесения ценностей ESG. В нашей стране большой бизнес является наиболее удобным агентом изменений».

Цифровизация создала важную инфраструктуру для развития ESG практик. Подрос уровень диджитализации, появились инструменты контроля.

ESG в закупочных процессах – это «голубой океан»

Устойчивое развитие и ESG – суть одного явления. Устойчивость – это такая обертка, которую можно декомпозировать по трем буквам и получить ESG.

Мы занимаемся созданием сервиса устойчивых закупок. Проверяем поставщиков на ESG факторы, интегрируем ESG в систему закупок компаний – делаем все, чтобы не только ключевой бизнес, но вся цепочка поставок у компании стала устойчивой. За счет этого крупные компании меняют не только себя, но и корпоративную среду вокруг.

В России это абсолютно незанятый сегмент – это область рынка, открытая для широкого развития и новых решений («голубой океан»). Уровень проникновения «прозрачных» практик в закупках частных компаний не превышает 5%.

ESG – это всегда win-win между предприятием и поставщиком

Предприятие требует от поставщиков быть устойчивыми не потому, что несет какую-то абстрактную миссию в мир, а потому что это создает устойчивость для него самого. Например, при оценке компании по стандартам ESG могут отслеживать, из каких компонентов сделана продукция, насколько экологичным было их производство. Сейчас предприятие считается настолько ESG-ориентированным, насколько ориентирована вся его цепочка поставок.

Это всегда win-win между предприятием и поставщиком. Самый простой пример из ESG практики – таблички в гостиницах, призывающие повторно использовать полотенца во благо экологии. Такого рода бережливость оказывает позитивное влияние на экологию, а еще – экономит затраты отеля.

Всё большую долю своего бизнеса предприятия отдают партнерам, что повышает требование к их устойчивости. «Макдональдс», к примеру, уже сейчас по сути стал управляющей компанией над гигантским количеством выстроенных цепочек поставщиков.

Крупные компании как агенты изменений

 

В России и за рубежом работают разные механизмы донесения ценностей ESG через рыночные инструменты.

В нашей стране большой бизнес является наиболее удобным агентом изменений. Компании меняются сами и начинают ретранслировать новые идеи вниз по цепочке поставок. Гораздо проще дотянуться до десяти крупных компаний и дать им поручения, чем проводить инфраструктурные изменения в экономике. В России так сложилось исторически.

В мировой практике регулирование идет через финансовый рынок, он там более динамичный и сам распределяет своё влияние. Это похоже на действие кровеносной системы, когда она переносит все необходимые вещества по организму, доставляя их из одной точки в другую. Гормоны, белки, питательные вещества – все так или иначе циркулирует по кровеносной системе.

В Америке и Европе существует достаточное количество финансовых стимулов, которые обеспечивают ретрансляцию информацию. Если ты не ESG – не получишь инвестиции, акции упадут, стоимость заимствований возрастет, грубо говоря станешь нерукопожатен для партнеров.

Неудивительно, что в первом эшелоне, перешедших на ESG повестку – российские компании, привлекающие капитал на международных рынках. Давление на них начинает оказывать и российский регулятор. Банк России опубликовал рекомендации для публичных компаний раскрывать данные о соответствии их деятельности стандартам ESG (экологическим, социальным и управленческим критериям).

По-настоящему прокаченных компаний на российском рынке не более 30. Среди лидеров два наших крупных банка –  ВТБ и «Сбер», они являются активными провайдерами финансовых стимулов в виде зеленых финансовых инструментов. «Газпромбанк» тоже активно играет на рынке зеленых облигаций и, может быть, даже больше, чем первые два банка.

Во втором эшелоне – компании с потенциально высоким углеродным следом. Это наиболее чувствительные отрасли, изменения их затрагивают напрямую. Например, серьезным игроком стал, Уралхим, который проактивно ведет эту тему. Делится своими практиками, вовлекает партнеров, местные community, пилотирует интересные проекты, спонсируют мероприятия. Входящий в тот же холдинг Уралкалий, например, в ноябре получил высокую оценку S&P Global Corporate Sustainability Assessment (65 баллов из 100).

И третий эшелон – это компании, работающие в сегменте массового потребления, например, FMCG. Они находятся под сильным влиянием тренда на осознанное потребление. Покупатели хотят своим выбором тоже давать некий месседж, особенно представители поколения Y, Z. Некоторым брендам удалось даже построить целую стратегию на том, что они дают ощущение причастности к хорошему делу. Очень серьезно относятся к ESG повестке и к устойчивости в сетевом ритейлере «Магнит».

Факторы и стимулы

Можно выделить определенные тренды в том, какие факторы становятся двигателями прогресса.

Под давлением разных регуляторов и рынка открытость у крупных компаний становится частью политики. Такие компании в свою очередь требуют от поставщиков определенного уровня ценностей – прозрачности и открытости. Важно, чтобы на сайте самих компаний появлялась максимальная информация о том, что хочет бизнес от поставщиков, какие предъявляются к ним требования.   Но пока бизнес не стремится делиться информацией, менеджмент хочет сохранить полный контроль над закупками, часто это приводит к внутренней коррупции.

Хороший пример качественной политики — «Астон», одно из крупнейших российских предприятий по производству продуктов питания и пищевых ингридиентов. На сайте есть раздел «Закупки», на котором опубликованы все контакты, нужные поставщикам, условия партнерства. И это на самом деле уже круто. Развитие коммуникаций с цепочкой поставок – это следующий шаг, который должны будут сделать многие компании.

Люди получают коммуникацию об устойчивом развитии независимо от государства, она поступает через самые разные каналы, вплоть до соцсетей. Они обеспечивают быстрое сближение культур, формирование общих ценностей.  Я отметил для себя интересный факт: если раньше русские и американские мемы были совершенно различными, то сейчас они передают одни и те же смыслы, мы смеёмся над одним и тем же. И в бизнесе происходит такой же обмен ценностями, который делает среду более гомогенной. Этот вектор очень позитивный, потому что бизнес хочет двигаться не от негативной повестки, а от позитивной. И ESG – это отличная позитивная повестка, двигающая бизнес к объективному уровню зрелости.

Как малый и средний бизнес приходит к ESG повестке

Понятно, что изменения соответствуют твоему размеру и твоему уровню развития. МСП в теме ESG стоит особняком и в разных буквах проявляет себя по-разному. В направлении «Е», конечно, такой бизнес не чувствует ответственности и стимулов, чтобы быть экологичным. Не просят, не поощряют, ничего не ждите взамен.

А вот по направлениям «S» и «G» средний бизнес объективно соответствует хорошим практикам менеджмента. Это вполне объяснимо. Если у тебя растущая, внутренне устойчивая компания, то ты сам начнешь платить белые достойные зарплаты, оплачивать сотрудникам обучение, ДМС, а также будешь заинтересован в том, чтобы коммуницировать с локальными community, проходить независимый аудит, отладишь корпоративное управление.

Интересно, что вопрос не всегда в размере оборота, а в том, что растущий бизнес по-другому не может. Есть такая поговорка «Нормально делай – нормально будет». Ты сначала думаешь о том, как тебе нормально выстроить бизнес, а потом получаешь результат, а не так, что мы сейчас заработаем деньги, а потом будем думать, как все сделать красиво. В современном мире выстраивает высокую башню тот, кто изначально строил прочный фундамент.

Для основной массы среднего бизнеса это не применимо. Чудес, конечно, нет.

Время оценить ESG

Цифровизация создала важную инфраструктуру и для развития, и для сертификации  ESG практик – даже если они не дают моментального эффекта. Всему свое время. Например, нейронные сети как математический аппарат изобрели в 1945 году. И вот они, пожалуйста, существуют уже 70 лет. Почему они выстрелили только пять лет назад? Вычислительная база доросла. Появилась возможность их обсчитывать на доступных вычислительных средствах, чего просто раньше не было. То же самое с ESG. Инфраструктура сформировалась, подрос уровень диджитализации, инструменты контроля.

При этом очень важно найти баланс, не выхолостить тему ESG через госрегулирование. Очень важно, чтобы государство дало импульс и отошло. Все мы знаем, что государственное регулирование – это возможность, но это и главная опасность. У бизнеса нет доверия к институтам и очень много инструментов проверок. Сертификация – инструмент регулирования, который формируется внутри бизнес-сообщества, без административного давления. Мне понравился один международный проект, он называется EcoVadis, ему уже порядка 14 лет. Сегодня, пожалуй, это единственная в мире проработанная услуга по массовой сертификации на ESG критерии. И в России у нас есть возможность сделать очень неплохую систем, потому что цифровая среда предоставляет очень много данных о поставщиках, известных компаниях, внедряющих практику устойчивого развития.

«Деловая Россия» создала экспертный центр ESG-трансформации, который пишет публичные стандарты ESG для предприятий, в первую очередь, для поставщиков. Мы делаем эту методику открытой. Хотим создать экосистему сертификационных центров, которые могут взять эту методику и заниматься её применением.

Источник

Действительно ли большой бизнес так плох?

В 1952 году Чарльз Уилсон, тогдашний президент General Motors, был назначен Дуайтом Эйзенхауэром на пост министра обороны. Во время слушания по утверждению Уилсона спросили, может ли он как секретарь принять решение, не соответствующее интересам GM. Уилсон заверил палату, что всегда будет ставить интересы граждан выше интересов своей компании. Он добавил, что вряд ли мог представить себе ситуацию, в которой эти две компании столкнулись бы с конфликтом: «Я думал, что то, что хорошо для страны, хорошо для General Motors, и наоборот.”

Для современных ушей это может звучать как стандартное вращение топ-менеджеров. Но общественность разделяла этот солнечный взгляд на большой бизнес. Один опрос 1950 года показал, что 60 процентов американцев положительно относятся к крупному бизнесу; более 70 процентов положительно относились к GM. «Сегодня мы верим, как в деловом мире, так и за его пределами, что деловое предприятие, особенно крупное, существует ради того вклада, который оно вносит в благосостояние общества в целом», — писал ученый в области менеджмента Питер Друкер. в 1952 году.«На самом деле нет никаких разногласий, кроме сумасшедших маргиналов справа и слева».

Ознакомьтесь с выпуском за апрель 2018 г.

Узнайте больше из этого выпуска и найдите свою следующую историю для чтения.

Подробнее

Сегодня вам не нужно отправляться в сумасшедшие края, чтобы обнаружить подозрения в большом бизнесе. Большинство американцев в настоящее время рассматривают крупный бизнес как корыстный и своекорыстный. Только 21 процент респондентов опроса Gallup 2017 года заявили, что они «очень» или даже «довольно сильно» доверяют большому бизнесу.

Как крупные фирмы превратились из символа американской мощи в объект почти всеобщего презрения? Серия громких корпоративных скандалов — бухгалтерские махинации Enron, манипуляции Goldman Sachs с рынками деривативов и другие — определенно не отполировали имидж Большого бизнеса. Как и рост акционерной стоимости, которая не терпит никакой другой миссии, кроме получения прибыли, желательно в ближайшей перспективе. Глобализация экономики в то же время превратила американские корпорации в многонациональные предприятия с интересами, которые иногда противоречат интересам их родной страны.

Малый бизнес, напротив, остался образцом американской изобретательности и мужества, редким героем, отстаиваемым обеими сторонами зияющей политической пропасти. Для республиканцев они — чистейшее выражение творческого потенциала свободного рынка; Для демократов малый бизнес — это оплот против посягательств жадных и бессердечных корпораций.

Тем временем влиятельная школа ученых и защитников теперь возлагает вину за различные беды — от стагнации заработной платы и отставания производительности до растущего неравенства доходов — на доминирование на рынках крупных фирм.Эта школа, опираясь на антимонопольных деятелей, таких как Луи Брандейс и Уильям Дженнингс Брайан, утверждает, что «монополия» и «концентрация» свирепствуют и что единственное лекарство — агрессивное применение антимонопольного законодательства.

Многие из пороков, выявленных этими реформаторами, реальны и должны быть устранены. Но диагноз ошибочен, а рецепт ошибочен. Американское восхищение малым бизнесом коренится в анахроничных идеалах, унаследованных от доиндустриального основания страны. Наше рефлекторное пренебрежение к крупным предприятиям преувеличивает их злодеяния, неправильно понимая их жизненно важную роль в дальнейшем успехе Америки.Проблема заключается не только в восприятии: подпитывая всеобщее уважение к малому бизнесу, политики наносят ущерб большому бизнесу, снижая при этом производительность, препятствуя инновациям и нанося ущерб глобальной конкурентоспособности США.

Новые сторонники антимонопольного законодательства говорят нам, что компании-монополисты угрожают использовать свою рыночную власть, чтобы сокрушить оставшихся конкурентов, обмануть рабочих, лишив их справедливой заработной платы, и обмануть клиентов. Сенатор Элизабет Уоррен рисует почти апокалиптическую картину: «Сегодня в Америке умирает конкуренция.Консолидация и концентрация растут в секторе за сектором». В статье Washington Monthly Барри Линн и Филлип Лонгман утверждают, что «степень консолидации во многих отраслях сегодня имеет поразительное сходство со степенью консолидации позднего позолоченного века».

Концентрация корпораций увеличилась, хотя и незначительно, за последние несколько десятилетий. С 1952 по 2007 год доля обрабатывающих производств, в которых на долю четырех ведущих фирм приходилось не менее половины отгрузок, увеличилась, хотя и незначительно: с 35 до 39 процентов.(Примерно в 40 процентах отраслей, включая банковское дело и производство электронных продуктов, уровень концентрации фактически снизился.) Но большинство отраслей, которые стали более концентрированными, остаются высококонкурентными. Даже в секторе розничной торговли четыре крупнейшие компании в 2016 году — Walmart, Kroger, Costco и Home Depot — занимали всего 13% рынка вместе взятых. (Amazon, излюбленная мишень новых антимонополистов, заняла седьмое место.)

Какой бы рыночной властью ни обладали крупные компании , они проделывают паршивую работу по превращению ее в сверхприбыль.Согласно данным IRS, в 2013 году корпорации с выручкой менее 500 000 долларов имели более высокую прибыль, чем корпорации с объемом продаж более 250 миллионов долларов. Толпа противников большого бизнеса любит утверждать, что крупные корпорации находят способы удерживать больше этой прибыли. Но миф о большом бизнесе как о нераскаявшемся налоговом мошеннике не подтверждается данными. Крупные корпорации нанимают ведущие бухгалтерские фирмы, чтобы свести к минимуму свои налоговые обязательства, а некоторые удерживают прибыль в офшорах. Но даже с учетом преимуществ, предоставляемых хитрыми бухгалтерами, налоговый кодекс до такой степени благоприятствует малым фирмам, что в 2013 году уплаченный федеральный подоходный налог как доля от общего чистого дохода составил 18.2 процента для фирм с объемом продаж более 250 миллионов долларов и всего 4,6 процента для фирм с объемом продаж менее 5 миллионов долларов. Кроме того, крупные компании гораздо чаще, чем мелкие, подвергаются проверкам и суровым наказаниям за должностные преступления.

Что касается обращения с рабочими, то здесь восприятие и реальность расходятся. Грабежи нескольких сокращателей рабочих мест заработали Большому бизнесу репутацию бессердечного рационализатора, но на самом деле занятость в крупных компаниях более стабильна, чем в малых.В 2015 году малые предприятия в четыре раза чаще увольняли своих работников, чем крупные. Работники крупных фирм также зарабатывали больше — в среднем на 54% больше, чем работники мелких компаний. Компании с более чем 500 сотрудниками предлагают в 2,5 раза больше оплачиваемых отпусков и страховых пособий и в 3,9 раза больше пенсионных пособий, чем работники фирм с менее чем 100 сотрудниками. Крупные фирмы также с большей вероятностью будут объединены в профсоюзы, и в них занято больше женщин и представителей меньшинств, чем в малых фирмах, что делает крупный бизнес маловероятным врагом прогрессистов.

Крупные компании также создают больше рабочих мест. Это, несомненно, станет неожиданностью для многих американцев, которым досталась старая легенда о том, что малый бизнес является двигателем создания рабочих мест. Истоки этого ложного впечатления зародились у Дэвида Берча, исследователя из Массачусетского технологического института, который в конце 1970-х годов пытался показать, что с 1969 по 1976 год компании со 100 или менее сотрудниками создали более 80 процентов всех новых рабочих мест. Несколько экономистов получили аналогичные результаты, но многие другие критиковали методы и выводы Берча.Экономист Кэтрин Армингтон обнаружила, что с 1976 по 1982 год на малые фирмы приходилось лишь 56% новых рабочих мест, что намного ближе к их доле в общем количестве рабочих мест в США. многое открыто для обсуждения. Например, он не смог учесть гораздо более высокие темпы сокращения малых предприятий рабочих мест вскоре после их создания.

Крупные фирмы платят лучше, предлагают больше оплачиваемых отпусков и нанимают больше женщин и представителей меньшинств, чем мелкие фирмы.

Даже если небольшие компании не создают слишком большую долю рабочих мест, разве мы не полагаемся на них, чтобы стимулировать американские инновации — перехитрить самодовольные корпорации непочтительным мышлением, которое может возникнуть только в толстовке с капюшоном? Несмотря на столь мифологизированный гений в гараже, технологическая революция в гораздо большей степени обязана командам ученых и инженеров, работающих в хорошо финансируемых корпоративных лабораториях, чем недоучившимся из колледжа мастерам, работающим дома. Профессора бизнеса Энн Мари Нотт и Карл Виреггер обнаружили, что крупные фирмы не только вкладывают больше средств в исследования и разработки, чем малые, но и получают больше инноваций на каждый вложенный доллар.

Гениальные предприниматели, такие как Стив Джобс и Билл Гейтс, незаменимы для технического прогресса. Но большая часть информационных технологий, которые они коммерциализировали, была разработана в предыдущих поколениях крупными фирмами, такими как IBM и Xerox. Джобс и Гейтс стояли на плечах гигантов, а затем сами стали гигантами. Это история успеха малого бизнеса, вокруг которой должны сплотиться американцы. Увы, как обнаружили экономисты Эрик Херст и Бенджамин Пагсли, большинство малых предприятий не намерены расти или внедрять инновации.Большинству из тех, кому удается выжить в молодые годы, никогда не приходится нанимать больше нескольких рабочих.

Если заявления о том, что школа «маленькая — это красиво», так расходятся с фактами, как мы можем объяснить их популярность? Ответ заключается в том, что культ малого бизнеса был вплетен в самовосприятие Америки с момента ее основания.

В своем политическом трактате 1656 года «Содружество Океании» английский теоретик Джеймс Харрингтон утверждал, что конституционная республика может поддерживаться только в обществе, в котором сельскохозяйственные угодья широко распределяются между гражданами-фермерами: «Равенство владений ведет к равенству власти». а равенство власти — это свобода не только государства, но и каждого человека», — писал он.Колонисты, восставшие против Британии и спроектировавшие Соединенные Штаты, находились под сильным влиянием этой традиции «производственного республиканизма»: они считали, что для того, чтобы быть по-настоящему свободным, гражданин должен иметь экономическую независимость, что в то время означало управление семейной фермой или небольшой фермой. бизнес.

Как ни дорожили этой идеей создатели, история давно оставила ее позади. Более века назад большинство американцев стали наемными работниками в городах, а не фермерами, лавочниками и ремесленниками в маленьких городках; ко Второй мировой войне только 20 процентов рабочих были самозанятыми, а сегодня эта цифра снизилась до 10 процентов.Работающие американцы сталкиваются со многими проблемами, но превращение их миллионами в лавочников и ремесленников не является ответом на улучшение их положения. Фактически, сегодня самые богатые регионы в Соединенных Штатах и ​​за границей — это те, в которых уровень самозанятости самый низкий, а самые бедные — это регионы с наибольшим количеством самозанятых жителей. Причина проста: как правило, чем меньше фирма, тем ниже уровень производительности. Самые богатые и самые справедливые: экономики, возглавляемые крупными фирмами, также, как правило, имеют меньшее неравенство в доходах.

Антимонопольная школа определяет множество реальных проблем, начиная от низкой заработной платы и заканчивая массовым влиянием денег на политику. Но решение проблемы низкой заработной платы состоит не в том, чтобы разбивать крупные производительные фирмы, которые платят более высокую заработную плату. Государственная политика должна поощрять стартапы, которые могут превратиться в динамичные национальные или глобальные компании. Помощь робототехнической или биотехнологической фирме, способной повысить национальную производительность и конкурентоспособность, принесет пользу всем. Почему Эшли и Джастин должны получить налоговые льготы и освобождение от правил, чтобы помочь реализовать свою мечту открыть пиццерию с кирпичной печью?

Что касается развращения политики особыми интересами, то это реальная угроза демократии, и нельзя отрицать, что Большой Бизнес покупает влияние в Вашингтоне.Но К-стрит также заполнена торговыми ассоциациями и группами давления, представляющими малый бизнес и профессионалов. Из 16 ведущих комитетов политических действий, финансируемых бизнесом в 2016 году, пять представляли малый бизнес. Зачем выделять корпорации как единственных благодетелей нынешней системы, когда Национальная ассоциация риелторов, Национальная ассоциация оптовиков пива и Национальная ассоциация автомобильных дилеров заняты продвижением интересов своих членов?

Мнение о том, что маленькое — красивое, ошибочно.Но нам не нужно заменять его столь же простодушной ортодоксальностью в пользу большого бизнеса. Динамичная экономика требует взаимодействия фирм всех размеров. Малые фирмы сегодня играют легитимную, хотя и уменьшенную роль, и так будет всегда. Чтобы процветать в 21 веке, мы должны снова понять, что большое тоже может быть красивым.


Эта статья взята из книги Роберта Д. Аткинсона и Майкла Линда «Большое красиво: разоблачение мифа о малом бизнесе» . Он появился в апрельском печатном издании 2018 года под заголовком «Учимся любить большой бизнес.”

Большой бизнес | Исторические тенденции Gallup

Далее, мы хотели бы знать, как вы относитесь к состоянию нации в каждой из следующих областей. По каждому из них, пожалуйста, скажите, очень ли вы удовлетворены, в некоторой степени удовлетворены, в некоторой степени неудовлетворены или очень неудовлетворены. Если у вас недостаточно информации о конкретном предмете, чтобы оценить его, просто скажите об этом.А как насчет размера и влияния крупных корпораций?

Очень доволен В некоторой степени доволен Несколько недоволен Очень недоволен Нет мнения
% % % % %
2022 4 22 32 42 *
2021 4 22 31 42 1
2020 8 33 26 32 1
2019 8 29 24 36 3
2018 6 28 28 36 2
2017 6 33 26 32 2
2016 5 30 31 32 2
2015 6 30 28 31 4
2014 5 30 30 32 3
2013 7 28 30 31 4
2012 4 26 28 36 5
2011 5 24 31 36 4
2008 6 29 28 33 3
2007 8 31 28 30 3
2006 6 29 30 32 2
2005 7 31 32 27 3
2004 7 31 34 27 1
2003 6 37 33 21 3
2002 7 43 30 17 3
2001 7 41 31 17 4
* Меньше 0.5%
Гэллап

(Вопрос к тем, кто недоволен влиянием корпораций) Хотели бы вы, чтобы крупные корпорации имели больше влияния в этой стране, меньше влияния или сохранили свое влияние, как сейчас?

Комбинированные ответы: Удовлетворенность влиянием крупных корпораций + сопровождение недовольных

Всего удовлетворено Недоволен, хочу еще Недоволен, хочу меньше Недовольны, оставайтесь прежними Нет мнения
% % % % %
2022 26 3 62 9 *
2018 34 5 50 9 2
2017 39 4 46 8 2
2016 35 4 49 10 2
2015 36 4 46 9 4
2014 35 6 47 9 2
2013 35 6 46 9 4
2012 30 6 49 9 5
2011 29 5 54 9 4
2008 35 2 53 7 3
2007 39 3 46 9 3
2006 35 3 52 7 2
2005 38 2 48 9 3
2004 38 3 49 9 1
2003 43 3 42 9 3
2002 50 2 38 7 3
2001 48 3 37 8 4
Гэллап

Далее, мы хотели бы знать, как вы относитесь к состоянию нации в каждой из следующих областей.По каждому из них, пожалуйста, скажите, очень ли вы удовлетворены, в некоторой степени удовлетворены, в некоторой степени неудовлетворены или очень неудовлетворены. Если у вас недостаточно информации о конкретном предмете, чтобы оценить его, просто скажите об этом. Как насчет государственного регулирования предприятий и отраслей?

Очень доволен В некоторой степени доволен Несколько недоволен Очень недоволен Нет мнения
% % % % %
2022 5 23 29 31 11
2021 5 31 30 22 12
2020 9 32 26 19 13
2019 7 32 29 20 13
2018 6 31 29 22 12
2017 8 30 27 24 11
2016 5 28 26 29 12
* Меньше 0.5%
Гэллап

(Вопрос недовольных государственным регулированием предприятий и отраслей) Хотели бы Вы, чтобы государственное регулирование предприятий и отраслей усилилось, уменьшилось или осталось примерно на том же уровне?

Комбинированные ответы: Удовлетворенность государственным регулированием бизнеса + сопровождение недовольных

Всего удовлетворено Недоволен, хочу увеличить Недоволен, хочу уменьшить Недовольны, оставайтесь прежними Нет мнения
% % % % %
2022 28 18 29 13 11
2021 36 23 17 12 12
2020 41 19 18 8 13
2018 37 23 18 10 12
2017 38 17 23 11 11
2016 32 20 25 10 12
Гэллап

На первый взгляд, вы бы сказали, что у вас есть позитивное или негативное представление о каждом из следующих явлений.Как насчет — [СЛУЧАЙНЫЙ ПОРЯДОК]?

Положительный Отрицательный Нет мнения
% % %
Свободное предпринимательство
2021 1-19 октября 84 13 2
2019 1-13 октября 87 10 3
30 июля 2018 г. — 5 августа 79 17 4
2-4 мая 2016 г. 85 9 6
18-19 ноября 2012 г. 89 7 4
2010 26-27 января 86 10 4
Большой бизнес
2021 1-19 октября 46 53 1
2019 1-13 октября 52 48 *
30 июля 2018 г. — 5 августа 50 49 2
2-4 мая 2016 г. 53 43 4
18-19 ноября 2012 г. 58 39 3
2010 26-27 января 49 49 2
Малый бизнес
2021 1-19 октября 97 3 *
2019 1-13 октября 97 3 *
30 июля 2018 г. — 5 августа 92 7 1
2-4 мая 2016 г. 96 3 1
18-19 ноября 2012 г. 95 4 1
2010 26-27 января 95 4 1
Предприниматели
2019 1-13 октября 90 8 1
30 июля 2018 г. — 5 августа 86 11 2
2-4 мая 2016 г. 87 9 4
18-19 ноября 2012 г. 86 10 5
2010 26-27 января 84 10 6
Капитализм
2021 1-19 октября 60 38 2
2019 1-13 октября 60 35 4
30 июля 2018 г. — 5 августа 56 40 4
2-4 мая 2016 г. 60 34 5
18-19 ноября 2012 г. 61 31 8
2010 26-27 января 61 33 7
Социализм
2021 1-19 октября 38 59 3
2019 1-13 октября 39 57 3
30 июля 2018 г. — 5 августа 37 58 5
2-4 мая 2016 г. 35 58 7
18-19 ноября 2012 г. 39 54 8
2010 26-27 января 36 58 6
Федеральное правительство
2021 1-19 октября 38 62 1
2019 1-13 октября 38 60 2
30 июля 2018 г. — 5 августа 39 59 2
2-4 мая 2016 г. 44 52 3
18-19 ноября 2012 г. 51 46 3
2010 26-27 января 46 51 3
2010-2018 результаты исследования Gallup
Гэллап

В целом, как вы считаете, слишком ли много, слишком мало или достаточно государственного регулирования бизнеса и промышленности?

Слишком много
Слишком мало Правильная сумма Нет мнения
% % % %
1–17 сентября 2021 г. 43 25 30 2
2020 31 августа – 13 сентября 36 27 36 1
3-15 сентября 2019 г. 38 28 33 1
2018 4-12 сентября 39 25 33 3
2017 6-10 сентября 45 23 29 3
2016 7-11 сентября 47 22 27 4
9-13 сентября 2015 г. 49 21 27 2
2014 4-7 сентября 49 22 27 3
2013 5-8 сентября 48 23 26 3
6-9 сентября 2012 г. 47 26 24 3
2011 8-11 сентября 50 24 23 3
2010 13-16 сентября 49 27 21 3
2009 31 августа — 2 сентября 45 24 27 3
2008 8-11 сентября 38 27 31 3
2007 14-16 сентября 38 26 33 4
2006 7-10 сентября 36 28 30 6
2005 12-15 сентября 34 23 40 3
2004 13-15 сентября 37 24 34 5
2003 8-10 сентября 37 25 35 3
2002 5-8 сентября 35 31 31 3
28-30 июня 2002 г. 32 33 30 5
8-10 февраля 2002 г. 28 30 39 3
2001 7-10 сентября 41 17 38 4
1993 22-24 марта 37 28 30 5
Гэллап

Сейчас я зачитаю вам список институтов американского общества.Скажите, пожалуйста, насколько вы сами доверяете каждому из них — очень, довольно много, немного или очень мало?

Отличная сделка Довольно много Некоторые Очень мало Нет (об.) Нет мнения
% % % % % %
Большой бизнес
2021 1 июня – 5 июля 9 9 41 38 3 1
2020 8 июня — 24 июля 7 12 45 33 3 1
3–16 июня 2019 г. 10 13 41 32 2 *
2018 1-13 июня 10 15 43 29 1 1
7-11 июня 2017 г. 9 12 38 36 3 1
2016 1-5 июня 6 12 43 36 2 1
2-7 июня 2015 г. 9 12 41 34 3 1
5-8 июня 2014 г. 9 12 38 35 5 2
1-4 июня 2013 г. 9 13 43 31 2 2
7-10 июня 2012 г. 9 12 40 34 4 2
9-12 июня 2011 г. 8 11 41 35 4 2
2010 8-11 июля 7 12 42 35 3 1
2009 14-17 июня 6 10 42 36 5 1
9-12 июня 2008 г. 7 13 43 32 3 2
2007 11-14 июня 7 11 39 38 3 2
2006 1-4 июня 6 12 40 36 4 2
23-26 мая 2005 г. 8 14 45 29 2 2
21-23 мая 2004 г. 7 17 42 30 3 1
9-10 июня 2003 г. 8 14 44 31 2 1
21-23 июня 2002 г. 7 13 47 29 3 1
2001 8-10 июня 10 18 44 23 3 2
2000 22-25 июня 9 20 45 22 11 19 43 23 2 2
1997 25-27 июля 11 17 43 24 3 2
1996 28-29 мая 7 17 46 26 2 2
1995 21-24 апреля 8 13 50 24 2 3
1994 25-29 марта 9 17 42 28 2 2
1993 22-24 марта 7 16 44 28 3 2
1991 10-13 октября 7 15 42 30 2 4
1991 28 февраля — 3 марта 11 15 45 22 3 4
16-19 августа 1990 г. 9 16 40 28 3 4
1988 23-26 сентября 7 18 42 26 4 3
11-14 июля 1986 7 21 40 26 2 4
1985 17-20 мая 8 24 41 22 2 4
1984 6-10 октября 9 20 39 28 4
1983 5-8 августа 7 21 39 26 2 5
1981 20-23 ноября 6 14 36 29 11 3
1979 6-9 апреля 11 21 37 26 2 3
1977 7-10 января 11 21 35 25 2 6
1975 30 мая — 2 июня 10 24 36 23 2 5
1973 4-7 мая 10 16 36 20 9 8
Малый бизнес
2021 1 июня – 5 июля 35 35 24 7 * *
2020 8 июня — 24 июля 38 37 19 6 * *
3–16 июня 2019 г. 34 34 24 8 * *
2018 1-13 июня 32 35 26 6 * *
7-11 июня 2017 г. 33 37 23 7 * *
2016 1-5 июня 30 38 24 7 * *
2-7 июня 2015 г. 34 33 26 6 * 1
5-8 июня 2014 г. 29 33 27 10 1 1
1-4 июня 2013 г. 29 36 27 7 * 1
7-10 июня 2012 г. 30 33 29 6 * 1
9-12 июня 2011 г. 28 36 26 8 * 1
2010 8-11 июля 30 36 26 6 * 1
2009 14-17 июня 30 37 26 7 * 1
9-12 июня 2008 г. 28 32 31 7 * 2
2007 11-14 июня 24 35 32 7 25 32 34 9 0 1
1997 25-27 июля 32 31 29 5 1 2
* Меньше 0.Попросил половину образца; (об.) = Добровольный ответ
Гэллап

По вашему мнению, что из нижеперечисленного будет представлять наибольшую угрозу для страны в будущем — крупный бизнес, крупные рабочие или большое правительство?

Большой бизнес Большой труд Большое правительство Нет мнения
% % % %
7-11 декабря 2016 г. 26 5 67 2
2-6 декабря 2015 г. 25 6 69 1
2013 5-8 декабря 21 5 72 2
28 ноября – 1 декабря 2011 г. 26 8 64 2
27-29 марта 2009 г. 32 10 55 3
2008 4-7 декабря 31 11 53 6
2006 11-14 декабря 25 9 61 5
2005 5-7 декабря 27 8 61 4
2004 5-8 декабря 27 11 57 5
2003 10-12 ноября 29 9 57 5
2002 5-8 июля 38 10 47 5
2000 25-28 октября 22 7 65 6
1999 24-26 августа 24 8 65 3
1998 4-6 декабря 24 7 64 5
11-14 августа 1995 г. 24 9 64 3
1985 7-10 июня 22 19 50 9
1983 13-16 мая 19 18 51 12
1981 18-21 сентября 22 22 46 10
1979 4-7 мая 28 17 43 12
1978 15-18 сентября 19 19 47 15
1977 7-10 января 23 26 38 13
1969 12-17 ноября 19 28 33 20
1968 18-23 июля 12 26 46 16
1966 8-13 декабря 14 21 48 17
1965 Февраль 17 29 35 19
Гэллап

Насколько вам известно, что, по вашему мнению, вносит больший вклад в разработку новых продуктов и технологий в США.S. — [ПОВОРОТ: крупный бизнес (или) малый бизнес]?

Крупный бизнес Малые предприятия Оба поровну (об.) Нет мнения
% % % %
30 апреля – 1 мая 2014 г. 35 60 2 2
(т.)=добровольный ответ
Гэллап

Теперь обратимся к бизнесу. Как бы вы оценили работу крупных американских компаний по каждому из следующих показателей: очень хорошо, хорошо, плохо или очень плохо? Как насчет создания важных новых продуктов и технологий?

Очень хорошо Хорошо Бедный Очень плохо Нет мнения
% % % % %
30 апреля – 1 мая 2014 г. 17 62 16 3 2
Гэллап

Обращаясь теперь к предприятиям, как бы вы оценили работу крупного U.S. компании делают в каждом из следующих — очень хорошо, хорошо, плохо или очень плохо? Как насчет создания хороших рабочих мест для граждан в других странах, где американские компании ведут бизнес?

Очень хорошо Хорошо Бедный Очень плохо Нет мнения
% % % % %
30 апреля – 1 мая 2014 г. 10 56 22 4 8
Гэллап

Обращаясь теперь к предприятиям, как бы вы оценили работу крупного U.S. компании делают в каждом из следующих — очень хорошо, хорошо, плохо или очень плохо? Как насчет создания лучшей жизни для людей в сообществах за пределами США, где американские компании ведут бизнес?

Очень хорошо Хорошо Бедный Очень плохо Нет мнения
% % % % %
30 апреля – 1 мая 2014 г. 8 48 27 7 10
Гэллап

Обращаясь теперь к предприятиям, как бы вы оценили работу крупного U.S. компании делают в каждом из следующих — очень хорошо, хорошо, плохо или очень плохо? Как насчет продвижения ценностей и идеалов США по всему миру?

Очень хорошо Хорошо Бедный Очень плохо Нет мнения
% % % % %
30 апреля – 1 мая 2014 г. 6 43 37 9 5
Гэллап

Обращаясь теперь к предприятиям, как бы вы оценили работу крупного U.S. компании делают в каждом из следующих — очень хорошо, хорошо, плохо или очень плохо? Как насчет защиты окружающей среды?

Очень хорошо Хорошо Бедный Очень плохо Нет мнения
% % % % %
30 апреля – 1 мая 2014 г. 6 42 41 9 2
Гэллап

Обращаясь теперь к предприятиям, как бы вы оценили работу крупного U.S. компании делают в каждом из следующих — очень хорошо, хорошо, плохо или очень плохо? Как насчет — Помогать росту экономики США?

Очень хорошо Хорошо Бедный Очень плохо Нет мнения
% % % % %
30 апреля – 1 мая 2014 г. 5 39 44 10 2
Гэллап

Обращаясь теперь к предприятиям, как бы вы оценили работу крупного U.S. компании делают в каждом из следующих — очень хорошо, хорошо, плохо или очень плохо? Как насчет создания хороших рабочих мест для американцев?

Очень хорошо Хорошо Бедный Очень плохо Нет мнения
% % % % %
30 апреля – 1 мая 2014 г. 6 37 41 13 2
Гэллап

Обращаясь теперь к предприятиям, как бы вы оценили работу крупного U.S. компании делают в каждом из следующих — очень хорошо, хорошо, плохо или очень плохо? Как насчет того, чтобы сбалансировать интересы США и американцев с интересами компании?

Очень хорошо Хорошо Бедный Очень плохо Нет мнения
% % % % %
30 апреля – 1 мая 2014 г. 5 38 42 12 5
Гэллап

Когда я прочитаю каждое из следующего, пожалуйста, скажите мне, считаете ли вы, что у него слишком много мощности, достаточное количество энергии или недостаточно мощности.Как насчет — [СЛУЧАЙНЫЙ ПОРЯДОК]?

Слишком много Справа Недостаточно Нет мнения
% % % %
Лоббисты 71 13 8 8
Крупные корпорации 67 21 9 3
Банки и финансовые учреждения 67 23 8 2
Федеральное правительство в Вашингтоне 58 30 9 3
Профсоюзы 43 28 24 4
Правительство вашего штата 34 49 15 2
Суды, правовая система и судьи 34 49 14 3
Организованная религия и церкви 25 46 24 4
Муниципальное или местное правительство по месту жительства 22 53 21 3
Военный 14 53 28 4
25-27 марта 2011 г.
Гэллап

Считаете ли вы, что большой бизнес имеет или не имеет слишком большого влияния на решения, принимаемые администрацией Буша?

Да, Нет, не Нет мнения
% % %
28 февраля — 1 марта 2006 г. 73 23 4
2005 28-30 августа 70 25 5
2004 9-10 окт ^ 61 35 4
26-28 июля 2002 г. Задается половина образца
Гэллап

Насколько вы уверены, что информация, которую вы получаете о финансах компании из ее официальных отчетов, будет точной — много, умеренное количество, мало или совсем ничего?

Отличное предложение Умеренное количество Немного Совсем нет Нет мнения
% % % % %
29-31 июля 2002 г. 7 37 35 19 2
Гэллап

Вы бы сказали, что высшие руководители более крупной корпорации предпринимают неправомерные действия, чтобы помочь себе за счет корпорации — очень широко распространено, в некоторой степени распространено, случается лишь изредка или никогда не случается в деловом мире?

Очень широко распространен Довольно широко распространен Бывает иногда Никогда не бывает Нет мнения
% % % % %
29-31 июля 2002 г. 43 39 14 1 3
Гэллап

Как вы думаете, проблема корпоративной коррупции обострилась за последние несколько лет или так было всегда?

Стало хуже Всегда нравится Нет мнения
% % %
29-31 июля 2002 г. 47 50 3
Гэллап

Считаете ли вы, что новое законодательство и ужесточение регулирования бизнеса могут существенно повлиять на решение проблемы корпоративной коррупции или нет?

Да, можно Нет, нельзя Нет мнения
% % %
29-31 июля 2002 г. 66 30 4
Гэллап

Когда крупная корпорация подвергается аудиту одной из крупнейших бухгалтерских фирм страны, насколько вы уверены в том, что отчеты бухгалтерской фирмы дают точную оценку финансового положения корпорации? Вы — очень уверены, несколько уверены, не слишком уверены или совсем не уверены?

Очень уверенно Уверенно Не слишком уверен Совсем не уверен Нет мнения
% % % % %
26-28 июля 2002 г. 3 32 41 22 2
8-10 февраля 2002 г. 7 49 31 11 2
Гэллап

Считаете ли вы, что методы аудита крупных корпораций нуждаются в — [ЧЕРЕДОВАНЫ: полная перестройка, крупные реформы, мелкие реформы (или) никаких реформ]?

Капитальный ремонт Крупные реформы Мелкие реформы Нет реформ Нет мнения
% % % % %
26-28 июля 2002 г. 28 43 22 3 4
8-10 февраля 2002 г. 17 39 35 4 5
Гэллап

Что ближе к вашему мнению о законах, регулирующих деятельность корпораций в Соединенных Штатах — [ПОВОРОТИРОВАНО: существующих законов недостаточно, и необходимы новые законы, (или) действующих законов достаточно, но их нужно применять более строго] ?

Нужны новые законы Более строгое соблюдение существующих законов Нет мнения
% % %
28-30 июня 2002 г. 27 69 4
Гэллап

Как вы, возможно, знаете, несколько крупных корпораций, таких как Enron и WorldCom, признались в неправомерных действиях в отношении финансов своих компаний.Какое из этих утверждений, по вашему мнению, лучше всего описывает эту ситуацию для страны в целом — [ПОВОРОТИРОВАНО: это кризис, это большая проблема для страны, но не кризис, это незначительная проблема для страны ( или) это вообще не проблема для страны]?

Кризис Серьезная проблема Незначительная проблема Не проблема Нет мнения
% % % % %
28-30 июня 2002 г. 20 57 17 3 3
Гэллап

В какой степени, по вашему мнению, в недавних скандалах вокруг корпораций виновато снижение государственного регулирования корпораций — много, умеренно, мало или совсем нет?

Отличное предложение Умеренное количество Немного Совсем нет Нет мнения
% % % % %
28-30 июня 2002 г. 26 44 18 8 4
Гэллап

Какое из следующих утверждений лучше всего характеризует ваше мнение о действиях руководителей энергетической корпорации Enron — [В ЧЕРЕДИРОВАНИИ: они сделали что-то незаконное, они сделали что-то неэтичное, но ничего незаконного, или они не сделали ничего серьезно неправильного]?

Незаконно Неэтично, но не незаконно Все в порядке Нет мнения
% % % %
8-10 февраля 2002 г. 65 26 2 7
25-27 января 2002 г. 65 17 2 16
2002 11-14 января 42 29 6 23
Гэллап

Считаете ли вы, что практика руководителей Enron — [ПОВОРОТИРОВАНО: хуже, чем то, что другие руководители предприятий делали в прошлом (или они) не хуже, чем то, что другие руководители предприятий делали в прошлом]?

Хуже Не хуже Нет мнения
% % %
8-10 февраля 2002 г. Задается половина образца
Гэллап

Отчет

Готовы ли американцы к революции искусственного интеллекта?

73% американцев считают, что искусственный интеллект сократит больше рабочих мест, чем создаст.

Подпишитесь на The Week in Charts и оповещения в режиме реального времени.
Будьте в курсе наших последних идей.


Gallup https://news.gallup.com/poll/5248/big-business.aspx
Всемирная штаб-квартира Gallup, 901 F Street, Вашингтон, округ Колумбия, 20001, США
+1 202.715.3030

Мнение | Диаграммы, показывающие, как выигрывает крупный бизнес

Настал очередной этап консолидации СМИ.AT&T купила Time Warner благодаря решению федерального судьи на прошлой неделе. Comcast и Disney борются друг с другом за покупку 21st Century Fox. CBS, Verizon и Viacom, среди прочих, также могут участвовать в слиянии. «Шлюзы откроются», — сказала медиа-аналитик Джессика Рейф The Wall Street Journal после решения судьи AT&T.

Все эти компании решили, что их лучшая стратегия для увеличения прибыли — это увеличение. У более крупных компаний просто больше возможностей — конкурировать с другими гигантами, ограничивать заработную плату рабочих, влиять на политику правительства и, в конечном счете, повышать цены.

Это верно и за пределами медиаиндустрии. Авиакомпании, банки и нефтяные компании объединились в последние десятилетия. Как и розничные торговцы, больницы, отели, производители, фармацевтические компании и юридические фирмы. Получившиеся в результате гиганты воспользовались новообретенным масштабом, а также глобализацией и цифровыми технологиями для дальнейшего роста.

Для всех остальных бум консолидации не сработал так хорошо. С тех пор, как в 1980-х годах началась современная эра слияний, прибыли корпораций выросли, в то время как доходы семей застопорились, а неравенство в доходах увеличилось.Вот что можно сказать корпоративным руководителям, которые утверждают, что крупная компания может быть более прибыльной: они знают, о чем говорят.

В последние месяцы я потратил некоторое время, пытаясь понять, насколько больше — как доля американской экономики — стал крупный бизнес. Ответить на вопрос оказалось труднее, чем я ожидал. Например, рейтинг Fortune 500 не дает ответа на этот вопрос, потому что в нем не проводится различие между внутренними и внешними доходами. И хотя в некоторых хороших научных работах анализируется консолидация внутри отраслей, мне не удалось найти общеэкономический показатель.

Поэтому я решил создать его с помощью малоизвестного набора данных Бюро переписи населения, известного как Business Dynamics Statistics. Он показывает, сколько американских рабочих занято в компаниях разного размера сейчас и в прошлом.

Изменения за последнюю четверть века весьма заметны.

В конце 1980-х небольшие компании все еще были намного больше, чем крупные компании. В 1989 году в фирмах, где работало менее 50 человек, работало около одной трети американских рабочих, что на миллионы рабочих мест больше, чем в компаниях, в которых работало не менее 10 000 человек.

С тех пор, однако, многие малые предприятия изо всех сил пытались не отставать от новых корпоративных гигантов и от иностранной конкуренции. Вы, вероятно, можете увидеть версию этой истории в вашем сообществе. Хозяйственный магазин уступил место The Home Depot. Местная больница и банк принадлежат сети. Супермаркет Whole Foods принадлежит Amazon. Семейный производитель может просто выйти из бизнеса.

Доля американцев, работающих в малых компаниях, упала до 27.4 процента в 2014 году, последнем году, за который существуют данные, по сравнению с 32,4 процента в 1989 году. И крупные компании выросли почти на такую ​​же величину. Сегодня компании, в которых работает не менее 10 000 человек, нанимают больше людей, чем компании, в которых работает менее 50 человек.

Честно говоря, у крупных компаний есть свои достоинства. Они могут создавать рабочие места, браться за амбициозные проекты и конкурировать по всему миру. Но баланс в современной американской экономике нарушен. Крупные компании сегодня часто используют в своих интересах работников, потребителей, налогоплательщиков и малый бизнес.

«Последние 20-30 лет это было слепым пятном, — сказал мне Ро Ханна, член Конгресса от Демократической партии, представляющий Силиконовую долину. «Одна из вещей, против которых люди восстают в этой стране, — это крупные, растущие институты. Люди чувствуют, что люди не контролируют свою судьбу».

Он прав. Ситуация ухудшится, прежде чем станет лучше, отчасти из-за решения AT&T. Но корпоративная консолидация — это проблема, которую мы можем решить.Правительство, которое хотело уменьшить влияние крупного бизнеса — с помощью сочетания новых законов, лучшего регулирования и различных судейских назначений — могло бы это сделать. Мы надеемся, что когда-нибудь у нас будет такое правительство.

Что хорошего в большом бизнесе?

Корпорации

долгое время считались голливудскими злодеями, и за последние пару десятилетий, особенно на фоне растущего неравенства доходов после мирового финансового кризиса 2008 года, эта характеристика только усилилась.Самые яростные критики сетуют на то, что крупный бизнес имеет чрезмерное влияние, контролируя политику и формируя наши мнения и выбор.

Многие порядочные и трудолюбивые профессионалы, работающие в большом банке или крупной транснациональной корпорации, сталкивались с тем, что, будучи на вечеринке, отвечая на вопрос незнакомца: «Чем вы занимаетесь?», в ответ получали ехидное замечание. Но сопротивление этому позору крупного бизнеса набирает обороты.

Американский экономист Тайлер Коуэн написал свою последнюю книгу « Большой бизнес: любовное письмо американскому антигерою » после того, как ему надоела эта нарастающая волна настроений против крупного бизнеса.Коуэн, профессор экономики Университета Джорджа Мейсона в Вирджинии, говорит, что его раздражают «постоянные нападки» на крупный бизнес в новостях и в социальных сетях.

Фото: американский экономист Тайлер Коуэн.

Этот поток настроений, направленных против бизнеса, и призывы разрушить технологических гигантов, таких как Amazon и Google — две компании, которые Коуэн считает одними из лучших и самых успешных в Америке, — побудили его написать свою последнюю защиту большого бизнеса.

Коуэн утверждает, что, хотя компании, как и люди, могут действовать плохо, плохие качества не являются их неотъемлемыми характеристиками.«Я думал, что нужна противоположная книга, — говорит он.

Среди публичных интеллектуалов задача защиты крупного бизнеса когда-то ложилась в наибольшей степени на Милтона Фридмана. Но за 13 лет после смерти Фридмана новая группа экономистов-философов сформулировала и расширила причины для поощрения, поддержки и прославления бизнеса даже в его часто презираемом размере.

Коуэн — один из самых заметных из них, наряду с двумя коллегами-учеными, которыми он восхищается: Дейдрой Макклоски, заслуженным профессором экономики, истории, английского языка и коммуникаций в Иллинойском университете в Чикаго, и Полом Сибрайтом, профессором экономики в Университете Иллинойса в Чикаго. Университет Тулузы.

Философ 18-го века и «отец капитализма» Адам Смит заявил: «Я никогда не видел много хорошего, сделанного теми, кто притворялся торговать ради общественного блага». Коуэн, Макклоски и Сибрайт согласны с ним. Они не утверждают, что бизнес становится добродетельным благодаря устойчивости или благотворительности. Вместо этого они утверждают, что деловые люди приносят пользу, занимаясь повседневным бизнесом.

Их аргументы исходят из этой «доброты» независимо от того, торгуют ли рассматриваемые предприятия жизненно важными лекарствами или противопехотными минами, и совершенно независимо от более популярных показателей корпоративной добродетели, например, направляют ли они деньги в благотворительные фонды или достигают целей разнообразия.

Бизнес как цивилизующее влияние

Коуэн открывает Большой бизнес , утверждая, что у бизнеса есть два простых и действительно важных достоинства: он создает большую часть того, чем мы наслаждаемся и потребляем, и он дает большинству из нас работу. Крупные предприятия эффективно обеспечивают нас большей частью продовольствием, электричеством, транспортом, одеждой, голосовой связью и доступом в Интернет. Уолл-стрит привлекает капитал для финансирования достижений в области технологий, медицины и энергетики.

И хотя широкой публике это может не понравиться, Коуэн преисполнен восхищения эффективностью корпораций, описывая их способность «находить деньги для оплаты труда рабочих каждые две недели» как «не что иное, как героический поступок».

Коуэн утверждает, что ортодоксальное мнение о том, что большой бизнес контролирует политику, было «полностью разрушено» приходом к власти президента Дональда Трампа, кандидата, которому ни один генеральный директор из списка Fortune 100 не пожертвовал деньги в преддверии его выборов в 2016 году. Он отмечает, что с тех пор Трамп помог этой группе значительным снижением налогов, а также помешал им резким ростом дефицита бюджета и неустойчивой, но в основном протекционистской торговой политики.

Что касается идеи о том, что транснациональные корпорации правят миром благодаря своему владению нашими данными, Коуэн утверждает, что вместо этого они «превратились в относительно уязвимую группу интересов».Uber, Facebook и Google ушли из Китая; Европейский союз продолжает регуляторную борьбу с технологическими гигантами; и страны с развивающейся экономикой часто превращают такие транснациональные корпорации в игроков второго уровня.

Но защита Коуэном большого бизнеса от сегодняшних нападок основана на еще более грандиозном аргументе: бизнес сам по себе морально добродетелен. Кто-то, кто разделяет это убеждение, — Макклоски, чья книга 2006 года «Буржуазные добродетели: этика для эпохи коммерции» (первая из ее буржуазной трилогии, завершенная в 2016 году) повлияла на Коуэна.

Его целью было не только оправдать коммерчески мыслящий средний класс, но и вернуть мораль в экономику. Он задает и отвечает на вопрос: «Является ли занятие бизнесом — или, если уж на то пошло, потребителем — коррумпированным по своей сути?»

«Мой ответ: «Нет, это не так», — говорит она, прежде чем пояснить свою точку зрения. «Более изощренный ответ — «да, конечно, но и все остальные возможности»».

Людей можно развратить по-разному, утверждает она, но в целом она согласна с Коуэном и Сибрайтом в том, что торговля является «цивилизационным влиянием».

Позиционирование крупного бизнеса как «чуда сотрудничества»

Книга Сибрайта 2004 года « Компания незнакомцев: естественная история экономической жизни » произвела впечатление на Коуэна и Макклоски своей мощной, но редко услышанной центральной идеей: экономическая деятельность — это чудо незапланированного сотрудничества.

Сделать такую ​​простую вещь, как рубашка коммерческого качества, не под силу одному человеку, утверждает Сибрайт. Для рубашки может потребоваться хлопок из Индии, посеянный из семян, выращенных в США, выкроенный на немецких машинах, собранный из португальских синтетических нитей малазийскими швеями, с множеством вкладов из других уголков планеты.

Для Сибрайта коммерческие процессы и цепочки, необходимые для изготовления этой рубашки, представляют собой удивительную человеческую конструкцию. «Мы развивались как приматы в сплоченных семьях и небольших племенах на равнинах Восточной Африки, недоверчивых к чужакам и склонных нападать на них», — говорит он. «И все же мы здесь, занимаемся торговлей. Мы не всегда хорошо знаем друг друга или даже говорим на одном языке, но тем не менее можем работать вместе, без надзора и насилия, и с невероятной эффективностью – компанией незнакомых людей, творящих чудеса.

Фото: Пол Сибрайт, профессор экономики Тулузского университета.

«Тем не менее мы можем работать вместе, без надзора и насилия, и с невероятной эффективностью — компания незнакомцев, творящая чудеса». Пол Сибрайт

Современные люди не удивляются этому, но должны, считает Сибрайт, отмечая, что «мы, вероятно, не поверили бы этому, если бы не жили с этим каждый день».

Действительно, утверждает он, бизнес приносит пользу именно благодаря преследованию коммерческих целей.Это не просто делает товары дешевыми; это меняет их создателей.

Работа в компании незнакомцев «по своей сути цивилизована», поскольку вы должны научиться работать в тесном контакте с другими людьми, говорит Сибрайт.

«Вы должны доверять не только знакомым коллегам, но и клиентам, и поставщикам, и регулирующим органам, и всем остальным, кто имеет отношение к бизнесу», — говорит Сибрайт. «Они могут быть черными или белыми, мужчинами или женщинами, натуралами или геями, интеллектуальными или приземленными».

И более крупные предприятия создают более широкую сеть таких отношений, чем любой другой тип сущностей на планете.

Макклоски замечает, что коммерческое общество будет продвигать и прославлять добродетель, которая есть благоразумие, добродетель, которая добивается цели, — «то, что святой Фома Аквинский называл исполнительной добродетелью… Это основополагающая добродетель для любого общества, но она особенно восхищается и подчеркивается». в обществе среднего класса».

Она добавляет: «Компании становятся большими, потому что они массово делают то, что хотят клиенты. Amazon большой, потому что он делает свою работу очень, очень хорошо… У людей есть глубокая путаница между размером [так в оригинале] и монополией.«Если люди не понимают разницы, — говорит она, — они думают: ну, если что-то большое, значит, оно попало туда путем кражи».

«Компании становятся большими, потому что они массово делают то, что хотят клиенты». Дейдра Макклоски

Для хороших идей нужны ресурсы

Наша нынешняя система использует крупные корпорации, чтобы связать деньги вместе со многими из самых блестящих идей. Сибрайт считает это важным. «В любой системе современного производства, — объясняет он, — люди, у которых есть хорошие идеи и ресурсы, необходимые для реализации этих хороших идей, часто не одни и те же люди.«Капитализм допускает продуктивные договоренности между этими двумя типами людей, — говорит Сибрайт, — теми, у кого есть ресурсы, и теми, у кого есть хорошие идеи.

Макклоски согласен с этим, но не любит термин «капитализм». — Глупое слово, — говорит она. «Это отвлекает наше внимание от того, что на самом деле происходит». Она предпочитает термин «новаторство», хотя и признает, что поначалу он «сломал ей уши».

Фото: Дейдра Макклоски, заслуженный профессор Экономика, история, английский язык и коммуникация в Университете Иллинойса в Чикаго.

«Он привлекает внимание к тому, что на самом деле произошло, а именно к инновациям — институциональным инновациям, организационным, механическим, биологическим, новым-новым-новым-новым, новым идеям».

Если современный мир — это тикающие часы, то инновации — это «пружина, из которой сделаны часы». А крупный бизнес является источником многих инноваций.

Мы верим в большое

Три экономиста также утверждают, что, вопреки популярной риторике о зияющем «дефиците доверия», крупный бизнес фактически порождает доверие.

Странно, что, хотя потребители проклинают крупные банки как группу, средний клиент банка скажет исследователям, что он удовлетворен тем, что их собственный банк делает для них очень хорошую работу. Это было очевидно в барометре Edelman Trust за 2019 год и является постоянной темой в местном исследовании Роя Моргана.

Сибрайт говорит, что доверие — это «главное, что делает большой бизнес успешным». Он утверждает, что крупные предприятия обучают многих людей одним и тем же процедурам и правилам, чтобы они могли предоставить один и тот же опыт многим тысячам людей, что позволяет со временем укреплять доверие.

Коуэн излагает тот же аргумент в более личных терминах: «Я уверен, что у Amazon есть процент отказов при доставке, но, исходя из моего собственного опыта, он должен быть удивительно низким», — говорит он. «В среднем я получаю больше посылки в день. Я не могу вспомнить, когда в последний раз что-то просто не появлялось».

Он признает, что необходимо улучшить законодательство о конфиденциальности, чтобы смягчить поведение технологических гигантов, но явно разочарован идеей, изучаемой Федеральной торговой комиссией США, о том, что такие компании, как Apple, Facebook, Google и Amazon, могут иметь «слишком много власть».

Идея о том, что технологические компании разрушают демократию и должны быть ликвидированы, «почти безумна», говорит Коуэн.

Он считает, что у Google много конкурентов, указывая на Microsoft Bing как на конкурента в поиске и Facebook (а также на традиционные СМИ) как на соперников в рекламном пространстве. А монополии, основанные на данных, как правило, недолговечны, отмечает он: мелкие конкуренты могут быстро расти, если потребители примут их.

«Google — невероятно инновационная компания, — размышляет Коуэн.«Если люди говорят: «Ну, в поиске они слишком предпочитают свои собственные услуги», есть большая вероятность, что это правда». Но он отмечает, что такое поведение можно легко регулировать, так же как Microsoft несколько лет назад ограничили предпочтение своего собственного браузера.

По его словам, США поступили мудро, не разделив Microsoft, и теперь не должны разделять Google или ее конкурентов. «Это удивительная концентрация человеческого таланта, которая по большей части дает нам невероятные продукты бесплатно».

У большого бизнеса есть свои недостатки

То, что большой бизнес по существу полезен, не означает, что он безгрешен.Например, ни Коуэн, ни Сибрайт, ни Макклоски не хотят избавиться от законов против загрязнения окружающей среды; Коуэн описывает загрязнение воздуха как «серьезную институциональную ошибку, и… я имею в виду серьезную».

По мнению Коуэна, один из величайших грехов крупного бизнеса заключается в том, что он побуждает нас антропоморфизировать его, «превращая в людей в наших умах, а также в наших сердцах».

От американской страховой компании (MetLife), которая десятилетиями использовала персонажа из комиксов Снупи в качестве талисмана, до авиакомпаний с «программами лояльности», корпорации хотят убедить нас относиться к ним как к людям, обычно дружелюбным и прислушивающимся к нашим опасениям.

В то время как корпорации маркируют себя человеческими характеристиками, они остаются, по выражению Коуэна, «абстрактными, похожими на акулу юридическими лицами, посвятившими себя коммерческой прибыли». Если мы путаем их с няней и смотрителем, если мы судим их как людей, нас ждет разочарование. Он утверждает, что мы должны снизить наши ожидания, оставить правительствам точно настроенные моральные правила и социальное обеспечение и доверить корпорациям удовлетворение наших потребностей в рамках правил общества.

Поддержание социальной лицензии на работу

Однако Коуэн отмечает, что такие компании, как McDonald’s и General Electric, также являются социальными лидерами.Он отдает им должное за определение медицинских и других правовых льгот для однополых пар до того, как США легализовали однополые браки. Он утверждает, что крупный бизнес не хочет, чтобы какая-либо группа клиентов чувствовала себя обиженной или дискриминированной. Местный пекарь может не захотеть испечь свадебный торт для гей-пары, но Сара Ли, продающая его на национальном рынке, с радостью примет всех желающих.

Деловое поведение не всегда будет полностью добродетельным, какими бы ни были наши правила. Но, как отмечает Макклоски, это лучше любой доступной альтернативы.А размер бизнеса, отмечает она, обычно является показателем его способности удовлетворять потребности людей. Большой бизнес означает, что «вы сделали что-то правильно».

Коуэн призывает тех, кто занимается крупным бизнесом, особенно бухгалтеров, ценить то, что делает их организация, и быть готовым и способным сформулировать это. «Бухгалтерский учет — это основа капитализма, — говорит он. «Вы начинаете понимать современный капитализм в итальянском Возрождении, сразу после возникновения бухгалтерского учета в позднем средневековье.

«Бизнес должен уметь считать, но, конечно, современные бухгалтеры умеют делать гораздо больше… управление и соблюдение требований, чтобы ничего не вышло из-под контроля, ограничение мошенничества. Все это невероятно важные вещи в бизнесе… Люди, которые делают хорошую работу, должны этим очень гордиться».

«Бизнес должен уметь считать, но, конечно, современные бухгалтеры делают гораздо больше… следят за тем, чтобы ничего не вышло из-под контроля, ограничивая мошенничество». Тайлер Коуэн

Подробнее:

Дело большого бизнеса в Америке

Крупные компании под микроскопом.

Волна мегаслияний и растущая мощь онлайн-гигантов, таких как Amazon и Facebook, вызвали призывы к усилению надзора за крупными корпорациями и более строгому соблюдению антимонопольных правил.

Но это не может быть дальше от истины для малых предприятий, которые остаются популярными среди политических разногласий. Федеральное правительство предлагает множество стимулов и программ для родителей в США.

Роберт Аткинсон считает, что все это неправильно.Как глава Фонда информационных технологий и инноваций, базирующегося в Вашингтоне аналитического центра, занимающегося вопросами экономической конкурентоспособности и частично финансируемого такими технологическими гигантами, как Google (GOOG) и IBM (IBM), он уже давно утверждает, что крупный бизнес — это двигатель американской экономики.

Вместе с соучредителем New America Foundation Майклом Линдом он написал книгу для MIT Press под названием «Большое красиво: разоблачение мифа о малом бизнесе». Это беззастенчивая защита корпоративной консолидации на том основании, что крупные предприятия создают больше рабочих мест, платят более высокую заработную плату и — по некоторым показателям — лучше соблюдают законы об охране окружающей среды и рабочих местах.

Они утверждают, что единственными ценными малыми предприятиями являются те, которым в конечном итоге удается стать крупными, особенно если они делают это с помощью прорывных технологий, которые делают экономику в целом более эффективной.

Связанный: Раньше большие компании платили лучшую заработную плату. Уже нет.

CNNMoney недавно разговаривал по телефону с Аткинсоном, чтобы обсудить его взгляды.

CNNMoney: Идея о том, что малый бизнес — это хорошо, а большой — плохо, не нова.Так почему вы сейчас приводите этот аргумент?

Аткинсон: Я думаю, что несколько новым, особенно после Великой рецессии, является растущая демонизация крупных компаний.

Мы цитируем статью, написанную спикером Полом Райаном [в 2009 году], и название статьи было «Долой большой бизнес». И вы бы никогда не увидели эту статью республиканца 15 лет назад, но теперь [после рецессии] вы видите.

Еще больше беспокойства вызывают левые, где у вас действительно растет мнение о том, что крупные корпорации не лояльны, что они только максимизируют прибыль и наносят ущерб общественному благосостоянию.Итак, я увидел все это и сказал: «Боже, о боже, кажется, это ведет нас в неправильном направлении». И большое, и маленькое хорошо, зачем демонизировать одно и говорить, что другое рядом с Богом?

CNNMoney: Я понимаю, что обожествление малых предприятий чрезмерно, но я действительно думаю, что малые предприятия ценны, потому что они укоренены в сообществах, а собственность и капитал остаются местными. Вы отвергаете эту идею как «чувство». Почему?

Аткинсон: Это зависит от вашей точки зрения.В вашем мире у вас было бы много малых предприятий. Но в остальной части США у вас есть большие компании, потому что все, что вы не можете предоставить на месте — автомобили и одежду — они будут предоставлены очень, очень хорошо и дешево [большими компаниями].

И потом у вас есть все эти милые, обидчивые чувства: «Эй, Джим, как дела?» магазины. Если люди хотят этого, они могут это получить, но за это будет цена в виде более низкой производительности и более низкой заработной платы.

Связанный: поскольку Whole Foods объединяется с Amazon, местные поставщики наблюдают и беспокоятся

CNNMoney: Итак, проблема здесь, похоже, в том, что мы хотим дешевые товары, поэтому мы будем делать покупки в Walmart, а не в нашем местном розничном магазине. , что подрывает здоровые сообщества.Разве это не аргумент в пользу того, что правительство поощряет предприятия, которые остаются маленькими, а не становятся очень большими?

Аткинсон: То, что вы здесь говорите, состоит из двух частей. Одна составляющая – общая польза. И я думаю, нам было бы лучше с меньшим количеством розничных продавцов, и причина в том, что они гораздо более продуктивны. Вы говорите о Home Depot и Lowe’s, у потребителей гораздо больше выбора [потому что их огромные масштабы позволяют им хранить больше товаров].

И я не думаю, что мы должны начинать отдавать предпочтение владельцу малого бизнеса.Если вы посмотрите на заработную плату, например, в розничной торговле, Walmart платит в среднем на 12,5% больше, чем обычный ритейлер, и это верно для большинства крупных розничных продавцов. Таким работникам лучше работать в крупных фирмах.

И аргумент Main Street [что малый бизнес поддерживает сообщества] верен только для розничной торговли. Возможно, там будут небольшие банки, но это не будет применяться к таким вещам, как страховые компании, оптовая торговля и производство, которые физически не находятся на главной улице.

CNNMoney: Одним из аспектов масштаба и цен является возможность продавать рабочую силу и поставщиков по более низким ценам. Как вы относитесь к идее о том, что если вы создаете несколько работодателей на рынке труда, это затрудняет для рабочих торговаться за более высокую заработную плату?

Аткинсон: Если вы действительно посмотрите на это исследование, которое обнаруживает, что власть монопсонии сдерживает заработную плату, вы увидите две основные проблемы. Во-первых, все рынки труда, на которые они смотрят, очень малы.Маленькие сельские городки, где, возможно, есть большая бумажная фабрика или завод по переработке свиней. Я не сомневаюсь, что конкуренция за рабочих меньше, поэтому они не завышают зарплату. Но сказать, что это проблема всей экономики, просто неправда.

Во-вторых, как решить эту проблему? Разбить бумажную фабрику на две фабрики? Есть причина, по которой эти компании большие. Поэтому я не вижу никаких доказательств того, что трудовая монопсония является проблемой. Это решение в поисках проблемы, которую выдвигают новые антимонопольные группы.

Связанный: США должны лучше обучать своих работников

CNNMoney: Итак, одно из политических предписаний книги состоит в том, что мы должны избавиться от всех преференций и субсидий для малого бизнеса. Почему?

Аткинсон: Чего мы хотим в книге, так это иметь равные условия игры. Всегда будут политико-экономические факторы, определяющие структуру отрасли. В книге мы утверждаем, что этого должно быть меньше, отдавая предпочтение небольшим компаниям, например, посредством налогового кодекса.

CNNMoney: Как вы думаете, большой бизнес действительно пострадал от этого?

Аткинсон: Дело не в том, что крупный бизнес пострадал. В книге мы говорим о действительно хорошем исследовании, проведенном экономистом из Аргентины, который изучал там индустрию продуктовых магазинов. И он обнаружил, что 10 лет назад Аргентина была одной из немногих стран в мире, где производительность продуктовых магазинов снижалась, что действительно трудно сделать.И причина заключалась в том, что льготы и льготы для маленьких семейных продуктовых магазинов были настолько велики, что они получили гораздо большую долю рынка, чем могли бы, если бы они конкурировали на равных с более крупными магазинами.

Для меня это большая проблема.

Дело не в том, что крупные компании активно страдают, а в том, что малые компании, потому что они могут снизить цены больше, чем если бы у них были те же обязательства и те же налоги, меньше субсидируемых банковских кредитов от SBA и т. д. ., они будут иметь незначительно меньшую долю рынка. И конечным результатом этого будет несколько более высокая производительность труда в США и рост заработной платы.

Примечание редактора: Это интервью было отредактировано для ясности и длины.

CNNMoney (Нью-Йорк) Впервые опубликовано 7 апреля 2018 г.: 9:35 по восточному времени

Малый бизнес полезен для местной экономики; Исследователи говорят, что большой бизнес — это не так.

  • От магазинов Etsy до бизнес-профилей Facebook у людей есть больше возможностей для получения собственного дохода.
  • Раньше подавляющее большинство населения полагалось на работу крупного бизнеса. К счастью, по мнению экономистов Penn State, малый бизнес очень полезен для местной экономики.
  • По данным Управления по делам малого бизнеса США, с 1998 по 2014 год малые предприятия генерировали 44% экономической активности в США. Хотя это не совсем половина деятельности, подумайте о том, насколько малы эти предприятия по сравнению с крупным Fortune. 500 компаний.

    Несмотря на то, что в Walmart работает 1% населения США, согласно исследованию, проведенному экономистами штата Пенсильвания в 2016 году, именно малые местные предприятия оказывают наиболее положительное экономическое влияние на сообщества.

    «Небольшие местные предприятия и стартапы, как правило, приносят более высокие доходы людям в сообществе, чем крупные неместные фирмы, которые могут фактически подорвать местную экономику», — сказал Стефан Гетц, доктор философии, профессор сельскохозяйственных и региональных экономист в штате Пенсильвания и директор Северо-восточного регионального центра развития сельских районов.

    Исследование Goetz определяет малый бизнес как самостоятельные фирмы с 10-99 сотрудниками, принадлежащие резидентам, или предприятия со штаб-квартирой в том же штате. Мало того, что малый бизнес полезен для экономики, Гетц утверждает, что крупный бизнес вреден для экономики. На самом деле, по словам Гетца, наличие крупных фирм, в которых работает более 500 человек и штаб-квартиры которых находятся в других штатах, было связано с более медленным экономическим ростом.

    Это связано с тем, что крупные корпорации и крупные корпорации имеют внутренние системы для таких услуг, как бухгалтерский учет, юридические услуги, снабжение и техническое обслуживание, которые не обязательно базируются в округе или штате, говорится в исследовании.

    Теперь, когда мы понимаем, какой вред на самом деле наносит большой бизнес экономике, давайте сосредоточимся на том, как малый бизнес может быть полезен. Вот четыре конкретных способа экономического вклада малого бизнеса в жизнь населения.

    Создание рабочих мест

    Первый способ — создание рабочих мест. Хотя это может показаться очевидным, это невероятно важно. Только за первые девять месяцев 2014 года предприятия с менее чем 500 сотрудниками добавили 1,4 миллиона новых рабочих мест.

    Инновации

    По словам Гетца, малые предприятия и стартапы обеспечивают больше, чем просто рабочие места для членов сообщества.Они также могут улучшить инновации и производительность на местном уровне и использовать другие предприятия в сообществе, такие как бухгалтерия и оптовая торговля, в то время как более крупные предприятия развивают свою собственную инфраструктуру.

    Когда у людей есть способы воплотить свои идеи в жизнь, они это делают. Если бы у людей не было возможности заработать на своем изобретении или увидеть, что их идея поможет людям, зачем им следовать ей? Создание малого бизнеса приносит инновационные идеи не только сообществу, но и всей цивилизации.

    Возможности для частных лиц

    В то время как демографические данные о руководителях недостаточно представленных меньшинств в крупных компаниях меняются, малые предприятия позволяют людям становиться хозяевами самим себе. Это помогает людям не беспокоиться об интервью, резюме или сопроводительных письмах, и просто дает им свободу создавать свой собственный доход. Когда больше людей открывают свой бизнес, другие могут пойти по их стопам. Идея создания возможностей также невероятно полезна для небольших сообществ.Если в районе нет большого количества предприятий, как люди могут получить работу? Люди могут создавать свои собственные.

    Поддержка крупных предприятий

    Последний особый способ, с помощью которого малый бизнес вносит свой вклад в большую экономику, заключается в создании центров для крупных предприятий. Например, крупным корпорациям необходимо повсюду перемещать свой продукт. Наличие у небольшой компании склада своей продукции в одном штате и создание сырья в другом месте может быть взаимовыгодным. У крупных компаний есть доля в этом районе, и у сообщества есть доступ к большему количеству рабочих мест.

    Гетц сказал, что лучшей стратегией для содействия экономическому росту может быть поощрение местного бизнеса, а не привлечение крупных внешних фирм.

    «Мы не можем искать наше экономическое спасение за пределами сообщества». — сказал Гетц. «Лучшая стратегия — помогать людям создавать новые предприятия и фирмы на местном уровне, помогать им расти и добиваться успеха».

    Большие обязанности большого бизнеса | Блог


    Проработав почти десять лет в мире устойчивого бизнеса, управляющий директор BSR по информации, коммуникациям и технологиям Дунстан Эллисон Хоуп, глобальный руководитель отдела устойчивого развития SABMiller Энди Уэйлс и BAA Ltd.Мэтью Горман, директор отдела корпоративной ответственности и охраны окружающей среды, публикует книгу «Большой бизнес, большая ответственность » (Palgrave Macmillan 2010), чтобы «проверить свой карьерный выбор» и оценить, изменился ли крупный бизнес к лучшему и изменился ли изменения зашли достаточно далеко. (Да на первый вопрос, но еще не на второй.) После написания этой книги авторы, познакомившиеся во время учебы в магистратуре на британском Форуме будущего, с оптимизмом смотрят на прогресс частного сектора.Подведя итоги своей карьеры, три автора пришли к выводу, что им следует продолжать работать в бизнесе, чтобы добиться перемен.

    Одновременно с выпуском своей книги (10 июня в Великобритании и 20 июля в США) авторы обсудили свои опасения по поводу потенциальных неудач, которые может понести устойчивый бизнес в результате разлива нефти BP, которые им дают события. больше всего поводов для оптимизма и важная роль «повседневного чемпиона» в устойчивом развитии.

    Для получения дополнительной информации о книге и мероприятиях по ее запуску, а также для чтения блога авторов посетите сайт www.bigResponses.org.

    Что вас больше всего удивило при исследовании и написании этой книги?

    AW: Интересно, что за 11 лет, прошедших с тех пор, как мы вместе получили степень магистра, хотя мы пошли разными путями в отношении выбранных нами отраслей, мы все же смогли многому научиться друг у друга. . Я узнал от Данстана о некоторых работах, которые он выполнял в Китае, и о том, что значит работать в большой компании на большом развивающемся рынке.Мэтт поделился своими знаниями о повестке дня в области изменения климата для промышленности, и я смог поделиться своим опытом работы с водными и природными ресурсами, работая в крупной компании по производству напитков.

    Несмотря на то, что мы трое авторов с одинаковым взглядом на бизнес и одинаковым образованием, работая в разных отраслях, мы объединили новые идеи по множеству различных вопросов.

    Это отличительная черта того факта, что сегодня, чтобы быть лидером в ответственном бизнесе, компаниям необходимо развивать глубокие знания и быть активными и новаторскими в вопросах, которые являются существенными для их отрасли.Тот факт, что мы пригласили к столу трех авторов, имеющих опыт работы в разных отраслях, придает книге экспертность.

    DAH: Одним из уроков для меня стало осознание того, что если вы собираетесь что-то изменить в бизнесе, вам нужно полностью погрузиться в продукты, услуги и технологии вашей отрасли. Десять лет назад я смотрел на большой бизнес как на единую однородную сущность. Теперь я понимаю, что для эффективного продвижения устойчивого развития вам действительно нужно быть полностью погруженным в специфические особенности этой компании или отрасли.

    В книге мы используем пример Глобальной сетевой инициативы, которая объединила правозащитные группы, которые много знают о правах человека, но меньше о технологиях, и интернет-компании, которые знают все о технологиях и меньше о правах человека. Тем не менее благодаря сотрудничеству они многое узнали о сферах деятельности друг друга. Поэтому один из важных выводов для меня заключается в том, насколько важно для организаций, проводящих кампании, и НПО знакомиться с продуктами, услугами и технологиями компаний, с которыми они имеют дело.

    Многие люди всю свою карьеру работали в одном секторе, и мне бы хотелось, чтобы между этими секторами было больше перемещений, учитывая, насколько важно сотрудничество для прогресса.

    В свете недавних событий — глобальной рецессии, разлива нефти BP, отзыва Toyota — что, по вашему мнению, является самым большим риском для сосредоточения внимания бизнеса на устойчивом развитии?

    DAH: На протяжении многих лет я замечал влияние НПО на бизнес. Важно, что теперь вы видите, как компании активно решают проблемы, чего не было бы 10 или 15 лет назад.

    Но меня сейчас беспокоит — после разлива BP, отзыва Toyota и рецессии — то, что НПО перестанут участвовать в бизнесе, что, учитывая недавние события, они могут почувствовать необходимость больше сосредоточиться на кампаниях и разоблачении дурной практики. Но я бы не хотел, чтобы НПО забывали о влиянии, которое они могут оказать, сотрудничая с бизнесом для решения общих проблем. Если НПО откажутся от участия, это может подорвать энтузиазм и импульс бизнеса, направленные на решение некоторых общих проблем, с которыми мы сталкиваемся как общество.

    MG: Помимо проблем с репутацией, с которыми сталкиваются BP и Toyota, я думаю, что рецессия на самом деле может сыграть положительную роль с точки зрения устойчивости. Рецессия заставит сосредоточиться на эффективности, а основным направлением повестки дня в области устойчивого развития является повышение эффективности использования ресурсов, что дает реальную возможность. Финансовый кризис также показал, насколько взаимозависима глобальная финансовая система и какие последствия может иметь безответственное поведение. Я думаю, что это внимание также отразится на более широких вопросах корпоративной ответственности и роли, которую компании играют во взаимозависимом глобальном обществе.Так что, во всяком случае, рецессия может усилить внимание к некоторым проблемам, с которыми мы сталкиваемся в нашей повседневной работе.

    AW: Самый важный урок, который мы можем извлечь из BP на данный момент, заключается в том, что, поскольку бизнес увеличивает стоимость за счет ответственного ведения своего основного бизнеса, он также может нанести ущерб обществу, если что-то пойдет не так с его основным бизнесом. Основная роль бизнеса в обществе состоит в том, чтобы предоставлять обществу необходимые товары и услуги безопасным и полезным для людей способом.Корпоративная ответственность заключается в том, чтобы ответственно вести основную часть бизнеса.

    О рецессии: Мы переживаем период, когда политики стремятся вернуться к росту. Мы не должны забывать, что наше понимание того, что лежит в основе роста, изменилось за последние 15 лет. Это должен быть устойчивый рост, учитывающий нехватку ресурсов, связанных с водой, землей для производства продуктов питания и биотопливом. Теперь нам нужна гораздо более инклюзивная модель роста.

    С другой стороны, глядя на последние события, что дает вам больше всего поводов для оптимизма?

    MG: Две вещи бросаются в глаза: во-первых, как компании все активнее участвуют в политической повестке дня.В книге мы подчеркиваем, что бизнес может многое сделать сам по себе. Но в то же время есть некоторые области, в которых государственная политика играет очевидную роль — яркий пример — изменение климата. В преддверии Копенгагена было очень интересно увидеть, как 1000 глобальных компаний подписались под Копенгагенским коммюнике, чтобы призвать правительство заключить надежную глобальную климатическую сделку. Это был действительно позитивный сдвиг в сторону участия крупных мировых компаний, которого не было в Киото. И я вижу, что эта тенденция продолжается.

    Другим фактором является растущее участие потребителей в этой программе. В частности, в Великобритании интерес потребителей к устойчивому развитию в последние пять-десять лет неуклонно растет, и компании реагируют на это.

    DAH: Для меня поводом для оптимизма является растущая беглость руководителей по этой теме. Руководители таких компаний, как Alcatel-Lucent и GE, которые недавно выступали на конференциях BSR, гораздо спокойнее говорят об этом и выражают свое личное мнение о том, что нужно для устойчивого развития.

    AW: Много лет назад было небольшое количество первопроходцев, работающих над концепцией основания пирамиды, и теперь мы начинаем видеть возможности BOP не только в небольших инновациях, но и в очень серьезных частях. бизнеса. В SABMiller мы закупаем зерно у 28 000 мелких фермеров для производства местного пива для местного потребления, и мы стремимся увеличить этот показатель в ближайшие годы. Это создает много местных рабочих мест; одно исследование, проведенное профессором Итаном Капштейном из INSEAD, показало, что каждое рабочее место, созданное в нашем бизнесе в Уганде, создает 100 рабочих мест в стране в целом.

    Название вашей книги может означать, что большой бизнес несет бремя решения мировых проблем. Но в книге вы также говорите о сотрудничестве. Как бы вы описали «обязанности» каждой группы — бизнеса, правительства, гражданского общества и потребителей?

    MG: Интересна такая реакция на заголовок, потому что мы хотели показать, чем занимается бизнес, но не всегда доходит до широкой общественности.Но сотрудничество — сильная тема в книге.

    В частности, большое значение будет иметь то, как группы гражданского общества будут взаимодействовать с бизнесом в будущем. Исторически роль НПО в проведении кампаний была очень важна для поддержания бизнеса в огне, и это будет и должно продолжаться. В то же время роль НПО в сотрудничестве с бизнесом для решения конкретных вопросов становится все более важной, и мы видим, что эта совместная роль приобретает все большее значение.

    Еще одной ключевой областью является то, как бизнес взаимодействует с правительством и политиками.Копенгагенское коммюнике было начато в 2005 году ведущими британскими компаниями и неправительственными организациями, потому что эти компании осознали, что климат является проблемой, и им нужна политическая основа, которая позволит им принимать правильные инвестиционные решения. Но правительство чувствовало, что бизнес будет сопротивляться этому. Группа пыталась сломать эту ловушку-22 и создать политическое пространство для правительства, чтобы разработать необходимые политические рамки.

    AW: Я думаю, что было бы ошибкой разделять обязанности разных секторов — это должны делать компании, это должно делать правительство, это должны делать НПО, но вместе.В SABMiller наша работа над проблемой нехватки воды заключается в понимании общих рисков, с которыми мы вместе сталкиваемся, и поиске общих решений. Некоторые проблемы, связанные с ресурсами, с которыми сталкивается мир, настолько значительны, что ни один сектор не может решить их в одиночку. Это означает, что нам нужно работать новаторскими способами, и одним из факторов, способствующих этому, будет то, что люди будут больше мигрировать между секторами в течение своей карьеры — от правительства к НПО и к бизнесу, — чтобы у нас были всесторонние наборы навыков, необходимые для работы в некоторых областях. эти проблемы.Это было одним из мотивов, лежащих в основе первоначального видения Сарой Паркин степени магистра Форума будущего, которую мы все изучали.

    Обращаясь к нашей аудитории, состоящей из практиков и лидеров устойчивого бизнеса, можете ли вы посоветовать, как стать тем, кого вы описываете в девятой главе как «ежедневный чемпион» в области устойчивого развития?

    DAH: Деловая культура часто поощряет изменения, инновации и быстрое принятие решений, и именно эти характеристики необходимы для решения проблем устойчивого развития.Ищите эти возможности, чтобы стимулировать изменения и инновации, чтобы делать вещи по-другому. На самом деле бизнес может быть весьма благодатным местом для новых идей.

    MG: Ваша самая важная роль заключается в повышении осведомленности об этих проблемах в более широком смысле в вашем бизнесе. В качестве примера я могу привести свою компанию BAA: мы управляем крупными аэропортами, а поскольку крупные аэропорты являются крупными потребителями энергии, мы поставили перед собой непростые цели по сокращению выбросов CO2. Но достижение этих целей на местах зависит от использования идей, знаний и энтузиазма во всем бизнесе.Как вы даете людям лицензию и каналы для выдвижения идей? Мы проводим большие экологические мероприятия в каждом из наших бизнес-подразделений, и благодаря привлечению людей результаты были очень успешными. Для людей, ответственных за устойчивое развитие в компаниях, очень важно предоставить людям во всей организации возможность стать «повседневными чемпионами».

    Руководителям компаний, в частности генеральным директорам и руководителям, также важно задать правильный тон, говоря, что это важный пункт повестки дня компании.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.